Глава 19 ОБЖАЛОВАНИЕ ДЕЙСТВИЙ ОРГАНА ДОЗНАНИЯ, СЛЕДОВАТЕЛЯ И ПРОКУРОРА

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 

В игрушечном магазине продавец демонстрирует ребенку поступившие новинки. Ребенок капризничает, рядом стоит папаша в малиновом пиджаке, шея отягощена толстенной золотой цепью.

Продавец: Вот игрушечный поезд, точная копия «Серебряной стрелы»!

Ребенок: Да ну его!

Продавец: Вот моделька «Феррари»!

Ребенок: Не хочу!

Продавец: А вот последняя разработка! Заводная мышка — ключиком заводите, отпускаете, она по квартире побегает-побегает, всех настоящих мышек соберет и с собой уведет на улицу, а дальше — насколько завода хватит, может и из города увести…

Папаша: Ух ты! А такого же заводного «мусорка» у Вас нет?

СТАТЬЯ 218 УПК РФ: ПОРЯДОК ОБЖАЛОВАНИЯ

Жалобы на действия органа дознания или следователя подаются прокурору непосредственно либо через лицо, производящее дознание, или следователя, на действия которых жалоба приносится. Жалобы могут быть как письменные, так и устные. Устные жалобы заносятся в протокол, который подписывается заявителем и лицом, принявшим жалобу.

Лицо, производящее дознание, и следователь обязаны в течение двадцати четырех часов направить поступившую жалобу вместе со своими объяснениями прокурору.

Принесение жалобы впредь до ее разрешения не приостанавливает приведение в исполнение обжалуемого действия, если этого не найдут нужным сделать соответственно лицо, производящее дознание, следователь или прокурор.

Жалоба на следователя или дознавателя МВД должна составляться в 4-х экземплярах: начальнику Следственного Отдела района, начальнику Следственного Управления ГУВД, прокурору района и прокурору города.

Жалоба на следователя прокуратуры — в 2-х экземплярах: прокурору района и прокурору города.

Повторная жалоба на сотрудника МВД — в 7-ми экземплярах. К уже имеющимся прибавляется Управление Собственной Безопасности ГУВД (если в действиях следователя проглядывают серьезные намеренные нарушения), Следственный Комитет МВД России (или просто МВД РФ) и Генеральная Прокуратура РФ.

Повторная жалоба на следователя прокуратуры — в 3-х экземплярах, прибавляете Генерального Прокурора РФ.

Принципиальной разницы в написании жалоб на следователей МВД и прокуратуры нет. Нарушения, встречающиеся в расследуемых делах, почти одинаковы, разве что в МВД бьют больше, а в прокуратуре — чаще волокита и затяжка времени. Какое из этих зол меньше, сказать трудно.

Вашей реакции в виде жалобы требует любое, даже самое мелкое, нарушение. Это обусловлено следующими причинами:

— нарушения подводят базу для негативного в дальнейшем решения в Ваш адрес;

— нарушение уже самим фактом своего существования ограничивает какое-либо из Ваших гражданских прав, то есть является законченным действием;

— отсутствие Вашей реакции стимулирует Вашего оппонента в форме на следующие нарушения, которые с каждым разом могут становиться все более грубыми.

Учитывая эти обстоятельства, гражданин способен представить себе будущую картину общения со Стражами Порядка и сделать вывод, что сидеть сложа руки нельзя ни при каких обстоятельствах: следователь или дознаватель должен понять, что любой его шаг будет соответствующим образом оценен и описан надзирающей инстанции, которая вряд ли потерпит противозаконные выходки своих подчиненных. Любому начальнику проще влепить выговор или отстранить от дела глупого сотрудника, чем бесконечно оправдываться за его действия перед более высоким начальством.

Рассмотрим основные поводы и нюансы подачи жалоб и заявлений:

1. Сам факт возбуждения уголовного дела и законность его возбуждения.

Быстро прекратить уже возбужденное дело или добиться решения о незаконности его возбуждения невероятно трудно. Правоохранительные Органы 360

ни в какую не согласятся с тем, что они повели себя как слабоумные и на пустом месте стали «самовозбуждаться» (вообще, с точки зрения Автора, возбужденное уголовное дело было бы правильнее называть «эрегированным», ибо в момент принятия решения о его возбуждении следователи и прокуроры «торчат», как детородный орган перед соитием).

При наделении Вас статусом подозреваемого или обвиняемого следователь обязан в полном объеме ознакомить Вас с основаниями возбуждения дела, где, по его мнению, в подобном процессуальном качестве Вы сможете «блеснуть». Запишите себе на листок бумаги по пунктам все, что Вам предъявляется. Возразить против подобного действия следователю нечего, Вы имеете на это полное и официальное, и моральное право. Не нужно требовать от своего оппонента показать Вам материалы предварительной проверки (а то он испугается, что Вы хотите их уничтожить), достаточно того, чтобы он внятно и четко их Вам объяснил (с третьего раза обычно получается). Досконально знать, в чем именно и на основе чего Вас в чем-то обвиняют, — Ваша первейшая обязанность перед собой лично.

Заявить жалобу на незаконность возбуждения уголовного дела необходимо с первого же протокола допроса. Иногда делать это сложно, ибо «свеже-эрегированный» следователь первое время находится в очень нервном состоянии и мечется, как «наркуша» без дозы. Подведите его к более спокойному состоянию (на первом допросе вообще не стоит особо «возбухать», так как шансы получить «промеж рогов» велики) и напишите в протокол примерно следующее:

ОБРАЗЕЦ:

Прокурору П-ского района г. Санта-Педро

г. Терпигорюшко А. В. от гр. Сугубского О. О.

Я не согласен с предъявляемыми мне обвинениями и с самим фактом возбуждения уголовного дела № 000123. Считаю, что предъявленные мне «доказательства» (кавычки обязательны! — Прим. Автора) моей вины являются ложным доносом со стороны потерпевшего (потерпевших) и прошу Вас провести тщательную проверку и «доказательств», и мотивов постановления о возбуждении уголовного дела.

(Число, подпись.)

Такой записью Вы не обижаете следователя (может быть, его действительно «ввели в заблуждение»), оставляете в первом же протоколе знаковые слова «ложный донос» (!), которые теперь постоянно будут бросаться в глаза любому читающему, и доводите до сведения прокурора, что неплохо было бы критически отнестись к словам потерпевшего.

Естественно, если Вас задержали с топором в руке над трупом (что, кстати, тоже ни о чем не говорит — Вы вполне могли просто поднять топор, а вовсе не рубить несчастного) или при обыске у Вас обнаружили мешок маковой соломы и автомат Калашникова, аргументация должна быть иной:

«С момента переезда (аренды) квартиры я не залезал на антресоли и не знал, что там может находиться…»

«Я проходил по улице такой-то, увидел лежащее тело и решил помочь человеку…»

«Найденные у меня вещи (

в случае краденых. — Прим. Автора)

я купил около метро у частного лица алкоголической наружности, который постоянно там торгует различными предметами, и я у него покупал ранее (к примеру, прокладки для кранов или иные хозяйственные принадлежности. — Прим. Автора)…»

Ваше изначальное заявление о незаконности возбуждения дела не затрагивает впрямую интересов следствия и прокуратуры, ибо Вы ничего плохого о них не пишете и ни в чем не обвиняете, но зато при любой проверке материалов дела «однозначность» доказательств, послуживших основой к его возбуждению, будет поставлена под сомнение.

2. Задержание, арест и содержание под стражей. На практике задержание и арест производятся в следующих случаях:

— когда Вас застигли непосредственно за совершением некоего преступления или на месте конкретного преступления (включая попадание в засаду);

— исходя из «опасности преступления», в котором Вас подозревают;

— при наличии конкретных указаний именно на Вас со стороны свидетелей и потерпевших и при условии совершения (факта наличия) конкретного преступления;

— при необходимости «срочно раскрыть» некое преступление, получить «признательные показания» и победно отрапортовать руководству, а кроме Вас, «на примете» никого нет;

— из корыстных побуждений (автономно или в результате сговора с «потерпевшим» с целью вымогательства у Вас некоей суммы);

~ при обнаружении в ходе осмотра или обыска большого числа (объема) противозаконных предметов;

— по личным мотивам (месть за что-либо и т. д.);

— в результате объективного заблуждения или непреднамеренной ошибки;

— в результате проявления «синдрома умственной отсталости» оппонента;

— чтобы скрыть нарушения Закона самими сотрудниками Органов, если Вы стали свидетелем преступления со стороны Стражей Порядка;

— с целью оказания давления в чем-либо (не обязательно «выбить» признательские показания, может быть что угодно — побыстрее совершить переоформление квартиры или автомобиля, отказаться от «невыгодных» кому-то показаний и пр.);

— при оскорблении Вами должностного лица при исполнении (судьи, губернатора, начальника ГУВД, прокурора города и др.), дабы в следующий раз Вы думали, что говорить, и для «прогиба» перед начальством;

— комбинационные причины — когда вышеперечисленные пункты пересекаются или складываются в самые невероятные сочетания.

Применение задержания и ареста как некоего «универсального» средства решения многих «проблем» (в частности, проблемы своей личной «значимости» и «крутизны») приводит к тому, что ИВС и СИЗО переполнены в несколько раз, а вероятность судебной ошибки (тут даже не вероятность, а константа, то есть постоянная величина) постепенно приближается к отметке в 50%.

Если взять 100 арестованных или задержанных «чохом», не разбирая, кого за что «усадили», то окажется (по данным из нескольких независимых источников), что 30 из них задержаны либо случайно, либо «от балды», еще 30 — сидят, пока не «дадут показания, нужные следствию», следующие 30 — на основе либо «дохлых» данных, либо за преступления, об опасности которых и говорить-то смешно, и, наконец, последние 10 — по более-менее объективным причинам (хотя бы без намеренной подтасовки доказательств). Ситуация в ближайшее время вряд ли изменится в лучшую сторону.

Вывод: только 10% задержанных и арестованных сидят действительно за что-то, остальные — совершенно случайные обитатели тюремной камеры.

Все бы ничего, если бы разбирались в дальнейшем. Но этого не происходит. Результат — не менее 30% осужденных и находящихся в зонах людей вообще ни в чем не виноваты; еще 30%, отсидевших в СИЗО до суда, осужденных и вышедших на свободу из-за того, что срок содержания под стражей уже покрыл срок возможного наказания, также либо невиновны, либо преступление не было столь «общественно опасным», как им вменили. Очень большой процент «сидельцев» попадает на зону исключительно благодаря отказу «сотрудничать» со следствием, «стучать» на сокамерников, «брать на себя» левые преступления (чтобы сотрудники Органов повышали «раскрываемость») и пр. Победные реляции высших должностных лиц о количестве «раскрытых» преступлений не менее, чем на две трети состоят именно из подобных случаев.

Вывод: обострение криминогенной обстановки в стране и нежелание населения исполнять Законы во многом стимулируются непрофессионализмом и использованием своего служебного положения в личных целях самими Стражами Порядка. Гражданин видит в сотруднике Правоохранительной Системы не защитника своих Прав, а наоборот — угрозу этим самым Правам. Соответственно возникает обратная реакция в виде неповиновения Закону, который обычному человеку представляется либо костоломом в маске, либо прокурором на собственном «Мерседесе» последней модели (и с официальной зарплатой, как у неквалифицированного подсобного рабочего). Уверения с экранов телевизоров руководства МВД и Прокуратуры в том, что они «стоят на страже защиты прав граждан», воспринимаются саркастически, ибо почти каждый испытывал на себе эту «защиту» либо в виде омоновской дубинки, либо хамства и грубости оперсостава МВД и следователей, либо полного безразличия и бездушности сотрудников прокуратуры. Кому особенно «повезло», еще и камеру понюхал.

Сие философское отступление не случайно. Автор не устает напоминать читателю, что защита Ваших прав, как это ни прискорбно, зависит только и исключительно от Вас самих, вопреки славным Органам, и это как раз «защита» в полном смысле этого слова. Защита от произвола МВД и прокуратуры. Только стравливая эти ведомства между собой или спуская «своры» проверяющих и надзирающих друг на друга, возможно хоть как-то выйти из ситуации.

Обжаловать свое задержание, арест или содержание под стражей необходимо, что называется, до «потери пульса». Ваши родственники не должны безучастно смотреть на происходящее и разводить руками, а писать, писать и писать заявления во все инстанции одновременно, требуя прокурорских и судебных проверок, обоснованности данного процессуального действия и обжаловать все (!) без исключения решения следователя, которые Вам не выгодны. Тогда есть вероятность (именно вероятность!) того, что столь сильный напор надзирающим инстанциям надоест и они предпочтут выпустить Вас под подписку о невызде (да и черт с ней, главное — оказаться дома и не стать инвалидом от сидения в КПЗ или допросов следователя. В спокойной обстановке гораздо больше шансов, используя необходимую литературу и возможные консультации знакомых юристов, грамотно построить свою защиту и перейти в контрнаступление).

Дополнительно ко всему тому «компоту» из оснований, который описан выше, содержание под стражей применяется еще и для «пресечения дальнейшей преступной деятельности», «пресечения возможности скрыться от следствия и суда» и «пресечения уничтожения улик и возможных вещественных доказательств», то есть вероятностных, а отнюдь не конкретных причин. Получается парадокс: фантазии следователя выдаются за реально существующее действие. Это как раз уже дает определенный шанс на оспаривание Вашего содержания под стражей — Закон требует доказательно (!) мотивировать любое постановление следователя, особенно касающееся ограничения Конституционного права гражданина на личную свободу. Понятно, что мотивировать несовершенное действие невозможно соответственно, необходимо требовать от следователя именно этого (маленькое отступление: если бы следователь попытался объяснить свои действия перед комиссией психиатров, то ему за такую «мотивировочку» своих поступков точно влепили бы «манию преследования» или «депрессивное сумеречное состояние», ибо превентивные действия в адрес посторонних людей отвечают анемнезу этих заболеваний).

ОБРАЗЕЦ:

Председателю суда П-ского района СБп г. Восьмиглазову В. В. отгр. Весельчакова Т. Р.

ЗАЯВЛЕНИЕ

01.01.2000 года я был задержан по ст. 122 УПК РФ по подозрению в совершении кражи у своего соседа Алкашикова Б. Б. якобы путем подбора ключей к двери его комнаты и хищения оттуда ящика портвейна «Кавказ».

Следователь П-ского Следственного Отдела гр. Пьен-дросов-Вагнер Э. Э. выписал постановление о моем задержании на основании того, что я якобы «попытаюсь скрыться от следствия» и «попытаюсь уничтожить улики» путем распития вышеуказанного портвейна (который не найден!) и физического устранения гр. Алкашикова Б. Б. Откуда и каким образом следователь Пьендросов-Вагнер получил подобные «сведения» (не забывайте о кавычках. — Прим. Автора), мне неизвестно и непонятно. На момент задержания я жил по месту своей прописки, при обыске в моей комнате ничего найдено не было (а если и было, то подкинули! — Прим. Автора), и соответственно что-либо «уничтожить» я не имел возможности.

Прошу Вас в судебном порядке и с моим участием провести необходимую проверку действий и мотивировок следствия и принять Конституционное и Законное решение.

(Число, подпись.

У судьи есть 48 часов, чтобы рассмотреть подобную жалобу. Больше времени Закон не дает, отсутствие рассмотрения в указанный срок является грубейшим нарушением Конституции РФ.

У следователя появляются примерно сутки на подготовку своей мотивировки и обоснования постановления, и он попадает в жесткий цейтнот, ибо разумно объяснить свои действия в подобной ситуации может только человек, имеющий машину времени и заглянувший в будущее. Следователь же имеет только одну возможность: подготовить «свидетельские показания», в которых будет сказано, что Вы подобный бред (побег из-под стражи, уничтожение улик и свидетелей) готовили и еще об этом всем рассказывали! Со столь «весомыми» показаниями несчастного Стража Порядка поднимут на смех даже его коллеги, не говоря уже о судье.

Ваша задача в судебном заседании, где будет рассматриваться Ваш вопрос, потребовать у следователя доказать пункты мотивировки постановления, указав на обязательность доказывания любого следственного действия, что отражено в статьях 68 и 69 УПК РФ.

Статья 68 УПК РФ: Обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу

При производстве дознания, предварительного следствия и разбирательстве уголовного дела в суде подлежат доказыванию:

1) событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления);

2) виновность обвиняемого в совершении преступления и мотивы преступления;

3) обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности обвиняемого, указанные в статьях 61 и 63 Уголовного кодекса Российской Федерации, а также иные обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого;

(в ред. Федерального Закона от 21.12.96 № 160-ФЗ)

4) характер и размер ущерба, причиненного преступлением.

Подлежат выявлению также причины и условия, способствовавшие совершению преступления.

(в ред. Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 08.08.83 — Ведомости Верховного Совета РСФСР, 1983, No 32, cm. 1153)

Статья 69 УПК РФ: Доказательства

Доказательствами по уголовному делу являются любые фактические данные, на основе которых в определенном Законом порядке орган дознания, следователь и суд устанавливают наличие или отсутствие общественно опасного деяния, виновность лица, совершившего это деяние, и иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела.

Эти данные устанавливаются: показаниями свидетеля, показаниями потерпевшего, показаниями подозреваемого, показаниями обвиняемого, заключением эксперта, актами ревизий и документальных проверок, вещественными доказательствами, протоколами следственных и судебных действий и иными документами.

(вред. Федерального Закона от 17.12.95N0 200-ФЗ)

Доказательства, полученные с нарушением Закона, признаются не имеющими юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания обстоятельств, перечисленных в статье 68 настоящего Кодекса.

(в ред. Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 08.08.83; Закона РФ от 16.07.93Ns 5451-1 — Ведомости Верховного Совета РСФСР, 1983, № 32, cm. 1153; 1993, № 33, cm. 1313)

Обратите внимание на то, что Закон обязывает следствие все подтверждать только документально! Соответственно для оправдания применения меры пресечения следователь обязан составить некий документ, и это — совсем не постановление. Для Служителей Фемиды предыдущая фраза явно будет откровением, они-то до сих пор считают, что как раз постановление и объясняет все нюансы применения меры пресечения. Это далеко не так!

Постановление — лишь финальный документ, опирающийся на документальные доказательства. Угадайте с трех раз, много ли у следователя подобных «документов» в начале следствия? Из вышеизложенного следует, что отечественный комиссар Жюв вынужден будет познакомить и суд, и Вас лично с некими «доказательствами намерений» и «потенциальными желаниями». (Опять же в обычной жизни человек, действующий на основании «астрально-ментальных» предположений и совершающий действия против окружающих без реальных на то оснований, прямым ходом отправляется в сумасшедший дом).

Соответственно позиция защиты своих прав должна быть такова: доказательства на стол — и баста! О «предположениях» пусть следователь говорит со своими коллегами на посиделках, в нерабочее время, к гражданину его мозговые выверты не имеют никакого отношения.

3. Проведение обыска, результаты выемки и арест на имущество.

См. комментарии к статьям 167-177 УПК РФ настоящей работы.

4. Процессуальные нарушения следователя. Данный пункт предоставляет гражданину широчайшее поле деятельности по подаче заявлений. Малозначительные, на первый взгляд, детали, коими являются процессуальные нарушения, на самом деле формируют отношение (!) вышестоящих инстанций и суда к качеству работы следователя и к достоверности дела в целом. Процессуальные нарушения бьют одновременно и по обвиняемому, и по потерпевшему, в равной степени нарушая их гражданские права.

Основными нарушениями можно считать следующие:

— «беседа» без протокола, в процессе которой местный Мефэ получает некие «сведения». Следователь, в принципе, не может общаться с участниками процесса без протокола допроса (за исключением случайной встречи на улице, да и то — вежливо поздоровались и разошлись), так как, по мнению стороннего наблюдателя, такие «беседы» могут свидетельствовать о сговоре.

Из этого следует, что любое предложение «поговорить без протокола» необходимо пресечь на корню, дабы не иметь для себя в будущем негативных последствий;

— неполная или нечеткая запись Ваших слов. Восприятие любого слова или обозначения у людей разное. Одно и то же понятие вызывает различные ассоциации, и то, что Вам может казаться совершенно понятным, для другого — «темный лес».

Следователь, записывающий Ваши показания, привносит в Ваш лексический ряд свое видение проблемы и свое отношение к Вам лично. Дабы не произошло «смешения понятий и образов». Вам необходимо постоянно настаивать именно на дословном фиксировании Ваших слов и пресекать (путем своих дополнений и замечаний в протоколе допроса любую (!) попытку эти слова интерпретировать или «объяснить процессуальным языком», как любят говорить следователи.

Свои выражения, занесенные в протокол. Вы объяснить сможете, слова следователя — нет (если вообще поймете, о чем идет речь);

— отсутствие или несвоевременное оформление постановлений или иных документов. Распространенное нарушение, связанное с элементарной халатностью следователя. Но гражданина, в особенности того, чьи права ограничены, это не должно волновать.

Пример: полная бессмыслица творится в наложении ареста на имущество. Сам процесс ареста расписан довольно четко, но вот сроки не указаны нигде и непонятно, через сколько суток после обыска и выемки этот вопрос должен быть решен.

По логике изъятое у гражданина имущество без наложения на него ареста находится в милиции или прокуратуре незаконно. Однако может пройти месяц, а протокол так и не будет составлен. Следователь все это время активно эксплуатирует Ваше имущество, кушает Ваши продукты, «поправляет здоровье» Вашим коньячком и (или) носит Ваши вещи (автор не утверждает, что это происходит обязательно, но такие случаи распространены).

Соответственно когда служитель Фемиды наконец-то соизволит наложить арест на имущество, оказывается, что половина Ваших вещей пришла в полную негодность, части нет вообще, а от Ваших заявлений по этому поводу просто отмахиваются и говорят, что «все так и было, нечего врать!»

К тому же ряду относятся нарушения в оформлении постановлений о назначении экспертиз и ознакомление с ними граждан задним числом, после производства самой экспертизы;

— попытки проставить на протоколе или ином документе число, не соответствующее действительному. Делается это по многим причинам, все они равно невыгодны всем гражданам-участникам процесса следствия.

5. Отсутствие или неполнота мотивировки процессуального действия — «ахиллесова пята» следствия в целом. Больших невнятицы и несуразицы, чем в мотивации Стражей Порядка, пожалуй, нет нигде.

Объяснение этому до безобразия элементарно: чтобы построить грамотную мотивировку, необходимо опираться на доказательную базу. А наличие доказательной базы предполагает изначальный подход к делу с точки зрения здравого смысла и с учетом прав Гражданина. Вот это уже тяжело — сотрудники Правоохранительных Органов уверены в своей «исключительности» и способности лучше понимать Закон и события, чем «все остальные» граждане, поэтому на соблюдение чьих-то прав обращают мало внимания. Мотивировка становится некой формальностью, которую абы как необходимо вписать в постановление, смысл ее особенно не важен.

При ознакомлении с мотивировкой любого следственного действия гражданину крайне важно оценить все без исключения слова в этих нескольких фразах. Мотивировку следует читать не спеша, условно разделив ее на фрагменты, и прикинуть, что из текста действительно имеет под собой почву, а что является домыслом следователя. Стандартное соотношение желаемого с действительным — примерно три к одному. Лучше потребовать переделать мотивировку сразу, чем в дальнейшем иметь «геморрой» с идиотическими последствиями процессуального действия.

6. Нарушения в доказательствах (от неправильного восприятия доказательств до прямой фальсификации).

Ни одно доказательство не имеет заранее установленного значения, преимущества или силы, и ни одно не может признаваться более или менее весомым. Этот принцип жизненно необходимо исповедовать на всем протяжении процесса следствия.

Любое доказательство помимо факта своего существования должно быть подтверждено: имеет ли оно к Вам какое-либо отношение, имеет ли оно отношение к конкретному делу, правильно ли оно воспринимается и т. д.

Особое внимание стоит обратить на так называемые доказательства преступной деятельности. В их число бравые Холмсы включают все, что ни попади: деньги, кухонный нож, молоток, гвоздодер и пр. Заставьте их сначала объяснить, в чем заключается факт «преступной деятельности», а затем уже что-либо верещать о доказательствах.

7. Физическое насилие, шантаж и угрозы в адрес любого участника процесса.

Этот пункт подробно прокомментирован в предыдущих статьях.

СТАТЬЯ 219 УПК РФ: РАССМОТРЕНИЕ ЖАЛОБЫ ПРОКУРОРОМ

Прокурор в течение трех суток по получении жалобы обязан рассмотреть ее и уведомить заявителя о результатах рассмотрения. В случае отказа прокурор обязан изложить мотивы, по которым жалоба признана неосновательной.

В течение трех суток прокурор рассматривает жалобы только (!) по поводу ареста или задержания. Во всех остальных случаях — месяц.

При направлении своей жалобы прокурору (по любому поводу) нужно проследить, чтобы Ваше заявление обладало следующими достоинствами:

1. Небольшой объем — не более двух страниц текста.

2. Заявление по одному факту, дабы прокурор не «закопался» в подпунктах и понял в принципе, чего от него хотят.

3. Общая тональность заявления: «Помоги, отец родной!»

4. Простота и доступность текста.

5. Очень (!) разборчивый почерк, желательно — машинописное заявление или компьютерный текст.

6. Отсутствие прямых выпадов в адрес следователя (не обзываться, не писать: «Явно купленный следователь с кислым лицом обиженного олиго-френа» и т. д.). Вы пишете по делу, а не насчет личных характеристик следователя.

7. Понятное для должностного лица изложение того, чего Вы хотите, — меры прокурорского реагирования и некое, совершенно конкретное, решение.

8. Соответствие Закону (конкретной статье УПК РФ) своей просьбы и расчет, что в силах прокурора это сделать.

9. Четкое понимание того, насколько выгодно то или иное решение прокурору, и бить в нужную точку. К слову, подобный опыт начинает появляться довольно быстро — после написания пяти-шести заявлений.

Эти «девять заповедей» заявителя в большинстве случаев приносят положительный результат (не быстро, но приносят).

Желательно продублировать любую свою жалобу вышестоящему прокурору.

СТАТЬЯ 220 УПК РФ: ОБЖАЛОВАНИЕ ДЕЙСТВИЙ И РЕШЕНИЙ ПРОКУРОРА

Жалобы на действия и решения прокурора приносятся вышестоящему прокурору.

Чиновникам наплевать на общественное мнение и на отношение к себе отдельного гражданина. Единственное, чего они боятся, — это недовольства своего начальства, которое может отлучить должностное лицо от «кормушки». А недовольство возникает в том случае, если начальству приходится разбираться с заявителями, с которыми «не справились» подчиненные.

Жалобы на действия прокурора несколько отличаются от жалоб на следователя. Прокурорским «проколом» следует считать отсутствие должного контроля действий следствия и невыполнение распоряжений прокурора следователем. Вот по этим вопросам в вышестоящие инстанции и стоит обращаться. Рассмотрим их по порядку. 1. Отсутствие контроля за следствием. Создать это мнение у вышестоящего начальства достаточно легко. Для этого необходимо лишь постоянно дублировать ему все свои жалобы на следователя, направляемые непосредственно надзирающему прокурору. Через достаточно короткое время у руководства создастся впечатление, что районный прокурор — полный импотент в своей работе, и ему «укажут» на то, чтобы он выстраивал контроль, «как положено». В случае отсутствия у него такого желания или возможностей ему порекомендуют подумать о новом месте работы.

2. Невыполнение распоряжений прокурора следователем.

Чаще встречается в следствии самой прокуратуры, но и следователи МВД бывает «плюют» на указания районного прокурора. Это происходит тогда, когда прокурор либо слишком мягок, либо настолько туп, что его никто в грош не ставит. Естественно, «торпедировать» его указания и делать все наоборот никто не будет, распоряжения подобного прокурора будут просто валяться в деле без разрешения в ту или иную сторону.

При обращении с жалобой на прокурора надо избегать самого слова «жалоба» — помните: Ваше заявление с резолюцией поступит на стол этого самого прокурора, и если он узреет прямые выпады в свой адрес, то Вам это не принесет никакой пользы.

Тональность обращения в вышестоящую прокуратуру должна быть следующей: «Понимая огромный объем работы, выполняемой прокурором, его беззаветное служение Закону, я, тем не менее, вынужден (как мне это ни горько) обратиться к Вам, уважаемый Вышестоящий Прокурор, с тем, что мои Права (маленького и совсем беззащитного человека!) нарушаются следователем, а прокурор (опять же из-за перегруженности более серьезной работой) совсем за этим не следит. Вы уж как-нибудь намекните ему, чтобы он немного отвлекся (конечно же, от дел, а совсем не от махинаций с квартирами или получением взяток, упаси Бог такое подумать! — Прим. Автора), и обратил свой начальственный взор на то жалкое и скучное уголовное дельце, о котором я уже столько времени талдычу».

Главное, чтобы в вышестоящей инстанции поняли: Вы не «наезжаете» непосредственно на касту прокуроров, а просите их, как крупных специалистов, дать свою грамотную оценку действий следователя и решить возникшие вопросы. Тогда успех Вашего заявления обеспечен. Но не сразу — начиная с третьего-четвертого захода, то есть через пару месяцев.

Во время ведения следствия желательно не вступать в открытую конфронтацию с непосредственным надзирающим прокурором, а мягко просить его принимать некие решения, чтобы через некоторое время он стал их воспринимать как свои собственные — тогда выполнения решений он добьется.

СТАТЬЯ 220' УПК РФ: ОБЖАЛОВАНИЕ В СУД АРЕСТА ИЛИ ПРОДЛЕНИЯ СРОКА СОДЕРЖАНИЯ ПОД СТРАЖЕЙ •

(введена Законом РФ от 23.05.92 № 2825-1 — Ведомости СНД РФ и ВС РФ, 1992, № 25,

cm

. 1389)

Жалобы на применение органом дознания, следователем, прокурором заключения под стражу в качестве меры пресечения, а равно на продление срока содержа

ния под стражей приносятся в суд лицом, содержащимся под стражей, его защитником или законным представителем непосредственно либо через лицо, производящее дознание, следователя или прокурора.

Администрация места содержания лица под стражей по получении адресованной суду жалобы этого лица на арест или продление срока содержания под стражей обязана немедленно и, во всяком случае, не позднее двадцати четырех часов с момента ее получения направить жалобу в соответствующий суд с уведомлением о том прокурора.

Лицо, производящее дознание, следователь и прокурор обязаны в течение двадцати четырех часов направить в суд поступившую жалобу вместе с материалами, подтверждающими законность и обоснованность применения заключения под стражу в качестве меры пресечения или продления срока содержания под стражей, а при необходимости — также и со своими объяснениями. В случае, если жалоба была принесена через администрацию места содержания под стражей, прокурор обязан направить в суд указанные материалы и объяснения в течение двадцати четырех часов с момента получения от администрации места содержания лица под стражей уведомления о подаче этим лицом жалобы.

Принесение жалобы впредь до ее разрешения не приостанавливает действия постановления о применении заключения под стражу в качестве меры пресечения и не влечет освобождения лица из-под стражи, если это не найдет нужным сделать лицо, производящее дознание, следователь или прокурор.

Положение статьи 2201, ограничивающее круг-лиц, имеющих право на судебное обжалование постановления о применении к ним в качестве меры пресечения заключения под стражу, только лицами содержащимися под стражей, и связанное с ним положение ст. 220-о проверке законности и обоснованности применения заключения под стражу судом только по месту содержания лица под стражей признано не соответствующим Конституции Российской Федерации

(Постановление Конституционного Суда РФотОЗ.05.95 № 4-П).

Конституционный суд РФ признал несоответствующим Конституции РФ положение настоящей статьи УПК РФ, ограничивающей круг лиц, которым гарантирована судебная проверка законности содержания под стражей, и вынес решение, что на подобную проверку имеют право любые (!) задержанные (Российская газета, 1995, 12 мая). 380

Конституционный Суд РФ обязал следствие представлять в суд все (!) материалы, доказывающие обоснованность задержания или ареста, все процессуальные документы (включая постановления) и все реабилитирующие материалы по требованию задержанного гражданина и его защиты.

СТАТЬЯ 2202: СУДЕБНАЯ ПРОВЕРКА ЗАКОННОСТИ И ОБОСНОВАННОСТИ АРЕСТА ИЛИ ПРОДЛЕНИЯ СРОКА СОДЕРЖАНИЯ ПОД СТРАЖЕЙ

(введена Законом РФ от 23.05.92 № 2825-1 — Ведомости СНД РФ и ВС РФ, 1992, Ns 25, cm. 1389)

Судебная проверка законности и обоснованности применения заключения под стражу в качестве меры пресечения, а равно законности и обоснованности продления срока содержания под стражей производится судьей по месту содержания лица под стражей.

Судья проверяет законность и обоснованность ареста или продления срока содержания под стражей не позднее трех суток со дня получения материалов, подтверждающих законность и обоснованность заключения под стражу в качестве меры пресечения.

Судебная проверка законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей производится в закрытом заседании с участием прокурора, защитника, если он участвует в деле, а также законного представителя лица, содержащегося под стражей. Судья вызывает в заседание лицо, содержащееся под стражей. Неявка без уважительных причин сторон, своевременно извещенных о дне рассмотрения жалобы, не является препятствием для судебной проверки.

Судебная проверка законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей в отсутствие лица, содержащегося под стражей, допускается лишь в исключительных случаях, когда это лицо ходатайствует о рассмотрении жалобы в его отсутствие либо по собственной инициативе отказывается от участия в заседании.

В начале заседания судья объявляет, какая жалоба подлежит рассмотрению, представляется явившимся в заседание лицам, разъясняет им права и обязанности. Затем заявитель, если он участвует в рассмотрении жалобы, обосновывает ее, после чего заслушиваются другие явившиеся в заседание лица.

В результате судебной проверки судья выносит одно из следующих постановлений:

1) об отмене меры пресечения в виде заключения под стражу и об освобождении лица из-под стражи;

2) об оставлении жалобы без удовлетворения. В случае, если в заседание не были представлены материалы, подтверждающие законность и обоснованность применения заключения под стражу в качестве меры пресечения или продления срока содержания под стражей, судья выносит постановление об отмене этой меры пресечения и об освобождении лица из-под стражи.

Постановление судьи должно быть мотивированным. Судья вправе одновременно с вынесением постановления об отмене меры пресечения в виде заключения под стражу избрать любую другую предусмотренную Законом меру пресечения.

Копия постановления судьи направляется прокурору и заявителю, а в случае принятия решения об освобождении лица из-под стражи — также по месту содержания лица, заключенного под стражу, для немедленного исполнения. Если лицо, содержащееся под стражей, участвует в заседании, оно в указанном случае освобождается судьей из-под стражи немедленно в зале судебного заседания.

В случае оставления жалобы без удовлетворения повторное рассмотрение судьей жалобы того же лица по тому же делу в порядке, предусмотренном настоящей статьей, допускается, если заключение под стражу в качестве меры пресечения было вновь избрано после ее отмены или изменения лицом, производящим дознание, следователем или прокурором.

Задача гражданина в судебном заседании — аргументировать свою позицию и обратить особое внимание суда на мотивацию задержания и хронические формальные нарушения (см. Комментарий к статье 218 УПК настоящей работы).

Эпилог

Если при использовании Вами рекомендаций из настоящей работы Служители Фемиды начнут шипеть, обзывать Автора разными нехорошими словами и заявлять, что, мол, «Серебряков — дилетант и неправильно объясняет сущность У ПК», знайте — Вы действительно «зацепили» своих оппонентов за что-то серьезное и они опасаются продолжения общения с Вами в том же стиле. Причины для этого у них могут быть самые разнообразные — от неспособности мотивированно объяснить свои решения по делу до страха перед начальством, которое обратит внимание на Ваши заявления и сделает соответствующие выводы о профессиональной пригодности выбранного Вами для атаки должностного лица.

Опасения и нервозность Стражей Порядка в общении с гражданами — это самый верный признак того, что человек находится на правильном пути в деле отстаивания своих Гражданских Прав. Свободы человека являются наивысшей ценностью, и «забывчивым» сотрудникам Правоохранительной Системы необходимо об этом постоянно напоминать. Не народ существует для обслуживания Органов Внутренних Дел, а совсем наоборот. Обязанность МВД и прокуратуры — соблюдать, а не ограничивать гражданские права всех жителей России.