§ 2. Советское государство, его исторический путь и распад

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 
170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 
187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 
204 205 206 207 208 209 

История Советского государства сложна, противоречива и поучительна. Она вобрала в себя веру народа в идеалы социализма, их извращение властями и трагические последствия тоталитаризма. Ее всестороннее исследование станет, надо полагать, важным предметом отечественной науки.

Трудный путь Советского государства можно смело назвать историческим бездорожьем, ибо аналогов в мировой истории не было. Согласно марксистской теории пролетарская революция ломает, разрушает старую государственность и устанавливает диктатуру пролетариата. Переходное к коммунизму государство мыслилось создать по типу Парижской Коммуны, без специального аппарата и чиновничества, без армии, без разделения властей. Основная цель его заключалась в подавлении сопротивления свергнутого эксплуататорского класса; по мере ее достижения государство должно было начать отмирать.

Первым непродолжительным периодом в развитии молодого Советского государства был так называемый военный коммунизм с примитивной уравниловкой, прямым продуктообменом, трудовой армией, военным принуждением. По сути это было государство военной диктатуры. В.И. Ленин в числе первых увидел и признал ошибочность политики военного коммунизма. «Мы рассчитывали – или, может быть, вернее будет сказать: мы предполагали без достаточного расчета – непосредственными велениями пролетарского государства наладить государственное производство и государственное распределение продуктов по-коммунистически в мелко-крестьянской стране. Жизнь показала нашу ошибку». Строительство коммунизма путем организации производства методами государственного принуждения и уравнительного государственного распределения – нонсенс, пародия на коммунизм, его дискредитация.

На смену военному коммунизму пришел самый интересный и богатый по содержанию период в истории нашего общества и государства – нэп. По сути дела, нэп – это, скорее всего, интуитивное движение страны по социал-демократическим ориентирам. Новые правила хозяйственной деятельности на основе многоукладной экономики стимулировали предприимчивость, трудолюбие, повышали жизненный уровень народа. В промышленности внедрялись хозяйственный расчет, оптовая торговля, в сельском хозяйстве – кооперация, взаимовыгодная смычка, обмен товарами с городом, в обществе – гласность, дискуссии, правовые начала. В 1922 г. на добровольной договорной основе образуется СССР, в 1924 г. принимается союзная Конституция, начинают утверждаться законность и демократия. В эти годы предпринимаются эффективные меры по созданию четко действующего и подконтрольного народным массам государственного аппарата. Если бы нэп утвердился надолго и всерьез (как писал В.И. Ленин), наша страна могла бы пойти по пути строительства справедливого социалистического общества.

Вместе с тем уже в конце 20-х гг. нэп был ликвидирован. Надвигались сумерки тоталитаризма, или новый вариант военного коммунизма. Партийный и государственный аппарат наводнили деклассированные элементы (люмпен-выдвиженцы) – люди без социальных корней, нравственного кодекса, готовые нерассуждающе повиноваться сильному, т. е. обладающему в данный момент реальной властью. Именно люмпен-выдвиженцы и новая партийно-государственная бюрократия превратились в основную опору сталинского режима.

Российская многовековая традиция патернализма нашла воплощение в мелкобуржуазном вождизме, характерном для многомиллионной крестьянской страны. Психология вождизма, бюрократическое обожествление авторитета и послужили питательной средой культу личности Сталина. К началу 30-х гг. тоталитарный режим стал суровой политической реальностью. Его основные черты состояли в следующем.

Во-первых, неограниченная и бесконтрольная высшая власть была сосредоточена в руках диктатора, который осуществлял ее через принудительно-репрессивный, милитаризованный чиновничье-бюрократический аппарат.

Во-вторых, власть часто реализовалась неправовыми методами насилия, массового жестокого террора, произвола и беззакония. Человеческая личность оказалась ничем и никем не защищенной. И хотя Конституция СССР 1936 г. закрепила определенные права и свободы граждан, однако пик репрессий, произвола и беззакония пришелся именно на 1937 г. Следовательно, тоталитарный режим не считался не только с текущим законодательством, но и с Основным Законом страны.

В-третьих, официальные конституционные органы государства – система Советов – проводили в жизнь указания диктатора и директивы партийной номенклатуры. Демократические начала в их деятельности были во многом выхолощены. Территориально государственная власть осуществлялась по принципу строгого сверхцентрализма.

В-четвертых, произошло огосударствление общества, которое всеобъемлюще (тотально) контролировалось административно-карательным аппаратом. Политическая власть распространилась на экономику, на все народное хозяйство. Экономические рычаги были сосредоточены в руках бюрократического аппарата, что обусловило доминирование монопольной государственной собственности и планово-командных методов хозяйствования как материальной основы тоталитарной диктатуры.

В-пятых, в стране существовала одна строго централизованная партия, верхушка которой стояла над государством и обществом.

В-шестых, массированной культовой идеологии удалось убедить многих в том, что происходящее необходимо и справедливо, что сталинский режим создает условия для строительства социализма, но поступательному движению к нему мешают многочисленные враги и реакционеры, против которых в силу их особой опасности допустимы любые средства борьбы. И люди в большинстве своем поддерживали преступный режим, самоотверженно трудились, отдавали все силы выполнению и перевыполнению планов, рапортовали вождю о трудовых и творческих достижениях, маршировали в праздничных колоннах, не только не сознавая, что служат марионетками в чудовищных манипуляциях десятками миллионов человеческих судеб, но искренне веря, что действуют для пользы общества, строят социализм.

В действительности тоталитаризм по своей сути ничего общего с социализмом не имеет, чужд и враждебен социализму. Он причинил огромный вред социализму, полностью извратил, деформировал его, однако подорвать веру советских людей в идеалы нового строя так и не смог. Суровым экзаменом на верность этим идеалам, на преданность Родине стала Великая Отечественная война. И в трудные послевоенные годы наша страна двигалась вперед по пути экономического, научно-технического прогресса, осваивала атомную энергию, открыла эру освоения космоса и др. По масштабам народного образования, науки, культуры она прочно занимала передовые позиции в мире. Чем определялись эти несомненные успехи? В немалой степени тем, что реальная практика опиралась на вековые российские традиции: коллективизм – на общинность и соборность, трудовой энтузиазм – на трудовую российскую мораль, укрепление государства – на державность и т. д. И делалось все это не благодаря сталинскому режиму, а вопреки ему.

В послевоенное время общество стало все более настороженно воспринимать факты беззакония и произвола, в общественном сознании зрела надежда на перемены, особенно усилившаяся после смерти Сталина.

Идущие от народа социальные, нравственные импульсы, ожидания и надежды не могли остаться без ответа. Требовались более гуманная политика, экономические реформы и демократические перемены. Во второй половине 50-х гг. такие преобразования, хотя и половинчатые, последовали. Были разработаны и проводились в жизнь программы подъема сельского хозяйства, технического перевооружения промышленности, улучшения пенсионного обеспечения, повышалась заработная плата низкооплачиваемых слоев населения. Возглавил преобразования Н.С. Хрущев. В этот период были осуждены произвол и беззаконие сталинского режима, делались шаги по укреплению законности, развитию демократии. В стране была создана более или менее благоприятная обстановка для развития юридической науки, для активного совершенствования законодательства.

В нашей литературе утверждается, что после смерти Сталина крайности тоталитарного режима были устранены, но тоталитарная сущность государства осталась неизменной. Это утверждение нельзя признать бесспорным: неправовое насилие, террор и беззаконие государственных органов заканчивались, народ освобождался от гнетущей социальной и правовой незащищенности. По сути дела, в стране установился другой, с элементами демократии и законности политический режим – режим авторитарный. Однако социальная база сталинизма оставалась значительной. Кроме того, не претерпевший существенных изменений, привыкший восхвалять Сталина пропагандистский аппарат с неменьшим размахом и азартом, чем Сталина, начал восхвалять Хрущева. На гигантской волне лжи и лести разрастались субъективизм и хрущевские импровизации: непродуманные реорганизации государственного аппарата, призывы догнать и перегнать США по производству молока и мяса за два-три года, построить материально-техническую базу коммунизма к 1980 г. и др.

Осенью 1964 г. во главе партии и страны оказался ставленник партийно-государственной бюрократии и номенклатуры Л.И. Брежнев. Как раз в это время появилась тяга к устоявшимся, проверенным централизованным командно-административным методам государственного управления. Боязнь нового, нежелание менять существующее положение дел и обусловили догматизм и консерватизм данных методов.

В 60-е и 70-е гг. во всем мире происходили большие изменения, бурно развивался научно-технический прогресс. Советский же Союз находился в состоянии застоя. Постепенно ухудшалось экономическое положение в стране, непомерные военные расходы изматывали общество, множились различные диспропорции. В то же время безудержно усиливались восхваления Брежнева, плодились ритуалы, замалчивалось все негативное, парадности и показухе с неизменностью сопутствовали приписки и очковтирательство. В стране процветали лицемерие и ложь, порождающие общественную пассивность, равнодушие, упадок нравственности. На всех уровнях началось разложение партийно-государственного аппарата. Нарастающий кризис охватил все сферы общества. Принятая в 1977 г. Конституция не внесла сколько-нибудь заметных изменений в общественную жизнь, во внутреннюю и внешнюю политику государства. Сама жизнь требовала проведения продуманных, научно выверенных и последовательных преобразований, прежде всего в экономике.

В 1985 г. экономические реформы начались. Их цели и суть определялись так: добиться значительного ускорения экономического развития на базе научно-технических достижений, вести поиск новых форм управления и на этой основе постепенно переходить к рыночным отношениям. Однако вскоре было решено проводить глубокие экономические реформы одновременно с радикальным реформированием всей политической системы, т. е. речь уже пошла о революционной перестройке.

Сегодня перестройка (еще недавно – сверхмодное слово) оценивается почти однозначно негативно. Однако меньше внимания уделяется выяснению и анализу причин, почему она не состоялась, не вывела общество из застоя и кризиса, а углубила его. Причин провала перестройки, надо полагать, много, но (не без оснований) в литературе на первое место выдвигают субъективную: столь крупномасштабные преобразования возглавили совершенно не готовые и не способные к этому выходцы из партийно-государственной номенклатуры. Не существовало научно обоснованного плана реформирования общества, не были определены приоритеты, цели и последовательность преобразований. Организаторы перестройки плохо знали свое общество, его историю, традиции и, естественно, не опирались на них. Правда, на первых порах экономические цели были понятны людям и поддерживались ими – переход от экстенсивных методов хозяйствования к интенсивным, ускоренное развитие экономики страны и др. Но не было случая, чтобы очередные задачи ставились после выполнения предыдущих.

Уже на ранних стадиях перестройка сместилась в политическую сферу. Без серьезных научных обоснований, в спешке были созданы новые высшие органы государственной власти – громоздкий, неповоротливый и плохо управляемый Съезд народных депутатов СССР («митинг под крышей») и постоянно действующий Верховный Совет СССР. Законодательная власть оказалась в руках двух органов, что породило дублирование, параллелизм в работе, подрывало их ответственность. Затем был учрежден (тоже без всяких серьезных обоснований) пост президента страны.

Сложные политические нововведения и бури отодвинули на задний план проблемы экономики, вызвали разрыв ее закономерных, взаимоподдерживающих связей с политикой. Нарастающий груз экономических и политических ошибок становился неподъемным. На таком фоне разрастались сепаратизм, национализм, вспыхнули противоестественная «война законов» и «противоборство суверенитетов», которые разрушали основы многонационального государства. И хотя в марте 1991 г. на Всесоюзном референдуме народ высказался за сохранение СССР, его распад вскоре стал свершившимся фактом, принесшим ни в чем не повинному народу неисчислимые беды и страдания.