1.

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 

Широко известно, что новое постперестроечное время внесло принципиальные перемены в социальную структуру нашего общества. Происшедшая мирная революция по сути возродила уничтоженную в свое

___________________

* Исследование финансировалось фондом РФФИ (проект № 00-06-80146)

время Октябрем систему прежних капиталистических отношений и привела к сосуществованию капиталистической собственности с государственной, которую было принято именовать социалистической. Результат этого – влияние происшедших перемен не только на классовую, но и на социально-профессиональную, социально-функциональную структуры общества.

С первого взгляда выделяется политическая значимость новообразований социальной структуры. Неслучайно в прошлом политическая сущность структуры общества была главным предметом социальной фальсификации в интересах власти. Партийно-государственные идеологи в течение длительного времени небезуспешно маскировали действительное положение рабочего класса мифами о его руководящей роли. В постперестроечное время социальная структура скорее уже неосознанно политизируется культом “среднего класса”, что мешает осознанию реальной классовой поляризации нашего общества, скрывает обострение противоречий между трудом и капиталом. Парадокс идеологической фокусировки очевиден. В прошлом, когда классов в научном представлении этого понятия у нас не было, они как “дружественные” находились в центре внимания отечественной   квазисоциологии типа исторического материализма. Теперь,  когда  классы в реальном смысле действительно появились, - они  практически изымаются из отечественной социологии. В прошлом действовал диктат, сначала реального, потом пережиточного восточного сталинского патриархата, а сейчас моден культ “западного” – автоматический перенос принятых за рубежом социальных мерок в нашу действительность. Получается, что “психология” отечественного обществоведения довольно устойчива – меняются только идолы.

Какова суть качественных перемен в социальной структуре нашего общества? В прошлом при тоталитарном строе была четко (однозначно) выражена иерархия социальных групп, разделяющих права использования собственности при  централизации функции “распоряжения” собственностью и отчуждении функции “владения” ею. Теперь в постсоветском обществе структура классово дифференцирована пропорциями разных видов собственности, в том числе частной, и функциями не только распоряжения, но и владения ею.

В новых условиях стал меняться былой статус социальных групп. В верхние элитные и субэлитные слои, помимо традиционных управленческих групп, включаются крупные собственники – новые капиталисты. Стали появляться симптомы среднего слоя, относительно материально обеспеченные и “устроенные” представители  разных социально-профессиональных групп – преимущественно из предпринимателей, менеджеров и части квалифицированных специалистов. Основной, базовый, по определению Т.И. Заславской, социальный слой – самый многочисленный в России (60-65%). Он охватывает все социально-профессиональные группы населения с ограниченным имущественным достатком и социально-политическим влиянием – от массовой интеллигенции (учителя, медработники, техники, инженеры и т.п.) до многочисленных категорий людей физического труда. У основания этого конуса в “нижнем слое” до 12% населения, преимущественно неквалифицированного труда с самыми низкими доходами и затем на самом “дне” - люмпенизированные десоциальные группы (7-9%).

Такой подход – “слоевой срез” - не исключает принятых классических систем общественных группировок – классовой, социально-профессиональной и социально-функциональной. Они настолько глубоки, что в свое время сказались не только на всем комплексе социально-культурных характеристик групп, но даже на некоторых антрополого-физиологических чертах.. “Слои” же говорят о возможности известного размывания традиционных социальных границ, но не “отменяют” их. К примеру, рабочие остаются рабочими. В массе своей они представлены в “базовом” слое. Иначе говоря, признание “слоев” не нарушает, а лишь дополняет принятое понимание традиционной структуры общества, подчеркивая известную диффузию его границ как классовых и социально-профессиональных, так и социально-функциональных, связанных с распределением власти.

Напомним, что классовая структура основана на дифференциации отношений собственности, отделении ее владельцев, распорядителей, нанимателей (прямых или косвенных) от нанимаемой рабочей силы – физической или умственной, квалифицированной или неквалифицированной. Социально-функциональная структура, в отличие от классовой,  выделяет группы не по социально-экономическому положению, а по управленческому статусу – власти-распоряжению или подчинению-исполнению. Чаще всего, у класса капиталистов владение сочетается с функциями власти-распоряжения, хотя такое прямое сочетание и необязательно. Распорядительные функции менеджеров могут и не сочетаться с функциями “владения”, а лишь исполняться в интересах властвующих элитарных групп подлинных собственников.

Анализ социальных новообразований постсоветского общества вскрывает самые непривычные для нас в прошлом отношения, связанные с возрождением классической классовой структуры, определяемой противостоянием труда и капитала, с которой неизбежно корреспондируют распределения власти и отчасти престижа. Попробуем для наглядности выразить сказанное в схеме, приведенной ниже.

Разумеется, природа и труда, и капитала в современных постиндустриальных обществах по сравнению с эпохой К. Маркса существенно изменилась. Наряду с сохраняющимся традиционным трудом рабочего, расширяется сложный комплексный высококвалифицированный, во многом творческий труд, требующий знаний, инициативы и интеллекта, что влияет на социальную природу наемного труда. Капитал, находясь в мировой конкуренции, должен с этим считаться и делиться прибавочным продуктом (прибавочной стоимостью), создаваемым таким трудом, с теми, кто им овладел. Чем созидательнее и масштабнее такой труд по существу

 

Социальная структура постсоветского общества.

 

 

Виды собственности, выделенные треугольниками

Социальные группы:

Э – элита:

                      Государственная

государственно-политическая

                      частная (капиталистическая)

финансово-имущественная

социально-профессиональная

Слои (уровни):

Р – руководящие кадры (руководители)

I – верхний (высший)

А1 – специалисты высокой квалификации

II – средний

III – “базовый”

А2, Б – специалисты средней квалификации и служащие

IY – низший (в т.ч. люмпенизированный)

В – работники физического труда высокой

квалификации

Принадлежность к слоям:

                        стационарная      

Г1 – работники физического труда средней квалификации

                        факультативная (случайная)

Г2 – неквалифицированные работники физического труда и “люмпены”

 

В схеме треугольниками выделены субструктуры, связанные с государственной и капиталистической собственностью. Они разделены социально-профессиональными группами. В стороне от треугольника линейными обозначениями фиксируются слои разного уровня – в верхней части элитарные (I), затем средний (II), у основания базовый (III) и “на дне” люмпены (IY). Пунктирные продолжения линейных обозначений означают необязательное, факультативное распределение случайных, неутвердившихся элементов  выделенных групп. В схеме масштабы классов, слоев и групп условны, несоизмеримы