7.

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 

Вопрос о том, работать или не работать для большинства респонденток вообще не стоит. Практически никакие условия или обстоятельства не могут, по их мнению, побудить человека не работать - ни хорошие материальные условия, ни богатство партнера, ни что-либо другое: "Работала бы, это однозначно, потому что дома сидеть, это я не знаю. Поболеешь маленько, дома посидишь, уже пятый угол ищешь в квартире. Нет, дома невозможно сидеть вообще" (2-9-1ж).

Интересно, что молодые женщины  можно даже сказать "ожесточенно" доказывают важность работы, возможно заочно споря с представлениями о том, что у женщины притязания на работу могут быть более низкими, чем у мужчин, и что они не просто легче переносят отсутствие работы, но даже стремятся к  этому: "Я всегда об этом говорила. Даже если у меня будет муж, там, супермиллионер, я не знаю, получу какое-то наследство… Я не могу сидеть дома. Я ненавижу сидеть в четырех стенах, ничего не делать. Меня это убивает.  Я могу весь день ничего не делать. Но это только день, максимум – два. Только мне это жутко надоедает. Я жажду деятельности. Кстати, допустим, так получится в жизни у меня, будет такая ситуация, что я могу не работать. У меня будут деньги. Я пойду даже в школу, работать с детьми. Заниматься любимым делом. Пусть триста рублей, мне хоть сто рублей" (2-1ж).

Несмотря на то, что некоторые молодые девушки придерживаются и воспроизводят традиционный стереотип жены-"домушницы" (среди  респондентов таких единицы), большинство демонстрирует новую тенденцию в женских стратегиях - стремление примирить эти две сферы. Появляются новые идеи о женских карьерах, например, о том, что по- настоящему реализация женщины наступает после 35-40, когда она уже выполняет свое "предназначение", реализовывает все социальные ожидания: "Я  думаю, что вот этот путь реализации женщины в профессиональном и личном плане более удобен, то есть сначала семья, муж, быт этот, а потом уже карьера. Не надо себя, скажем, отдавать полностью большой этот промежуток, двадцать лет после получения образования,  семье, какое-то определенное время плюс работа. Вот это накопление знаний, опыта, чтобы потом реализовать" (2-60-1ж). При этом девушки демонстрируют вполне лояльное отношение к гражданским бракам, т.к. именно последние дают возможность женщине сохранить самостоятельность и независимость: "Сейчас многие мои подруги думают, что сначала лучше поработать для себя, потом заводить семью, если захочется. А если и не захочется, то просто родить ребенка" (2-27-1ж). О смене акцентов в конструируемом гендерном пространстве заявляется и так: "Никто ни у кого не должен сидеть на шее. Каждый должен быть материально независим друг от друга. Если попадешь под чью-то зависимость – это уже не семья, потому что другой человек начинает тобой управлять" (2-31-1ж). Иногда девушки демонстрируют и  стратегию поведения, сочетающую деятельность в частной и публичной сферах: "Если уж очень много денег, в конце концов, завести какую-нибудь свою фирму и быть начальницей. Это вообще прекрасно, по-моему" (2-8-1ж).

Смена приоритетов и ценностей зачастую провоцирует  "выяснение отношений" с партнерами, результатами которых могут быть и разрывы между людьми. В денной связи среди молодых женщин-специалистов распространенно мнение о том, что женщина делает карьеру, компенсируя тем самым проблемы в личной жизни:  "Если женщина реализует себя в карьере, значит ей это надо, значит может у нее когда-то что-то не получилось, там с мужчинами может там у нее проблемы или что. Ну все равно если она что-то достигла  в этой своей отрасли наверное успешна все-таки" (2-41-4ж). "Со стороны бизнеса, наверное, успешна, со стороны личной жизни - сомневаюсь, что преуспевает. Для женщины главное не карьера, а семья" (2-26-4ж). Зачастую подобная ситуация не воспринимается как трагедия. Карьера  выступает как запасной вариант самореализации: "Если получится в ближайшее время, скажем, год-два, я выйду замуж, ну я хотела бы выйти замуж. Как это традиционно считается, что женщине полезно при муже. Но, с другой стороны, если у меня этого не получится, то я буду работать и строить свою жизнь, ну скажем, если это получится, как у деловой женщины" (2-60-1ж). "Если у нее нет семьи – значит она делает карьеру. Одно из двух" (2-26-4ж).

И все-таки женщине неизбежно приходится выбирать: семья или карьера. Несмотря на демонстрацию новых форм гендерного поведения, девушки зачастую воспроизводят стереотип о несовместимости семьи и карьеры. Фактически, женщина, выбравшая карьеру, борется с судьбой. При этом "борьба" иногда принимает форму противостояния с самой собой, своими стереотипами. Возникают противоречия в конструируемом гендерном пространстве: "Я вот последнее время склоняюсь так к домохозяйкам. Не знаю почему. Я уже все на этом, я купила специально книгу. Стала учиться готовить, не знаю, к чему это приведет меня. Но вроде пока вот получается. Ну а если вот так вот посмотреть, то лучше быть деловой женщиной" (2-35-4ж).

Отметим, что в целом представления респонденток о роли женщины в семье достаточно противоречивы. Стереотип,  "мужчина должен зарабатывать больше"  сохраняется. В то же время в женских интервью подчеркивается значимость самостоятельности и независимости от мужа: "Я в жизни больше рассчитываю на себя, чем на мужа" (2-32-4ж). "Конечно, желательно, чтобы муж больше зарабатывал. Потому что  у них как-то потом самолюбие и все: вот, ты там больше зарабатываешь. Мне кажется, они себя как-то неуютно чувствуют. Все-таки мужчина как-то должен зарабатывать больше, кормить семью" (2-3-1ж). Примечательно, что в последней цитате девушка испытывает дискомфорт от того, что его испытывает мужчина, тем самым, воспроизводя в такой форме традиционную структуру властных отношений.

Девушки демонстрируют еще одну новую гендерную стратегию поведения. Независимо от ориентации на карьеру или на семью, они требовательны не только к себе, но и к своему партнеру. В случае, если последний их не удовлетворяет в плане заработка, они готовы от него отказаться: "Если мой муж будет получать меньше меня, нафига мне такой муж?" (2-41-1ж). "Я то одна проживу, а его уже не себе не потяну. И смысла нет" (2-10-3ж). "Вообще-то я не собираюсь тянуть семью, если она будет. Я так и одна проживу, зачем еще обузу себе вешать?" (2-35-4ж).