Поэзия А.С. Пушкина.

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 

 

Лицейский период 1811-1817 осваивает жанры и стили. Ода, элегия, политические стихи, эпиграммы, пародии. Основной – жанр дружеского послания. – пограничный между прозой и поэзией. «К товарищам». Поэт  -ленивец, отказывающийся от социальных обязанностей, свободный, профессиональный литератор.

Петербургский период (июнь 1817 — начало мая 1820). После окончания Лицея, поступив на государственную службу — в Коллегию иностранных дел, Пушкин жил в Петербурге. Он вошел в петербургский “большой свет” и оказался в совершенно незнакомом, пестром мире. Это мир чинов и наград, балов и развлечений, интриг и злословия. Для Пушкина все слилось в порывах вихря “жизни молодой”: светские отношения, любовные интриги, дружеское общение, занятия поэзией. Он наслаждался жизнью, ведь это время его ранней юности (18—20 лет). Петербургские впечатления отразились в лирике тех лет, о них Пушкин постоянно вспоминал в последующие годы.

Под непосредственным влиянием идей участников тайного “Союза благоденствия” написаны стихотворения “Вольность” (1817) и “Деревня” (1819). Яркий политический темперамент Пушкина проявился в злой сатире на Александра I (“Ура! в Россию скачет...”) (1818), в эпиграмме на всесильного временщика Аракчеева. Молодым порывом вольного сердца продиктовано послание “К Чаадаеву” (1818). Все эти стихи распространялись в рукописях, их читали, обсуждали, переписывали. Фактически за три послелицейских года Пушкин создал свою “потаённую” поэзию. Это один из главных итогов петербургского периода творчества.

Как и в лицейский период, художественная система Пушкина далека от равновесия и гармонии. Вольные стихи с их стилевой архаикой и господством отвлеченной образности — вершина петербургской лирики. Но в эти годы были написаны и другие стихи. Пушкин вел стихотворную перебранку с “шишковистами”, порой не стесняясь в выражениях. Из-под летящего пера поэта вышло множество альбомных “мелочей” и дружеских посланий, насыщенных бытовыми, нередко фривольными, подробностями. “Проза” жизни в них еще не возвышена до высокой поэзии. Иные настроения господствуют в элегических стихотворениях. Здесь Пушкин подчеркнуто близок к романтическому мировоззрению и стилю.

Пушкинская поэзия конца 1810-х гг. носит во многом “лабораторный” характер. Ей присущи резкие жанровые и стилевые контрасты. Рядом оказываются архаическая ода и романтическая элегия, высокие гражданские стихи и грубоватые экспромты. Контрасты стиля ощущаются и в вольнолюбивых стихотворениях. Пушкин-лирик в послании “К Чаадаеву” и в “Деревне” пытался сплавить архаизированный поэтический язык, опирающийся на аллегорические образы и метонимические перифразы, с субъективностью и экспрессией романтической поэзии.

Поэзия петербургского периода — решающий этап в формировании оригинального поэтического стиля Пушкина. Взаимодействие трех стилевых стихий — архаической, субъективно-романтической и “прозаически”-сниженной, бытовой — уже не было следствием ученичества. Они сталкивались, боролись, перебивали друг друга. В этом своеобразный итог художественных экспериментов молодого Пушкина. Он не удовлетворен ни одной из существовавших поэтических систем. Его выбор — движение к такому художественному синтезу, который позволил бы выразить богатство жизненных впечатлений, страстей, мыслей и настроений.

Период южной ссылки (май 1820 — июль 1824) — поворотный этап в жизни и творчестве Пушкина. Изменился его жизненный статус: оставаясь чиновником, он превратился в опального дворянина, поэта-изгнанника. Дальнейшая жизнь поэта зависела только от того, куда “подует самовластье”.

В романтической лирике Пушкина 1820—1824 гг. тема свободы занимала центральное место. О чем бы ни писал поэт-романтик — о кинжале, “тайном страже свободы”, грозе несговорчивых тиранов (“Кинжал”), о вожде восставших сербов Георгии Черном (“Дочери Карагеоргия”), о Байроне или Наполеоне (“Наполеон”, “К морю”), о своих думах и повседневных занятиях в посланиях к друзьям, — мотивы свободы пронизывали стихотворения, придавая им неповторимый облик. В послании “Дельвигу” опальный поэт провозгласил: “одна свобода мой кумир”.

Эти ожидания в 1823 г. сменились пессимистическими настроениями. Поэт испытал острый кризис веры в саму возможность скорого достижения общественной свободы. Это стихотворение (свободы сеятель пустынный) — горькое признание крушения просветительских и романтических иллюзий, прощание с ними. Поэт подчеркнул, что его проповедь свободы была несвоевременной, а потому и бесплодной. Люди оказались не готовы к восприятию “живительного семени” свободы, поэтому оно и не дало всходов в их сердцах.

Пушкин в период южной ссылки — яркий поэт-романтик. Ведущее положение в “южной” лирике Пушкина заняли романтические жанры: элегия и дружеское стихотворное послание. Привлекал его и жанр романтической баллады (“Песнь о вещем Олеге”). Внутренний мир опального поэта особенно полно раскрылся в элегиях. Элегии “Погасло дневное светило...”, “Мне вас не жаль, года весны моей...”, “Редеет облаков летучая гряда...” и “Я пережил свои желанья...” — как бы романтические эпиграфы к новой главе творческой биографии Пушкина. В них проведена резкая грань между петербургскими годами, наполненными дружеским общением, пирами, радостями любви, и новой жизнью “под бурями судьбы жестокой”, “в изгнанье скучном”, “вдали друзей вольнолюбивых”. Как всегда, лирика Пушкина автопсихологична. Романтическая образность стала стилевым эквивалентом мироощущения Пушкина.

Настоящее казалось ссыльному поэту бесприютным, унылым и неопределенным. Часто возникали психологические параллели со знаменитыми опальными поэтами — древнеримским поэтом Овидием и современниками, Байроном и Е.А.Баратынским. Яркие образы изгнанников и странников, созданные Пушкиным в послании “К Овидию” (1821), в исторической элегии “Наполеон” (1821), в дружеских посланиях к Баратынскому (1822), подчеркнули символический смысл его собственной судьбы.

Многие жанровые особенности элегий (исповедальность, быстрая смена чувств и эмоций, фрагментарность) характерны и для посланий. Для Пушкина они были естественной формой обращения к далеким петербургским друзьям и новым знакомым. В них поэт размышлял о своей жизни в изгнании, вспоминал сладостные минуты общения с друзьями. Послания “К Овидию”, “К моей чернильнице” “Послание цензору” — раздумья о превратностях судьбы, о творчестве и положении дел в литературе.

В романтической лирике запечатлен неповторимый психологический облик самого Пушкина. В поэмах была создана романтическая модель действительности, ставшая актуальной для многих русских поэтов-романтиков. Поэмы “Кавказский пленник” (1821), “Братья разбойники” (1821—1822), “Бахчисарайский фонтан” (1821—1823) и “Цыганы” (закончены в 1824 г. в Михайловском) — главное достижение Пушкина в период южной ссылки.

В лирике Пушкина периода южной ссылки одним из ведущих стал мотив личной свободы. В романтической аллегории “Узник” (1822) свобода — это вольная жизнь за пределами “темницы сырой”, в которой томится “вскормленный в неволе орел молодой”. На воле есть все, что ассоциируется у поэта с личной свободой, — тучи, гора, “морские края”, ветер. К этой жизни зовет узника его “грустный товарищ, махая крылом”. Узник — это поэт-изгнанник, уставший от неволи, но не сломленный, не сдавшийся. В стихотворении содержится намек на задуманный побег из ссылки.