Общія препятствія, задерживающія размноженіе населенія и способъ ихъ воздѣйствія.

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 

Изъ предыдущаго вытекаетъ, что важнѣйшимъ препятствіемъ къ размноженію населенія является недостатокъ пищи, происходящій отъ различія отношеній, въ которыхъ возрастаютъ — съ одной стороны населеніе, а съ другой стороны средства существованія. Но это важнѣйшее и окончательное препятствіе, которое является конечнымъ результатомъ всѣхъ остальныхъ, оказываетъ свое непосредственное дѣйствіе только въ случаѣ бѣдствій, производимыхъ голодомъ.

Непосредственныя препятствія проистекаютъ отъ нарушенія привычекъ и отъ болѣзней, создаваемыхъ недостаткомъ средствъ существованія; сюда-же необходимо причислить, независящія прямо отъ этого недостатка, физическія и нравственныя причины, причиняющія преждевременную смерть.

Эти препятствія къ размноженію населенія, дѣйствующія постоянно, съ большею или меньшею силою во всѣхъ человѣческихъ обществахъ и удерживающія размѣръ населенія на уровнѣ его средствъ существованія, могутъ быть сведены къ двумъ разрядамъ. Одни дѣйствуютъ, предупреждая размноженіе населенія, другія — сокращая его по мѣрѣ чрезмѣрнаго возрастанія. Первыя можно назвать

препятствіями предупредительными

, вторыя —

препятствіями разрушительными

.

Препятствія предупредительныя

, по скольку они добровольны, свойственны человѣку и заключаются въ способности, отличающей его отъ животныхъ, — способности предвидѣть и оцѣнивать отдаленныя послѣдствія. Всѣ препятствія къ безграничному размноженію лишенныхъ разума растеній и животныхъ, принадлежать къ числу разрушительныхъ; если-же они оказываются предупредительными, то въ нихъ нѣтъ ничего добровольнаго. Наоборотъ, человѣку стоить взглянуть вокругъ себя, чтобы поразиться зрѣлищемъ, которое часто представляютъ большія семьи; сравнивая свои средства существованія, часто не превышающія его собственные потребности, съ числомъ лицъ, съ которыми пришлось-бы раздѣлить эти скудныя средства (а число это легко можетъ возрасти до 7 — 8 человѣкъ), онъ проникается справедливымъ опасеніемъ, что не въ состоянии будетъ содержать рожденныхъ имъ дѣтей. Таковы будутъ его опасенія среди общества, основаннаго на равенствѣ, если такое общество можетъ осуществиться. При настоящемъ порядкѣ вещей, ему представятся еще другія соображенія. Не рискуетъ-ли онъ утратить свое положеніе и не вынужденъ-ли будетъ отказаться отъ своихъ дорогихъ привычекъ? Какое занятіе и какое употребленіе онъ дастъ своимъ способностямъ? Не придется-ли ему отдаться болѣе изнурительному труду, или прибѣгнуть къ болѣе тяжелымъ занятіямъ, къ которымъ его не вынуждаетъ настоящее положеніе? Будетъ-ли онъ въ состояніи предоставить своимъ дѣтямъ такое-же воспитаніе, какимъ онъ самъ воспользовался? Можетъ-ли онъ питать увѣренность въ томъ, что, при постепенномъ увеличеніи семьи, его личныхъ усилій достаточно будетъ для того, чтобы избѣжать нищеты и сопутствующаго ей общественнаго презрѣнія? Не придется-ли даже, въ крайнемъ случаѣ, отказаться отъ той независимости, которою онъ такъ гордится, и не заставитъ-ли его нужда обратиться, какъ къ послѣднему средству, къ общественной благотворительности, всегда ограниченной и недостаточной?

Такія соображенія дѣлаются съ цѣлью предупредить многія супружества во всякомъ цивилизованномъ обществѣ, при чемъ они часто достигаютъ своей цѣли, — препятствуютъ заключенію многихъ раннихъ браковъ, противодѣйствуя такимъ образомъ естественнымъ влеченіямъ.

Если за этимъ не слѣдуютъ пороки, воздержаніе отъ раннихъ браковъ является наименьшимъ зломъ, вытекающимъ изъ закона народонаселенія. Воздержаніе, налагаемое на наши наиболѣе сильныя влеченія, безъ сомнѣнія вызываетъ временное тягостное чувство. Но это зло, очевидно, весьма ничтожно, сравнительно съ другими препятствіями, останавливающими возрастаніе населенія. Воздержаніе является такимъ же лишеніемъ, какъ и множество другихъ, налагаемыхъ на насъ нравственнымъ чувствомъ.

Когда вoздержaніе сопровождается пороками, проистекающее отъ этого зло поражаетъ всякаго наблюдателя. Извращеніе нравовъ, доведенное до такой степени, что оно препятствуетъ рожденію дѣтей, унижаетъ человѣческую природу и оскорбляетъ ея достоинство. Оно производить такое дѣйствіе на мущину и еще болѣе извращаетъ характеръ женщины, искажая самыя привлекательныя свойства ея природы. Къ этому необходимо прибавить, что изъ всѣхъ несчастныхъ созданій, быть можетъ, ни одно не подвергается такимъ бѣдствіямъ и не впадаетъ въ такую крайнюю нищету, какъ тѣ несчастныя жертвы проституціи, которыми изобилуютъ большіе города.

Когда испорченность становится общею и распространяется на всѣ слои общества, она неизбѣжно отравляетъ самый источиикъ семейнаго счастья, ослабляетъ тѣ узы, которыя соединяютъ супруговъ и которыми природа связала родителей съ дѣтьми, обязанными имъ своимъ существованіемъ, и, наконецъ, вредитъ воспитанію послѣднихъ. Эти послѣдствія, безъ сомнѣнія, уменьшаютъ счастіе общества и наносятъ громадный вредъ добродѣтели. Послѣдняя страдаетъ въ особенности вслѣдствіе обмана, необходимаго для веденія преступной интриги и сокрытія ея послѣдствій, ибо нѣтъ пороковъ, въ которые бы не способны были вовлечь такія тайныя, незаконный сношенія.

Разрушительныя препятствія

къ размноженію населенія по своей природѣ весьма разнообразны. Къ нимъ относятся всѣ причины, стремящіяся какимъ-бы то ни было образомъ, при помощи порока или несчастія, сократить естественную продолжительность человѣческой жизни. Поэтому, къ категории этихъ препятствій необходимо отнести вредныя для здоровья занятія, тяжкий, чрезмѣрный или подвергающий вліянию непогоды трудъ, крайнюю бѣдность, дурное питаніе дѣтей, нездоровый жизненныя условія большихъ городовъ, всякаго рода излишества, болѣзни, эпидеміи, войну, чуму, голодъ.

Изслѣдуя препятствія къ размноженію населенія, раздѣленныя мною на двѣ общихъ группы подъ именемъ предупредительныхъ и разрушительныхъ, не трудно замѣтить, что они могутъ быть сведены къ слѣдующимъ тремъ видамъ: нравственному обузданию, пороку и страданіямъ.

Въ числѣ предупредительныхъ препятствій, воздержаніе отъ супружества, сопровождаемое цѣломудріемъ, составляетъ то, что я разумѣю подъ именемъ

нравственнаго обузданія

(moгal rеstraіnt)

[15].

Распущенность, противоестественныя страсти, оскверненіе супрeжескаго ложа, ухищренія, предпринимаемыя для сокрытія послѣдствій преступной и противоестественной связи, — все это предупредительныя препятствия, очевидно, относящаяся къ разряду пороковъ

[16].

Разрушительныя препятствія, являющіяся неизбѣжнымъ слѣдствиемъ законовъ природы, составляюсь исключительно ту группу, которую я обозначаю словомъ

несчастіе

(mіsегy). Наоборотъ тѣ, которыя зависятъ отъ насъ самихъ, какъ война, различная излишества и многія другія неизбѣжныя бѣдствія, представляются смѣшанными по своей природѣ. Ихъ порождаетъ порокъ и они влекутъ за собою несчастія.

Совокупность всѣхъ предупредительныхъ и разрушительныхъ препятствій составляетъ то, что я разумѣю подъ именемъ

непосредственнаго препятствія

къ размноженію населенія. Въ тѣхъ мѣстностяхъ, гдѣ населеніе не можетъ возрастать безгранично, предупредительныя и разрушительныя препятствія находятся въ обратномъ отношеніи, т. е. въ мѣстности нездоровой, или такой, въ которой населеніе по какой-либо причинѣ подвергается значительной смертности, предупредительныя препятствія будутъ имть ничтожное вліяніе и, наоборотъ, въ мѣстностяхъ здоровыхъ, гдѣ предупредительныя препятствія дѣйствуютъ съ наибольшею силою — разрушительныя препятствія слабо проявляютъ свое вліяніе и смертность оказывается незначительною.

Во всякой странѣ каждое изъ перечисленныхъ препятствий дѣйствуетъ съ большею или меньшею силою, но съ неизмѣннымъ постоянствомъ. Тѣмъ не менѣе, не смотря на постоянное дѣйствіе этихъ препятствій, найдется немного мѣстностей, въ которыхъ-бы не проявлялось непрерывнаго стремленія населенія къ размноженію, превышающему средства существованія. Это непрерывное стремленіе является причиною бѣдствій низшихъ классовъ общества и препятствіемъ къ какому-бы то ни было улучшенію положенія участи этихъ классовъ.

Способъ дѣйствія при настоящемъ состояніи общества указанныхъ выше препятствій къ размноженію населенія заслуживаетъ нѣкотораго вниманія съ нашей стороны. Представимъ себѣ страну, въ которой средства существованія находятся въ точномъ соотвѣтствіи съ количествомъ населенія. Постоянное стремленіе послѣдняго къ размноженію, проявляющееся даже среди самаго порочнаго общества, не замедлить увеличить число людей быстрѣе, чѣмъ могутъ возрасти средства существованія. Пища, которой достаточно было, напримѣръ, для 11 милліоновъ человѣкъ, должна будетъ теперь распределиться между 11 милліонами, вслѣдствие чего бѣднымъ тотчасъ-же станетъ труднѣе жить, а многіе изъ нихъ будутъ терпѣть крайнюю нужду. Сверхъ того, число работниковъ возрастетъ быстрѣе, чѣмъ количество работъ, и заработная плата неминуемо понизится; а такъ какъ въ тоже время предметы потребленія вздорожаютъ, то, для сохраненія прежняго образа жизни, работникамъ придется больше работать. Во время такой нужды браки становятся такъ затруднительны и до такой степени бываетъ тяжело содержать семью, что возрастаніе населения останавливается. Въ тоже время низкая заработная плата, изобиліе работниковъ и необходимость, побуждающая ихъ работать больше прежняго, даютъ возможность земледѣльцамъ приложить къ землѣ больше труда, воздѣлать необработанные участки, удобрить и улучшить распаханныя уже земли, пока, наконецъ, средства существованія не придутъ въ сooтвѣтсвіе съ количествомъ населенія, т. е. не достигнутъ того уровня, съ котораго мы начали это разсужденіе. Тогда положеніе работниковъ становится менѣе тягостнымъ, и препятствіе, задерживающее возрастаніе населенія, вновь устраняется. Но по истеченіи незначительнаго періода времени возобновляются прежнія колебанія, то въ сторону возрастанія, то въ сторону уменьшенія населенія.

Колебанія эти, вѣроятно, не бросятся въ глаза обыкновенному наблюдателю; даже самому внимательному человѣку, быть можетъ, не легко будетъ замѣтить ихъ и разсчитать періоды ихъ повтореній. Тѣмъ не менѣе, стоитъ внимательно вникнуть въ этотъ предметъ, чтобы убѣдиться, что во всѣхъ старыхъ государствахъ проявляется нѣчто подобное такимъ смѣнамъ періодовъ довольства и нужды, хотя, правда, въ менѣе правильной формѣ, чѣмъ это изложено выше.

Одна изъ важнѣйшихъ причинъ, почему не были замѣчены такія колебанія, заключается въ томъ, что историки занимались почти исключительно жизнью высшихъ слоевъ общества; покрайней мѣрѣ въ нашемъ распоряженіи имѣется очень немного сочиненій, въ которыхъ вѣрно изображены обычаи и образъ жизни низшихъ классовъ народа. А между тѣмъ среди именно этихъ классовъ и проявляются главнымъ образомъ колебанія, о которыхъ упомянуто выше. Чтобы написать съ этой точки зрѣнія удовлетворительную исторію народа за опредѣленный періодъ, необходимимо, чтобы многіе изслѣдователи посвятили себя продолжительному и внимательному наблюденію общихъ, частныхъ и мѣстныхъ фактовъ относительно положенія низшихъ классовъ и причины ихъ благосостоянія или бѣдствій. Чтобы вывести изъ этихъ наблюденій вѣрные и приложимые къ предмету нашего изслѣдованія выводы, понадобился-бы, затѣмъ, рядъ историческихъ изысканій, охватывающихъ предметъ на протяженіи нѣсколькихъ вѣковъ. Въ нѣкоторыхъ странахъ въ послѣднее время предпринята была разработка этого отдѣла статистики

[17]

; такія непрерывныя изслѣдованія, безъ сомнѣнія, прольютъ современемъ свѣтъ на внутреннее строеніе общественнаго организма. Но пока необходимо признать, что эта область знаній находится въ младенческомъ состояніи и существуетъ множество важнѣйшихъ вопросовъ, относительно которыхъ мы или совершенно лишены свѣдѣній, или имѣемъ самыя несовершенныя данныя для ихъ разрѣшенія. Каково отношеніе между числомъ браковъ и возмужалыхъ лицъ? Въ какой мѣрѣ затруднительность вступленія въ бракъ способствуетъ развитію пороковъ? Какъ велика разница въ смертности дѣтей среди богатыхъ и бѣдныхъ? Попытайтесь, напримѣръ, установить колебанія дѣйствительной заработной платы, или степень довольства и счастья, которыми пользовались въ различные періоды низшіе классы общества. Составьте, наконецъ, точные списки рожденій, смертей и браковъ, свѣдѣнія о которыхъ такъ необходимы въ занимающемъ насъ вопросѣ.

Вѣрная исторія человѣческаго рода, въ которой были-бы разрѣшены такіе вопросы, могла-бы пролить много свѣта на способъ дѣйствія постоянныхъ препятствій, задерживающихъ возрастаніе населенія. Весьма вѣроятно, что такая исторія разъяснила-бы ретроградные и прогрессивные моменты въ движеніи населенія, о которыхъ было упомянуто выше, не взирая на то, что продолжительность этихъ колебаний должна быть крайне неправильна, въ зависимости отъ различныхъ причинъ. Эти причины, нарушающія правильность колебаній, весьма разнообразны: къ нимъ необходимо отнести учрежденіе или прекращеніе нѣсколькихъ фабрикъ, процвѣтаніе или упадокъ сельскохозяйственнаго промысла, урожайные или голодные годы, войны, эпидеміи, законы о бѣдныхъ, выселенія и проч. Разница между дѣйствительной и нарицательной цѣною труда представляетъ еще одну изъ причинъ, которая иногда скрываетъ эти колебанія. Заработная плата рѣдко падаетъ повсюду одновременно; извѣстно, что нерѣдко высота заработной платы остается неизмѣнной, въ то время, какъ нарицательная цѣна предметовъ потребленія постоянно повышается. Это, обыкновенно, происходить въ тѣхъ случаяхъ, когда торговля и промышленность настолько возрастаютъ, что могутъ доставить работу вновь появившимся на рынкѣ работникамъ и предупредить усиленное предложеніе, вызывающее обыкновенно пониженіе денежной величины заработной платы.

[18]

Но возрастаніе числа работниковъ, получающихъ въ видѣ заработной платы прежнее количество денегъ, необходимо должно вызвать повышеніе цѣны на хлѣбъ, вслѣдствіе увеличенія спроса на него. Такимъ образомъ, въ дѣйствительности понизится цѣна на трудъ. До тѣхъ поръ, пока существуетъ такое постепенное возрастаніе цѣны предметовъ потребленія, положеніе низшихъ классовъ не можетъ не ухудшаться въ такой-же постепенности, и, наоборотъ, капиталисты и производители хлѣба должны обогащаться, вслѣдствіе пониженія цѣны труда, при чемъ ихъ капиталы будутъ возрастать и дадутъ имъ возможность воспользоваться трудомъ большаго числа работниковъ. Необходимо замѣтить, что при такомъ положеніи вещей прокормленіе семьи станете болѣе затруднительнымъ, вслѣдствіе чего неминуемо произойдетъ нѣкоторая убыль населенія, и, спустя нѣкоторое время, спросъ на трудъ превыситъ его предложеніе. Тогда дѣйствительная цѣна на трудъ опять повысится, если ничто не приведетъ ее къ прежнему уровню. Такимъ образомъ дѣйствительная цѣна труда, а вмѣстѣ съ нею и благосостояніе низшихъ классовъ, будетъ подвергаться то понижению, то повышению, хотя нарицательная цѣна этого труда будетъ оставаться неизмѣнною.

Дикари, среди которыхъ нѣтъ правильной цѣны на трудъ, несомнѣнно переживаютъ такія-же колебанія. Когда возрастаніе ихъ населенія достигаетъ своего крайняго предѣла, всѣ препятствія, какъ предупреждающія, такъ и разрушающія размноженіе, начинаютъ дѣйствовать съ особенною силою: усиливаются порочныя склонности, дѣти чаще оставляются на произволъ судьбы, войны и эпидеміи становятся болѣе частыми и опустошительными. Эти причины дѣйствуютъ до тѣхъ поръ, пока населеніе не будетъ ими низведено до уровня средствъ существованія. Тогда возвращеніе относительнаго довольства вновь повлечетъ за собою возрастаніе населенія, а спустя нѣкоторое время это возрастаніе будетъ задержано тѣми-же причинами, которыя только что перечислены

[19].

Я не имѣю въ виду прослѣдить въ различныхъ странахъ размѣръ описанныхъ колебаній. Для выполненія такой задачи необходимо было-бы, чтобы истoрія снабдила насъ подробными свѣдѣніями относительно такихъ вопросовъ, на которые она до сихъ поръ не обращала вниманія. Нетрудно убѣдиться, что даже успѣхи цивилизаціи естественно стремятся сдѣлать эти колебанія менѣе замѣтными. Поэтому я ограничусь установленіемъ слѣдующихъ положеній:

1)

Количество народонаселеніия неизбѣжно ограничивается средствами существованія.

2)

Народонаселеніе неизмѣнно возрастаетъ всюду, гдѣ возрастаютъ; средства существованія, если только оно не будетъ остановлено явными и могущественными препятствіями

[20]

.

3)

Эти особыя препятствія, точно также какъ и всѣ тѣ, которыя, останавливая силу размноженія, возвращаютъ населеніе къ уровню средствъ существованія, могутъ быть сведены къ слѣдующимъ тремъ видамъ: нравственному обузданію, пороку и несчастью.

Полагаю, что первое изъ этихъ положеній врядъ-ли нуждается въ доказательствахъ. Два другія будутъ подтверждены ниже изслдованіемъ положенія древнихъ и новыхъ народовъ.

Послѣдующія главы I-й и II-й книгъ посвящены подробному разсмотрѣнію препятствій къ размноженію населенія въ различныхъ мѣстностяхъ земного шара, а именно:

Книга первая.

Глава IV.— Между туземными племенами Америки.

,,      V.— На островахъ Южнаго моря.

,,     VI. — Между древними обитателями Сѣерной Европы.

,,    VII.— Между кочующими племенами.

,,   VIII.— Въ Африкѣ.

,,     IX. — Въ Сибири.

,,      Х — Въ Турціи и Персіи.

,,      XI — Въ Индіи и Тибетѣ.

,,     XII. — Въ Китаѣ и Японіи

,,    ХIII — Среди древннхъ грековъ.

,,    XIV. — Среди древнихъ римлянъ.

Книга вторая.

Глава I. — Въ Норвегіи.

,,    II. — Въ Швеціи.

,,   III. — Въ Россіи.

,,   IV. — Въ средней Европѣ.

,,    V. — Въ Швейцаріи.

,,    VI и VII. — Въ Испаніи и Франціи.

,,    VI и IX. — Въ Англіи.

,,         X. — Въ Шотландіи и Ирландіи.

Въ главахъ XI, XII и XIII изложены спеціальныя соображенія — о плодовитости браковъ, вліяніи повальныхъ болѣзней на регистрацію населенія и выводы изъ изслѣдованія отдѣльныхъ странъ. Эта спеціальная часть труда Мальтуса опущена въ настоящемъ изданіи.

Книга третья

О различныхъ системахъ, предложенныхъ или принятыхъ обществомъ противъ дѣйствій, пораждаемыхъ закономъ народонаселенія

[21]

.

III.