3.

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 

В итоге наблюдалось заметное обнищание широких слоев населения. Даже в Москве, самом состоятельном в стране городе, у 50% населения (1999 г.) доходы в расчете на одного члена семьи, по самооценкам, ограничивались 1000 руб. В Саратове таких низкооплачиваемых был 71%, а в селах Саратовской области – 98%.

В России в целом “многократно усилилась социальная и культурная поляризация “верхов” и “низов”: “зона  бедности” с конца 80-х годов расширилась с 18% до 40-50%. Особенно страдали от низких заработков люди, работающие в сфере культуры, образования, науки, которые оставались только на государственном обеспечении. В плохом положении оказались многие отрасли промышленности, которые не выдерживали непривычных рыночных отношений. Преимущества не производственного, а потребительского сектора в экономике сказывалось на отраслевой и на социально-профессиональной структуре населения. В частном секторе резко возросло население, занятое в торговле и сфере обслуживания, где государственный сектор был сведен к минимуму и сохранялся в основном в промышленности, отчасти на транспорте и по существу монополизировал сферу культуры, где соответственно преобладала нищенская оплата труда.

Перемены отразились на социально-профессиональной структуре населения. Число рабочих, занятых в производственных отраслях, заметно уменьшилось, что отразилось на поколенческой структуре.

В новом поколении вырос удельный вес руководителей, которые были часто связаны с капиталом, и  группа обслуживающего персонала, зафиксированного в категориях умственного труда невысокой квалификации. Принципиальные перемены в социальной структуре, естественно, органически связаны с имущественным положением и доходами социальных групп трансформированного общества. Для подавляющей части широких масс населения доходы по сравнению с доперестроечным временем, безусловно, сократились; у новых, особенно удачливых хозяев-предпринимателей они, напротив, неимоверно выросли. В результате дистанция в имущественном положении

 

 

 

 

между разными группами населения многократно возросла. Наши данные, основанные на массовой информации, естественно, не “добираются” до отечественных богатеев и тем не менее иллюстрируют, как резко поляризовались доходы широких слоев населения и малой группы предпринимателей. Численный рост собственников-предпринимателей не был интенсивным: в 1992 г. в Москве их было около 2%, а в 2000 – 5%; в Саратове соответственно 1 и 3%, а в селах Саратовской области они только появились, составив 1%. Однако при относительной малочисленности предприниматели сосредотачивают в своих руках теперь чуть ли не основную часть доходов. По официальным данным, удельный вес их доходов в 1999 г. почти соответствовал размерам оплаты труда и социальных трансфертов фактически всего населения страны.  В этой ситуации очень немногие даже в крупных городах могли иметь мало-мальски приличные заработки. По нашим данным,  заработки  в 1999-2000 гг. в пределах 3000 руб. и выше в Москве получала только 1/5 населения, в Саратове – 1/10. Материалы исследования подтверждают данные начала 90-х годов: сравнительно высокими доходами выделяются по-прежнему в основном руководители и особенно предприниматели. Зарплата в государственных предприятиях, пособия, стипендии остаются основным источником доходов большинства населения, а доходы от бизнеса оставались монополией предпринимателей. Чем старше население, тем больше оно вынуждено ограничиваться низкими государственными источниками дохода. В целом доходы в расчете на одного члена семьи, по самооценкам, были мизерными. Даже в Москве только 5% населения имели доходы выше 5000 руб. в расчете на одного члена семьи, в Саратове - 2%, в Саратовских селах таких вообще нет. Удовлетворенные заработками составляют в пределах 10% занятого населения, в отличие от 70-80 гг., когда индекс удовлетворенности заработками был положительным, т.е. удовлетворенных заработками было больше, чем не удовлетворенных.