4. Многоуровневая модель объяснения неравенства в болезнях и продолжительности жизни

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 

Продемонстрированный дефицит поведенческого подхода позволяет остановить свой взгляд на модели, которая успешно справляется с объяснением комплексной причинной цепи: от места в системе социального неравенства (макроуровень) до уровня индивидуальной болезни или продолжительности жизни (индивидуальный уровень).

В такой модели прежде всего находит отражение социальный контекст, в котором разыгрывается повседневная жизнь людей (мезоуровень: социальный контекст занятости и воспроизводства в семье или в партнерстве) и который выполняет центральную функцию трансмиссии в ходе связывания социоструктурно сложившихся неравных жизненных позиций и индивидуальной болезни/продолжительности жизни. Социально-эпидемиологическое исследование с начала 1970-х гг. настойчиво стремилось к идентификации и концептуализации релевантных здоровью нагрузок и ресурсов в семейном и профессиональном жизненных контекстах. Но эта концентрация на непосредственном жизненном мире человека (мезоуровень) явно привела к отходу от социоструктурных условий (макроуровень), влияющих на него. Этот редукционизм многократно, но безрезультатно подвергался критике [73-75].

При анализе обременяющих условий и ресурсного потенциала на мезоуровне наиболее важно достичь интегративной увязки обоих этих измерений. Поскольку именно она дает перспективу справиться с комплексностью жизненного мира людей.

Но баланса нагрузок и социальных ресурсов в поведенческом контексте личности еще не достаточно, чтобы из их конфигурации выводить валидные высказывания об их возможном патогенном или оздоровительном эффекте. Необходимы включение лица в причинную модель и ответ на вопрос, какие персональные ресурсы могут быть мобилизованы и какие интрапсихические и интрафизические процессы происходят при конфронтации с ситуативными нагрузками. В социально-эпидемиологическом исследовании неравенства обычно этому уровню анализа не придается почти никакого значения или придается лишь побочное значение. Почти всегда оно ориентируется на бихевиористскую картину человека, которая выражается в модели механической причинности, где человеческие "реакции" трактуются как результат определенной констеляции раздражений: человек рассматривается как пассивный получатель стимулов.

Во всех новейших психологических концепциях нагрузок восприятие и оценка насущной ситуации соответствующим индивидом рассматривается как существенная для стрессового случая в отличие от находящихся во власти от этой парадигмы биолого-физиологического исследования стресса (прежде всего Кэннон и Селье), где реакции стресса идентифицируются в качестве универсальных, неспецифических реакций приспособления.

В разработанной Лацарусом и его сотрудниками концепции нагрузок под стрессом и его преодолением понимаются трансактный процесс, т.е. как актуальная динамическая структура взаимоотношений индивида и ситуации, так и изменения этого обмена во времени [76]. Согласно этой концепции, психический стресс и тем самым опасность ухудшения здоровья возникает тогда, когда происходит специфическая констеляция в трансакции между индивидом и окружающей средой: на основе когнитивного процесса оценки индивида воспринимает омрачающую его эмоциональное состояние диспропорцию между требованиями среды и находящимися в его распоряжении силой противостояния (ресурсами) [77, p. 19].

События, отягощенные когнитивными оценками в процессе руководства действиями, по модели Лацаруса, имеют "субстанциональное воздействие на физические процессы..." [76, p. 207]. На этом уровне модели требуется лишь уточненные сведения о том, как это отягощающее несоответствие между требованиями среды и силами преодоления нарушает нормальные функциональные взаимосвязи между гормональным обменом, нервной и иммунной системами, вследствие чего появляются специфические болезни. Только недавно появившаяся "психо-нейро-иммунология" пытается исследовать эти взаимосвязи.

Отсюда вытекает, что важнейшие члены в причинной цепи от положения в системе социального неравенства до индивидуальной болезни и продолжительности жизни размещаются на различных уровнях социальной реальности, которые могут быть расставлены в иерархичной многоуровневой модели. В такой модели, которая предлагается в рис. 3, более высокий уровень определяет релевантные условия для других уровней. Многоуровневый анализ является, следовательно, формой мультивариантного способа рассмотрения социальных феноменов, которая направлена на увязывание данных различных уровней социальной реальности с объяснением индивидуальных и коллективных социальных фактов. Такая многоуровневая модель нашла свое плодотворное применение, прежде всего, в социально-структурном исследовании социализации [78-82]. На высшем уровне анализа (макроуровень) фиксируются измерения социального неравенства, из которого вытекают неравные условия жизни и жизненные шансы. Средний уровень анализа (мезоуровень) охватывает конкретные жизненные обстоятельства, в которых проявляется действие структурно опосредованных неодинаковых нагрузок и ресурсов. На нижнем уровне (микроуровень) тематизируется процесс борьбы индивида с нагрузками и ресурсами и устанавливаются последствия неудавшегося процесса преодоления для индивидуального самочувствия, причём здесь анализируется в комплексе взаимная игра между физическими и соматическими процессами.