3.2. Природная и социальная селекция (дрейф-гипотеза)

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 

Доказательство стратификационной обусловленности случаев смертности и заболеваемости осложняется эффектом селекции или дрейфа. Связь между нижним социально-экономическим статусом и высокой нормой соматических болезней и психических расстройств может быть, главным образом, результатом природного процесса селекции: люди с неблагоприятными наследственными предрасположенностями "дрейфуют" в нижние социальные слои [54].

 

Социальные стратификационные различия в здоровье и продолжительности жизни могут быть рассмотрены, однако, и как результат социального продвижения здоровых или как социальное падение больных. Доказательство этого предположения означало бы, что в определенной мере неравенство в отношении здоровья и продолжительности жизни следовало бы приписывать напрямую не социально-экономическим и социально-культурным условиям, варьирующимя социально, соответствующих времени исследования, а наоборот, социальное положение можно было бы интерпретировать как результат состояния здоровья.

Влияние индивидуального состояния здоровья на процесс внутрипоколенческой нисходящей мобильности (очень упрощенно) может происходить двояко. В первом случае продолжительная соматическая или психическая болезнь, перенесенная человеком в более раннем периоде профессиональной деятельности, оказывает негативное влияние на дальнейшую профессиональную карьеру (ср.: рис. 1, вариант б, 1). В другом, ухудшенное состояние здоровья в относительно молодые годы перед вступлением в рынок труда может осложнить получение необходимой квалификации в школе и, соответственно, воспрепятствовать в дальнейшем приобретению более престижной профессиональной позиции (ср.: рис. 1, вариант б, 1). В обоих случаях вывод был бы таков, что к моменту изучения сложившиеся специфические ограничения мало квалифицированного труда (например, низкий доход, малый престиж, необеспеченность рабочего места, тяжелый и/или монотонный физический труд) не оправданы плохим состоянием здоровья представителей нижних социальных слоев. Также, обратная взаимосвязь между социальным слоем и смертностью - основывающаяся на прежде выполняемой и задокументированной в свидетельстве о смерти профессии - могла бы основываться на, обусловленном болезнью, профессиональном социальном нисхождении в дальнейшей профессиональной жизни [24, p. 4].

Эффект представленного в рис. 1 процесса состоит том, что повреждение здоровья не (или не в первую очередь) происходит не в профессиональных позициях, представленных в социальной классификации - при высоком латентном периоде многих болезней - причинно должно приписываться отягчающему влиянию социального контекста (семье, работе к началу карьеры), которые структурируют ранние периоды биографии.

Лишается ли силы согласно этим рассуждениям вывод о социально-структурной обусловленности болезни и смерти? Только анализ выборочных эмпирических исследований, которые посвящены проверке дрейф-гипотезы, позволяет определить вклад, который дает обусловленная болезнью нисходящая мобильность в неоспоримый факт концентрации болезни и меньшей продолжительности жизни в нижних социальных слоях.

В подытоживающем, основательном анализе работ [25, 55, 56], в которых совместно эмпирически проверялась дрейф-гипотеза, Уилкинсон [25] приходит к выводу, что болезнь, ни в детстве, ни в более поздней жизни не имеет достаточного влияния на социальную мобильность.

Также и небольшое число случаев, связанных с перемещением между слоями, свидетельствует, что социальный процесс селекции не ответственен (например, в Англии) за большой разрыв в долях смертности между верхними и нижними статусными группами [25, p. 16; 57, p. 174]. "Социальная мобильность, без сомнения, существует, и здоровье может играть определенную роль в процессе селективной социальной мобильности, но его эффект является недостаточным, чтобы объяснить социальные различия в смертности взрослого населения" [3, p. 131].