6.

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 

Бизнес, пространство реализации карьерных притязаний  мужское и не приспособлено для женщин: "Бизнес – это изначально мужское слово, дело, и вообще его мужчины придумали в процессе истории. Свидетелями мы являемся, ближайшая наша история, сколько там, 20 веков, мы свидетелями являемся, что мир, он мужской и только. Установлены мужчинами правила в том же самом бизнесе, и женщина, она, попав в бизнес, она либо приучается к этим правилам, либо довольствуется «вторыми» ролями какими-то – оформление или оправдывание перед кем-нибудь, а для мужчин остается задумка, право требования результата, или, скажем лавирование туда-сюда, захотелось – так, захотелось – сяк" (2-60-4ж).

Действуют те же механизмы вытеснения "иных", как и в любой другой сфере [6]. Но в данном случае они усиливают свое действие. Женщина-руководитель вторгается в мужское пространство и становится в нем чужой. С другой стороны она  "иная" и для женского сообщества (женщины видят в ней более удачливую соперницу). Ее исключают женщины и не принимают мужчины: "Женщины, они как-то ревностно относятся друг к другу. Чувство соперничества оно есть" (2-60-4ж). "Если весь подчиненный коллектив - женщины, то это беда женщине-начальнице. Потому что это все-таки чувство соперничества оно всегда проявляется" (2-8-1ж).

В какой-то степени здесь можно говорить о разной степени толерантности к исполнению мужчинами и женщинами традиционных гендерных ролей, отношения к различным гендерным практикам. В данном случае толерантность можно рассматривать как характеристику, позволяющую фиксировать асимметрию в социально-психологических установках и поведении мужчин и женщин.

Женщины, пытающиеся преодолеть предписанные им роли, часто приобретают маргинальный статус. Он развивается из конфликта, который возникает, если женщина выходит за рамки своей традиционной роли и стремится занять определенное положение в общественной сфере. В противоречие вступают ролевые требования, предъявляемые к женщинам (как слабому полу) и руководителям (как профессионалам, с которыми, прежде всего, ассоциируются мужчины). Женщине-руководителю приходится отказываться от некоторых норм традиционной женской роли. В то же время мужское пространство зачастую не принимает ее полностью и стремится поставить в подчиненное положение. Конфликтующие требования различных ролевых групп приводили к тому, что женщина-руководитель не идентифицируется полностью ни с одной из возможных ролей: "Если женщина с мужским складом характера, она вполне может заниматься мужской профессией. Но опять таки, это не женщина " (2-10-2ж).

В. Клейн, выдвинувшая концепцию маргинальности, определяет ее как состояние человека, одновременно живущего в" двух разных мирах", "двух культурных системах", одна из которых в соответствии с существующими стереотипами рассматривается как" высшая по отношению к другой"  [7]. Женщину-руководителя также оценивают по двум шкалам: исходя из соответствия стандартам - феминности и власти, которые исключают друг друга. Если человек замечен в поведении, обыкновенно ассоциирующемся с другой категорией, это является вызовом рутинному порядку вещей: "Женщина, когда вливается в мужской мир, она принимает, скорее всего, правила мужчин. Но все-таки для них, для "братьев" между собой, для "друзей", однокашников-мужчин она все-таки остается чужой. Дистанция сохраняется…, ну, как к даме, как к женщине. Очень редкие женщины могут преодолеть этот барьер" (2-60-3ж).

В тоже время  маргинальный статус не всегда маркируется женским сообществом  знаком минус. Женщины-руководители зачастую вызывают у других женщин восторг. Но все равно они одиноки и исключены из женского сообщества. Они "другие": "Меня это просто восхищает. В бизнесе, там, с мужчинами на одном уровне, тоже там и поспорит, и свою точку зрения выскажет, и все, там, и доказывает свое. Я просто... ну, восхищаюсь, просто, такими женщинами,  что такого добиваются" (2-26-1ж).

Одна из стратегий завоевания мужского пространства – демонстрация своей нужности. Женщина должна доказывать, что она нужна, и доказывать это постоянно, даже уже находясь в "мужском" пространстве, чтобы не быть исключенной. Можно предположить, что она никогда не будет в нем до конца своей: "Это спасает, когда ты сама уже имеешь свое положение, ты во главе чего-то, без чего мужчины не могут обойтись, и они с тобой вынуждены считаться как с партнером, и без тебя не могут решить что-то. Понимаешь, когда ты на равных с ними… Ну и роли так само собой расписываются, тоже, конечно же: здесь уровень решения, а все исполнение – это уже там, и желательно, чтобы это была женщина, потому что женщина очень исполнительна и аккуратна, и внимательна…" (2-60-4ж). "Это интересно, когда прислушиваются к тебе, к твоему слову, когда тебя слушают, именно выслушивают, это очень интересно, и дают тебе силы для жизни. Ты чувствуешь себя таким человеком, когда тебя слушают" (2-31-1ж).

Освоение женщиной мужского пространства – это всегда борьба. Она удается не многим и также становится занятием для избранных:  "Деловая женщина,  это вообще престижно. Тем более, когда у женщины свой бизнес есть, это характеризует ее с той стороны, что она сильная женщина, если сумела такого добиться" (2-31-1ж).

Женская карьера воспринимается молодыми людьми чаще всего как конфликт с семейной жизнью. Представления о том, что семья и карьера - вещи несовместимые,  распространено среди молодых женщин достаточно широко. В тоже время все более важным для девушек становятся самоутверждение на работе, профессиональные амбиции.

У молодых людей начало трудовой деятельности совпадает с созданием семьи. Для женщины создание семьи, рождение детей становятся, хотя бы на время, причиной отрыва от трудовой сферы. Ориентация на семью или карьеру может стать причиной профессионального неравенства молодых женщин. Этот стереотип достаточно устойчив в сознании респонденток: "Молодая, успешная  - вообще такого нет. Если получать хорошее образование, начиная с 17 лет, как правило, это еще 5 лет учебы, это 23-24. В среднем 23 пусть будет. Вот устроилась она в 23 года на работу... Года 3-2 еще нужно проработать, чтобы понять какое ты положение в этом обществе занимаешь, чтобы к тебе начали прислушиваться, чтобы ты смог добиваться каких-то там определенных, претендовать там на какое-то место. А чтобы вот так вот, это все равно будет человек 25-26 лет, все равно. Мужчина устроен проще. А для девушки это как бы все-таки не очень.  Т.е. он даже может учиться, совмещать свою работу, а когда он уже закончил обучение, он стал специалистом" (2-35-4ж).