2.

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 

Третий вопрос исследования, - воздействие образования на профессиональный статус. Мы не знаем, как эта корреляция вела себя последние годы. Командная экономика пыталась установить прямую связь образованием и рынком труда, что вело к относительно высокой корреляции между годами учебы и профессиональным статусом в Польше [30, 34]. Тем не менее, рациональность капиталистического рынка также может создать сильную связь образования и профессионального положения. Нужно изучить, уменьшается ли во время перехода к рыночной экономике "распределительная" сила образования, остается неизменной, или растет?

Лучше исследовано распределение доходов. Уже в начале 1990-х было показано, что образование делается более сильной детерминантой личных доходов в сравнении с относительно малой силой при коммунистах. Общее воздействие образования на доходы сохранилось в последующие годы, университетский диплом становился все более престижным [10]. Рост зависимости денежных поступлений от высшего образования - самый приметный символ смены систем. Механизмы распределения четко реагировали на становление капиталистической экономики.

Что это значит для социологии? Рисунок на обложке первого издания книги "Приход постиндустриального общества" Д. Белла изображал стену с надписью мелом "Знание правит. Окей", - лозунг общества, где властвуют мастерство и знания (меритократия). Согласно меритократической идеологии людей вознаграждают по их заслугам, а меритократические правила распределения оптимизируют использование способностей, мотивируют эффективный труд и отвечают ожиданиям людьми "справедливого" вознаграждения, содействуя снятию социальных напряжений и конфликтов.

Подчеркну, что в 1982 г. чистые ассигнования на университеты Польши были на 14% выше средних показателей по стране. В 1992 они поднялись до 36%, и, как я это покажу на самых свежих данных, сила этой связи сохранилась во второй половине 1990-х гг. Читатель ознакомится с деталями этого процесса, столь удивительного линейным ростом во времени. Добавлю, что в 90-е годы роль образования росла независимо от пола, возраста, сектора экономики. Обе тенденции, видимо, отражают реальные прорывы в воздействии "человеческого" и "организационного" капитала на дифференциацию доходов.

Как можно ожидать, меритократия улучшает экономическое положение менеджеров и специалистов. Я покажу, что такой поворот действительно произошел. Эти две категории, аналог которых в Польше – интеллигенция, поднялись в иерархии доходов в первой половине 1990-х и сохранили высокое положение до 1999 г. Странно, но хозяева фирм, испытав взлеты и падения, оказались в известной мере в худшем положении. В целом, на первом этапе появления рыночного общества "экономический" капитал уступил путь капиталу специального знания и экспертности профессионалов.

Решающий вывод таков – по данным социологии люди готовы мириться с неравенствами, которые считают справедливыми. Они скорее одобрят краеугольный камень западного либерализма – равные возможности и меритократия. Общество стало более экономически стратифицированным и меритократичным. Но выравнивания возможностей в 1990-е гг. не случилось.