2.

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 

Часть современных отечественных фашистов-нацистов – воинственные противники любого (не только марксистско-большевистского) социализма, часть же стоит на позициях русского национал-социализма и сотрудничает с КПРФ, не говоря уже о многочисленных панегириках по адресу И.Сталина (в первую очередь – за строительство Империи, ликвидацию “в основном еврейской ленинской гвардии” и перевод страны на рельсы “национального развития”). Все русские ультранационалисты – державники, но и здесь имеется два соперничающих направления. Большинство ратует за восстановление в том или ином виде Империи, в которой русские будут даже не "старшим братом", а единственной государствообразующей нацией; в ее (империи) состав одни включают все или почти все бывшие союзные республики Советского Союза, другие говорят также о Польше и Финляндии, третьи призывают “вернуть” и Аляску. А Национал-большевистская партия Э.Лимонова (ее, строго научно говоря, следует квалифицировать как неонацистскую лево-правую группировку) в своих “Тезисах к программе” говорит: “НБП не только возродит Великую Россию в рамках СССР, но и создаст Великую Евразийскую империю от Владивостока до Гибралтара. Нам будет принадлежать все. Наш главный лозунг: “Россия –все, остальное – ничто"[4].

Как и им подобные в других странах, русские фашисты побивают все рекорды популистской демагогии. Они максимально используют для дезориентации и обмана людей исторические, национальные, религиозные, культурные традиции и особенности России, пытаются всячески приспосабливаться к менталитету, нравам и обычаям русского человека. Немалую роль в фашистском конгломерате идеологем и лозунгов играют соответствующее толкование “Русской идеи”, догматов православия (или древнеславянских языческих мифов), идеологические компоненты исторической “русской правой”, некоторые концепции и идеологемы многих крупных деятелей (самых разных эпох) русской общественно-политической мысли – поздних славянофилов, евразийцев, и т.д., из современных – Л.Гумилева. Здесь встречаются и неопанславистские установки (“Гей, славяне!”), и юдофобия – от религиозной и “интеллектуальной” до зоологической.

Кощунственно извращая саму суть христианства, некоторые русские неонацисты говорят о намерении идти к власти “своим собственным православно-фашистским путем”[5]. Факты свидетельствуют о том, что часть доморощенных русских фашистов стремится (опираясь в той или иной степени на отдельных близких им по духу и взглядам православных священнослужителей) сконструировать некую псевдоправославную по форме и нацистско-фашистскую или, как минимум, фашизоидную по своей сути идеологию. Объявляемая древним славянским символом свастика (слегка видоизмененная по сравнению с гитлеровской) соседствует у них иногда с изображением Георгия Победоносца, православный крест – с кельтским крестом и модифицированной фашистской униформой.

Приведу лишь несколько фактов из пропагандистской практики доморощенных нацистов. “Лица, исповедующие интернационалистическую идеологию, - заявлял руководитель калининградской организации Русского национального единства (РНЕ) К.Сотников, - вообще будут лишены возможности что-либо сказать или опубликовать. Здесь будет железная цензура. Баркашов объявит мобилизацию… Вот тогда будут партизанские отряды, надо будет ловить – отстреливать” [6]. Газета Народной национальной партии (ННП) “Я-Русский” (1998, № 9), к примеру, вещала: «Русизм учит: двадцатый век ознаменован двумя арийскими героями. Это Царь Николай Второй – герой жертвы, и Адольф Гитлер – герой действия. …Гитлер понес Крест-Свастику в порабощенную жидами Россию…». В свою очередь рок-певец С.Троицкий («Паук») вовсю рекламирует песню своей группы «Коррозия» (кстати, это всего лишь одна из довольно многих воспевающих нацизм рок-групп): «Хайль, фюрер – слава России!». «…Расовая миссия нашей нации, - витийствовал на семинаре в мехмате МГУ мини-фюрер ныне распавшегося Национального фронта (НФ) и основатель языческой «Церкви Нави» (или «Священной церкви белой расы») И.Лазаренко , - состоит не только в том, чтобы освободить другие белые народы от жидо-масонского ига!.. Мы собираемся уничтожить демократическое государство…Мы осуществим полное единство партии и государства, партия будет только одна, нацистская… Тот, кто не готов после прихода к власти уничтожить 10 процентов населения, нам не нужен… Ради здоровья нации можно и 30 процентов уничтожить… Наша цель – навести расовый порядок на планете… Ничего страшного в рабстве нет. Нам нужен русский нацизм и пусть весь цивилизованный мир содрогается при одном упоминании русского…" [7]. Нацист А.Лобков недоволен тем, что русские микро-фюреры подчас не говорят открыто о своей приверженности гитлеризму: «Русский национал-социализм подается под разными соусами такими организациями, как Русское национальное единство, Русский национальный союз (в 1998 г. стал называться Русской национальной социалистической партией – РНСП. – Л.Д.) и партия «Национальный фронт». Из политической конъюнктуры все эти организации дружно открещиваются от гитлеровского национал-социализма (хотя в своем кругу являются горячими сторонниками последнего)… Поэтому я объявляю себя рыцарем свастики и высоко поднимаю знамя истинного национал-социализма» [8].

Каковы реальные численность фашистских группировок, степень их влияния в государственных органах и в обществе, эффективность их акций, возможности обретения (или утраты) союзников и попутчиков. Ответить на них отнюдь не просто. Сама российская политическая лексика сильно засорена различными мифологемами-жупелами: «красно-коричневые», «демо-фашисты» (вариант - «фашисты-ельциноиды»), «сионо-нацисты» (вариант - «иудео-фашисты»), «коммуно-фашисты», «жидо-масоны», «сионистско-большевистские» (вариант - «сионо-демократические») фашисты, «интернационально-русофобские фашисты» и т.д. и т.п. Многие демократы ставят знак равенства между нацизмом-фашизмом и коммунизмом-большевизмом, объявляют Компартию Российской Федерации чисто национал-социалистической организацией, утверждают, что коммунисты постоянно и всюду выступают единым фронтом с фашистами.

В действительности же все обстоит намного сложнее. Несмотря на постоянный рост, прежде всего среди части руководителей и функционеров, национализма, большую роль в партийной иерархии, да и в партии в целом, таких махровых антисемитов, как, например, А.Макашов, проведение нередко совместных акций с правыми экстремистами, по моему мнению, было бы совершенно неправильно односторонне и однозначно квалифицировать КПРФ как партию национал-социалистическую. Среди рядовых партийцев, да и руководителей (прежде всего низшего и среднего звена) есть интернационалисты, недовольные националистическими скосами, выступающие против фашизма, расизма, антисемитизма. По данным Общественного фонда «Антифашист», из «всего объема публикаций в прокоммунистической прессе 45% имеют четко профашистскую направленность, ровно столько же – антифашистскую и около 10% можно охарактеризовать как объективистские [9]. В то же время лидеры даже отнюдь не самых «крутых» национал-патриотических объединений (например, Российского общенародного союза) критикуют Г.Зюганова за недостаточный, с их точки зрения, переход на националистические (именуемые ими «патриотическими») позиции.

На мой взгляд, в целом прав публицист В.Костиков, отмечавший: «…Если экономическая ситуация дойдет до крайности, то формирующиеся центристские силы именно в союзе с КПРФ смогут остановить фашистский путч, дыханием которого повеяло из санкт-петербургских подворотен (имеется в виду убийство Г.Старовойтовой. – Л.Д.). Нужно помогать цивилизованному сегменту КПРФ – как части системной оппозиции – очищаться от фашиствующего и догматического окружения»[10]. Поднятый автором вопрос о необходимости - несмотря на множество серьезнейших разногласий и личные амбиции лидеров - добиваться единства действий различных антифашистских сил имеет первостепенное значение.