Заключеніе.

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 

Въ двухъ главахъ,

o нравственномъ обузданіи

и о

вліяніи его на общество

, я имѣлъ въ виду показать, что бѣдствія, причиняемыя закономъ народонаселенія, но своей природѣ совершенно сходны съ бѣдствіями, порождаемыми излишествами во всѣхъ другихъ страстяхъ, и что изъ существованія этихъ бѣдствій мы имѣемъ не больше основаній заключить, что законъ народонаселенія противорѣчитъ намѣреніямъ Творца, чѣмъ если-бы изъ существованія пороковъ, порождаемыхъ человѣческими страстями, мы вывели необходимость искорененія страстей, вмѣсто того, чтобы поучиться возможно лучше управлять ими.

Если эта точка зрѣниія справедлива, то изъ нее вытекаетъ, что, несмотря на признанныя бѣдствія, порождаемыя закономъ народонаселенія, онъ и при настоящемъ нашемъ положеніи долженъ приносить больше пользы, чѣмъ вреда.

Въ этихъ главахъ я вкратцѣ очертилъ эти выгоды, насколько позволялъ планъ моего сочиненія. Тотъ-же вопросъ въ послѣднее время былъ искусно развитъ въ прекрасномъ сочинении Сумнера; я счастливъ, что могу рекомендовать тѣмъ изъ моихъ читателей, которые захотятъ ближе познакомиться съ предметомъ, едва намѣченнымъ мною, обратиться къ этому подробному и отлично изложенному сочиненію.

Я вполнѣ раздѣляю мнѣніе Сумнера о выгодахъ, представляемыхъ закономъ народонаселенія; я также глубоко убѣжденъ въ томъ, что естественное стремленіе людей размножаться быстрѣе, чѣмъ могутъ возрастать средства существованія, не можетъ быть ни искоренено, ни значительно ослаблено, безъ одновременная искорененія нашей надежды на возвышеніе и страха передъ униженіемъ, т. е. такихъ чувствъ, которыя болѣе всего необходимы для развитія человѣческихъ способностей и увеличенія общественнаго благополучія. Но, питая это убѣжденіе, я отнюдь не имѣю намѣренія измѣнить свои воззрѣнія на причиняемыя закономъ народонаселенія бѣдствія. Для того, чтобы быть вознагражденными добромъ, этимъ

бѣдствіямъ

не зачѣмъ мѣнять ни своего названія, ни своей сущности. Смотрѣть на нихъ иначе и не называть ихъ бѣдствіями было-бы столь-же неблагоразумно, какъ бояться наименовать порочнымъ чрезмѣрное излишество во всякой другой страсти или думать, что, если слѣдствіемъ такого излишества является несчастье, такъ это происходить именно потому, что сама страсть составляетъ источникъ счастья и добродѣтели.

Я всегда думалъ, что законъ народонаселенія, болѣе всякаго другого, пригоденъ для нашего исправленія и испытанія. И дѣйствительно, изъ всѣхъ извѣстныхъ намъ законовъ природы, онъ полнѣе другихъ подтверждаеть изображенное въ Священномъ Писаніи воззрѣніе на назначеніе нашей земной жизни. Такъ какъ, слѣдуя путемъ добродѣтели и внушеніямъ разума, человѣкъ можетъ избѣгнуть вредныхъ для него и для общества послѣдствій закона народонаселенія, то необходимо признать, что въ этомъ великомъ законѣ природы вполнѣ осуществились намѣренія Творца.

Поэтому я былъ удивленъ и огорченъ тѣмъ, что большинство возраженій противъ моего сочиненія исходило отъ лицъ, нравственный и религіозный характеръ которыхъ постоянно вызывалъ чувство моего глубочайшаго уваженія и сoчyвствіе которыхъ мнѣ было-бы особенно дорого. Это отношеніе къ моему сочиненію было вызвано нѣкоторыми моими выраженіями, казавшимися слишкомъ жесткими и не снисходительными къ нашимъ естественнымъ слабостямъ и къ чувствамъ, связаннымъ съ христіанскимъ милосердіемъ.

Весьма возможно,

что, найдя лукъ слишкомъ согнутымъ въ одну сторону, я чрезмѣрно перегнулъ его въ другую, изъ желанія выпрямить его.

Но я всегда готовъ исключить изъ моего сочиненія все то, что, по мнѣнію свѣдущихъ цѣнителей, противорѣчитъ моей цѣли или мѣшаетъ распространенію истины. Изъ уваженія къ этимъ лицамъ я уже исключилъ нѣкоторыя мѣста, наиболѣе дaвaвшія поводъ къ возраженіямъ; такія исправленія въ особенности коснулись настоящаго изданія. Я льщу себя надеждой, что эти измѣненія улучшили мое сочиненіе, не измѣнивъ его основаній. Но, до этихъ йзмѣненій, какъ и послѣ нихъ, я полагаю, всякій, безпристрасный читатель долженъ признать, что, несмотря на возможныя ошибки,

практическая цѣлъ,

которую преслѣдовалъ авторъ этого сочиненія,

состояла въ улучшеніи участи и увеличеніи счастья низшихъ классовъ общества.

Конецъ.

Важнѣйшiя опечатки

[56]

страница

строка

напечатано

слеѣдуетъ

признатъ

признать

Anеnquігy

An іnquігy

природы

природѣ

обязанность

въ обязанность

самаго

самого

всеобщеніе

всеобщее

представленъ

предоставленъ

отмѣты

отмѣны

уваженіе

уваженія

хорошое

хорошее

И. Вернеръ.

Вышли:

Адамъ Смитъ.

Давидъ Рикардо.

Печатаются:

Джонь Стюартъ Милль.

Іеремія Бентамъ.

Давидъ Юмъ.