Лирика

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 

 

Она возникла в середине XI в. на юге Франции, в одной из древнейших римских провинций — Провансе. Эта область в мень­шей степени пострадала от нашествия варварских народов; не столько была прервана здесь связь с культурной традицией прошлого. Прованс лежал на пересечении торговых путей между Запа­дом и Востоком. А потому и шире открывались здесь просторы мира, а воздух был пропитан романтикой далеких чудесных стран. В удаленном от папского Рима Провансе процветали веротерпимость и свободомыслие. Жители Прованса отличались гуманностью и образованностью, и воинственные северные французы, противопоставляя себя миролюбивым соседям, шутили: "Франки в бой, провансальцы за съестными припасами". Столицу Прованса Тулузу в XI в. называли новыми Афинами.

Именно в Провансе родился одним из первых в Европе национальный литературный письменный язык. Возник он от диа­лектной разновидности разговорного латинского языка, а сформи­ровался в результате непосредственной поэтической практики. Поэтов Прованса не случайно называли трубадурами (что значит "находить", "изобретать"). Работа над словом, рифмой, формой бы­ла их главной творческой задачей. Трубадурами изобретено множе­ство стихотворных размеров. Возвышенный идеал их куртуазной любви требовал и совершенного поэтического слова. Красота люб­ви отождествлялась с красотой поэтического языка трубадура. Сколь совершенна песня — столь совершенна любовь. Отбирая слова, сочетая слова, играя словами, поэт стремился сделать свой стих благозвучным, плавным, гармоничным. Вопросы поэтической техники оказались столь актуальными, что вызвали в XII в. первую общеевропейскую дискуссию. Столкнулись точки зрения сторон­ников "ясного стиля" и "темного стиля". "Ясный стиль" имел уста­новку на простоту, общедоступность поэзии. "Темный стиль", на­против, предполагал усложненный синтаксис, редкие метафоры и сравнения. Поэзия этого рода не опускалась до Среднего вкуса, а обращалась к аристократам духа...

Поэзия трубадуров опиралась на богатейшую поэтическую тра­дицию. Живительными источниками ее были: фольклор, народные песни — обрядовые, "майские", свадебные; восточная лирика, особенно соседней с Провансом арабо-мусульманской Испании, достигшей высочайшего расцвета в XI— XII вв.; античная любовная лирика, и прежде всего Овидия — признанного наставника в ис­кусстве любви8.

Поэзия трубадуров — продукт личного, осознанного творчест­ва. Свою поэзию они рассматривали как меру личного совершен­ства, личных достоинств. Не случайно, что теперь уже интерес проявляется к самому поэту, его биографии. В памяти поколений сохранились имена 460 трубадуров; есть среди них короли и масте­ровые, лица духовного и светского звания, воинственные рыцари и нежные женщины. Первым поэтом-трубадуром принято считать Гильема IX (1071—1126гг.), крупного феодала юга Франции. Со­хранившиеся творения Гильема — озорные стихи, кансоны, "покаянная песнь — свидетельствуют о том, что это был поэт мно­гогранного дарования. Крупнейшим певцом "радостной любви" был Бернарт де Вентадорн (писал в 1150—1180 гг.), сын незнатных родителей, принятый за свой поэтический талант при королевских дворах Франции и Англии. Знаменит своими любовными и воин­скими песнями Бертран де Берн (писал в 1181—1194 гг.)» извест­ный рыцарь и хитрый политик, закончивший свои дни в монасты­ре. Широко известны трубадуры: "певец далекой любви" Джауфре Рюдель (середина ХИ в.), мастер поэтического слова, заслуживший похвалу самого Данте, Арнаут Даниэль (писал в 1180—1195 гг.), по­этесса графиня де Диа (конец XII в.) и ее возлюбленный, поэт — виртуоз слова граф Раймбаут (конец XII в.).

Проявить свою творческую индивидуальность поэтам-трубадурам было, однако, очень трудно. В художественной жизни той поры господствовал неписаный закон, получивший впоследст­вии название "эстетика установленного", или "эстетика тождества", или "литературный этикет". Иными словами, непререкаем был ав­торитет традиции, общепринятого канона. Объясняется это всем характером средневековой жизни, строгой регламентированностью феодального порядка. Истинным считалось незыблемое, общепри­нятое. Трубадур должен был использовать устойчивые мотивы, куртуазные модели, лексические клише. Он должен был отражать общепринятые идеалы красоты, ритуалы служения даме, нормы рыцарского вежества. Проявить свою индивидуальность поэт мог только в рамках господствующей традиции. Творческая работа должна была сводиться к вариациям уже известного набора понятий и образных форм.

В лирике трубадуров за каждой жанровой формой было строго закреплено конкретное содержание. Венцом рыцарской лирики считается канцона (или кансона) — песня, воспевающая высокую любовь; рядом с ней стоят: альба — рассказ о тайном свидании рыцаря и пастушки; серена — песня, которую исполнял трубадур под окном дамы; партима — рыцарь готов обосновать любую из противоположных точек зрения на один и тот же предмет; тенсона — спор двух поэтов на тему философскую, политическую, моральную; сирвента — стихотворение полемического характера.

Как свидетельствует краткий обзор наиболее популярных жан­ровых форм — вопросы общественного порядка не были чужды трубадурам. Однако главная тема их поэзии — любовь. И это пря­мое отражение тех изменений, которые произошли в жизни европейского рыцарства. В период Раннего средневековья главным за­нятием рыцарей было воинское дело, затем — охота, турниры. С середины XI в. начинает формироваться новый идеал жизни, в ко­тором важнейшую роль играют правила хорошего тона и изыскан­ных манер. Раньше рыцарь сражался с врагами, теперь ему пред­стояло одержать победу над собой, научиться вежеству, стать куртуазным. Раньше поле деятельности рыцаря лежало вне замка, теперь оно во многом переносится в замок. Вместе с этим возрас­тает роль женщины как хозяйки замка. А неотделимой частью ры­царского идеала становится служение даме сердца. Подобного слу­жения литература Раннего средневековья не знала: в клерикальной литературе герой служил Богу, в героическом эпосе — Богу и сю­зерену. Тему любви к женщине клерикальная литература не при­нимала, героический эпос этой темы не замечал. Рыцарская лите­ратура прославила любовь, возвысила и обоготворила женщину.

При этом необходимо отметить, что природа любовного чувст­ва трактовалась в лирике трубадуров неоднозначно. Поэты-рыцари, принадлежавшие к дворянскому сословию, считали себя избранной частью общества. Их среда — это высший, особый мир. Здесь гос­подствовали исключительные чувства, куртуазные отношения. Да­мой сердца рыцаря должна была быть замужняя женщина, обычно стоящая на более высокой ступени сословной лестницы. Сущест­вовал целый ритуал служения рыцаря даме. Сначала, когда рыцарь еще скрывал свое чувство, он выступал в роли "колеблющегося", затем — "умоляющего": рыцарь просит даму выслушать его, если дама разрешала это и внимала влюбленному — он поднимался на ступень ''выслушанного". И наконец высшая ступень — "друга и защитника": дама принимала рыцаря к себе на службу, а он давал ей   клятву   верности.   Высокая   любовь   —   любовь "незаинтересованная". Она исключает близкие, интимные отноше­ния. Главное для рыцаря — само право любить. Прелесть любви — в радости вечного ожидания, в радости переживания, радости стра­дания. Любовь — это школа нравственного совершенствования, это высочайшее искусство. Высокая любовь — удел избранных. В крестьянской среде подобная любовь невозможна. Здесь общепри­нята "смешанная любовь", любовь, связанная с чувственным вле­чением, опасным для души. Если о любви "высокой" повествова­лось в кансонах, то о любви "смешанной" — в пастурелах.

Субъективная цель трубадура — рассказать не о собственных переживаниях, а изложить общепринятые представления о любов­ном служении. Однако объективный результат творческой деятель­ности крупнейших поэтов был иным. Лучшим из лучших удалось преступить и типовые, и сословные представления о любви и ска­зать о личном, единственном, неповторимом. Такова была, к при­меру, лирика Бернарта де Вентадорна. Углубленное и индивиду­альное вело к разрыву с сословным и уже, в свою очередь, являлось выходом к общечеловеческому. И любовь представала в гармоническом единстве духовного и чувственного. Это была лю­бовь к одной-единственной, любовь на всю жизнь, любовь взаим­ная. Главное в этой любви — сила и искренность чувства. Брак, заключенный по расчету — а таким он был обычно в дворянской среде, — лишен ореола святости. И рыцарь, любя замужнюю даму, игнорировал подобный брак. Нравственный кодекс трубадура был основан только на законах чувства.

Рыцарская лирика не только вобрала в себя все лучшее, что было в предшествующей поэтической культуре, но и дала решаю­щий импульс всей последующей европейской лирике.