Опытъ о законѣ народонаселенія.

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 

Книга первая

О препятствіяхъ къ размноженію населенія въ наименѣе цивилизованныхъ странахъ и въ древнія времена.

I.

Изложеніе предмета. — Отношеніе между размноженіемъ населениія и возрастаніемъ количества пропитанія.

Тому, кто захочетъ предусмотрѣть, каковъ будетъ дальнѣйшій прогрессъ общества, естественно предстоитъ изслѣдовать два вопроса:

1) Какія причины задерживали до сихъ поръ развитіе человѣчества или возрастаніе его благосостоянія?

2) Какова вѣроятность устранить, вполнѣ или отчасти, эти причины, препятствующія развитию человѣчества?

Такое изслѣдованіе слишкомъ обширно, чтобы одно лицо могло его съ успѣхомъ выполнить. Задача настоящей книги заключается преимущественно въ изслѣдованіи послѣдствій великаго и тѣсно связаннаго съ человѣческою природою закона, дѣйствовавшаго неизмѣнно со времени происхожденія обществъ, но, не смотря на это, мало обращавшаго на себя вниманіе тѣхъ людей, которые занимались вопросами, имѣвшими ближайшее отношеніе къ этому закону. Въ сущности, многіе признавали и подтверждали факты, въ которыхъ проявляется дѣйствіе этого закона, но никто не замѣчалъ естественной и необходимой связи между самимъ закономъ и нѣкоторыми важнѣйшими его послѣдствіями, не смотря на то, что въ числѣ этихъ послѣдствій должны бы были обратить на себя вниманіе такія явленія, какъ пороки, несчастія и то весьма неравномѣрное распредѣленіе благъ природы, исправленіе котораго всегда составляло задачу людей доброжелательныхъ и просвѣщенныхъ.

Законъ этотъ состоитъ въ проявляющемся во всѣхъ живыхъ существахъ постоянномъ стремленіи размножаться быстрѣе, чѣмъ это допускается находящимся въ ихъ распоряженіи количествомъ пищи.

По наблюденіямъ доктора Франклина единственною границею воспроизводительной способности растеній и животныхъ является лишь то обстоятельство, что, размножаясь, они взаимно лишаютъ себя средствъ къ существованію. Еслибы, говоритъ онъ, поверхность земли лишилась всѣхъ своихъ растеній, то одной породы, напримѣръ, укропа, было бы достаточно, чтобы покрыть ее зеленью; еслибы земля не была населена, то одной націи, англійской, напримѣръ, достаточно было бы, чтобы заселить ее въ теченіи нѣсколькихъ вѣковъ.

Это утвержденіе неоспоримо. Природа щедрою рукою разсыпала зародыши жизни въ обоихъ царствахъ, но она бережлива относительно мѣста и пищи для нихъ.

Безъ этой предосторожности, одного населенія земли было бы достаточно, чтобы въ нѣсколько тысячелѣтій покрыть милліоны міровъ; но настоятельная необходимость сдерживаетъ эту чрезмѣрную плодовитость, и человѣкъ, наравнѣ съ прочими живыми существами, подчиненъ закону этой необходимости.

Растенія и животныя слѣдуютъ своему инстинкту, не останавливаемыя предусмотрительностью относительно лишеній, которыя можетъ испытать ихъ потомство. Недостатокъ мѣста и пищи уничтожаетъ въ обоихъ царствахъ то, что переходить граніцы, указанныя для каждой породы.

Послѣдствія того же препятствія оказываются для человѣка гораздо болѣе сложными. Побуждаемый тѣмъ же инстинктомъ размноженія, онъ удерживается голосомъ разума, внушающимъ ему опасеніе, что онъ не въ состояніи будетъ удовлетворить потребности своихъ дѣтей. Если онъ уступить этому справедливому опасеніию, то, нерѣдко, это будетъ въ ущербъ добродѣтели. Если же, наоборотъ, одержитъ верхъ инстинктъ — населеніе возрастетъ быстрѣе, чѣмъ средства существованія, а слѣдовательно, по необходимости, оно должно вновь уменьшиться. Такимъ образомъ, недостатокъ пропитанія является постояннымъ препятствіемъ къ размноженію человѣческой породы; это препятствіе обнаруживается всюду, гдѣ скопляются люди, и безпрерывно проявляется въ разнообразныхъ формахъ нищеты и вызываемаго ею справедливаго ужаса.

Разсматривая различные періоды существованія общества, не трудно убѣдиться съ одной стороны въ томъ, что человѣчеству присуще постоянное стремленіе къ размноженію, превышающему средства существованія, съ другой стороны — что эти средства существованія являются препятствіемъ къ чрезмѣрному размноженію. Но прежде чѣмъ мы приступимъ къ изслѣдованіямъ въ этомъ направленіи, попытаемся опредѣлить, какъ велико было бы естественное и ничѣмъ не сдерживаемое размноженіе населенія и до какихъ предѣловъ можетъ возрасти, производительность земли при самыхъ блaгoпріятныхъ yслoвіяxъ для производительнаго труда.

Не трудно согласиться, что нѣтъ ни одной извѣстной страны, которая представляла бы такія обильныя средства существованія и такіе простые и чистые нравы, чтобы заботы объ удовлетвореніи потребностей семьи никогда не препятствовали или не задерживали заключеніе браковъ, и чтобы пороки многолюдныхъ городовъ, вредныя для здоровья ремесла или чрезмѣрный трудъ не сокращали бы продолжительность жизни. Слѣдовательно, мы не знаемъ ни одной страны, въ которой населеніе возрастало бы безпрепятственно.

Независимо отъ законовъ, устанавливающихъ бракъ, природа и нравственность одинаково предписываютъ человѣку съ ранняго возраста привязанность исключительно къ одной женщинѣ, и еслибы ничто не препятствовало неразрывному союзу, являющемуся слѣдствіемъ такой привязанности, или еслибы не наступали за нимъ условія, уменьшающія возрастаніе населенія, то мы въ правѣ были бы предположить, что послѣднее перешло бы за предѣлы, которыхъ оно когда-либо достигало.

Въ Штатахъ Сѣверной Америки, въ которыхъ не обнаруживается недостатка въ средствахъ существованія, гдѣ господствуетъ чистота нравовъ и гдѣ ранніе браки возможнѣе, чѣмъ въ Европѣ, найдено было, что населеніе, въ поодолженіи болѣе полутораста лѣтъ, удваивалось менѣ, чѣмъ въ двадцать пять лѣтъ

[13]

. Это удвоеніе имѣло мѣсто, не смотря на то, что въ тотъ же промежутокъ времени въ нѣкоторыхъ городахъ замѣчалось превышеніе числа умершихъ надъ числомъ родившихся, вслѣдствіе чего остальная страна должна была постоянно пополнять населеніе этихъ городовъ. Это показываетъ, что размноженіе можетъ въ дѣйствительности совершаться быстрѣе, чѣмъ это выражается общею среднею цифрою.

Въ поселеніяхъ внутри страны, гдѣ земледѣліе составляло единственное занятіе колонистовъ, гдѣ неизвѣстны были ни пороки, ни вредныя для здоровья городскія работы, найдено было, что населеніе удваивалось каждые пятнадцать лѣтъ. Это приращеніе, какъ оно ни было велико само по себѣ, могло бы несомнѣнно еще возрасти, еслибы къ тому не встрѣчалось никакихъ препятствій. Разработка новыхъ земель нерѣдко требовала чрезмѣрныхъ усилий, которыя не всегда оказывались безвредными для здоровья рабочихъ; сверхъ того туземные дикари иногда мѣшали этому предпріятію своими набѣгами, уменьшали количество произведеній трудолюбиваго земледѣльца и даже лишали жизни нѣкоторыхъ членовъ его семьи.

По таблицѣ Эйлера, вычисленной по 1 умершему на 36, — въ томъ случаѣ когда рожденія относятся къ смертямъ, какъ 3:1, періодъ удвоенія: населенія составляетъ всего 12 года. И это не предположеніе только, а дѣйствительное явленіе, нѣсколько разъ повторявшееся въ короткіе промежутки времени.

Сэръ В. Петти полагаетъ, что подъ вліяніемъ. особо благопріятныхъ условій населеніе можетъ, удваиваться каждые 10 лѣтъ.

Но, во избѣжаніе всякихъ преувеличеній, примемъ за основаніе нашихъ разсужденій размноженіе наименѣе быстрое, доказанное сопоставленіемъ многихъ свидѣтельствъ и притомъ производимое одними только рожденіями.

И такъ мы можемъ признать несомнѣннымъ то положеніе, что если возрастаніе населенія не задерживается какими-либо препятствіями, то это населеніе удваивается черезъ каждые 25 лѣтъ и, слѣдовательно, возрастаетъ въ каждый послѣдующій двадцатипятилѣтній періодъ въ геометрической прогрессіи.

Несравненно труднѣе опредѣлить размѣръ возрастанія произведеній земли. Тѣмъ не менѣе мы увѣрены, что размѣръ этотъ не соотвѣтствуетъ тому, который проявляется при возрастаніи населенія. Милліардъ людей по закону народонаселенія долженъ удвоиться черезъ 25 лѣтъ, точно также, какъ и тысяча человѣкъ; но нельзя получить съ прежнею легкостью пищу для пропитанія быстро возрастающаго населенія. Человѣкъ стѣсненъ ограниченнымъ пространствомъ; когда мало-по-малу, десятина за десятиной, будетъ занята и воздѣлана вся плодородная земля, увеличеніе количества пищи можетъ быть достигнуто не иначе, какъ только путемъ улучшенія занятыхъ ранѣе земель. Эти улучшенія, по самымъ свойствамъ почвы, не только, не могутъ сопровождаться постоянно возрастающими успѣхами, но, наоборотъ, послѣдніе будутъ постепенно уменьшаться, въ то время какъ населеніе, если оно находитъ средства существованія, возрастаетъ безгранично, и это возрастаніе становится, въ свою очередь, дѣятельною причиною новаго возрастанія.

Все, что намъ извѣстно о Китаѣ и Японіи, даете намъ право сомнѣваться въ томъ, чтобы, при наибольшихъ усиліяхъ человѣческаго труда, можно было достигнуть удвоенія количества произведеній земли, даже въ возможно длинный періодъ времени.

Правда, на земномъ шарѣ въ настоящее время имѣется еще много необработанныхъ и почти незаселенныхъ земель; но можно оспаривать наше право на истребленіе разсѣянныхъ по нимъ племенъ, или на принужденіе ихъ къ заселенію отдаленнѣйшихъ частей своихъ земель, недостаточныхъ для ихъ прокормленія. Если бы мы хотѣли прибѣгнуть къ распространенію среди этихъ племенъ цивилизаціи и къ лучшему направленію ихъ труда, то для этого нужно было бы употребить много времени; а такъ какъ въ теченіи этого времени возрастаніе средствъ существованія будетъ сопровождаться соразмѣрнымъ увеличеніемъ населенія этихъ племенъ, то рѣдко можетъ случиться, чтобы такимъ путемъ разомъ освободилось значительное количество плодородныхъ земель, могущихъ поступить въ распоряженіе просвѣщенныхъ и промышленныхъ народовъ. Наконецъ, какъ это случается при учрежденіи новыхъ колоній, населеніе послѣднихъ, быстро возрастая въ геометрической прогрессіи, вскорѣ приходить къ своему наивысшему уровню. Если, въ чемъ нельзя сомнѣваться, населеніе Америки будетъ постоянно возрастать, хотя бы даже съ меньшей быстротою, чѣмъ въ первый періодъ заведенія въ ней колоній, то туземцы будутъ постоянно оттѣсняться въ глубь страны, пока, наконецъ, ихъ раса не исчезнеть совершенно.

Эти соображенія до извѣстной степени приложимы ко всѣмъ частямъ земного шара, гдѣ земля недостаточно хорошо воздѣлывается. Но ни на одну минуту не можетъ придти въ голову мысль объ уничтоженіи и истребленіи большей части жителей Азіи и Африки. Цивилизовать же различныя племена татаръ и негровъ и руководить ихъ трудомъ, представляется, безъ сомнѣнія, долгимъ и труднымъ дѣломъ, успѣхъ котораго, притомъ, измѣнчивъ и сомнителенъ.

Европа также заселена еще не такъ густо, какъ это могло бы быть. Только въ ней можно до некоторой степени разсчитывать на лучшее приложеніе труда. Въ Англіи и Шотландіи много занимались изученіемъ земледѣлія, но и въ этихъ странахъ есть много невоздѣланныхъ земель. Разсмотримъ до какой степени можетъ быть на этомъ островѣ увеличена производительность земли, при самыхъ благопріятныхъ условіяхъ, какія только можно себѣ представить. Если мы допустимъ, что при наилучшемъ правленіи и при наибольшемъ поощреніи земледѣлія, произведенія почвы этого острова могутъ удвоиться въ первое двадцатипятилѣтіе, то, по всей вѣроятности, мы перейдемъ предѣлы дѣйствительно возможнаго; такое допущеніе, навѣрное превыситъ дѣйствительную мѣру возрастанія произведеній почвы, на которую мы въ правѣ благоразумно разчитывать.

Въ слѣдующее двадцатипятилѣтіе рѣшительно уже нельзя надѣяться, чтобы производительность земли возрасла въ такой же степени и чтобы, слѣдовательно, въ концѣ этого второго періода, первоначальное количество продуктовъ земледѣлія учетверилось. Допустить это — значило бы опрокинуть всѣ наши познанія и представленія о производительности почвы. Улучшеніе безплодныхъ участковъ является результатомъ большихъ затрать труда и времени, и для всякаго, имѣющаго самое поверхностное представленіе объ этомъ предметѣ, очевидно, что по мѣрѣ улучшения обработки, ежегодное приращеніе средняго количества продуктовъ земледѣлія, постоянно, съ извѣстною правильностью, уменьшается. Но, чтобы сравнить между собою степени возрастанія населенія и средствъ существованія, допустимъ предположеніе, которое, какъ бы оно ни было неточно, во всякомъ случаѣ значительно преувеличиваеть дѣйствительно возможную производительность земли.

Допустимъ, что ежегодное приращеніе къ среднему количеству продуктовъ земледѣлія не уменьшается, т. е., остается неизмѣннымъ для каждаго послѣдующаго періода времени, и что въ концѣ каждаго двадцатипятилѣтія успѣхи земледѣлія выразятся въ возрастаніи продуктовъ, равномъ современному годичному производству Великобританіи. Навѣрное, изслѣдователь, наиболѣе склонный къ преувеличеніямъ, не допуститъ, чтобы можно было ожидать большаго, такъ какъ и этого совершенно достаточно, чтобы въ теченіи нѣсколькихъ вѣковъ обратить всю почву острова въ роскошный садъ.

Приложимъ это предположеніе ко всему земному шару и допустимъ, что въ концѣ каждаго послѣдующаго двадцатипятилѣія количество продуктовъ земледѣлія будетъ равняться тому, что собиралось въ началѣ этого двадцатипятилѣтія, съ прибавленіемъ къ нему всего того количества, которое въ настоящее время можетъ дать поверхность земного шара

[14]

. Безъ сомнѣнія, мы не вправѣ ожидать большаго отъ наилучше направленныхъ yсилій человѣческаго труда.

Итакъ, исходя изъ современнаго состоянія заселенныхъ земель, мы въ правѣ сказать, что

средства существованія, при наиболѣе благопріятныхъ условіяхъ примѣненія человѣческаго труда, никогда не могутъ возрастать быстрѣе, чѣмъ въ ариөметичской прогрессіи.

Неизбѣжный выводъ, вытекающій изъ сравненія приведенныхъ выше двухъ законовъ возрастанія, поистинѣ поразителенъ. Допустимъ, что населеніе Великобританіи равняется 11 милліонамъ, и что современная производительность ея почвы совершенно достаточна для прокормленія этого населенія. Чрезъ 25 лѣтъ населеніе достигнетъ 22 милліоновъ, а продовольствіе, также удвоившись, по прежнему способно будетъ прокормить населеніе. Въ концѣ второго двадцатипятилѣтія населеніе возрастеть уже до 44 милліоновъ, а средствъ существованія хватить лишь для 33 милліоновъ. Въ концѣ слѣдующаго двадцатипятилѣтняго періoдa, изъ 88 миллионовъ населенія уже только половина найдетъ себѣ средства существованія. Въ концѣ столѣія населеніе достигнетъ 176 милліоновъ, средствъ же существованія хватить лишь на 55 милліоновъ, слѣдовательно, остальные 121 милліoнъ должны будутъ умереть съ голоду.

Замѣнимъ избранный нами для примѣра островъ поверхностью всего земного шара; въ этомъ случаѣ, конечно, уже нѣтъ мѣста предположенію, что голодъ можетъ быть устраненъ переселеніями. Допустимъ, что современное населеніе земного шара равно 1 милларду; человѣческій родъ размножался бы какъ: 1, 2, 4, 8, 16, 32, 64, 128, 256; въ тоже время средства существованія размножались-бы какъ: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9. По истеченіи двухъ столѣтій количество населенія относилось-бы къ средствамъ существованіия, какъ 256 къ 9; по истечении трехъ столѣтий, какъ 4096 къ 13, а по прошествіи 2000 лѣтъ отношеніе это было-бы безпредѣльно и неисчислимо.

Въ нашихъ предположеніяхъ мы не положили границъ для производительности земли. Мы допустили, что она можетъ безконечно возрастать и превысить всякую данную величину. Но даже при такомъ предположеніи, законъ постояннаго возрастанія населения до такой степени превышаетъ законъ возрастания средствъ существованія, что для сохраненія равновѣсія между ними, для того, слѣдовательно, чтобы данное населеніе имѣло соотвѣтственное количество средствъ существованія, необходимо, чтобы размноженіе постоянно задерживалось какимъ-нибудь высшимъ закономъ, чтобы оно подчинялось суровой необходимости, словомъ, чтобы тотъ изъ этихъ двухъ противоположныхъ законовъ размноженія, на сторонѣ котораго оказывается такой перевѣсъ, сдерживался-бы въ опредѣленныхъ границахъ.

II.