1 Общие вопросы применения метода прямого внутринационального регулирования

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 

В ситуации, когда государство допускает иностранные компании к ведению предпринимательской деятельности на своей территории с использованием организационно-правовых форм отечественных юридических лиц (через создание отечественных юридических лиц, учредителями которых являются иностранные компании), коллизионный метод не может принести желаемого правового результата Коллизионная норма, по общему правилу, будет отсылать к праву данного государства, в соответствии с законами которого учреждено новое юридическое лицо и на территории которого находятся его официальные органы управления

Однако по целому ряду политических и экономических причин государство не может зайти столь далеко и, предоставив в распоряжение иностранного лица отечественные организационно-правовые формы юридических лиц, полностью (без всяких ограничений и изъятий) распространить на деятельность такого рода компаний материальные нормы своего законодательства Государство вынуждено принимать правовые нормы прямого действия, специально направленные на регулирование порядка допуска и осуществления последующей предпринимательской деятельности иностранных компаний на территории данного государства Совокупность такого рода норм получила название «законодательство об иностранных инвестициях» и является внешним выражением применения другого метода международного частного права —

метода прямого внутринационального регулирования

В литературе вопрос о природе материально-правовых норм внутринационального права, специально направленных на регулирование отношений с участием иностранного элемента, а также о месте таких норм в правовой системе вызывает оживленные споры Мнения авторов по данному вопросу можно разделить на следующие три основные группы

Сторонники первой точки зрения считают, что рассматриваемая группа норм не должна включаться в состав международного частного права По своей правовой природе эти нормы входят в соответствующие отрасли национального права— гражданское, административное и тд На такой позиции стоял один из крупнейших отечественных специалистов в области международного частного права ЛА Лунц Он отмечал следующее: «Выделение институтов советского материального права, предназначенных регулировать внешнюю торговлю и оборот с иностранными государствами, из сферы гражданского права в тесном смысле слова с отнесением этих институтов к международному частному праву, едва ли будет способствовать достаточно углубленному пониманию и изучению этих норм… Таким образом, став на указанный выше путь, мы пришли бы к тому, что граница между международным частным правом и гражданским правом была бы вовсе стерта»

[123]

М Вольф также не включает «право иностранцев» в предмет своей работы: «Некоторые авторы относят к предмету международного частного права вопросы о правовом положении иностранцев по внутренним законам страны… Такого рода проблемы как с юридической, так и с политической стороны весьма отличаются

от

проблем,

относящихся к

применимости закона По этим соображениям было признано предпочтительным исключить такие проблемы из настоящего исследования»

[124]

Л Раапе считает, что «от международного частного права следует далее отличать право, касающееся иностранцев, которое… представляет собой материальные, а не коллизионные нормы С другой стороны, эти нормы относятся к самым различным областям права, следовательно, не только к частному праву, но к праву процессуальному, конкурсному, административному и тд С этой точки зрения, следовательно, право, касающееся иностранцев, — это целый ряд правил из всех возможных областей отечественного права, за исключением как раз международного частного права»

[125]

Наиболее развернуто данная точка зрения в отечественной доктрине обоснована ИЛ Кичигиной В своей работе она опровергает целесообразность выделения метода прямого регулирования нормами внутреннего права «Эти нормы носят либо административно-правовой характер и в силу этого применяются независимо от постановки коллизионной проблемы, либо являются гражданско-правовыми нормами, применение которых основывается на односторонних коллизионных нормах В первом случае отнесение их к международному частному праву не соответствовало бы гражданско-правовому характеру регулируемых отношений, во втором случае действие этих норм может рассматриваться в составе коллизионного метода»

[126]

Вторая точка зрения основана на выделении в рамках международного частного права единого «прямого» материально-правового метода регулирования Все нормы международного частного права при этом разделяются на две большие группы— коллизионные нормы и материально-правовые нормы прямого действия, причем каждой из этих групп соответствует свой метод правового регулирования (коллизионный и материально-правовой) Таких позиций придерживаются ММ Богуславский

[127]

, а также 3 Кучера Эти авторы объединяют в единую категорию «прямых» норм материально-правовые нормы, унифицированные путем заключения международных соглашений, и внутринациональные нормы, «в которых содержится материально-правовое урегулирование прав и обязанностей сторон, и применение этих норм происходит без предварительного применения других норм, в частности коллизионных»

[128]

 По нашему мнению, объединение материальных норм, унифицированных на межгосударственном уровне, а также внутринациональных норм является сомнительным, поскольку эти два вида норм обладают больше различиями, нежели объединяющими чертами Унифицированные материально-правовые нормы имеют качественно иную природу, отличное место в национальных правовых системах и выполняют различные функции и задачи в правовом регулировании складывающихся отношений, что будет продемонстрировано далее

В связи с этим более правильной представляется третья из высказываемых точек зрения на природу и место внутринациональных норм прямого действия Авторы учебника международного частного права, изданного в 1984 г, указывают на то, что внутринациональные нормы так называемого прямого (или непосредственного) действия «по механизму их введения в действие и порядку применения существенно отличаются как от унифицированных норм международных договоров, так и от коллизионных норм, которые могут содержать отсылку и к отечественному, и к иностранному праву Поэтому нормы прямого действия — особый, третий метод регулирования гражданско-правовых отношений с иностранным элементом наряду с коллизионными и унифицированными материальными нормами»

[129]

 Особый характер данного метода правового регулирования подчеркивается также в работе Г Г Иванова и А Л Маковского: «Такие нормы исключают возможность применения для решения соответствующего вопроса иностранного права и делают беспредметной в этой части постановку коллизионной проблемы Поскольку такие нормы применяются к отношениям, осложненным иностранным элементом, независимо от коллизионных норм и даже вопреки им, их иногда называют нормами „прямого“ действия Название не совсем точное, так как „прямо“ (те без применения коллизионных норм) действуют и многие другие нормы международного частного права, например унифицированные нормы, установленные международными конвенциями Подобные нормы следует рассматривать как особый прием регулирования отношений с иностранным элементом»

[130]

При рассмотрении вопроса о природе и месте внутринациональных норм, направленных на регулирование отношений с иностранным элементом, интересно обратить внимание на то, каким образом законодательство и доктрина зарубежных стран решают рассматриваемую проблему Как мы уже отмечали выше, немецкая и англо-американская доктрина высказываются против включения «права иностранцев» в международное частное право В то же время французские авторы традиционно делает акцент на этом виде норм и отстаивают необходимость их совместного изучения в рамках международного частного права Чем же можно объяснить эту примечательную особенность?

Очевидно, внутринациональные нормы, направленные на регулирование отношений с участием иностранного элемента, основываются на принципе территориальности, последнему отдается предпочтение перед использованием коллизионных норм, которое может повлечь необходимость применения норм иностранного права М Иссад, являющийся представителем французской правовой школы, пишет: «„Законами прямого регулирования“ называются законы, которые применяются к правоотношению непосредственно, минуя классическую коллизионную норму, которая указала бы на их применение Критерием отличия является интерес или воля государства, которое, руководствуясь определенной целью, желает применить (или не применять) в данном случае свое право Там, где действует классический коллизионный метод, государству практически безразлично, будет применяться его право (право суда) или иностранное право Если же государство a priori хочет исключить риск привязки к иностранному праву, оно создает императивные нормы»

[131]

Как справедливо отмечает В М Корецкий, «для французов — с их заботами об ограничениях для чужих и привилегиях для своих — „право иностранцев“ является примарным Нужно… раньше решить вопрос, какими правами иностранец пользуется, а затем уже говорить о тех правах, которые он в данном случае может осуществлять… Только тогда, когда знают, может ли иностранец пользоваться известными правами, обращаются к вопросу, какое законодательство должно регулировать их осуществление»

[132]

 Именно в этом заключается юридическая природа того или иного режима, который в соответствии с правилами международных соглашений или на основе норм национального права предоставляется иностранным лицам

Следует согласиться с мнением Л А Лунца, который считает, что «признание за иностранцем гражданской правоспособности является необходимой предпосылкой коллизионного вопроса: коллизионная проблема применительно к отношению с участием иностранца возникает потому, что данные отношения рассматриваются как правоотношения, а иностранец — как правоспособное лицо В тех случаях, когда правоспособность его, в виде исключения, ограничена… нет коллизионной проблемы, не возникает и вопроса о выборе закона для определения прав иностранца»

[133]

 Таким образом, мнение И Л Кичигиной, которая считает, что внутринациональные нормы частноправового характера, прямо направленные на регулирование отношений с иностранным элементом, основаны на подразумеваемых односторонних коллизионных нормах и должны рассматриваться в рамках коллизионного метода, не имеют под собой необходимого обоснования Такой подход не основан на действительной природе складывающихся отношений и ведет к смешению различного по своей направленности правового регулирования

В связи с вышесказанным, по нашему мнению, нет оснований включать нормы так называемого права иностранцев в массивы других отраслей права Иной вопрос: следует ли включать такие нормы в предмет международного частного права либо рассматривать их в рамках гражданского права «в тесном смысле слова»?

Представляется, что роль «права иностранцев» особенно значима для тех стран, социальное или экономическое положение которых не позволяет применять единое правовое регулирование как для отношений, не выходящих за пределы юрисдикции государства, так и для отношений с участием иностранных лиц Именно поэтому значение «права иностранцев» было так велико

в

бывших социалистических странах, а сегодня — в развивающихся странах и странах с так называемой переходной экономикой В то же время для развитых капиталистических стран не свойственно принятие внутринациональных норм, специально направленных на регулирование отношений с участием иностранцев Это обстоятельство имеет особое значение для понимания природы и места законодательства об иностранных инвестициях, которое является одним из основных предметов изучения в настоящей работе