Тютчев 1803-1873

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 

 

Переменчивый, полный контрастов мир природы казался Тютчеву исполненным глубокого смысла и будил ответную мысль поэта:  «Не то, что мните вы, природа...» В этих строчках виден поэт особого склада: философского. Это значит, что у него был не только дар пейзажиста, но и своя философия природы. Ум его бился над загадками мироздания, стараясь проникнуть в тайну противоречивого единства природы и человека. Из поэтов XIX в. именно Тютчеву был доступен «гул непостижимый», «мир бестелесный», роящийся в «хаосе ночном». Сверкающие зарницы в грозовом небе наводят поэта на мысль о Божественном начале Вселенной: «Не остывшая от зною...»

Философия Шеллинга оказала решающее влияние на мировоззрение Тютчева. В его стихах конца 20-х — начала 30-х гг. («Успокоение», «Безумие», «Как океан объемлет шар земной...» и др.) природа полна противоречий и в то же время по-своему целесообразна, гармонична — даже в контрастах.

Излюбленный тютчевский контраст — день и ночь. День обычно светел, лучезарен, он дарит поэту блаженный покой. Но этот покой обманчив: наступает ночь — и открываются «пылающие бездны»:  «Как океан объемлет шар земной...».

Германская натурфилософия (философия природы) оказала влияние едва ли не на всю романтическую европейскую поэзию того времени. Тютчев переводит стихи Шиллера, Гёте, Гейне, Байрона, Гюго — поэтов, чьё творчество ему близко и понятно. Немецкая философия оказалась созвучной складу дарования Тютчева, приобщила его к достижениям мировой мысли, но он не стал всего лишь иллюстратором её идей.

Удивительная для первой трети XIX в. лаконичность языка и формы, отточенность поэтических выражений (многие стали крылатыми), ясность мысли и простота её словесного воплощения, не только напряжённость и утончённость духа, но и соединение его с сердечной тревогой — все эти качества делают творчество Тютчева уже в первой половине его жизни самобытным и оригинальным.

В молодости, — Тютчев явно опережал своё время. Вот, к примеру, его стихотворение «Silentium!» («Молчание!»; до 1830 г.):

Это стихотворение чрезвычайно важно для понимания поэтической судьбы Тютчева. Типично романтический мотив душевного одиночества Тютчев не связывает с конфликтом между «личностью и толпой», что было бы в ту пору привычно и понятно. Человеческие чувства, утверждает поэт, подчиняются тем же законам, что и «звезды в ночи», и так же обречены на безмолвие.

 

Поэт одинаково чуток к обеим сторонам действительности;

он никогда не забывает, что весь этот светлый, дневной облик живой природы, который он так умеет чувствовать и изображать, есть пока лишь «златотканый покров», расцвеченная и позолоченная вершина, а не основа мироздания: Цит. «День» и «ночь», конечно, только видимые символы двух сторон Вселенной, которые могут быть обозначены и без метафор. Хотя поэт называет здесь темную основу мироздания «бездной безымянной», но ему сказалось и собственное её имя, когда он прислушивался к напевам ночной бури: Цит. Хаос, т. е. отрицательная беспредельность, зияющая бездна всякого безумия и безобразия, демонические порывы, восставшие против всего положительного и должного, — вот глубочайшая сущность мировой души и основа всего мироздания... Введенный в пределы всемирного строя, хаос дает о себе знать мятежными движениями и порывами. Это присутствие хаотического, иррационального начала в глубине бытия сообщает различным явлениям природы ту свободу и силу, без которых не было бы и самой жизни и красоты.