7.

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 

Исследование социального антрополога М. Мид «Пол и темперамент» можно считать одной из первых работ по гендерной социологии еще до появления термина «гендер». В данной работе показано, как исследования социальных ролей мужчин и женщин выявили, что они опосредованы отнюдь не только биологическими, но и культурными различиями. Социальные антропологи занимались также изучением брака, семьи и системы родства. Среди «познавательных поворотов» науки, которые должны быть учтены в современных исследованиях национального характера, можно выделить не только антропологический и лингвистический, но и гендерный. Необходимость такого подхода объясняется тем, что конкретные исследования предполагают анализ поведения гендерных групп. Социальная антропология ближе не к философско-гуманитарной традиции подобно отечественных исследований культуры, а к социологическому знанию. Социология начинала со сбора фактов, с многочисленных полевых исследований примитивных культур, предпринятых антропологами. В традиции социологии рассматривать социум, а не личность. Социальная антропология свободна от абстрактных разговоров о личности и противоречиях ее развития. Поскольку человека, на которого не влияли бы обычаи определенного мира культуры, практически не существует, то, по мнению антропологов, стоит говорить не о человеке, а о конкретной культуре. При этом отмечается, что изыскания «кабинетных» антропологов следует дополнять полевыми исследованиями, проводимыми компетентными наблюдателями. Радклиф-Браун писал, что кабинетную антропологию «необходимо совмещать с интенсивными исследованиями конкретных обществ, в которых каждый отдельный институт, обычай или верование рассматривались бы в неразрывной связи с той целостной социальной системой, частями или элементами которой они являются. В отсутствие систематических сравнительных исследований антропологии грозит вырождение в историографию и этнографию. Социологическая теория должна базироваться на систематическом сравнении и постоянно проверяться» [11, с. 637-638].

Социологическая традиция исследований культуры предполагает применение антропологии на практике. Действительно, западная социальная антропология имела значительное прикладное значение: ее результаты использовались для управления. Среди факторов ее успеха Клакхон выделяет: (1) то, что она рассматривала культуру и общество как единое целое и приучалась видеть закономерности; (2) то, что она исходила из позиции культурного релятивизма, интересуясь тем, как тот или иной факт выглядит с точки зрения представителей другой культуры; (3) при анализе конкретной ситуации использовалось всё известное о культуре и обществе в целом [11, c. 211-214]. Клакхон называет антрополога социальным врачом: подобно врачу исследователь культуры должен четко поставить диагноз и предложить методы лечения. Интересно его замечание: антрополог - практик должен обладать систематическим представлением о специфических субкультурах политиков, контролирующих органов и исполнителей государственных программ. Антропология как прикладная наука начала приносить плоды со второй мировой войны, когда книга Рут Бенедикт «Хризантема и меч» о японской национальной психологии стала классикой. Социальная антропология в настоящее время исходит из принципа культурного релятивизма. Нетипичное, с точки зрения одного народа, поведение является выражением культурного опыта другого народа. «...Мир должен сохранять различия между людьми, - писал в книге «Зеркало для человека» Клакхон.  Знание о проблемах других людей и о чуждых вариантах образов жизни должно быть достаточно общепринятым для того, чтобы положительная терпимость стала возможной. Необходимость испытывать уважение к другим кажется определенным минимумом для обеспечения собственной безопасности» [11, с. 306].

В 90-е годы Россия познакомилась со многими новациями исследований культуры, в том числе  и с традицией социологии культуры социальной антропологии. Освоение данной традиции, использование ее эвристических возможностей и выводов  важно для практической деятельности и предполагает формирование отечественной научной школы, которая смогла бы применить методы социальной антропологии для исследования российской культуры, ее динамики, русской ментальности и русского национального характера. Подобные исследования осуществляются на стыке культурологического, социологического и психологического знания.