8.

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 

В последние годы активно популяризируются достижения социальной антропологии, предпринимаются попытки интеграции ее опыта [13]. Недостатком исследования проблем национального сознания, самосознания и русского национального характера всегда были умозрительный характер исследований и недостаток эмпирического материала. Дефицит научной базы и фактов по проблемам трансформации национального сознания, самосознания и национального характера, возможно, явился отсутствующим звеном в цепи социальных преобразований, что привело к плачевным их результатам.

Существует реальная потребность в социологическом  анализе российского общества с учетом познавательных поворотов в изучении культуры. Исследование России глазами социального антрополога насущно и необходимо, поскольку наше представление об особенностях российской культуры и русском национальном характере складывается скорее на основе философского и гуманитарного знания, чем социологического и психологического. Обладая познавательными возможностями, философский и гуманитарный подходы недостаточны при анализе сложных социальных процессов. К сожалению, социологическое знание в нашей стране остается невостребованным и малофинансируемым, за исключением редких разработок. Если  даже американцы считают, что в целом о своей культуре они знают меньше, чем о культуре эскимосов, хотя социально-антропологическое изучение американского общества начато давно,  то соответствующее  исследование российской культуры находится в самом начале пути.

Размышляя о значимости  исследований социологии культуры для современного российского общества, отметим культурологическую составляющую социального прогнозирования. Часто причины неэффективного реформирования российского общества усматриваются в отсутствии стратегии, в неучтенных экономических и социально-политических особенностях России. О культуре и национальном характере вспоминают в последнюю очередь. Но делать выводы о «судьбе России» без культурологических исследований весьма затруднительно. Существует «прикладная культурология». Ее задачи отличаются от задач описанной выше прикладной антропологии. Цели и задачи прикладных культурологических исследований отнюдь не приближены к проблемам, решаемым практической антропологией. Данное направление в наших условиях начинает дублировать либо историю искусства, либо историю религии (можно судить по темам диссертаций). Прикладная культурология остается кабинетной культурологией, в то время как ее задачи в России сопоставимы с задачами прикладной антропологии в западном варианте: исследование образцов поведения и стереотипов мышления людей, культуры как целостной системы и ее отдельных элементов. Эти задачи должны решаться с привлечением методов социологии и социальной психологии, поскольку такой анализ - необходимая составляющая успеха социального прогнозирования. Должно возникнуть новое направление на стыке культурологии, социологии и психологии, оно и станет «прикладной культурологией». Необходимость таких исследований давно ощущается. Реальный социальный заказ в обществе существует, но он должен быть осознан и оформлен. Сама по себе возможность прогноза связана, в первую очередь, с социологическим типом знания: требуется сбор и отбор фактов, их интерпретация, предоставляющая возможность предсказания хода событий. Такой алгоритм знания, продуктивно используемый в «науках о природе», слабо применяется в «науках о культуре».

Исследования социологов подтверждают важность культурологических разработок для социальных прогнозов. Многие социологи считают, что явная неудача реформ в России предположительно связана с непригодностью термина модернизация, что следует говорить о трансформации страны, то есть об изменении с учетом собственной «матрицы» развития и особенностей отечественной культурной модели. Преобразования в России всегда начинались сверху, а не «снизу», от общества. Одна из причин неудач социальных преобразований видится именно в отсутствии в стране гражданского общества. Его формирование остается серьезнейшей задачей, стоящей пред страной.

Однозначного решения данная проблема пока не имеет. Исследования в области прикладной культурологии, не ограничиваясь гуманитарным подходом и дополняя его социологическим, могли бы стать важными для разработки этой проблемы. Предпосылки построения гражданского общества в России связаны с пробуждением рефлексии народа. Такая задача близка по духу российской культуре, но требует понимания и изучения свойственных русскому национальному характеру образцов поведения и стереотипов мышления, их коррекции. Такая задача не может быть выполнена без исследований на стыке социологического, антропологического и  культурологического знания. «Доминанта американской политической философии состоит в том, что простой человек должен думать и действовать рационально», - формулирует Клакхон модель скрытого американского кредо [11, с. 266-267]. Очевидно, пробуждение рефлексии предполагает возможность рационального поведения и со стороны среднего россиянина. Возвращаясь к российским реформам, следует отметить особенность, которую отмечают социологи и экономисты. Россия - расколотое общество: ни правящая верхушка, ни массы не проявили солидарности в проведении реформ. По мнению философа и социолога В. Лефевра, знание данной особенности отечественной культуры позволяло предсказать характер трудностей, с которыми должна была столкнуться страна при попытках перехода к рыночной экономике. «Расколотость» общества не дает возможности последовательного проведения реформ. Они становятся рецидивирующими. Если конфуцианское умение найти «золотую середину» помогло в проведении китайских реформ, наша постсоветская история подтвердила философскую интуицию Н.А. Бердяева о переходе из крайности в крайность как особенности русского национального характера. В настоящее время экономические и социально-политические исследования социальных групп российского общества должны быть дополнены исследованием субкультур: этносов, социальных слоев (того же среднего класса), возрастных и гендерных групп. Если исследование американского города «Янки-Сити» -  стало классикой социологии культуры, то российский город, как и русская деревня, ждут внимания отечественных социологов, антропологов и прикладных культурологов. Существует необходимость в создании как научной школы, так и особого направления  исследований культуры с привлечением социологических методов. Такое направление будет способствовать успешности социально-политического прогнозирования в условиях России, позитивному решению задачи трансформации общества.

Потребность в изучении русского национального характера возрастает по мере того, как общество осознает важность самоопределения и самоидентификации. Арнольд Тойнби поставил вопрос перед западной цивилизацией: «Предстоит ли нам процесс упадка и распада как некий неизбежный рок, от которого ни одной цивилизации не уйти?» [14, c. 39-40]. На свой вопрос он ответил отрицательно, полагая, что судьба цивилизации не определяется фатальными факторами, а решающим образом зависит от ее творческих сил. Сегодня перед Россией стоит подобный же вопрос. Чтобы найти ответ на вызов эпохи, нужно понять, насколько способны силы народа, его характер справиться с этими задачами.