ЦЕННЫЙ, ЦЕННОСТНЫЙ или ЦЕНОВОЙ?

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 

В.И.КРАСНЫХ

Из трех указанных в заглавии паронимов лишь прилагательное ценный издавна употребляется в русском языке, два других появились в нем сравнительно недавно. В толковании значений паронима ценный между толковыми словарями имеются некоторые расхождения, касающиеся как выделения тех или иных значений и их смысловых оттенков, так и самих формулировок, а также порядка нумерации значений. Не вдаваясь в детали этих расхождений, мы хотели бы на основе существующих определений следующим образом сформулировать значения этого слова: 1. Стоящий больших денег, дорогой. 2. Перен. Такой, который имеет важное, существенное значение; такой, которым дорожат, очень нужный. 3. С обозначенной стоимостью, ценой.

Для того чтобы показать, как функционирует это прилагательное в указанных значениях, необходимо прежде всего очертить круг существительных, сочетающихся с ним, и проиллюстрировать эту сочетаемость цитатами из художественной литературы и периодики.

Применительно к первому значению этого слова можно указать такие конкретные существительные: вещи, подарок, премия, приз, трофей, покупка, приобретение, украшение, ваза, сервиз, посуда, колье, перстень, кольцо, картина, монета, марка, недвижимость, коллекция, оборудование, рукопись, меха и т.п. Проиллюстрируем сказанное примерами.

– Есть решение наградить товарища Довлатова ценным подарком. (С.Довлатов. Чемодан); – Все сколько-нибудь ценные вещи – кольца, ложки – давно заложены. (А.Герцен. Былое и думы); Корону победительницы и ценные призы получит самая обаятельная, эрудированная и хозяйственная толстушка. (Сегодня. 1994. 27 мая); Если вам досталась очень ценная или редкая картина, ей нужно создать особые условия, подчеркнув ее значимость. (Домашний очаг. 1998. Декабрь).

С прилагательным ценный во втором (переносном) значении этого слова употребляется наибольшее количество существительных, в основном отвлеченных: информация, сообщение, сведения, наблюдение, показание, признание, предложение, замечание, дополнение, указание, инициатива, начинание, материал, документ, мысль, идея, источник чего-л., улика, опыт, открытие, изобретение, свойство, качество, порода (например, лошадей, собак, рыб, деревьев), рукопись, словарь, коллекция, памятник чего-л., архив, библиотека, автограф, картотека и т.д.

А что касается выделенного смыслового оттенка этого значения («такой, которым дорожат, очень нужный»), то применительно к нему речь может идти лишь о немногих существительных (обычно одушевленных): работник, сотрудник, чиновник, помощник, свидетель, партнер, кадры и др. Приведем ряд примеров из художественной литературы и периодики.

Заслужил он (Клятва) премию за свой хитрый ход, за ценную информацию. (П.Дашкова. Никто не заплачет); Газеты активно используются всеми разведками мира как наиболее ценный источник разведывательной информации. (Новая газета. 1999. 22 февраля); И это не единственное из приведенных автором ценных наблюдений, которые могли бы оказаться полезными российскому читателю. (Деньги. 1999. № 4); Получив ценные указания от начальства, мы разошлись по домам. (А.Кивинов. Охота на крыс); Он (Орест Иванович) по опыту знал, что особо ценных работников на эти дела не посылают. (И.Велембовская. Вид с балкона); Для местных журналистов он (Авалишвили) самый ценный чиновник в администрации... (Профиль. 1999. № 7).

Следует отметить одну интересную особенность, касающуюся первого и второго значений слова ценный. Некоторые существительные (например, оборудование, коллекция, рукопись, архив, библиотека) могут употребляться с ним и в первом, и во втором значениях, в зависимости от того, на что именно мы хотим сделать смысловой акцент в нашем высказывании – на

 

стоимость (дорогой) или на общественную значимость соответствующего предмета. Уточнить смысл высказывания может помочь только более широкий контекст, хотя в большинстве случаев то, что важно, общественно значимо, имеет и высокую денежную стоимость.

Количество существительных, сочетающихся со словом ценный в третьем значении («с обозначенной стоимостью, ценой»), весьма ограниченно: бумаги (к которым относятся: акции, векселя, облигации, сертификаты), почтовые отправления (бандероль, письмо, посылка). Например:

На имя Петра Илиодоровича прислали однажды с почты повестку на какую-то ценную посылку. (А.Куприн. Локон); Рынок ценных бумаг в России только складывается и от совершенства еще далек! (Известия. 1994. 2 июля).

В отличие от прилагательного ценный, его пароним ценностный официально получил «права гражданства» лишь в Словаре Д.Н. Ушакова в 1940 г. и рассматривался при этом как экономический термин, связанный с обозначением стоимости чего-л. в каких-л. ценах (например, выполнение плана в ценностном выражении). В таком же специальном значении это слово включалось и в академические словари (например, ценностный учет, ценностный хозрасчет). В толковом словаре С.И. Ожегова содержится лишь упоминание об этом парониме (со ссылкой на существительные цена и ценность), но значение его не раскрывается.

Для массового читателя, естественно, интерес представляет не это первоначальное (уже явно устаревшее), а новое значение рассматриваемого паронима, отмеченное впервые в словаре-справочнике «Новые слова и значения» под ред. Н.З. Котеловой (М., 1984): «Относящийся к нравственным, эстетическим и другим духовным ценностям». В частности, понятие «ценностная ориентация» трактуется там как «отношение к окружающему миру, к человеческой деятельности с точки зрения нравственности и других критериев». Кроме существительного ориентация, с прилагательным ценностный сочетаются и некоторые другие существительные, относящиеся к тому же семантическому полю: установки, ориентиры, подходы, анализ. Эти словосочетания довольно широко встречаются в современных социологических, философских и психологических исследованиях. Приведем два примера из упомянутого словаря-справочника «Новые слова и значения».

В семье человек получает первые ценностные установки, ориентации, учится, как управлять вещью или подчиняться ей. (Комс. правда. 1973. 5 августа); Научные работники обследовали жителей села, изучили их потребности, интересы, ценностные ориентации. (В.Шубкин. Начало пути. Новый мир. 1976. № 2).

Что же касается паронима ценовой, то это слово появилось лишь в самые последние годы и впервые зафиксировано в «Толковом словаре русского языка конца XX в.» под ред. Г.Н. Скляревской (СПб., 1998). Его значение можно сформулировать следующим образом: «Связанный с ценами, с их формированием». Это прилагательное встречается преимущественно в общественно-политической литературе. К настоящему времени в связи с развитием рыночной экономики сложился уже довольно широкий круг существительных, которые сочетаются с этим паронимом: война, диапазон, беспредел (разг.), варианты, вилка, группа, спектр, планка, изменения, конкуренция, контроль, конъюнктура, механизм, спад, обвал (перен.), ограничение (спроса), подъем, политика, скачок, дисбаланс, эквивалент, уровень, ситуация, факторы и т.п. Приведем ряд примеров.

Ценовая политика фирмы довольно демократична и рассчитана на то, чтобы привлечь покупателей с разным уровнем доходов. (Известия. 1994. 1 июня); Рынок недвижимости постепенно стабилизируется. Главные ценовые изменения уже произошли. (Деньги. 1999. № 4); Заметное влияние на ценовую ситуацию оказывают и развивающиеся города-сателлиты Москвы... (Мир за неделю. 1999. № 7); Мы проанализировали состояние рынка подержанных и новых микроавтобусов в ценовой группе до 10–11 тысяч долларов. (Известия. 1999. 5 мая); В западных странах есть масса фирм, выпускающих товары самого разного ценового уровня. (Аргументы и факты. 1999. № 41); Произведенное на месте в ценовом эквиваленте стало выглядеть гораздо привлекательнее привозного. (Версия. 1999. № 42).

Таким образом, можно констатировать, что наряду с прилагательным ценный, имеющим широкую сочетаемость с существительными в первом и особенно во втором (переносном) значениях, в настоящее время получили распространение и его паронимы – ценностный и ценовой, которые имеют свои собственные лексические «ниши». Ценностный употребляется тогда, когда речь идет о морально-этических понятиях и проблемах, а употребление слова ценовой связано с областью экономики и финансов, причем круг «обслуживаемых» им существительных активно расширяется.

ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЯЗЫК В ОРКЕСТРЕ ЯЗЫКА ОБЩЕНАРОДНОГО

С.ГИНДИН

Школа учит и должна учить языку литературному. Это аксиома. Но литературный язык – лишь одна из ветвей общенародного языка. Ветвь драгоценнейшая, необходимейшая, – но не единственная.

 

Литературный язык должен объединять, цементировать все общество, весь народ – наперекор разобщенности в пространстве, социальным барьерам, разнице в возрасте, несходству жизненного опыта и профессиональным интересам. Поэтому он не может не быть в определенной степени стандартизованным, освобожденным от всего слишком местного, профессионально и социально специфичного. Определенные понятия и предметы должны выражаться и называться некоторыми постоянными словами, и эти слова должны быть известны и понятны всем грамотным гражданам. Не случайно английский эквивалент русского литературный язык – standard language, буквально ‘стандартный язык’.

 

Литературный язык создается прежде всего как инструмент письменной культуры. Но письменное общение, как правило, происходит с адресатом отсутствующим, отдаленным, а то и вовсе еще не родившимся в момент создания текста. Поэтому адресат не видит обстановки, в которой создается текст, не может опираться на нее при понимании сообщения. А, значит, в литературном языке нужно строить очень точные обозначения упоминаемых в речи явлений и нельзя опускать части сообщаемого, которые при устном общении могли бы восполняться зрительно. Отсюда обязательная полнота и сложность синтаксического строения литературной фразы.

 

Будучи инструментом культуры, литературный язык должен позволять говорить о вещах, очень далеких от повседневности и совсем не очевидных для бытового сознания. Отсюда абстрактность и интеллектуализованность многих его лексических пластов. А поскольку культура невозможна без преемственности и взаимопонимания поколений, литературный язык должен быть достаточно стабильным во времени, изменяться настолько медленно, чтобы важные для общества тексты оставались в основном понятными и через 100, и через 200 лет.

 

Итак, стандартизованность, стабильность, полнота и сложность синтаксиса, абстрактность и интеллектуализованность части лексики – все это необходимые свойства литературного языка, без них он неполноценен и нежизнеспособен. Но всегда ли они нужны и полезны нам с вами в конкретных ситуациях общения?

 

Если вы общаетесь – устно или на письме – с членами своей семьи или ближайшими соседями в деревне, обязательно ли использовать названия вещей, единые для всей России, или можно обойтись теми, что закрепились у вас дома или издавна приняты в вашей округе? Так возникают «семейные языки», и так продолжают существовать деревенские говоры.

 

Если вы общаетесь с коллегами по службе на профессиональные темы, то станете ли вы стремиться, чтобы ваш диалог был понятен людям других профессий? Конечно, нет – вам даже некогда будет об этом подумать. Так складываются «профессиональные жаргоны».

 

Вы попали в среду, которая в чем-то противопоставляет себя остальному миру. Вам хочется (или нужно) быть принятым в ней, сломать возможное отчуждение и недоверие. Лучшее средство добиться этого – говорить «на одном языке», по возможности отличающемся от языка людей, не принадлежащих к данной среде (или «системе»). Так возникают «социальные диалекты», например, молодежный сленг или уголовные арго.

 

Вы ведете непринужденный разговор в уютной комнате. Зачем вам и вашим собеседникам прибегать к полным и длинным конструкциям, когда вы в любой момент можете показать на какие-то предметы или опереться на общие знания? Так возникает разговорная речь – даже оставаясь в пределах литературного языка, она будет очень сильно отличаться от зафиксированных в грамматиках норм письменной литературной речи.

 

Этим (и другим подобным) разновидностям родного языка, в отличие от языка литературного, нет необходимости специально учить в школе – они усваиваются «из воздуха», из опыта живого человеческого общения. Но ученикам следует рассказывать об их природе и ограничениях на их применение. Ибо каждая из них хороша только в пределах того круга ситуаций и задач общения, для которых создается.

 

Разграничение не есть изоляция. И тот литературный язык, которому школа учит, должен представать в ней не отгороженным от остальных разновидностей языка, а постоянно связанным с ними. Без такой связи литературный язык мертвеет. Каждое из перечисленных выше необходимых свойств литературного языка представляет и определенную угрозу его жизнеспособности. Стандартизованность может выродиться в безликую стертость, стабильность – в безнадежное отставание от времени, разветвленные синтаксические построения – в недоступные для понимания ребусы, а чересчур абстрактная лексика – стать предательским знаком того, что автор сам не понимает, о чем пишет. И тогда душа оставляет нашу речь, и, по меткому сравнению Н.С. Гумилева,

как пчелы в улье опустелом,

 

Дурно пахнут мертвые слова.

Чтобы оставаться живым и действенным, литературный язык должен постоянно питаться соками других разновидностей общенародного языка и прежде всего – языка разговорного. Поэтому не бойтесь изучать с учениками речь ненормированную, нелитературную. Пусть они владеют всеми ее регистрами. Но при этом – раскрывайте им красоту и живую силу литературного языка. Воспитывайте их языковой вкус. И да станут нашим общим девизом крылатые слова Льва Владимировича Щербы: «Когда чувство нормы воспитано у человека, тогда-то он начинает чувствовать всю прелесть отступлений от нее» (подчеркнуто мною. – С.Г.).

КУЛЬТУРА РЕЧИ