4.

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 

В то же время, русский национальный характер рассматривался преимущественно в рамках гуманитарного и философского методов в изучении культуры. Данный подход эвристичен, нередко поражает глубиной интуитивного понимания ключевых характеристик отечественной культуры. Он, тем не менее,  по способу мышления  является исследовательской  спекуляцией. Подбор фактов либо подтверждающих, либо опровергающих априорные построения ведется давно: спор западников и славянофилов о «судьбе России» здесь лучшее подтверждение. Если для Серебряного века спекулятивный метод органичен, то для исследования культуры конца XX в. он недостаточен. Открещиваясь от познавательных поворотов в гуманитарном знании, воспринимая их как не только чужие, но и чуждые, исследователи культуры ограничивают свои возможности. Русская духовность мыслится ими как полумистическое состояние, отличное от материальности западной культуры, состояние, которое невозможно измерить социологическим инструментарием. Отечественные исследования русской культуры и русского национального характера  чрезмерно теоретичны, что зачастую оборачивается отвлечённостью и метафизичностью их. «Антипозитивизм» объясним не только  философскими истоками, но и реалиями существования науки как социального института. Основной тип отечественного учёного - это исследователь, все сведения черпающий в библиотеке, читающий, переосмысливающий, пишущий, печатающийся, но работающий с текстами, а не с фактами, практикующий гуманитарный подход в исследовании культуры и национального характера.

Со временем рождается интерес и к «другому» типу исследования культуры – западному, к культурной или социальной антропологии. Она реализовала традицию позитивистского восприятия и прагматического использования действительности. Если отечественное изучение  культуры представляло собой тип философско-гуманитарного знания, то социальная антропология была близка в первую  очередь к социологической традиции. Ситуация напоминала вторую половину XIX века – время возникновения социологии. Тогда вместо философских спекуляций об общественном развитии социология предложила сбор фактов, их интерпретацию, возможность практических рекомендаций. Время подтвердило обоснованность претензий социологии. В XX веке ситуация повторилась уже в изучении не общества, а культуры. Реализовалась позитивистская парадигма: методами «полевых» исследований собираются факты, на основе их интерпретации строятся теории, предполагающие практическое применение.

Антропологи исследовали конкретную культуру, пребывая в ней. Исходным объектом изучения социальной антропологии сначала стали дописьменные примитивные культуры с возможностью обозримости фактов. Социальной антропологией был собран огромный фактический материал, демонстрирующий потрясающее культурное многообразие. Дальнейшими задачами стали выделение проблем, нахождение закономерностей и построение объясняющей теории. Социальная антропология предполагала сбор фактов в ходе полевого исследования,  а не философское и  гуманитарное теоретизирование. Собрав огромный эмпирический материал, социальная антропология обратилась к его осмыслению. Так, «Этнографический атлас» по 600 отдельным культурам способствовал разработке проблем культурных универсалий и типологий культур.

Одной из важнейших тем в социальной антропологии становится тема динамики культуры, способов ее функционирования, типов культурных процессов и методов их исследования. Расширяется категориальный аппарат, вводятся понятия аккультурация, диффузия, дифференциация, инновация. Аккультурация понималась как процесс контакта одной культуры с другой, диффузия - как результат данного процесса. Понятие дифференциации описывало усложнение культуры через появление новых видов деятельности. Понятие культурной деградации фиксировало изменения, ведущие к ослаблению дифференциации. В качестве причин динамики культуры выделялись инновация как самоизменение культуры и инверсия как процесс, происходящий под внешним влиянием. Введение новых понятий было необходимо для описания и объяснения процессов изменения культур, изучавшихся социальными антропологами. От анализа примитивных культур социальная антропология перешла к исследованию современных обществ и стала наукой, изучающей в сравнительном плане (отсюда столь большая значимость кросс-культурных исследований) типы культур и этапы их изменения.

В рамках социальной антропологии осмысливается и проблема этноцентризма и культурного релятивизма. Деятельность первых антропологов отмечена этноцентризмом, стремлением сравнивать все культуры с собственной, считавшейся эталоном. Позиция этноцентризма постепенно сменилась позицией культурного релятивизма - признанием того, что любая культура может быть понята лишь в собственном контексте и рассматривать ее нужно как единое целое. Рассмотрение культуры как системы предполагало анализ поведенческих образцов и стереотипов мышления, характерных для представителей различных культур. Так антропологи вышли на тему национального характера, исследованию которого посвящены работы М. Мид, Р. Бенедикт, Р. Линтона. Ими предприняты попытки дистанционного исследования национального характера японцев, немцев и русских.