3. Отличительные черты судебной речи

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 

Судебная речь прокурора и адвоката - это разновидность публичной речи, которая охватывает довольно разнообразные по цели и содержанию речевые жанры: выступления на собрании, диспуте, митинге, отчетный доклад, научное сообщение, вузовская лекция, монологическая речь в суде и др. Публичная речь носит характер размышлений, сопоставлений; в ней рассматриваются, анализируются и оцениваются различные точки зрения, имеющиеся по данному вопросу, формулируется позиция оратора. Каждая публичная речь имеет целью дать слушателям определенную информацию, объяснить, помочь осмыслить ее и оказать воздействие на слушателей, на формирование их мировоззрения или точки зрения.

Предмет и материал судебной речи

Специфической разновидностью публичной речи является судебная монологическая речь, произносимая государственным обвинителем и защитником, представителем истца и ответчика в судебных прениях. В силу ситуативно-тематических факторов она стоит несколько особо: по тематике, а тем более по цели, смысловой направленности она отличается от других жанров публичной речи. Прежде всего судебная речь ограничена сферой употребления: это официальная узкопрофессиональная речь, произносимая только в суде; ее отправителями могут быть только прокурор и адвокат, позиция которых определяется их процессуальным положением.

Каждая публичная речь включает в себя «предмет» и «материал». Предмет - это определенная сторона, часть действительности, которую характеризует оратор, материал - это материалы, дающие основание говорить конкретно об избранном предмете. Предметом судебной речи является то дело, которое рассматривается в уголовном и гражданском процессе. Материал - обстоятельства, связанные с конкретным происшествием, факты, доказательства. Тематика судебной речи строго ограничена материалами рассматриваемого дела, речь отличается большей конкретностью, чем любая другая публичная речь. Важная черта судебной речи - правдивость (или объективность), т.е. полное соответствие объясняемых событий объективной истине. В ней недопустимы преувеличения и вымышленные эпизоды, недопустимые доказательства. Председательствующий в соответствии с ч. 5 ст. 292 УПК РФ вправе остановить участников судебных прений, если они касаются обстоятельств, не имеющих отношения к рассматриваемому делу, а также доказательств, признанных недопустимыми, например:

«Уважаемые присяжные заседатели! Я еще раз прошу вас объективно оценить все доказательства, не думать о жалости к сидящему на скамье подсудимых человеку. Ну а коли вы будете думать об этом, вспомните дочку погибшего Решина Д., его вдову. У вас есть основания для вынесения справедливого вердикта. В том случае, если вы признаете Самсонова виновным, вы можете (и вам в данном случае помогут ваша мудрость, опыт) решить вопрос о назначении наказания с учетом снисхождения. В данном случае наказание будет существенно мягче; вам об этом расскажет председательствующий. Я человек верующий; помните, что жизнь дарована нам Богом, и никому, кроме него…

Председательствующий:

– Обращаю внимание присяжных заседателей, что последняя реплика прокурора не относится к фактическим обстоятельствам дела».

Мы сказали, что публичная речь несет слушателям определенную информацию. Судебная речь менее информативна, так как она не содержит новых, неизвестных суду фактов, в ней уже известная из судебного следствия информация рассматривается с точки зрения обвинения и защиты

[27].

Оценочно-правовой характер

Судебная речь - речь полемическая, убеждающая, так как основная функция сторон в судебных прениях - это доказывание, опровержение, убеждение.

Полемика может вестись между процессуальными оппонентами, между адвокатами, защищающими разных подсудимых. Это может быть полемика с экспертом, представившим суду малообоснованные выводы. Убедительную полемику наблюдаем в речах Н.И. Холева, С.А. Андреевского, Н.П. Карабчевского, В.Д. Спасовича, А.И. Урусова, Я.С. Киселева, Н.П. Кана, И.М. Кисенишского.

Прекрасным примером острой полемики между адвокатами является защита подсудимых А.И. Урусовым, Ф.Н. Плевако и В.Д. Спасовичем в процессе по делу Дмитриевой и Каструбо-Карицкого, где во время предварительного и судебного следствия появилось много противоречий в показаниях подсудимых, вплоть до оговора. Ораторы глубоко анализировали обстоятельства дела и показания подсудимых и свидетелей, опровергали мнение коллеги, убедительно аргументировали свои мысли и выражали их в экспрессивной форме. «Знакомство с этим процессом следовало бы рекомендовать всем начинающим судебным ораторам: из речей обоих противников (А.И. Урусова и Ф.Н. Плевако. -

Н.И.)

они могут увидеть, как в стремлении к тому, что кажется правдой, глубочайшая мысль должна сливаться с простейшим словом, как на суде надо говорить

все,

что нужно, и только то,

что

нужно», - писал А.Ф. Кони. Вспомните, как охарактеризовал особенности судебного красноречия Н.П. Карабчевский. Приведенный пример является убедительным подтверждением этой характеристики.

Публичная речь предполагает ответы на вопросы слушателей. В судебной речи эта характеристика отсутствует в силу процессуальных норм. Судебный оратор, ведя полемику с процессуальным противником, обычно предвидит, в чем могут не согласиться с ним, о чем могут его спросить. Он сам формулирует эти вопросы и отвечает на них, например:

Мне могут возразить; меня могут спросить; вам, уважаемые присяжные заседатели, могут сказать; со мной могут не согласиться

и др.

С целью формирования убеждения суда судебные ораторы в гражданском и уголовном процессе производят всесторонний, полный и объективный анализ всех обстоятельств дела и дают им прежде всего правовую оценку. В уголовном процессе действия подсудимого оцениваются с точки зрения права, как предусмотренные определенной статьей УК РФ; оценивают также обстоятельства, отягчающие и смягчающие ответственность; раскрывают и оценивают мотивы совершения преступления с целью назначения справедливого наказания.

В гражданском процессе анализируются с правовой точки зрения действия ответчика для признания законности или незаконности оспоримой сделки, для признания нарушенного права подлежащим или не подлежащим восстановлению. Все это служит защите оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, организаций, потерпевших от преступлений, а также защите личности от незаконного и необоснованного осуждения, ограничения ее прав и свобод. Таким образом, оценочно-правовой характер - важная, самая главная черта судебной речи.

Адресаты судебной речи

Следующая ее черта (особенность) - наличие четырех адресатов. Речь прокурора и адвоката обращена в первую очередь к составу суда. Это главный ее адресат и в уголовном, и в гражданском процессе. Каждое выступление непременно начинается обращением к суду:

Уважаемый судья, уважаемые присяжные заседатели.

В силу процессуальных норм оратор не может прямо обратиться к присутствующим в зале суда. Но он говорит и для истца и ответчика, и для подсудимого с целью его исправления, и для присутствующих в зале суда граждан с целью предупреждения правонарушений. В советское время, давая характеристику личности подсудимого или раскрывая причины совершения преступления, прокурор и адвокат ставили и разрешали моральные проблемы, тем самым оказывая воспитательное воздействие на присутствующих граждан. Наблюдались такие случаи косвенного обращения к аудитории:

Уважаемые судьи

//

Я говорю это не только для вас

/

слышит меня и подсудимый

/

и присутствующие здесь люди

//. Или:

Товарищи судьи

/

разрешите мне обратиться

/

к присутствующим здесь гражданам

//. В воспитательных целях судебный оратор может обратиться к лицу, виновному в совершении преступления:

«Валентина Радкевич могла бы сказать, что нет такой статьи в законе, которая давала бы право привлечь ее к уголовной ответственности. Да, действительно, такой статьи нет. Но перед своей совестью, перед людьми, с которыми живет, работает мать Евгения, она должна отвечать. К сожалению, ее нет в этом зале. Она, наверное, даже не знает, что ее сын занял место на скамье подсудимых. Откуда ей это знать, если ее вообще не интересует его жизнь, его будущее? И хоть и отсутствует она на суде, я с чувством гнева говорю в ее адрес:

здесь судят вас, Валентина Радкевич, ваши поступки, равнодушие и черствость

Знайте, в вашу защиту не поднимется ни один голос и не будет сказано ни единого слова. Вас защищать никто не будет, а на защиту вашего сына встали десятки советских людей»

(Г.М.Ш.).

Еще одним адресатом судебной речи является процессуальный противник оратора, какой-либо тезис, доказательства или вывод которого необходимо оспорить:

«Следователь и обвинители, чтобы доказать хулиганский характер ранения Игоря Иванова, ссылались на то, что Иван Далмацкий раньше Иванова не знал, что применение ножа было вероломным и для Иванова неожиданным. А ведь это совсем не так. Приведу дополнительные доказательства» (Н.П. Кан).

В языковом аспекте судебная речь характеризуется сочетанием стандартных и эмоционально-экспрессивных средств выражения, так как ее тематика предполагает употребление четких стандартных юридических формул и терминов; убеждающий же характер делает необходимым использование речевых средств воздействия, что создает экспрессивность. Аргументированная, убедительная, эмоциональная речь, как отмечает Е.А. Матвиенко, помогает присутствующим в зале судебного заседания понять важность соблюдения требований закона и норм морали [142. С. 7].