3. Качества воздействующей речи

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 

Судебная речь имеет целью

убедить

судей и присяжных заседателей в правильности позиции оратора. Для этого она прежде всего должна быть понята составом суда, а также всеми слушателями. Значит, первое необходимое качество судебного выступления - ясность.

Ясность

На ясность как главное достоинство речи указывал еще Аристотель: «Достоинство стиля заключается в ясности; доказательством этому служит то, что, раз речь не ясна, она не достигает своей цели». О «необыкновенной, исключительной» ясности на суде писал П. Сергеич

[9]

: «… Не так говорите, чтобы мог понять, а так, чтобы не мог не понять вас судья» [198. С. 35]. Запомните это напутствие.

Чем достигается ясность? Прежде всего глубоким знанием материала, четкой композицией речи, логичностью изложения, убедительностью аргументов. Таким качеством отличались речи многих дореволюционных судебных ораторов, которые старались сделать изложение доступным для восприятия.

Нередко доходчивость (доступность) называют простотой. Простота изложения способствует тому, что речь понимается легко и мысль судей без затруднений следует за мыслью оратора. Однако не следует путать простоту и примитивность. Простота речи предполагает использование и сложных синтаксических конструкций, и риторических приемов. Вовремя и кстати приведенное сравнение, яркая метафора, риторический вопрос, фразеологизм оживляют выступление, делают его более доходчивым. Достигнуть простоты, ясности можно только настойчивой работой над каждой речью.

Речь становится неясной вследствие нечеткого знания материалов дела, вследствие низкой культуры мышления. Мысль, вполне сложившаяся в мозгу, легко находит точное выражение в словах; неопределенность выражений обычно бывает признаком неясного мышления

[10]

, например:

Мотивом для ее увольнения

/

послужили ненадлежащие

/

неблагоприятная обстановка вообще

/

в этом коллективе

/

и в частности виновная

/

так сказать

/

к этим еще более сложившимся

/

неправильным

/

ну жизни что ли

/

этого коллектива

/

той обстановки

/

в которой она находится

/

ее отношение ко всем делам

/

что там делается

Или:

Куликов

/

подпись этого человека

/

этого начальника

/

абсолютно так сказать

/

ну

/

заинтересована что ли

/

в исходе этого дела

/

человека

//

.

Надо несколько раз перечитать эти высказывания, чтобы понять, что хотел сказать, какую мысль собирался выразить оратор. Невольно вспоминаются стихи Я. Смелякова:

Неясных замыслов величье Их души пламенные жгло, Но сквозь затор косноязычья Пробиться к людям не могло.

Довольно часто речь становится неясной из-за неуместного использования в ней иноязычных слов и узкоспециальных терминов:

В ее жизни встал известный ингредиент.

Или:

Моему подзащитному инкриминируется…

К неясности речи обязательно приведет неуместное использование местоимений:

В соответствии с

/

установленной длительностью

/

нахождения

/

м-м

/

на излечении потерпевшего

/

я полагаю

/

что его действия могут быть квалифицированы

/

только статьей 112 частью первой

/

поскольку он лечился

/

менее четырех недель

//

.

Или:

В январе 1983 года состояние здоровья Ясенкова Р. Т. ухудшилось, и сын перешел жить к отцу, так как необходим был уход за ним. 20 января 1983 года Ясенков Р. Т. умер, а 26 августа его прописали в этой квартире

(Чьи действия следует квалифицировать статьей 112? Кого прописали в квартире?). Не напоминает ли все это «монолог» из рассказа А.П. Чехова: «А он схватил его, подмял и оземь… Тогда тот сел на него верхом и давай в спину барабанить… Мы его из-под него за ноги вытащили. - Кто кого? - Известно кого… На ком верхом сидел… - Кто? - Да этот самый, про кого сказываю»? Не забывайте, что местоимение принимает значение того слова, за которым стоит

[11].

Причиной неясности может быть многословие:

Другие показания давались Иванченко о том

/

что у него значит

/

украли

/

значит

/

это самое

//

И Протокова рассказала здесь

/

в суде

/

каким образом

/

она обнаружить кражу в своем домике

/

что у ней было украдено

/

и что значит

/

какие повреждения

/

не могла

//,

а также нарушение согласования:

Он не отрицает факта кражи

/

вещей

/

личного имущества

/

Скворцовой

/

которая принадлежала товарищу Петрову

//. Создает неясность и неправильный порядок слов:

При попытке скрыться они были задержаны с украденными вещами дружинниками.

Или:

Потеряева распустила свою корову

/

которая топчет огороды

/

пьяная бегает по соседям

/

грозит избить Юшкова

/

и ругается

//.

Попробуйте, например, сразу, после первого прочтения, понять смысл ст. 65 ГК РФ или ст. 186 УПК РФ. Трудно. Потому что неясность в данном случае - это результат неправильного порядка слов.

Точность

Ясность выражения мысли ведет к такому качеству речи, как точность. Точность - характеристика содержания речи на основе соотношения речи и действительности (это фактическая, предметная точность), соотношение речи и мышления - это понятийная, смысловая точность, которая зависит от того, насколько говорящий следит за значением употребляемых слов. Понятийная точность - это поиск слова или выражения, наилучшим образом соответствующего замыслу автора.

С целью объективного анализа доказательств, а значит, достижения предметной точности судебный оратор приводит слова подсудимого (потерпевшего). Так, чтобы доказать виновность Капустиной в организации заказного убийства мужа, прокурор приводит ее слова, сказанные предполагаемому исполнителю заказа: «без него было бы спокойнее» [172. С. 362]. С целью достижения точности (юридической истины) оратор может использовать и жаргонные слова, которые были употреблены подсудимым: «Свидетель Горлов говорил, что дней за десять до убийства к нему домой приезжал Еремин и предлагал «попасти» одного человека. На его уточняющий вопрос Еремин ответил, что надо «завалить» Гула (то есть Гулова)» [172. С. 310].

Речевые неточности, вызванные слабым знанием предмета речи, вызывают негативное отношение слушателей к судебному оратору. Понятийная точность зависит от точного словоупотребления, в частности, от выбора синонимов. Обратите внимание, насколько точно выделенные слова характеризуют ситуации и людей:

Легко и свободно, переходя от предмета к предмету, болтает жена мужу о всех интересах дома

(легкий, непринужденный разговор). Или:

За утренним чаем, развязно посмеиваясь, она вдруг брякнула мужу: «А знаешь? Я выхожу замуж за Пистолькорса»

(легкомысленный, необдуманный поступок). Попробуйте употребить синонимы

рассказывает, сказала

- и точность образов исчезнет.

Точность достигается употреблением юридических терминов и клише:

мотивы преступления,

а не

побуждения; возбудить уголовное дело,

а не

начать; применить меры пресечения,

а не

принять

и др.

Способствуют точности и повторы: «Рассмотреть эту жизнь весьма

поучительно; поучительно

рассмотреть ее не только для интересов настоящего дела, не только для того, чтобы определить, в какой степени виновна В. Засулич, но ее прошедшее

поучительно

и для извлечения из него других материалов, нужных и полезных…» (П.А.А.).

П.С. Пороховщиков советовал судебным ораторам запомнить, что одно неудачное выражение может извратить мысль, сделать трогательное смешным, значительное лишить содержания, как, например, в случае, когда прокурор, поддерживая обвинение подростков в убийстве, сказал, что подсудимые «откололи такое».

Нарушение точности приводит к тому, что представления и понятия искажаются. Возьмем такой пример: кандидат юридических наук, рассуждая в солидном юридическом журнале о многозначности оценочных понятий в уголовно-процессуальном законе, ратуя за точность словоупотребления, сам неточно употребляет лингвистический термин: «этимологическое значение» вместо

лексическое значение

[12].

Анализ устных судебных речей, записанных на магнитную пленку, показал, что юристы нередко употребляют слова, не учитывая их значения, в результате чего мысль выражается не совсем точно, например:

Пискарев имел два прогула

/

а также неоднократно

/

посещал

/

медвытрезвитель

// (вместо:

доставлялся

в

…).

Или:

Семина занимала ей

/

вот такие большие

/

суммы

/

денег

// (вместо:

одалживала

или

давала в долг).

Или:

В тот же день они совершили поход

/

значит

/

взяли с собой инструменты

/

и совершили кражу

//. В данном примере слово

поход

может быть воспринято только в ироническом смысле, что здесь совершенно неуместно. И обратите внимание: употребив неточно слово

поход,

прокурор допускает следующую ошибку: вводит ненужное слово

значит,

желая смягчить погрешность. Еще примеры:

Федоров обнажил нож

/

перед группой людей

/

и нанес удар

//

.

Или:

Беспричинно

/

из хулиганских побуждений

/

Слюнков

/

нанес удар потерпевшему

//. Ошибку, допущенную в последнем примере, хорошо разъяснил адвокат Н.П. Кан: «Позвольте спросить, из каких источников обвинительная власть почерпнула столь неожиданный тезис о гнусном умысле и о беспричинном, а значит, по понятию следователя, хулиганском ударе ножом? Таких источников вы нигде не найдете. Когда-то действительно хулиганские проявления определялись как беспричинные действия. Более глубокого заблуждения трудно найти, ибо ни в природе, ни в обществе беспричинных явлений не существует… Хулиганство, как и любое явление, всегда детерминировано определенными факторами» [см. с. 355 данного пособия].

Неточность могут вызвать и «модные» слова. Так, в наши дни вместо слова

довольно

(в значении «до некоторой степени») нередко используется, особенно молодежью, слово

достаточно,

которое имеет значение «столько, сколько нужно, сколько требуется для чего-либо». Вот примеры, услышанные по радио:

У него достаточно низкий уровень образования.

Или:

Вы считаете,

что наша казна достаточно пуста?

Даже в зале суда можно услышать:

Его родители - достаточно бедные люди.

Или:

Его жена была достаточно красива.

Или:

В городе достаточно высокий уровень преступности.

Как, по каким параметрам можно определить достаточность образования, бедности, красоты, пустоты казны или достаточность преступности? Понятно, что во всех этих примерах следует употребить

довольно.

А вдумайтесь в сочетание

достаточно мало

(!?)…

К неточному выражению мысли ведет смешение паронимов

[13]

: 1.

К нему необходимо применить статью 62-ю

/

и направить его

/

на принудительное лечение от алкоголя

//. Или:

Необходимо установить

/

имелись ли эти

/

наземные препятствия

/

значит

/

на пути следствия

/

воздушного судна

//. Или:

Происходит наращивание преступности.

Или:

После того как

/

вернулся в семью отец

/

он отжил

/

стал веселым

/

стал больше бывать дома

// (надо:

от

алкоголизма, следования, нарастание,

лучше -

нарастает, ожил).

Неприятно поразили высказывания юристов:

Мой подзащитный Сафронов

/

не создавал криминальной ситуации

/

не создавал

//

.

И еще:

Эти вопросы

/

не входили в его компетентность

//.

Проверим значение этих слов по словарю паронимов.

Криминальный

(лат.) - 1) уголовный, преступный; 2) относящийся к преступлениям. В первом примере надо было употребить пароним

криминогенный

(греч.) - «порождающий преступления», «способствующий совершению преступления». Во втором случае неправильно выбрано слово

компетентность,

так как оно обозначает «обладание знаниями, позволяющими судить о чем-либо, высказывать авторитетное мнение». Здесь нужен был пароним

компетенция

-

«круг полномочий какого-либо учреждения или лица».

Довольно часто юристы путают паронимы

предоставить

-

представить, завышенные - повышенные, вина - виновность

[14];

особенно часто вместо юридических терминов

виновность,

виновен

используются их паронимы

вина,виноват.

Ответственно относились и относятся к употреблению этих слов талантливые ораторы, например: Н.П. Карабчевский (см. с. 192), Н.И. Холев (см. с. 102), И.М. Кисенишский (см. с. 115), А.С. Экмекчи (см. с. 131) и др.

2. Неточность создается и недоговариванием суффикса

-ся

в паронимах - возвратных причастиях:

Федоров схватил первую попавшую трубу

/

и

/

нанес удар

//

.

Или:

Согласно документам

/

имеющим в деле

/

я прошу

/

удовлетворить просьбу

//. Или

:

Лицо

/

находящее за рулем в нетрезвом состоянии

/

является потенциальным преступником

// (надо:

попавшуюся

или

попавшую под руку, имеющимся, находящееся).

Понятийная точность нарушается в результате небрежного обращения с частицей

не

(в результате ее пропуска):

Человек должен поступать так

/

чтобы не причинять зла другим

/

позволять себе быть только

/

потребителем

/

благ и радостей

//

.

Или:

Прошу вас

/

определить

/

в отношении моего подзащитного

/

наказание по части первой статьи 112 УК

/

не связанное с лишением свободы

/

и передачей его на поруки

/

и перевоспитание коллектива

//

.

Или:

Штурман

/

сегодня несет ответственность

/

за соблюдение

/

установленного правилом

/

прямого режима полета

/

и точность самолетовождения

// (надо:

не позволять;

прошу передать его на поруки; за несоблюдение и неточность)

.

Еще пример:

Все это не может сказываться

/

отрицательно

/

и сказывается отрицательно

/

как правило на поведении

/

несовершеннолетнего

/

подростка

// (надо:

не может не сказываться

).

Неточно выражают мысль высказывания, засоренные лишними, «любимыми» словами и словосочетаниями:

ну, значит, в общем-то, что ли, так сказать, как говорится, если можно так сказать, будем так говорить, как бы

и др. «У одного, - писал П.С. Пороховшиков, - только и слышно:

так сказать, как бы сказать, как говорится, в некотором роде, все ж таки;

это последнее слово… само по себе далеко не благозвучное, произносится с каким-то змеиным пошипом, другой поминутно произносит:

ну…

третий между каждыми двумя предложениями восклицает:

да

!

-

хотя его никто ни о чем не спрашивает…» [198. С. 31-32].

Из-за таких слов-сорняков, как

что ли, будем так говорить,

четко сформулированная мысль становится неточной, приблизительной; оратор словно кается в неумении точно выражаться. Модное слово

в общем-то

также не позволяет выразить мысль точно, определенно. А на суде нужно говорить по каждому делу не «в общем-то», а конкретно! Кроме того, бесконечно повторяемое слово отвлекает слушающих от содержания речи и вызывает желание сосчитать, сколько раз выступающий произнесет любимое слово, совершенно ненужное. П.С. Пороховщиков рассказывает о том, как прокурор, обвиняя шорника в непреднамеренном убийстве, три раза употребил в паузах слово

хорошо.

«Невольно думалось, - пишет автор, - человека убили, что тут хорошего».

С чьей-то легкой руки стало модным употреблять слова

как бы,

которые не позволяют точно определить действие или состояние:

Вы как бы признаете себя виновным частично?

Или:

Вы как бы попали случайно в эту компанию?

Прокурор говорит:

Он является как бы организатором этого деяния.

Или еще пример:

Родители как бы переехали в другой город.

Слова

как бы

не несут информации; воспринимаются они как словесный мусор, к тому же выражают мысль неточно. Так и хочется спросить: Так был он организатором или нет? Ведь от этого зависит правовая квалификация деяния. И почему как бы переехали? Можно или переехать, или не переехать. Как бы переехать нельзя. «Костылями хромого оратора» назвал такие слова Е.А. Матвиенко [142. С. 116].

Неточность речи всегда возникает при употреблении иноязычных слов без учета их значения. Так, судья пишет в решении:

С учетом девальвации выплатить…

А надо было: с

учетом

инфляции,

т.е. с учетом «обесценивания бумажных денег».

Девальвация

же - это «официальное снижение курса бумажных денег по отношению к золоту или уменьшение золотого содержания денежной единицы».

Нередко

легитимный

употребляют вместо слова

законный.

Однако

легитимация

- это: 1) признание или подтверждение законности какого-либо права или полномочия; 2) документы, подтверждающие это право или полномочие; 3) по буржуазному праву - узаконение. Налицо смешение паронимов

законный-

узаконяющий.

Довольно часто слово

апробировать

употребляют в значении

опробовать: Эти методы работы неоднократно

апробированы

; детали апробируем в процессе работы; была проведена апробация

и т.д. Да, слова

апробировать

и

опробовать

созвучны, но не имеют ничего общего в значении:

апробировать

(лат. approbare) - одобрять, утверждать;

опробовать

- подвергнуть испытанию, прежде чем начать использовать. Значит, в приведенных примерах нужны слова

опробованы (проверены), опробуем (проверим), проверка (опробование).

Об опасности неточного словоупотребления предупреждал А.А. Ушаков: «Неточное слово в праве - большое социальное зло: оно создает почву для произвола и беззакония»

[15].

Логичность

Точно обозначенные понятия, ясно выраженные мысли должны быть поданы логично, т.е. должны отражать логику отношений и зависимостей между явлениями. Логичность определяется в лингвистике как выражение в смысловых связях компонентов речи связей и отношений между частями и компонентами мысли.

Различается логичность предметная и понятийная. Предметная логичность состоит в соответствии смысловых связей и отношений языковых единиц связям и отношениям предметов и явлений в реальной действительности. Логичность понятийная отражает логичное движение мысли в смысловых связях элементов языка [57. С. 145]. Мыслить и рассуждать логично - значит мыслить точно и последовательно, доказательно и убедительно, не допускать противоречий в рассуждении. Это желательно помнить судебным ораторам, так как их речи требуют обоснованности выводов.

Логичность на уровне целого текста создается композицией выступления и рядом логических приемов, основные из которых - определение понятия, объяснение, описание, сравнение, анализ, синтез, абстрагирование. Логичность на уровне отдельных частей судебной речи зависит от того, насколько ясно и правильно выражена связь отдельных высказываний и композиционных частей. Одним из средств связи являются логические вопросы

[16].

Уместность

Важным качеством судебной речи является уместность, т.е. соотнесенность языковых средств с целевой установкой, с содержанием речи, умение построить ее соответственно теме, задаче, времени, месту и оратору. Рассмотрим примеры. Каждый культурный человек без труда употребит правильную форму управления:

пошла

за водой, за хлебом.

Однако среди жителей села уместным будет разговорный вариант

пошла по грибы, по воду.

Услышав

пошла за водой,

в деревне вас обязательно поправят:

Не за водой, а по воду: за водой далеко уйти можно.

Вспоминается такой случай. На теплой, неофициальной встрече бывших одноклассников хозяин квартиры, в которой проходил вечер, тост начал словами

Господа одноклассники

! Чувствуете неуместность слова

господа?

Да, в связи с изменениями в жизни нашего общества это слово вернулось в нашу речь, но оно несет в себе официальный оттенок и поэтому употребляется только в официальных ситуациях, в обращениях к официальным лицам. Употребленное в разговорной речи или неофициальной обстановке, оно становится неуместным или приобретает иронический оттенок.

Академик И.П. Бардин на вопрос, как правильно говорить:

километр

или

километр,

дал мудрый ответ: «Когда как. На заседании президиума Академии - километр, иначе академик Виноградов морщиться будет. Ну, а на Новотульском заводе, конечно, километр, а то подумают, что зазнался Бардин».

Уместная речь обладает следующими признаками:

1) соразмерностью языковых средств и содержания, т.е. слова должны точно передавать то или иное содержание. Например, определяя степень тяжести причиненного телесного повреждения, не следует выражать мысль приблизительно:

очень тяжелые повреждения,

- нужно использовать юридический термин

тяжкие телесные повреждения.

По этому поводу можно привести высказывание П.С. Пороховщикова: «Красота и живость речи уместны не всегда; можно ли щеголять изяществом слога, говоря о результатах медицинского исследования мертвого тела, или блистать красивыми выражениями, передавая содержание гражданской сделки?» [198. С. 35];

2) соответствием языковых средств обстановке. В доме, в котором горе, неуместно приветствие «Добрый день». В следующих примерах неуместны выделенные словосочетания: «Девушка-работница в пьяном виде зарезала мать. Присяжные узнают от оратора, что это произошло

в один прекрасный день…»

И еще: «Два татарина задушили старого извозчика… И среди угнетенной тишины судебного зала раздаются слова обвинителя: «Мы не знаем, кто из подсудимых был руководителем,

играл,

так сказать,

первую скрипку»

[198. С. 71-72];

3) соответствием языковых средств оратору. Вспоминается такой случай. В судебном заседании одна из свидетелей употребила в показаниях жаргонное слово

кабак.

Адвокат в воспитательных целях спрашивает ее: «Скажите, что такое кабак?» - и добивается, чтобы она ответила: «Ресторан». Сам же в защитительной речи употребляет просторечия: «Кража сумочки вменена ей

чохом»,

«Первая судимость у нее

плёвая»,

«Как могла она реагировать на

похабную

записку?». Юристу, выступающему в судебных прениях, нужно употреблять слова в соответствии с официальной обстановкой и своим служебным положением.

Чистота

Речь юриста, выступающего в суде, должна быть чистой. Чистой считается та речь, в которой нет просторечных и диалектных слов типа

хотишъ, ложит, приглянулась, лыва;

нет жаргонных слов, например,

крутые, тащусь, кинуть, балдеть, прикид, облом, прикалываться, тусовка, разборки, раскрутка, достать, челноки, наехать, козел

и др. В чистой речи не может быть современных устойчивых словосочетаний, таких, как

высокая крыша, лицо кавказской национальности, крыша поехала, встать на уши, лапшу на уши вешать

и т.д. Засоряют речь различные заполнители пауз, например:

а-а-а-а, м-м-м

и др. Не является чистой и речь адвоката, о котором мы говорили выше. Такую речь трудно слушать. Речь может быть засорена и «любимыми» словами, которые употребляются бездумно. Не забывайте о неуместном употреблении слов

как бы

[17].

Засоряют речь слова с неправильной постановкой ударения:

облегчить, осужден, средства, вероисповедание

и др. (Надо:

облегчить, осуждён, средства, вероисповедание.)

Не назовешь чистой речь прокурора, поддерживающего государственное обвинение по делу Рытова: «На следствии и в суде // и Баженов и Новичков / рассказали о том / как они встретились с Рытовым / а они встретились с ним / вот как раз в подвале дома / где

значит

/ состоялся разговор / разговор / а затем после этого разговора /

значит

/ они сказали / что вот / учатся понимаете / в такой

значит

школе / и таким образом / в этот же день / они совершили поход /

значит

/ взяли с собой инструмент / и совершили кражу //

[18]

. Почему данную речь нельзя назвать чистой? - Во-первых, потому что хочется сосчитать, сколько раз повторится «любимое» слово; во-вторых (и это главное!), чувствуется беспомощность говорящего в выборе слов. О каком достоинстве (которое, как писал Цицерон, необходимо оратору) данного оратора можно говорить?

Правильность

Одним из основных качеств судебной речи, определяющих ее эффективность, является правильность, которая предполагает соблюдение общепринятых норм литературного языка. Языковые нормы - это наиболее распространенные, принятые в общественно-речевой практике и регламентированные правилами варианты произношения, употребления слов, правописания, постановки знаков препинания, словообразования. Нормы складывались в языке исторически, они являются результатом отбора наиболее пригодных из числа сосуществующих и отражают реальные тенденции развития языка. Нормы языка характеризуются относительной устойчивостью, общеобязательностью. Важно соблюдение лексических норм, обеспечивающих точность словоупотребления; орфоэпических (произносительных) и акцентологических (норм ударения), обусловливающих единство звукового оформления речи. Грамматические нормы (морфологические и синтаксические) устанавливают единообразие форм словоизменения и соединения слов в словосочетания и предложения. Стилистические нормы обеспечивают уместность в речи эмоционально и функционально окрашенных языковых средств.

В примере

Все свои документы я утратил

нарушена лексическая норма (надо:

потерял

);

манерное произношение пионэр, сэссия, шинэль, акадэмия нарушает орфоэпические нормы; в словах

Следует знать, что глагол

класть

бесприставочный, значит, он несовершенного вида (отвечает на вопрос

что делать?)

и поэтому может употребляться во всех трех временах: в прошедшем

(

клал, клала, клали

),

настоящем

(

кладу, кладешь, кладет, кладем, кладете, кладут

)

и будущем

(

буду, будешь, будут класть

).

Формы повелительного наклонения от этого глагола -

клади

,

кладите

.

Глагол

положить (что сделать?)

- совершенного вида, следовательно, имеет формы только прошедшего

(

положил, положила, положили

)

и будущего времени

(

положу, положишь, положит, положим, положите, положат

).

Повелительное наклонение -

положи, положите.

Слова

ложу, ложила, ложить, покласть -

просторечные.

Довольно часто приходится наблюдать нарушение судебными ораторами синтаксических норм, в частности, норм управления, например:

не касались к нему, согласно приказа, согласно статьи, уточнили о том, попытка о смягчении наказания, благодаря трудолюбия, установили о причинах преступления

и т.д. (надо:

не касались его, согласно приказу, согласно статье, уточнили что-то, попытка смягчения наказания, благодаря трудолюбию, установили причины преступления)

.

Неумение употреблять в речи деепричастные обороты также нарушает синтаксические нормы:

Уже находясь в местах лишения свободы

/

ему исполнилось 18 лет

//. Или:

И вот возвращаясь домой

/

что-то помешало ему

//.

Или:

Имея большой опыт самолетовождения

/

курс им был взят правильно

//.

Следует помнить, что деепричастный оборот всегда обозначает добавочное действие подлежащего, главное же действие подлежащего выражается глаголом-сказуемым, например:

Рассмотрев материалы дела, суд принял решение.

Посмотрите: главное действие

(принял решение)

и добавочное

(рассмотрев материалы дела)

выполняются одним и тем же подлежащим

суд.

Значит, в приведенных выше примерах исправить ошибки можно путем замены деепричастного оборота: а) придаточным предложением:

Ему исполнилось 18 лет, когда он находился…; когда он возвращался домой, что-то помешало ему…;

или б) введением подлежащего, с которым соотносится деепричастный оборот:

Имея большой опыт самолетовождения, курс он взял правильно.

В высказываниях

Он шел по линии резкой критики имеющихся недостатков

и

Я была замужем, но муж исчез в просторах нашей родины

нарушены стилистические нормы.

По

линии

- словоформа официально-делового стиля, неуместная в разговоре о чертах личности, к тому же она влечет за собой несколько форм родительного падежа, что характерно для письменной официально-деловой речи:

по линии резкой критики имеющихся недостатков.

В устной речи правильнее сказать

он критиковал.

Во втором примере словосочетание

в просторах нашей родины

характерно для публицистической речи, поэтому неуместно в показаниях подсудимой. К тому же в современной речи это словосочетание является устаревшим; оно использовалось в публицистической речи советского периода.

Из-за небрежного отношения к словам, к их составу слово

почтамт

довольно часто произносится и пишется как

почтамп,

что является просторечным вариантом (надо:

с почтамта, на почтамте

и т.д.). Мы настолько привыкли слышать

орать

вместо

кричать

, забирать

вместо

брать,

что уже не замечаем их разговорно-просторечной окраски.

Умение говорить грамотно - обязанность судебного оратора. Казалось бы, внимание судей и присутствующих на суде граждан сосредоточено на содержании речи, однако любое нарушение нормы языка вызывает негативную реакцию, недоверие оратору, кроме того, отвлекает от восприятия материала: «…вас никогда не оставит чувство неуверенности, пока не будете твердо знать, что ваша речь грамматически правильна. Только полная уверенность в этом отношении дает возможность при произнесении речи сосредоточиться не на словах, а на ее содержании» [210. С. 304].

Лаконичность

«Речь должна быть коротка и содержательна», - указывал П.С. Пороховщиков. Некоторые юристы, авторы работ о судебной речи, считают, что «лаконизм речи достигается употреблением коротких фраз, ибо они легче воспринимаются». Конечно, короткие высказывания воспринимаются легче, чем длинные построения; об этом пишут и психологи. Однако лучшие судебные ораторы использовали и используют сложные синтаксические конструкции с причастными и деепричастными оборотами, с однородными членами предложения; но, когда ораторы говорят по существу, убедительно, названные языковые средства способствуют проявлению ораторского мастерства.

Можно ли требовать от юриста краткого выступления на суде? А если обстоятельства дела требуют и подробного изложения действий подсудимого, и опровержения точки зрения процессуального оппонента, и глубокой правовой оценки материалов дела? УПК РФ определяет, что судебные прения не могут быть ограничены во времени. Г.П. Падва, например, в защитительной речи по делу «ЮКОСа» проанализировал в течение пяти часов только два пункта обвинения.

Обвинительная речь прокурора по делу Лазаренко и Рисса звучала минуты три-четыре: «Ваша честь! В ходе судебного разбирательства были исследованы все обстоятельства данного уголовного дела. Факт убийства подтвержден показаниями потерпевшего, свидетелей, показаниями самих подсудимых, заключением экспертов, протоколом опознания трупа, протоколом проверки показаний на месте. То, что преступление было совершено по предварительному сговору Рисса и Лазаренко, подтверждается показаниями подсудимого Рисса о том, что еще до прибытия на насыпь на ул. Петрушина микрорайона Солнечный говорилось об убийстве. Показания Рисса подтверждаются протоколом проверки показаний на месте.

Учитывая вышесказанное, прихожу к убеждению, что действия Лазаренко и Рисса правильно квалифицированы по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Смягчающими обстоятельствами для Лазаренко являются его явка с повинной, военная служба в Чечне. Смягчающим обстоятельством для Рисса является наличие у него малолетнего ребенка.

С учетом вышесказанного прошу назначить Лазаренко Е.В. наказание в виде 14 лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима. Риссу - наказание в виде 14 лет лишения свободы с отбыванием в колонии строгого режима.

Приговор в отношении Лазаренко и Рисса от 19 мая 2004 года исполнять самостоятельно. Исковые требования потерпевшего Васильева удовлетворить в полном объеме».

Другое дело, что судебный оратор должен уметь заставить суд и аудиторию выслушать свое выступление.

Лаконичность речи достигается точным выражением мыслей, наличием четких формулировок, отсутствием лишних слов, не несущих информации, отсутствием многословия и лишних, неуместных мыслей. Распространенной ошибкой является многословие:

Подсудимый был

/

в совершенно нетрезвом состоянии

//. Или:

Мовшенко всякий раз

/

отзывается только положительно

/

на просьбы своих соседей

/

где они живут вместе

//. Или:

Кабинет

/

так сказать

/

ненадлежащим образом

/

соответственными мерами

/

был закрыт

//. Разновидностью многословия являются плеоназмы, т.е. сочетания слов, в которых первое слово заключает в себе значение второго

(поселился жить в гостинице, пинал ногами, толпа народа, 100 рублей денег, белая блондинка, ссадина в височной части головы),

и тавтология - повторение одного и того же слова или однокоренных слов:

Я прошу вас

/

определяя меру наказания

/

по статье 213 части первой

/

определить минимальную меру наказания по этой статье

//.

Выразительность

Краткость речи должна сочетаться с ее глубоким содержанием, чему содействуют эмоциональность и экспрессивность. Эмоции вызывает сам материал судебной речи. Экспрессивность (выразительность) выступления оратора зависит от самостоятельности его мышления, от его интереса к тому, о чем говорит; от умения контролировать свою речь; от сознательного намерения говорить выразительно. Выразительная речь вызывает интерес у судей и присутствующих в зале суда граждан, поддерживает интерес к предмету разговора.

Созданию экспрессивности, а также эмоциональности служат языковые средства, с помощью которых оратор выражает эмоционально-волевое отношение к предмету речи и тем самым воздействует на эмоции присяжных заседателей и слушающих дело граждан. Это различные изобразительно-выразительные средства

[20]

. Однако каждое изобразительно-выразительное средство уместно в судебной речи в том случае, когда помогает усилить звучание аргумента, а также выразить важную, с точки зрения оратора, мысль, передать ее суду, подсудимому или присутствующим в зале суда гражданам. Использование риторических приемов ради украшательства, красивости речи ослабляет ее логический аспект, снижает ее убедительность. Об одном из таких случаев рассказал А. П. Чехов («Случай из судебной практики»):

Подсудимый Шельмецов обвинялся в краже со взломом, мошенничестве и проживании по чужому паспорту. Защищал его «знаменитейший и популярнейший адвокат. Этого адвоката знает весь свет. Чудные его речи цитируются, фамилия его произносится с благоговением… Когда товарищ прокурора сумел доказать, что Шельмецов виновен и не заслуживает снисхождения, когда он уяснил, убедил и сказал: «Я кончил», - поднялся защитник. Все навострили уши. Воцарилась тишина. Адвокат заговорил, и… пошли плясать нервы N…ской публики! Он вытянул свою смугловатую шею, склонил на бок голову, засверкал глазами, поднял вверх руку, и необъяснимая сладость полилась в напряженные уши. Язык его заиграл на нервах, как на балалайке. После первых же двух-трех фраз его кто-то из публики громко ахнул, и вынесли из залы заседания какую-то бледную даму. Через три минуты председатель вынужден был потянуться к звонку и трижды позвонить. Судебный пристав с красным носиком завертелся на своем стуле и стал угрожающе посматривать на увлеченную публику. Все зрачки расширились, лица побледнели от страстного ожидания последующих фраз, они вытянулись… А что делалось с сердцами?!

– Мы - люди, господа присяжные заседатели! - сказал между прочим защитник. - Прежде чем предстать перед вами, этот человек выстрадал шестимесячное предварительное заключение. В продолжение шести месяцев жена была лишена горячо любимого супруга, глаза детей не высыхали от слез при мысли, что около них нет дорогого отца! О, если бы вы посмотрели на этих детей! Они голодны, потому что их некому кормить, они плачут, потому что они глубоко несчастны… Да поглядите же! Они протягивают к вам свои ручонки, прося вас возвратить им их отца! Их здесь нет, но вы можете себе их представить (Пауза). Заключение… Гм… Его посадили рядом с ворами и убийцами… Его! (Пауза). Надо только представить себе его нравственные муки в этом заключении, вдали от жены и детей, чтобы… Да что говорить?!

В публике послышались всхлипывания… Заплакала какая-то девушка с большой брошкой на груди. Вслед за ней захныкала соседка ее, старушонка. Защитник говорил и говорил… Факты он миновал, а напирал больше на психологию.

– Знать его душу - значит знать особый, отдельный мир, полный движений. Я изучил этот мир… Изучая его, я, признаюсь, впервые изучил человека. Я понял человека… Каждое движение его души говорит за то, что в своем клиенте я имею честь видеть идеального человека…

Судебный пристав перестал глядеть угрожающе и полез в карман за платком. Вынесли из залы еще двух дам. Председатель оставил в покое звонок и надел очки, чтобы не заметили слезинки, навернувшейся в его правом глазу. Все полезли за платками. Прокурор, этот камень, этот лед, бесчувственнейший из организмов, беспокойно завертелся на кресле, покраснел и стал глядеть под стол… Слезы засверкали сквозь его очки. «Было б мне отказаться от обвинения! - подумал он. - Ведь этакое фиаско потерпеть! А?»

– Взгляните на его глаза! - продолжал защитник (подбородок его дрожал, голос дрожал, и сквозь глаза глядела страдающая душа). - Неужели эти кроткие, нежные глаза могут равнодушно глядеть на преступление? О нет! Они, эти глаза, плачут! Под этими калмыцкими скулами скрываются тонкие нервы! Под этой грубой, уродливой грудью бьется далеко не преступное сердце! И вы, люди, дерзнете сказать, что он виноват?!

Тут не вынес и сам подсудимый. Пришла и его пора заплакать. Он замигал глазами, заплакал и беспокойно задвигался…

– Виноват! - заговорил он, перебивая защитника. - Виноват! Сознаю свою вину! Украл и мошенства строил! Окаянный я человек! Деньги я из сундука взял, а шубу краденую велел свояченице спрятать… Каюсь! Во всем виноват!

И подсудимый рассказал, как было дело. Его осудили».

Самобытность

Особо ценным качеством публичной речи является индивидуальность (самобытность) - умение говорить о самых знакомых фактах своими словами, не употребляя речевых штампов. Штампы - это шаблонные, часто употребляемые в речи и надоевшие слова и выражения с потускневшей от частого употребления семантикой. Штампы люди используют бездумно, по привычке, лишая тем самым свою речь индивидуальности. Еще совсем недавно были распространенными в речи такие штампы:

активный борец; в теплой, дружественной обстановке; большие успехи; неизгладимое впечатление; достойная встреча; резкая критика; широкий размах; бурные, продолжительные аплодисменты; горячий отклик

и др. Определения в них неполноценны, так как они выражают мысль шаблонно. Сейчас эти штампы используются в речи намного реже.

В юридической речи часты штампы

беспричинно, из хулиганских побуждений; пинать ногами; назначить дело слушанием; дело производством прекратить

и др.

[21]

Они представляют собой неправильные, ошибочные соединения слов: в первом штампе лишним является

беспричинно

(надо:

из хулиганских

побуждений

);

во втором лишнее -

ногами

(надо:

пинать);

в третьем нарушены нормы управления (надо:

назначить слушание дела

);

в четвертом тоже нарушены нормы управления (правильно:

производство дела прекратить).

Штампом может стать и метафора, повторяемая из процесса в процесс. П.С. Пороховщиков предупреждал судебных ораторов: «Не говорите: преступление совершено под покровом ночи, цепь улик сковала подсудимого… Уши вянут от таких метафор».

Используя в речи по делу Лесиной часто употребляемое выражение

найти семью,

Я.С. Киселев объясняет его введение в речь, затем намеренно употребляет его компонент

нашла,

тем самым уточняя и освежая значение затертой частым употреблением метафоры: «Прошу прощения за то, что я невольно скажу несвежим словом, но все другое будет неточно: Ева Лесина нашла в коллективе семью. Нашла и не захотела с ней расстаться».

Штампом может стать целая фраза, а также этикетные юридические стандарты, повторяемые оратором в каждом процессе, например:

Теперь я перейду к личности подсудимого; теперь я перейду к квалификации преступления

и т.д. Посещая со студентами судебные процессы, мы услышали фразы, повторяемые одним и тем же прокурором в каждой речи:

Товарищи судьи Ц Моя задача

/

это содействовать

/

правильному

/

всестороннему рассмотрению

/

данного уголовного дела

/

и вынесению справедливого

/

законного и обоснованного приговора

//. Штампованными могут стать и отдельные композиционные части судебной речи, особенно вступление. Дважды слушали со студентами одного и того же адвоката в судебных прениях, причем по совершенно разным делам, и дважды пришлось слушать одно и то же вступление о судьях - инженерах человеческих душ, заимствованное из речи советского адвоката М.С. Драбкина

[22]

. «Как же много теряем мы от того, - пишет В. Алексеев, - что с судебной трибуны редко раздаются речи, способные «глаголом жечь сердца людей», и часто речи заменяются какими-то гибридами из скуки и пустословия». Речь, характеризующаяся самобытностью, личностным своеобразием в освещении фактов, не может оставить людей равнодушными.

Богатство

И еще одно важное, просто необходимое качество убеждающей речи - это ее богатство, или разнообразие. Что это такое? Это максимальное использование разнообразных средств языка, которые необходимы для эффективной передачи информации. Если в речи не повторяются одни и те же языковые средства (слова, словосочетания и однотипные синтаксические конструкции), если в ней большой словарный запас, активный состав моделей словосочетаний и предложений, такую речь называют богатой, или разнообразной.

Рассмотрим для примера два отрывка из судебных речей. Первый текст из речи С.А. Андреевского по делу Андреева:

«Весь обычный порядок жизни исчез! Муж теряет жену. Он не спит, не ест от неожиданной беды. Он все еще за что-то цепляется, хотя и твердит своей дочери: «Я этого не перенесу…» Пока ему все еще кажется, что жена просто дурит…

Но Андреева… только бесилась, что муж осмеливается перечить ее капризу.

И вот утром 23-го августа она решилась разрубить узел. В это время муж после двенадцати бессонных ночей, все еще на что-то надеявшийся, уже собрался куда-то выйти по делу и, как автомат, надел пальто. Зинаида Николаевна в туфлях на босу ногу поспешила задержать его, чтобы сразу добиться своего.

Ни ей, никому в доме, ни менее всего ее мужу не могло бы прийти в голову, что в эти самые мгновения она прямо идет к своей смертной казни и даже делает последние шаги в жизни.

Она была слишком самоуверенна. Муж был слишком тих и покорен. Но она поступила как дикое, тупое существо, забывшее о всем человеческом. На безвинного и любящего мужа она накинулась с яростной бранью… Она уже вообразила себя знатной дамой, с властью Трепова в руках… Подбежавшая на шум дочь услыхала последнюю фразу матери: «Я сделаю так, что тебя вышлют из Петербурга!…»

Эта женщина, спасенная Андреевым от ссылки, поднятая им из грязи, взлелеянная, хранимая им как сокровище в течение 16 лет, - эта женщина хочет «скрутить его в бараний рог», истребить его без следа, раздавить его своей ногой!

Тогда Андреев быстрым движением сбросил с себя пальто, со словами «Долго ли ты будешь оскорблять нас?» схватил жену за руку, потащил в кабинет - и оттуда, у самых дверей, раздался ее отчаянный крик…»

Второй отрывок взят из защитительной речи по делу Кителева, записанной на магнитную пленку:

«Что же произошло // Почему / вместо того / чтобы жить честно и трудиться / соблюдать наши законы / и быть достойным членом нашего общества / он оказался на скамье подсудимых // Материалами предварительного следствия установлено / что шестнадцатого апреля / восемьдесят шестого года / Кителев в своей квартире / по улице Железнодорожников 18 «б» / изготовил / из трех килограмм сахара / и триста грамм дрожжей / массу / которая хранилась до 19-го апреля / восемьдесят шестого года / то есть до того момента / когда было установлено и выявлено / данное нарушение // Жидкость хранилась в емкости / представляющей собой бутыль / емкостью двадцать литров / светло-серого цвета / жидкость с запахом / свойственным спирту //.

В ходе судебного следствия / а также предварительного / подсудимый вину признал / и пояснил / именно данный факт / который я только что изложил // Товарищи судьи / Кроме того / в ходе судебного следствия / были допрошены свидетели / в частности / это лица / которые работают вместе с ним в одном коллективе // В ходе предварительного следствия и судебного // подсудимый / вину признал полностью // Действительно / от факта / который установлен / показаниями свидетелей / а также обнаруженной жидкостью в квартире / никуда не денешься / остается только признать / что действительно / изготовил и хранил // В ходе судебного следствия / подсудимый признал вину / пояснил / обстоятельства / при которых именно изготовлялась жидкость / называемая брагой //».

В первом тексте представлена лексика многих семантических групп, например, обозначающая конкретные действия:

твердит, выйти, надел, задержать, накинулась, сбросил, схватил, потащил, скрутить;

состояния:

не спит, не ест;

черты характера:

самоуверенна, тих, покорен;

психические процессы:

цепляется, дурит, бесилась, вообразила, решилась

и др. Использована лексика и фразеология разных стилевых пластов: книжная

(дама, взлелеянная, разрубить (гордиев) узел),

разговорная:

дурит, бесилась, тупое существо, на босу ногу, скрутить в бараний рог.

Из синтаксических конструкций здесь восклицательные и повествовательные предложения, простые и сложные, конструкции с прямой речью, сравнительными и причастными оборотами, с однородными членами предложения, с уточняющими обстоятельствами. Отмечены изобразительные средства: определения -

бессонные

ночи,

яростная

брань

(самоуверенна, тих и покорен), неожиданная

беда,

дикое

существо,

безвинный, быстрым

движением,

отчаянный

крик; метафора

поднятая им из грязи;

сопоставление синонимов:

женщина,

поднятая им из грязи - знатная

дама,

с властью Трепова в руках; параллелизм:

Она была слишком самоуверенна. Муж был слишком тих и покорен.

Во втором отрывке - юридические стандарты:

материалами предварительного следствия установлено, в ходе судебного следствия, подсудимый вину признал и пояснил, были допрошены свидетели, показаниями свидетелей, оказался на скамье подсудимых;

встречаются клише публицистического стиля:

честно жить и трудиться, быть достойным членом общества;

многочисленны страдательные глагольные формы, что характерно для официально-делового стиля:

установлено, допрошены, установлен, хранилась.

Глаголы обозначают только конкретные действия:

изготовил, хранил, изложил, работают.

Слов абстрактного значения в этом тексте нет. Из синтаксических структур - вопросительные построения, оформляющие переход от одной микротемы к другой, причем второе составлено из стандартных выражений:

Почему

/

вместо того

/

чтобы жить и честно трудиться

/

соблюдать наши законы

/

и быть достойным членом нашего общества

/

он оказался на скамье подсудимых

//

.

Основная модель предложений - сложноподчиненные с придаточными изъяснительными, чаще - с придаточными определительными. В тексте всего два простых предложения, одно из них составлено из юридических клише:

В ходе предварительного следствия и судебного

//

подсудимый

/

вину признал полностью

//. Второе многословно:

Жидкость хранилась в емкости

/

представляющей собой бутыль

/

емкостью двадцать литров

/

светло-серого цвета

/

жидкость с запахом

/

свойственным спирту

//, к тому же налицо повторы:

жидкость

повторяется два раза,

емкость

- два раза. Да и для всего текста это характерно:

Подсудимый вину признал

- употреблено три раза,

в ходе судебного следствия

- четыре раза, что свидетельствует о бедности речи.

Выразительность речи зависит от того, насколько активно мышление оратора, в какой мере сильны и ярки его эмоции, в какой степени владеет он богатством языка. Дореволюционные русские судебные ораторы, уважавшие свою профессию и людей, к которым обращена речь, умели использовать разнообразные языковые средства, передающие движение мысли, тончайшие оттенки состояния и действий человека, последовательность рассуждения оратора. В речах А.И. Урусова, например, преобладали сложные предложения с придаточными, логические построения, отражающие последовательность рассуждения. Этому же способствовало большое количество логических вопросов, противопоставлений. Слова употреблялись чаще всего в их прямом значении. Экспрессивность речей достигалась использованием редких восклицательных предложений, риторических вопросов, метафор, параллелизма, иронии. В речах П.А. Александрова, Ф.Н. Плевако, Н.И. Холева, М.Г. Казаринова, С.А. Андреевского отмечены разнообразные пласты русской лексики (довольно часто слова использовались в их метафорическом значении), многообразные модели синтаксических построений.

Судебная речь, обладающая всеми названными качествами, воспринимается как

воздействующая

. Только при этом условии она может выполнить свою высокую общественную функцию. Не забывайте слова, когда-то сказанные А.В. Луначарским: «Ведь мы бьем в набат не в колокол - в сердце человеческое, а это тонкий музыкальный инструмент».

Лингвистические термины

Антитеза

- изобразительное средство, строящееся на противопоставлении понятий, мыслей, образов.

Арго

- тайный воровской язык.

Высказывание

- предложение в звучащей речи.

Градация

- такое расположение слов, при котором каждое последующее содержит в себе усиливающееся смысловое или эмоционально-экспрессивное значение.

Жаргон

- социальная разновидность речи, характерная для людей, объединенных общностью интересов, профессии, времяпрепровождением.

Метафора

- употребление слов в переносном значении на основе их сходства.

Паронимы

- однокоренные слова, близкие по звучанию, но различающиеся значением.

Риторические приемы

- различные изобразительно-выразительные средства.

Семантика

- значение слов.

Стилевой

- относящийся к функциональному стилю.

Стилистический

- речевое средство, обладающее выразительными возможностями.

Фразеологизм

- устойчивое в своей структуре, целостное по значению словосочетание, воспроизводимое в речи в виде готовой единицы.

Экспрессивность

- выразительность речи.

Вопросы для самопроверки

1. Что такое ораторское искусство? 2. В чем вы видите своеобразие судебного ораторского искусства? 3. Различаете ли вы понятия «судебное ораторское искусство» и «судебное красноречие»? 4. Почему необходимо говорить о культуре речи юриста? 5. Что входит в понятие культуры речи? Чем отличается культура устной монологической судебной речи от культуры письменной речи? 6. Назовите важные коммуникативные качества судебной речи. 7. Как вы понимаете простоту речи? 8. Чем создается логичность речи? 9. Что такое уместность речи? 10. Что создает неясность речи? 11. Как вы понимаете индивидуальность речи? 12. Что такое речевые штампы? Почему они вредны? 13. Какие из названных качеств речи обеспечивают правильность, какие - речевое мастерство? 14. Как вы понимаете богатство речи?

Примерный план практического занятия

Теоретическая часть

1. Речь в профессиональной деятельности юриста.

2. Ораторское мастерство. Судебное красноречие.

Практическая часть

Задание1

. Выразите мнение, можно ли по отношению юриста к языку судить о его «гражданской ценности».

Задание2

. Проанализируйте свою речь с точки зрения ее богатства: каков ваш словарный запас, каков состав употребляемой вами лексики, употребляете ли вы фразеологические обороты; характерны ли для вашей речи сложные синтаксические конструкции, вопросительные предложения, конструкции с причастными и деепричастными оборотами; встречается ли в вашей речи период

[23]

, риторические вопросы, парцелляция, анафора, параллелизм, градация. Используете ли вы красочные метафоры, образные сравнения, антитезу, пословицы и поговорки? На основании анализа сделайте вывод, присуща ли вам выразительность речи. Обращайте внимание на богатство речи ваших товарищей, преподавателей, ораторов, которых приходится слушать.

Задание3

. Прочитайте речь А.Ф. Кони по делу об утоплении крестьянки Емельяновой ее мужем и речь Ф.Н. Плевако по делу Качки; проследите, как в них проявляются все качества воздействующей речи. Какие синтаксические конструкции используют ораторы?

Задание4

. Охарактеризуйте ораторское мастерство Ф.Н. Плевако. Чем достигается воздействие в его речах? Покажите на примерах красноречие оратора.

Задание5

. Охарактеризуйте ораторское мастерство прокуроров, произнесших обвинительные речи по делам Кителева и Старовойтова (см. Приложение 1). Отметьте в них коммуникативные качества воздействующей речи. Чем создается неясность в речи по делу Кителева и неточность в высказывании «Однако его показания опровергаются показаниями свидетели и материалами дела» (из речи по делу Старовойтова).

Задание6

. В обвинительной речи по делу Артемьева употреблено жаргонное слово

чиркнул;

в речи в защиту Иванова -

пукалки.

Объясните цель их введения в речь. Не нарушают ли они чистоту речи и нормы УПК РФ?

Задание7

. Прослушайте судебные прения в судебном процессе, отметьте степень речевой культуры судебных ораторов.

Задание 8

. Возьмите интервью у судебного оратора о его подготовке к произнесению речи в суде. Выясните, какое значение он придает коммуникативным качествам речи. Сообщите об этом на занятии.

Задание9

. Проведите импровизированную консультацию для судебных ораторов о качествах воздействующей речи. Подумайте, какие вопросы могут быть заданы вам, и приготовьтесь отвечать на них.

Задание10

. Проследите, чем достигается ясность в обвинительной речи по делу Артемьева (см. Приложение 1).

Задание11

. Прочитайте эпиграфы к данной теме и слова молодого адвоката о том, что ораторское искусство в суде сейчас не востребовано (см. § 1, раздел 1), сформулируйте свою позицию по этому вопросу.

Задание12

. В приложении к данному пособию прочитайте материалы из книги П. Сергеича «Искусство речи на суде»; проследите в речи «защитника-художника» все качества воздействующей речи.