СИНДРОМЫ ВКЛЮЧАЮЩИЕ РАССТРОЙСТВА В СФЕРЕ ОБЩЕНИЯ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 

Умственная отсталость

Ограничение в навыке общения часто один из первых признаков умственной отсталости. Дети с такой проблемой часто впервые выявляются из-за их неспособности начать говорить в положенные сроки. Процесс обучения языку у таких детей вобщем сходен с нормальным, хотя могут быть выявлены некоторые различия. Многие дети с умственной отсталостью (УО) демонстрируют навыки общения которые соответствуют их уровню развития, но более половины имеют языковые навыки, меньше чем те, что ожидались бы в их возрасте в норме (Miller and Chapman, 1984). Продуктивные нарушения обычны у некотрых детей с УО, проявляющих недостатки связанные только с умственным развитием. У других имеются ограничения и восприятия и выражения (экспресии) связанные с умственным развитием .У детей с УО распространены фонологические ошибки, подобные тем ,что замечаются и при нормальном развитии, но у детей с УО ошибки более часты (Shriberg и Widder, 1990). Прагматические навыки обычно схожи у детей находящихся на подобных уровнях развития (Lahey, 1988). Два наиболее распространенных синдрома УО - синдром Дауна и синдром хрупкой Х-хромосомы - очень часто связаны с различными проблемами в развитии языка.

 

Нарушение Слуха

Дети с нарушениями слуха уязвимы в отношении языковых расстройств из-за недостаточного их доступа к лингвистической информации в слуховом сигнале. В то же время такие дети очень различаются по их способности к устной речи, и как Boothroyd (1982) указал: "an unaided audiogram is not a child's fate"(что можно перевести как: " безнадежная аудиограмма не предопределяет судьбу ребенка"). С усилением через слуховые аппараты, дети могут компенсировать большие или меньшие степени слуховых потерь ,и также чтобы обеспечить большую слуховую информацию пациентам, которые иначе рассматривались бы глухими используют улитковые имплантанты и тактильные приборы (Roeser, 1988). Приобретение языковых навыков детьми с ухудшенным слухом (УС) имеет ту же общую последовательность ,что и у детей с нормальным слухом, хотя этот процесс у детей с УС очень замедлен и задержки затрагивают все способы взаимодействия: артикуляцию, рецептивную и экспрессивную связь(receptive and expressive communication), и устный и письменный язык (Quigley и другие., 1977). Однако Lahey (1988) сделал вывод , что использование языка вцелом для общения - не главная проблемная область для детей с УС , а большинство их трудностей лежит в приобретении разговорных вербальных форм коммуникации. Чтение и письмо представляет особую проблему, прежде всего из-за языковой основы, необходимой для приобретения этих навыков. Средние уровни понимания при чтении для подростков с УС - третья или четвертая степень(King и Quigley, 1985; Trybus и Karchmer, 1977).

Многих детей можно обучать обходя слуховой канал с помощью языка знаков (руками). Используя этот метод, дети могут развивать быстроту и красноречие в данном языке, которые никогда не были бы доступны им посредством речи. Имеется большой спор в сообществе плохослышащих относительно роли языка знаков и языка звуков для обучения детей с серьезными нарушениями слуха. Вообще дети выучившие язык знаков развили более высокий уровень языковых навыков, чем те кто освоили речь, хотя их возможность общения может быть ограниченна теми в глухом сообществе, кто не использует язык знаков как способ коммуникации. Обучение устному языку с другой стороны, кажется высоко коррелирует с достижениями в чтении. Решение, использовать ли устный язык или язык знаков как способ общения с ребенком, имеющего серьезные УС, должно быть тщательно продуманным и принято в консультации с семьей ребенка. Глухие родители глухих детей могут чувствовать, что более важно для их ребенка быть быстрым в языке знаков и комфортно ощущать себя в глухой культуре, чем достигнуть максимального возможного уровня чтения. Для этих семей, обучение ребенка языку знаков может иметь больший смысл. Глухие дети слышащих родителей могут иметь семьи, которые считают что обучение устной речи и чтению - наиболее важная цель. Для детей в этих семьях обучение устной речи может достигаться лучше. Каждая семья должна представлять все возможные варианты, чтобы принять наиболее информированное и подходящее решение для их ребенка.

Психические Расстройства

Имеется очень высокое совпадение социоповеденческих расстройств и расстройств в сфере общения. Prizant и Meyer (1993) сообщили что более половины детей ,диагностированных с расстройствами общения имели социо-эмоциональные проблемы и проблемы поведения. Наоборот, Prizant и др. нашли ,что у двух третей детей направленных в психиатрический стационар обнаруживаются нарушения речи и языка. Giddan (1991) показал, что в 65% в психиатрических амбулаторных клиниках обнаруживаются подобные нарушения. Giddan также нашел что третья часть детей обратившихся по поводу расстройств поведения имели сопутствующие речевые и языковые трудности, и более чем две трети детей с некоторыми формами дефицита внимания, также имели нарушения языка. И как Prizant и др.(1990) показывал, что у некоторых детей с тревогой и аффективными расстройствами обнаружены недостатки языка. Быть может невозможно узнать источник этой связи. Ведет ли проблема общения к фрустрации, к созданию поведенческих или эмоциональных расстройств? Или это поведенческие/социоэмоциональные проблемы ведут к уменьшению мотивации к общению , к неспоспособности "включить" изучение правил общения или неспособности использовать язык для само- и взаимо- регуляции? Имеется ли какой-то другой основной фактор, воздействующий на оба аспекта развития ? Какой бы ни был ответ на эти вопросы, дети с языковыми проблемами уязвимы к социоэмоциональным трудностям, а дети с психиатрическими диагнозами показывают большую чем нормальной популяции распространенность языковых расстройств. Психическое расстройство наиболее последовательно связанное с трудностями в сфере общения - это аутизм, или распространенное расстройство развития (pervasive developmental disorder - PDD). Проблемы общения включающие серьезные задержки языкового развития, невозможность вербального общения, неспособность выдержать(поддержать) беседу, стереотипное и повторное использование своего особенного языка и неправильное употребление языка для социальной коммуникации - являются диагностическими критериями аутизма/PDD.Фактически все дети с аутизмом имеют некоторую форму коммуникативных расстройств, что представляет часть их синдрома. Отличие аутизма от более ограниченного расстройства языка - глобальность характера проблемы общения ребенка. Повреждается не только язык ,но и серьезно ухудшаются способность и мотивация для любых способов общения и устных ,и неустных. Хотя эти и другие альтернативные формы общения часто пробуются с аутичными пациентами, но именно их основная недостаточность в общительном навыке и мотивации препятствует использованию ими языка, так что обеспечение дополнительных каналов поступления информации обычно не заканчивалось кардинальным улучшением (см. Paul, 1987, 1995, для обзора).

Приобретенные Расстройства Функции Общения

Расстройства языка в течение развития могут быть приобретены посредством четырех типов неврологических повреждений : фокальные повреждения; повреждения связанные с эпилептическими расстройствами ; повреждения вследствие опухолей, инфекции, или радиации; и травматические повреждения мозга. Фокальные повреждения затрагивают способность говорить прежде всего, если они односторонние слева. Подобные поражения относительно редки в детском возрасте, и дети младше 10 лет имеют тенденцию почти полностью поправляться от афазий, следующих за этими повреждениями ,хотя некоторые легкие дефекты формирования языка и способностей к обучению могут сохраниться (Bishop, 1992).

Landau и Kleffner (1957) идентифицировали синдром экспрессивных( expressive) и рецептивных(receptive) языковых нарушений, сопровождаемых эпилептическими приступами ,который обычно имеет свое начало между 4 и 7годами после периода нормального развития. Причина синдрома Landau-Kleffner неизвестна, и к счастью он встречается весьма редко. В отличие от афазий, связанных с фокальными повреждениями, синдром Landau-Kleffner обычно заканчивается постоянной афазией. Также обычно страдает когнитивная функция. Лечение антиконвульсантами может помочь контролировать эпи приступы, но способность к общению не улучшится. Некоторое поведенческое и воспитательное вмешательство почти всегда оправдано.

Облучение мозга возможно в ходе лучевой терапии используемой для лечения острого лимфолейкоза (acute lymphocytic leukemia - ALL) ,это позволило значительно снизить смертность детей от этой болезни, но такое "лечение" иногда имеет нежелательное действие - порождает языковые проблемы и проблемы обучения, потерю ранее приобретенных навыков развития или эпилептические приступы (Riddle и др., 1991). Опухоли мозга также могут затрагивать функцию общения. Поражения мозга ,которые затрагивают развитие языковой функции также могут быть результатом инфекционных заболеваний, таких как менингит. Отдаленные последствия подобных повреждений могут быть от едва уловимых до различных по тяжести в зависимости от продолжительности процесса , расположения , размера и области мозга которая была поражена. Дети с подобными состояниями могут сохранить значительную часть языковой функции, но возможны нарушения, которые проявятся только при решении сложных заданий, как те что требуются в школе. Они могут иметь навыки выражения языка, относительно неповрежденными, но при этом с ослабленным пониманием. Это может оканчиваться тем, что взрослые обманываются в мнении что понимание их детьми соответствует действиям произведенным взрослыми, и расстраиваются когда ребенок "отказывается" следовать инструкциям. Диапазон тяжести этих дефектов может простираться от почти несуществующей до достаточно серьезной, чтобы кончиться диагнозом умственная отсталость.

Травматические повреждения мозга(ТПМ) могут быть фокальными по характеру, обычно включают в себя открытые повреждения головы, такие как пулевые раны. И закрытые повреждения головы такие как последствия ударов и столкновений , имеющих тенденцию вызывать диффузное повреждение, воздействуя на большие поверхности мозга. Подобно детям с приобретенными афазиями, связанными с фокальными поражениями, дети с ТПМ обоих типов часто показывают спонтанное восстановление. Russell (1993) сообщил, что результат вообще предсказывается степенью комы, отрезком времени, который ребенок проводит в помраченном состоянии сознания следующим за повреждением, и величиной периода посттравматической амнезии (ПТА).ПТА длительнее 24 часов рассматривается признаком тяжелого поражения. Возраст на момент повреждения не влияет на прогноз, и начало нарушений может быть отсрочено на длинный период времени после того, как повреждение имело место. Хотя некоторые дети сохраняют физическую инвалидность после ТМП, многие не показывают объективной физиологической симптоматики на повреждение. Существенное меньшинство таких детей переносит долгосрочную недостаточность в познавательной(когнитивной) и языковой функциях (Satz, и Bullard-Bates, 1981). Gerring and Carney (1992) сообщили что, в течение острого процесса восстановления, дети имеют тенденцию сначала быть немыми. Они могут понимать только простые команды. Первые попытки говорить часто отражают спутанное состояние, в котором ребенок находится, а также часты дизартрия или дисфлюентная речь (т.е. нарушена плавность беглость речи).Кроме того речь может быть медленной , с пораженной просодикой , и звучать таким образом монотонно и "плоско". Расстройства глотания также обычны в течение этой стадии восстановления.

Нарушения связанные с внешними факторами

Расстройства в сфере общения могут быть связаны с пренатальным воздействиям таких веществ как наркотики и алкоголь или с отклонениями поведения родителей ,а именно с жестоким обращением по отношению к детям и с пренебрежением детьми. Нарушения языка - часто лишь часть картины, наблюдаемой при фетальном алкогольном синдроме (ФАС)(fetal alcohol syndrome (FAS)) или фетальных алкогольных эффектах (ФАЭ) (fetal alcohol effects (FAEs)). Они включают замедленное развитие, слабое восприятие и понимание нового запаса слов, и прагматические трудности. Неспособность к общению детей с обнаруженными ФАС и ФАЭ связана с уровнем нарушения интеллекта.У детей с более серьезными снижениями интеллектуальной функции, часто присутствуют расстройства по типу персеверации и эхолалии (эхофразии).

У детей, которые подвергались в пренатальном периоде воздействию кокаина или других наркотиков, описаны среди прочих проявлений трудности в развитии языка(Sparks, 1993). Важно помнить, что много женщин, злоупотребляющих наркотиками в течение беременности, принимают более одного наркотика и может быть смешанное злоупотребление наркотиками и алкоголем. Последствия приема наркотиков матерью для ее способности к вынашиванию так же важны как любые биологические эффекты , которые злоупотребление способно вызывать перед родами. Насколько значимы биологические эффекты Sparks (1993) указал, что менее половины детей, пренатально подвергнутых влиянию наркотиков имеют низкий вес при рождении, преждевременные роды, внутриутробную задержку роста или маленькую окружность головы. Вместе с тем, проблемы развития у таких детей не на много отличаются от проблем тех детей , которые проживают в неблагополучных домах(семьях) , но не подвергались в пренатальном периоде влиянию наркотиков . В условиях развития навыков общения, пренатальное влияние наркотиков должно в первую очередь рассматриваться риском для развития нарушений в этих навыках .

Дети с коммуникативными и другими расстройствами развития ,как указали Knutson и Sullivan (1993),с большей вероятностью ,чем нормально развивающиеся дети, подвергаются плохому обращению.Fox и др. (1988) предположили, что ребенок с нарушениями навыков общения может меньше удовлетворять родителей и меньше вступать в контакт. Эти трудности могут предрасполагать к плохому обращению с ребенком.

Плохое обращение само по себе представляет фактор риска, способствующий развитию языковых расстройств.Gulp и др. (1991) доказали , что развитие языка особенно уязвимо в такой ситуации из-за разрыва в социальном взаимодействии, который эта ситуация влечет за собой. Coster и др. (1989) показывали, что малыши подвергавшиеся подобному обращению имели более ограниченную способность к выражению языка во время игры со своими матерями, чем дети из благополучных домов. Allen и Oliver (1982) нашли, что 4-х летние подвергавшиеся плохому обращению имели заметно более низкий языковой навык, чем такие же дети из подобного социально-экономического слоя . Lynch и Roberts (1982) показали, что дети, проживавшие в таких неблагоприятных условиях отмечали гораздо более низкий вербальный IQ относительно невербального.Fox и др. (1988) нашли, что дети с которыми плохо обращались имели ограничения в восприятии языка ,но дети к которым относились с пренебрежениями переносили еще большие задержки языка. В общем серьезное пренебрежение ребенком, кажется, больший фактор риска для ограничения навыков общения, чем плохое обращение с ребенком (Allen и Oliver, 1982; Gulp и др.1991). Однако Coster и Cicchetti (1993) указывают, что не полностью ясно, являются ли языковые проблемы, замеченные у таких детей большими тех, что ожидались бы на основе в общем угнетенных когнитивных способностей связанных с плохим обращением с ними.