Какими способами можно содѣйствовать разъясненію заблужденій относительно народонаселенія.

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 

Для улучшенія участи людей недостаточно одной отмѣны всѣхъ учрежденій, поощряющихъ размноженіе населенія; необходимо кромѣ. того стараться объ исправленіи господствующихъ мнѣній, производящихъ такое-же, и даже нерѣдко сильнѣйшее дѣйствіе. Это можетъ быть дѣломъ одного только времени, единственное-же средство для достиженія такой цѣли заключается въ распространеніи здравыхъ понятій путемъ печати и устныхъ бесѣдъ. Въ особенности необходимо настаивать на распространеніи той истины, что долгъ человѣка состоитъ не въ размноженіи породы, а въ распространеніи всѣми возможными способами счастья и добродѣтели, и что если человѣкъ не имѣетъ основательной надежды на достиженіе этой цѣли, то природа вовсе не предписываетъ ему оставлять послѣ себя потомковъ.

Среди высшихъ классовъ общества нѣтъ основанія опасаться заключенія чрезмѣрнаго числа браковъ. Распространеніе здравыхъ понятій въ этомъ вопросѣ, конечно, могло-бы и этому классу оказать пользу и предупредить значительное число несчастныхъ супружествъ; но будемъ ли мы стараться объ этомъ или нѣтъ, болѣе возвышенные чувства, внушаемыя въ этомъ классѣ положеніемъ и воспитаниемъ, всегда будутъ служить значительнымъ препятствіемъ къ заключенно браковъ, хотя-бы въ слѣдствіе внушаемой ими осторожности. Общество вправѣ предписать своимъ членамъ одно лишь правило, налагаемое на нихъ въ видѣ положительной обязанности — это, чтобы никто не заводилъ семьи, не имѣя средствъ для ея содержанія. Всякое дальнѣйшее стѣсненіе должно быть предоставлено выбору и усмотрѣнію того, кто налагаетъ его на себя. Что-же касается высшихъ классовъ общества, то остается желать, чтобы въ ихъ средѣ оказывалось больше уваженія и предоставлялось больше свободы незамужнимъ дѣвушкамъ, которымъ необходимо въ тоже время предоставить такія же права, какъ и женщинамъ замужнимъ. Это было-бы дѣломъ столь же благоразумнымъ, какъ и согласнымъ съ основными требованіями справедливости и равноправности.

Но если среди высшихъ классовъ такъ легко достижима степень благоразумія, необходимая для удержанія въ должныхъ границахъ числа браковъ, то, желая получить тѣ же результаты среди низшихъ классовъ общества, необходимо распространять между ними то просвѣщеніе и ту предусмотрительность, которыми отличаются первые. Я полагаю, что лучшимъ для этого средствомъ могло-бы быть введеніе той системы приходскаго образованія, которую предложилъ Адамъ Смитъ

[33]

. Кромѣ обычныхъ предметовъ образованія и тѣхъ, которые присоединяетъ къ нимъ Смитъ, я хотѣлъ-бы, чтобы въ этихъ школахъ возможно чаще разъяснялось положеніе низшихъ классовъ общества относительно закона народонаселенія и вліяніе, которое они могутъ оказать на возрастаніе собственнаго благополучія. При этомъ я не имѣю въ виду, чтобы въ этихъ разъясненіяхъ въ какомъ-бы то ни было отношеніи умалялось значеніе брака или чтобы онъ изображался въ менѣе привлекательномъ видѣ, чѣмъ это есть въ дѣйствительности. Напротивъ, его слѣдуетъ представлять, согласно съ истиной, какъ состояніе, преимущественно свойственное человѣческой природѣ, способное водворить счастье и предохранить отъ порока. Но при этомъ должно быть разъяснено, что преимуществами брака, также какъ богатства и другихъ благъ, необходимо пользоваться лишь подъ извѣстными условіями. Твердое убѣжденіе, что супружество весьма желательно, но что для достиженія его необходимо имѣть средства для содержанія семьи, послужитъ всякому молодому человѣку наиболѣе сильнымъ побужденіемъ къ труду и благоразумной бережливости, до той поры, пока онъ не осуществить своихъ намѣреній относительно вступленія въ бракъ. Ничто иное неспособно въ большей степени побудить къ сбереженію небольшихъ излишковъ, всегда имѣющихся въ распоряженіи холостыхъ работниковъ, и къ разумному употребленію этихъ сбереженій на созиданіе будущаго благополучія, вмѣсто того, чтобы растрачивать ихъ въ праздности и порокахъ.

Если-бы въ послѣдствіи оказалось возможнымъ въ этихъ школахъ къ различнымъ предметамъ преподаванія присоединить еще нѣкоторыя простѣйшія основанія политической экономии, то этимъ обществу была-бы оказана неисчислимая выгода

[34]

. Но, необходимо признаться, что нѣсколько бесѣдъ, которыя мнѣ случилось вести во время послѣднихъ неурожаевъ (1800—1801 гг.) съ лицами, принадлежащими къ рабочему классу, значительно разочаровали меня. Я былъ до того пораженъ упорствомъ ихъ предразсудковъ относительно хлѣботорговцевъ и скупщиковъ зерна, что мнѣ показалось рѣшительно невозможнымъ согласовать подобное невѣжество съ истинно свободнымъ правительствомъ. Я убѣдился, что среди народа сложились въ этомъ отношеніи такія заблужденія, что если-бы дѣло коснулось приложенія къ жизни его мнѣній, то пришлось-бы неизбѣжно и во чтобы то ни стало противодѣйствовать этому вооруженною силою. Но весьма трудно предоставить правительству необходимую для этой цѣли силу, не подвергая въ тоже время опасности свободу.

Въ Англіи на вспомоществованія истрачены были громадныя суммы, а между тѣмъ есть основаніе предполагать, что онѣ послужили лишь къ усиленію бѣдствій тѣхъ самыхъ лицъ, которыя воспользовались ими. Въ тоже время было слишкомъ мало сдѣлано для образованія народа. Его не позаботились ознакомить съ нѣкоторыми политическими истинами, имѣющими близкое отношеніе къ его благосостоянію, представляющими, быть можетъ, единственное средство, при помощи котораго онъ могъ-бы улучшить свое положеніе, способными превратить людей этого класса общества, въ мирныхъ гражданъ и значительно увеличить ихъ счастье. Къ стыду Англіи необходимо отнести то обстоятельство, что образованіе народа въ ней производится при посредствѣ лишь нѣсколькихъ воскресныхъ школъ, содержимыхъ на счетъ частныхъ пожертвованій и открытыхъ при томъ лишь въ самое послѣднее время

[35].

Оправданія, которыми успокоиваютъ себя тѣ, на комъ лежитъ забота о народномъ образованіи, представляются мнѣ не только несоотвѣтствующими свободѣ, но и крайне неосновательными, а между тѣмъ, лишая народъ способовъ къ улучшению своего положенія, нужно было-бы руководствоваться неопровержимыми соображеніями, основанными на очевидной необходимости. Даже тотъ, кто не желаетъ видѣть, что его доводы опровергаются самыми простыми соображеніями, не рѣшится, я думаю, отвергать свидѣтельство опыта; поэтому я спрошу: замѣчено-ли, чтобы преимущества, доставляемыя шотландскому народу образованіемъ, располагали его къ мятежу или неудовольствіямъ? При этомъ необходимо замѣтить, что нужда въ этой странѣ даетъ себя чувствовать постоянно, что неурожаи бываютъ въ ней чаще и что, благодаря менѣе блaгoпріятноьу климату и худшей почвѣ, она испытываетъ больше лишеній, чѣмъ Англія. Конечно, просвѣщеніе низшихъ классовъ шотландскаго народа еще не столь значительно, чтобы оно могло улучшить положеніе бѣдныхъ, путемъ распространенія между ними необходимаго благоразумія и предусмотрительности; но и это незначительное прoсвѣіщеніе побуждаетъ шотландскій народъ къ терпѣливому перенесенію многихъ бѣдствій изъ за сознанія, что возмущеніе способно лишь усилить ихъ. Сравнивъ миролюбивые нравы шотландскихъ крестьянъ, получающихъ кое-какое образованіе, съ буйствомъ невѣжественнаго населенія Ирландіи, всякій безпристрастный человѣкъ долженъ будетъ признать благотворное вліяніе просвѣщенія и народнаго образованія.

Главный аргументъ, приводимый противъ введенія въ Англіи системы народнаго образованія, заключается въ томъ, что образованіе дастъ возможность народу читать сочиненія въ родѣ книги Пейна, а это могло-бы имѣть гибельныя послѣдствія для правительства. Но я вполнѣ раздѣляю высказанное по этому поводу Ад. Смитомъ мнѣніе, что образованный и хорошо воспитанный народъ труднѣе обольстить возмутительными сочиненіями, такъ какъ онъ лучше можетъ разпознать и оцѣнить вздорное краснорѣчіе демагоговъ, увлекаемыхъ честолюбіемъ или личными выгодами. Для возмущенія цѣлаго прихода достаточно одного или двухъ грамотныхъ людей; если-же они подкуплены партіей демагоговъ, то, выбирая подходящія мѣста изъ этихъ сочиненій, могутъ принести гораздо больше вреда, сравнительно съ тѣмъ, который произошелъ-бы въ томъ случаѣ, если-бы всякій членъ прихода прочелъ въ свободную минуту все сочиненіе и взвѣсилъ противоположные доводы.

Но и помимо этихъ соображеній, замѣчаніе Смита получило-бы еще большее значеніе, если-бы предлагаемыя имъ школы знакомили народъ съ его истиннымъ положеніемъ и если-бы ему чаще разъясняли, что его участь не можетъ быть замѣтно улучшена перемѣною правительства, такъ какъ это улучшеніе зависитъ отъ его собственнаго трудолюбія и благоразумія; что если нѣкоторыя желанія народа и могутъ быть удовлетворены, то все-же въ такомъ вопросѣ, какъ содержаніе семействъ, большинство населенія не можетъ разсчитывать на какое нибудь облегченіе; что никакое возмущеніе не можетъ измѣнить въ пользу народа отношеніе между спросомъ и предложеніемъ труда или между количествомъ пищи и числомъ потребителей; что если предложеніе труда пересиливаетъ спросъ, а требованіе пищи превышаетъ ея предложеніе, то народъ не можетъ избѣжать страданій, причиняемыхъ нуждой, даже при самомъ либеральномъ и совершенномъ правительствѣ.

Ознакомленіе съ подобными истинами такъ очевидно должно способствовать поддержанію мира и спокойствія, ослабленію значенія возмутительныхъ сочиненій и предупрежденію легкомысленнаго сопротивленія конституціоннымъ учрежденіямъ, что невольно приходится заподозрить поборниковъ народнаго невѣжества въ какихъ-то своекорыстныхъ видахъ.

Приходскія школы не только могли-бы содѣйствовать разъясненію низшимъ классамъ населенія ихъ дѣйствительнаго положенія, а также того, что отъ нихъ самихъ зависитъ ихъ благосостояніе или нищета, эти школы могли-бы еще, при посредствѣ преподаванія, начатаго съ раннихъ лѣтъ, и разумно распредѣляемыхъ наградъ, развить въ подрастающемъ поколѣніи привычку къ трезвости, трудолюбію, независимости, благоразумію и внушить ему исполненіе обязанностей, предписываемыхъ религіею. Такимъ образомъ приходскія школы явились-бы дѣйствительнымъ средствомъ для развитія низшихъ классовъ народа и поднятія ихъ до уровня средняго сословія, склонности котораго имѣютъ значительное преимущество.

Почти во всѣхъ странахъ для низшаго класса народа существуетъ предѣлъ нищеты, за которымъ прекращаются браки и продолженіе рода. Этотъ предѣлъ крайней нищеты въ различныхъ странахъ весьма неодинаковъ и зависитъ отъ различныхъ условій, какъ напр.: почвы, климата, образа правленія, распространенія просвѣщенія, степени цивилизации и пр. Главнѣйшими yслoвіями, повышающими этотъ предѣлъ и уменьшающими нищету наиболѣе нуждающихся классовъ населенія, являются — свобода, обезпеченіе собственности, распространеніе среди народа знаній, стремленіе къ пріобрѣтенію преимуществъ и наслажденій, доставляемыхъ довольствомъ. Деспотизмъ и невѣжество, наоборотъ, понижаютъ этотъ предѣлъ.

При всякихъ попыткахъ, предпринимаемыхъ для улучшенія положенія низшихъ классовъ населенія, необходимо неизмѣнно стремиться къ поднятію возможно выше этого предѣла нищеты, или, другими словами, стремиться къ тому, чтобы нужда, признаваемая въ данной странѣ въ крайней степени бѣдственной, все-же была-бы еще сносной. Достигнуть этого можно, развивая въ народѣ стремленіе къ независимости, чувство собственнаго достоинства, привычку къ довольству и обладанію собственностью. Я уже имѣлъ случай указать, какое вліяніе оказываетъ хорошее управленіе на развитіе въ народѣ привычекъ къ благоразумію, а также на воспитаніе въ немъ самоуваженія. Но это вліяніе никогда не будетъ достаточно безъ содѣйствія хорошей системы народнаго образованія. Въ этомъ смыслѣ можно утверждать, что правительство, незаботящееся о народномъ образованіи, еще очень далеко отъ совершенства. Благодѣяніями, доставляемыми хорошимъ образованіемъ, всѣ могутъ пользоваться, а такъ какъ отъ правительства зависитъ сдѣлать образованіе общедоступнымъ, то, внѣ всякаго сомнѣнія, оно и обязано это сдѣлать.

XI.