Ошибки в построении глагольно-именных сочетаний

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 

Привычные глагольно-именные сочетания типа вести борьбу, играть роль являются неизменной принадлежностью научного и научно-публицистического стилей русской речи. Некоторые из них употребляются и в разговорной речи, например, поднять бокал, произнести тост и др.

В этих словосочетаниях основное значение выражено существительным; глагол же уточняет характер действия и играет роль структурного оформления выражения.

В построении глагольно-именных сочетаний нередко наблюдаются ошибки, связанные с контаминацией. Контаминация – латинское слово и в переводе на русский означает смещение. Смешиваются обычно компоненты двух словосочетаний, в результате чего появляется новое выражение, воспринимаемое обычно как языковая погрешность.

Причина контаминации – ослабление семантики слова в привычном глагольно-именном сочетании. Так, существительное в словосочетании играть роль почти утратило свое основное значение: художественный образ, воплощаемый актером на сцене, в кинофильме и т.д.

Точно так же ослаблена семантика существительного значение (в смысле ценность) в словосочетании иметь значение (иметь ценность). Не воспринимая буквальный смысл слов, входящих в словосочетание, человек путает его компоненты и вместо играть роль говорит играть значение.

Такова же природа довольно распространенного в последнее время выражения поднять тост. Слово тост – английского происхождения. Оно обозначает короткую застольную речь с пожеланием чего-либо или предложением выпить вина в честь кого-либо, чего-либо. Поднять тост при всем желании невозможно. Поднять можно бокал, стакан, фужер, рог, кубок, если речь идет о лексике, связанной с застольем, но не тост. Тост произносят, предлагают: Господа, я предлагаю тост за всех служителей искусства, за всех тружеников на этом благородном поприще (А.Островский. Без вины виноватые).

Помимо основного, слово тост имеет и переносное значение: бокал, стакан с вином, выпиваемый в знак добрых пожеланий кому-нибудь. И в этом значении оно сочетается не с глаголом поднять, а с глаголом выпить, осушить: Первый тост был выпит... за здоровье нового херсонского помещика. (Н.Гоголь. Мертвые души).

Выражение поднять тост – контаминация словосочетаний поднять бокал и предложить тост. Право на существование его в русском языке весьма сомнительно. К сожалению, оно часто звучит по радио и телевизору.

В предложениях с привычными глагольно-именными словосочетаниями нередки также ошибки, связанные не с контаминацией, а с нарушением законов управления, как предложного, так и беспредложного. Под влиянием глагольно-именного сочетания обращать внимание на что-нибудь, в частности, говорят и пишут уделять внимание на что-нибудь, хотя нормой является уделять внимание кому – чему. Неправильно построено следующее предложение: В постановлении отмечается, что в ряде школ не уделяется должного внимания на преподавание физкультуры. Исправить его можно так: В постановлении отмечается, что в ряде школ не уделяется должного внимания преподаванию физкультуры.

Некоторые глагольно-именные сочетания имеют как прямое, так и переносное значение, например, поставить на место, отвезти на кладбище. В последнее время стали модными хлесткие, двусмысленные заголовки в газетах, призванные привлечь внимание читателей к публикуемому материалу.

Так, в газете «Вечерняя Москва» была помещена статья о сооружении памятника Жукову на Поклонной горе, озаглавленная Поставить Жукова на место! Название статьи не только не отвечает ее содержанию, но и звучит некорректно по отношению к великому полководцу, так как выражение поставить на место кого-либо означает дать понять, указать зазнавшемуся, слишком много возомнившему о себе человеку на то, что он представляет собою в действительности.

В той же «Вечерней Москве» материал о вручении Е.Ф. Светланову диплома почетного профессора университета назван Светланов доигрался. Глагол доигрался имеет два значения: 1. Играя, довести себя до каких-либо неприятных последствий. 2. перен. Легкомысленным поведением довести себя до каких-либо неприятностей. Ни одно из них к прославленному дирижеру не имеет никакого отношения.

Особенно часты подобные заголовки в «Московском комсомольце». Приведем только несколько. В мартовском № 63/2002 помещена статья о строительстве жилых домов в столице под названием Уйдет ли мэрия с панели? В некоторых выражениях слово панель связано с занятием проституцией (идти на панель и др.). Можно по-разному оценивать деятельность московской мэрии, но такое сравнение неуместно.

В том же номере информация об изменении работы городского транспорта озаглавлена Автобусы будут возить москвичей на кладбища до вечера. 7 марта «Московский комсомолец» публикует сообщение о подготовке кладбищ к наплыву посетителей в праздничные дни (День Победы, Вербное воскресенье, Пасха) под многообещающим заголовком Москвичи без проблем попадут на кладбища.

И еще об одной погрешности в построении глагольно-именных словосочетаний – совмещении разностильных лексических компонентов. Нельзя говорить о простых, обыденных вещах языком «высокого стиля». В одной из брошюр мы прочитали такое предложение: Было запланировано возвести новый типовой свинарник, но строительство все время откладывалось... сооружение свинарника также затягивалось.

Словосочетания возвести свинарник и сооружение свинарника составлены из разностильных компонентов. Глаголы возводить, сооружать обычно употребляются, когда речь идет о предмете значительном, фундаментальном. В рассказе о повседневных, обыденных фактах они неуместны. Вот еще один пример подобного рода: На ферме за последние полтора года сооружены два новых коровника, телятник.

Сказанное относится к научному и научно-публицистическому стилям речи. В художественном стиле совмещение разностильных элементов является одним из приемов достижения комического эффекта.

Наступает самый горячий для нас, учителей, весенний месяц – май. Как в природе, дремлющая сила которой вдруг прорывается наружу и дарит нам вечно удивляющую радость: из почек выпрыгивают листья, бутоны ослепляют цветами, – так и в наших учениках, вялых, полусонных и, казалось, не подававших в течение года никаких надежд на пробуждение, внезапно раскрываются удивительные способности, глаза их светятся интересом – конечно, к науке – и... – хотелось бы продолжить мечту – цветы их познаний сыплются в облике ярко-розовых пятерок к нам в журнал... Может быть, и не совсем так, но общее оживление заметно. Успешно закончить учебный год хочется всем, и многие готовы заниматься с удвоенной энергией.

 

Надеемся, что газета сможет помочь вам в этот напряженный период подготовки к зачетным работам и экзаменам. С этого номера   начинается публикация большого дидактического материала Г.А. Богдановой, посвященного трудным написаниям. Полезен будет для старшеклассников тест.

 

Весной обычно проводятся олимпиады, марафоны, конференции. Посмотрим сначала, что было в марте.

 

1 марта 2002 г. прошла интересная конференция в московской гимназии № 1541 (Западный округ) «Язык средств массовой информации». О межгимназической лингвистической конференции «Лексика, ограниченная в употреблении», которую проводила та же гимназия в прошлом году, газета «Русcкий язык» уже писала (см. № 23/2001). В этом году новая тема привлекла новых участников, межгимназическая конференция стала городской. Докладчики – школьники 7–11-х классов – выступали в пяти (!) секциях. Они рассказывали о своих наблюдениях над языком рекламы, теле- и радиопередач, Интернета и газет. Подробнее о работах юных лингвистов мы расскажем в следующих номерах. В сегодняшнем номере публикуем доклад Константина Михайлова, кстати, участника прошлогодней конференции.

КУЛЬТУРА РЕЧИ

Константин МИХАЙЛОВ,

 

Московский культурологический лицей № 1310, 9-й класс