9.1. Детерминизм и индетерминизм

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 

Детерминизм – философское учение об объективной взаимосвязи и взаимообусловленности явлений действительности. Любое данное состояние мира и отдельной его части должно считаться обусловленным предшествующими, обусловливающим последующие состояния и взаимосвязанным с событиями настоящего. Всеобщая взаимосвязь явлений единично, конкретно осуществляется в виде причинно-следственных (каузальных), функциональных, пространственно-структурных, информационных и т.п. отношений. Конкретность того или иного вида связи означает его существенность, главенство в данной ситуации или в данном отношении, в то время как другим связям свойственны несущественность, второстепенность. Изменение ситуаций изменяет статус связей: существенные связи в одних ситуациях превращаются в несущественные в других и наоборот. Деление связей на существенные и несущественные позволяет через существенные связи познавать всеобщие связи, через единичное – всеобщее. Познание мира вскрыло диалектику существенных и несущественных связей (изменчивость их статуса в различных познавательных ситуациях) и исходит из нее в последующих познавательных актах. Эта диалектика обязывает к признанию того, что превращение прежде существенной связи в несущественную либо исчезновение ее вовсе в новой познавательной ситуации означает наличие другой или новой существенной связи, которую обычно подлежит вскрыть, но не означает исчезновение обусловленности в новой ситуации вообще. От исчезновения конкретного вида обусловленности в определенной ситуации следует заключать не к отрицанию обусловленности вообще, а к ограниченности определенными ситуациями этого вида обусловленности, к его относительности. В таком понимании детерминизм всеобщ и незыблем.

Стихийный естественнонаучный материализм считает всеобщие и конкретные связи, обусловленности объективными, т.е. свойственными объективному миру, а не приписываемыми ему субъектом или вносимыми в него мировым разумом, творцом мира и т.п. Если всеобщую обусловленность мира считать предписаниями субъекта, вносящими порядок в хаос мира, то не объяснимо, почему предписания, не основанные на свойствах мира (противоположного своей хаотичностью порядку, вносимому предписаниями), позволяют ориентироваться в объективном мире (приспосабливаться к нему и преобразовывать его), и почему одни предписания обеспечивают удачную ориентировку в мире, а другие – неудачную. Для требуемого объяснения необходимо признать, что субъективные предписания являются знанием объективных связей, истинным или ложным воспроизведением объективной обусловленности.

Объективно-идеалистическое понимание природы обусловленности действительности как действия идеальной первореальности (существующей до и вне материи) противоречит принципу несотворимости и неуничтожимости материи, явившемуся индукцией опыта человечества в познании объективной действительности. Признание такой обусловленности выглядит в лучшем случае излишним непроверяемым допущением.

Детерминизм в современной науке воплощается в принципах и законах, в каждой конкретной области объединяемых законами сохранения. Последние, являясь в конечном счете широкими индукциями опыта, служат предпосылками дедукции в последующем познании. В целом научное познание явно или скрыто опирается на диалектико-материалистический детерминизм, обогащая последний знанием его конкретных видов.

Философское отрицание объективной обусловленности явлений называется индетерминизмом. Современный индетерминизм заложен трудами Д. Юма и И. Канта. Д. Юм, последовательно придерживаясь сенсуализма (признающего чувственные данные единственным источником знания), показал, что в его рамках рациональные формы детерминации лишены всеобщности и необходимости, а взятые из внеопытных источников рациональные формы детерминации лишены опытной содержательности и достоверности. Суждения детерминизма, опирающиеся на опыт, представляют собой лишь ожидания и привычки, порожденные повторениями. Конечность опыта лишает эти суждения всеобщности, а его случайность лишает их необходимости. Суждения детерминизма, провозглашаемые разумом, напротив, обладают всеобщностью и необходимостью (будучи логическими или логико-математическими), но лишены опытной содержательности, пусты. В любом случае, с точки зрения Д. Юма, объективно-содержательный детерминизм невозможен, точнее нам не известен.

Д. Юм прав в том, что конечность и случайность опыта не исчерпывают всеобщность и необходимость знания обусловленностей, но не прав в том, что в конечном и случайном в принципе не даны всеобщность и необходимость. Верно, что индукции опыта большей частью неполны и гипотетичны, но не верно, что они неправомерны и не способны быть всеобщим и необходимым знанием.

И. Кант приписал всем суждениям детерминизма (в его время была известна лишь его причинно-следственная форма) априорность, внеопытность. Предписания о причинности, необходимости, законах возникают не как отражения мира в опыте, а как предписания рассудка опыту. Исходя из допущения хаотичности содержания явлений («материи ощущений»), И. Кант усмотрел субъективную природу в предписаниях рассудка. Тем самым он игнорировал взаимосвязь объективного и субъективного, сущности и явления, доопытного и послеопытного в познании. Ограничив область отнесения детерминизма действительным и возможным опытом, И. Кант лишил детерминизм внеопытного объективного содержания. Детерминирован ли мир сам по себе вне опыта, не известно. Предположительность доопытного рассудочного знания И. Кант отождествил с его независимостью от опыта, а необходимость проверки опытом рациональных знаний об объективной внеопытной обусловленности (рассудочных и разумных)отождествил с ограниченностью их содержания опытом, игнорировав в то же время расширение и углубление самого опыта в развивающемся познании. Предположительность знания однако преодолевается его отнесением к прошлому и будущему опыту, а субъективность заопытного (трансцендентного, сущностного) знания разума преодолевается его отнесением к развивающемуся опыту, практике.

После И. Канта, в ХІХ – ХХ веках детерминизм отвергают на основе фактов отклонения свершившегося от ожидаемого как вытекающего из совокупности условий. Одним из таких фактов считается, например, осечка при выстреле из ружья. Однако детерминизм не признает опровергающей силы подобных фактов, поскольку все отклонения объясняются причинно. В случае осечки причиной мог послужить отсыревший капсюль патрона. Свершения ожидаемого зависят от полноты учета возможных воздействий, детерминант. Выходит, именно детерминизм объективно демонстрируется фактами отклонения свершившегося от ожидаемого: рано или поздно возникает ситуация, когда объективный фактор становится существенным, и его игнорирование опровергает ожидаемое.

Логическим изображением ситуации, оправдывающей индетернминизм, служит суждение: в любом выводе ожидаемого, необходимого следствия невозможно исчерпать (перечислить) все относящиеся к ситуации (релевантные) посылки. Поэтому любой вывод не необходим, детерминизм как необходимая связь невозможен.

Действительно, всегда есть проблема уместности и достаточности посылок для вывода, и ее решение путем ограничения круга посылок существенными всегда гипотетично. Но гипотетичность все же является средством решения проблемы. К тому же гипотетичность преодолеваема достоверностью, устанавливаемой интуицией и экспериментом. Логически неразрешимая проблема уместности и достаточности посылок оказывается разрешимой внелогическими средствами, устанавливающими гносеологический статус избираемых предпосылок (гипотетических или достоверных). Значит, индетерминизм логически не оправдан.

Сопоставляя детерминизм и индетерминизм, можно увидеть объяснительные и предсказательные преимущества детерминизма. Поэтому он осознанно или неосознанно (стихийно практически) общепринят в научном познании, несмотря на мнения о нем ученых.

Отметив общие положения детерминизма, можно перейти к обсуждению видов детерминации в различных областях мира.