4.2.1. Системные ресурсы: медицинское обеспечение

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 

Частичное разъяснение стратификационного градиента состоит в часто приводимом предположении, будто представители нижних социальных слоев имели худший доступ к ресурсам медицинского обеспечения или, если этот доступ имеется, то он для них менее выгоден [13, p. 3].

Социальные различия в доступности и в использовании различных услуг здравоохранения вытекают из взаимоотношения между социальными и экологическими условиями [19, p. 81].

Различия в доступности и - до определенной степени - качества обеспечения в различных регионах и есть путь усиления социального неравенства в здоровье/продолжительности жизни. Малая доступность означает другие пути, длинные листы ожидания, долгое ожидание, большие трудности в соблюдении назначенных приемов и т.д.

В исследовании Вендта указывается, что в ФРГ средние линии распределения для практических врачей/терапевтов показывают отчетливое, последовательное снижение стандарта укомплектованности от районов с бюргерским населением и рабочих областей [116]. Так, в распределении детских врачей по районам города более остро выражено снижение между бюргерскими и рабочими районами. В распределении женских врачей расхождения особенно значительны между бюргерскими и рабочими кварталами. Вендт констатирует, что эти расхождения можно установить целиком для всех практик первичного медицинского обслуживания, и они не выравниваются отдельными обратными распределениями. Также относительное переоснащение городских центров не может ослабить этот результат, так как "рабочие области хуже связаны с городской системой сообщения, и жители этих районов в меньшей мере ориентированы на третичные рабочие места ориентировал, чем жители скорее бюргерских районов. Т. е. выравнивание территориального дефицита посредством повышенного снабжения центров городов является для рабочих областей менее действенным, чем бюргерских" [116, S. 78].

Другая возможная причина для неравенства в болезни/продолжительности жизни состоит в структуре учреждений медицинского обеспечения, ценности, предположения, предпочтения и практики которого, кажутся, приспособлеными скорее к культуре среднего слоя [19, P. 81]. Так, недостаточное внимание к этому частью ведет к невозможности выразить нужды и проблемы в применяемом языке и к недостатку финансовых и временных ресурсов. Состоятельные и образованные люди имеют потенциально лучший доступ к психосоциальному и врачебному обслуживанию, включая профилактические привилегии [117, S. 30]. Некоторые исслежователи указывают на то, что они крайне редко находили экстремальную форму шизофрении у представителей нижних социальных слоев в ухоженных частных учреждениях в незначительном количестве, в то время как гораздо чаще такие хронические больные накапливались в учреждениях плохо обставленных общественных больниц [118, S. 235]. Есть также свидетельства, что представители нижних социальных слоев знают о медицинском обеспечении, которое направлено скорее на обращение с заброшенной болезнью, чем на профилактическое вмешательство [27, p. 156]. В целом предъявление требований к медицинским службам в США усиливается вместе с ростом доходов семьи [119, S. 61].

Неравенство в образовании могут влиять на знание о значении для здоровья превентивных мер и соблюдения медицинских указаний. [120].

Эти условия без всякого сомнения ответственны за более высокие нормы заболеваемости и малые шансы выживания представителей нижних социальных слоев. Однако не кажется убедительным, что более плохой доступ к медицинскому обеспечению обуславливает также более высокую заболеваемость представителей средних в сравнении с высшими социоэкономическими позициями [38; 121]. Значительные различия по состоянию здоровья имеются также между социальными слоями в таких странах, как Финляндия и Швецию, где доступ к медицинскому обслуживанию не затруднен социоэкономическими барьерами [122]. Также в Англии и Уэльсе стратификационный градиент изменился несущественно после институционализации национальной службы здоровья [15]. В США значительно улучшился доступ малообеспеченных групп населения к системе медицинского обслуживания за последние 25 лет. Напротив, спрос на медицинские услуги в этой группе (лиц с низким доходом) вырос между 1964 и 1976 только на треть. Схожие улучшения в системе медицинского страхования США, в частности для более старых людей, не привели к большим изменения стратификационного градиента относительно продолжительности болезни и жизни [15, p. 13].

Тем самым нельзя сказать, что эти улучшения в медицинском страховании, в предложении медицинских услуг и в доступе к ним имеют не существенные следствия для статуса здоровья населения. Они выражаются лишь не в принципиальных изменениях обратного отношения между социальным слоем и болезнью/смертью [21, p. 132).