4.

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 

Мотивы бездействия властей могут быть различными. Третья Госдума, например, категорически отказывалась принять весьма умеренный закон о противодействии политическому экстремизму, поскольку обладавшие в ней большинством коммунисты при полной поддержке в данном вопросе жириновцев опасались, что закон может быть применен против них. В последнее время в демократических кругах стало превалировать мнение, что принятие давно блуждающих в парламентских комитетах законопроектов «О противодействии политическому экстремизму», «О запрещении пропаганды фашизма в Российской Федерации» и «О запрете нацистской символики и литературы», хотя новые их варианты несколько более адекватны, чем прежние, нецелесообразно. Ибо законы эти в принципе будут в русле формально-показной «борьбы против фашизма». Была бы политическая воля, а действующая Конституция РФ, Уголовный кодекс РФ, законы «Об общественных объединениях» и «О средствах массовой информации», некоторые другие нормативные акты предоставляют правоохранительным органам достаточные возможности для правового преследования любой экстремистской деятельности [20].

Есть еще одна причина указанной политики. Фактически все фашиствующие лидеры и группировки стоят на более или менее ярых антикоммунистических позициях, а многие их руководители (включая и лидера НБП Э.Лимонова) испытывают личную антипатию к Г.Зюганову и его сторонникам, хотя иногда и сотрудничают, преследуя свои цели, с КПРФ и поддерживают ее кандидатов на президентских и парламентских выборах. Учитывая это и реальную раздробленность фашистских организаций, имея своих информаторов в экстремистских группировках, спецслужбы в состоянии, по крайней мере, на данном этапе контролировать фашиствующие организации и даже манипулировать ими. Однако в прошлом, как известно, были случаи, когда «хвост вертел собакой», и нет никаких гарантий, что подобное не повторится.

Вопрос о социальном составе различных правоэкстремистских организаций, их сторонников и симпатизантов – тема специального исследования, и она еще ждет своей разработки. Здесь же отмечу, что среди приверженцев доморощенных нацистско-фашистских группировок можно встретить лиц самых различных общественных слоев и самых разнообразных профессий. Большинство из них  - молодежь, пэтэушники, старшеклассники, немало и студентов, и демобилизованных военнослужащих, включая участников афганской и чеченской войн, есть среди них и русские беженцы из стран СНГ. Многие члены и сторонники русских «ультрас» (как и в других государствах) выросли либо растут в ущербных, неустроенных, распавшихся или очень нуждающихся семьях; немалый их процент составляют безработные, кем-то или чем-то обиженные личности, неудачники, люмпенизированные элементы и люди с авантюристическим складом характера, любители острых ощущений и искатели славы и приключений. Часть этих людей воспитана в семьях или вне них в агрессивно националистическом, великодержавном, ксенофобском духе и приходит в соответствующие организации по идейным мотивам в знак протеста против правительственной политики.

Какова же реальная сила существующих в настоящее время группировок русских нацистов-фашистов? Налицо большая разноголосица даже по вопросу о числе функционирующих сейчас в России нацистско-фашистских и профашистских организаций. Например, по данным «Общей газеты», в стране около трехсот группировок с ярко выраженной праворадикальной идеологией, минимум половина из них – экстремистские [21]. В газете не было сказано, все ли они стоят на позициях русского национал-экстремизма. Много лет занимающаяся этими проблемами Информационно-экспертная группа «Панорама» насчитывает 80 русских национал-патриотических организаций, включая однако не только действительно фашиствующие, но и относительно умеренные, все православные фундаменталистские и казачьи, и дает их полный список [22]. Его следует дополнить до 84., т.к. все более агрессивно проявляющие себя скинхеды (бритоголовые) имеют не два, как сказано в названном справочнике, а шесть объединений [23]. Мне представляется, что более соответствуют реальности (с учетом приведенного выше критического замечания) данные «Панорамы», а в цифру, фигурирующую в «ОГ», включены, видимо, и левоэкстремистские группировки, и периферийные филиалы целого ряда крайне правых организаций, да и не обошлось без значительного числа «мертвых душ» (т.е. приплюсованы не существующие ныне образования, вроде «Вервольфа», нескольких групп под названием «Память», Национально-трудовой партии, Народно-социальной партии и др.).

Нет и достоверных или хотя бы приблизительно точных данных о численности нацистско-фашистских группировок в современной России. Периодически появляющиеся в печати цифры не внушают особого доверия. Так, А.Баркашов заявил 19 апреля 1998 г. в передаче «Обозреватель» по каналу ТВ-6, что его поддерживает-де 80% населения (официально объявленная численность РНЕ – около 100 тысяч человек [24]). Фашиствующий авантюрист А.Веденкин в феврале 1995 г. фантазировал в передаче Российского телевидения «Фашизм в России. КТО?», что, мол, 90% людей, работающих на Лубянке (т.е. в ФСБ) и Старой площади (т.е. в различных президентских структурах) поддерживают фашистов.

Самой крупной и имеющей определенные позиции в стране правоэкстремистской организацией являлось недавно расколовшееся РНЕ, в ряде группировок – максимум по несколько тысяч членов, а подавляющее их большинство – «диванные партии» (в одних – меньше тысячи сторонников, а в других – и это самый типичный вариант - несколько десятков или и того меньше. Последние опубликованные цифры о численности РНЕ (до 30 тыс. человек; за последнее десятилетие его школу прошли 50-70 тыс. молодых людей)[25],  НБП (около 5 тыс.) [26], скинхедов (свыше 20 тыс.) [27] надо воспринимать с учетом их несомненного завышения.

То же самое следует сказать о появляющихся в СМИ подсчетах количества правоэкстремистских печатных изданий. В 90-е годы назывались  такие цифры: от 130 до свыше 150, а «ОГ» в августе прошлого года писала уже об около 300 праворадикальных изданиях. Судя по всему, сюда включались газеты и журналы, которые по тем или иным причинам (главным образом – финансовым, а иногда из-за расколов или по решению суда) перестали выходить, а также левоэкстремистские и даже некоторые просто левые издания.

Подсчитанный мною общий объявленный тираж правоэкстремистских 23 газет и двух журналов составляет более 415 тысяч экземпляров. Однако это отнюдь не все праворадикальные периодические издания, печатающиеся в России в настоящее время. Ряд фашиствующих газет (например, «Я-русский») и журналов (например, «Раса») не указывают свой тираж. Выходивший в 1992-1998 гг. центральный печатный орган РНЕ – газета «Русский порядок» имел официальный тираж от 120 до 160 тысяч экземпляров, отдельные номера насчитывали от 500 тысяч до полутора миллионов экземпляров (во всяком случае так утверждали верховоды РНЕ);  ряд выпусков периодически допечатывался. Тираж запрещенной в конце 1997 г. по суду газеты РНСП «Штурмовик», одной из наиболее оголтело нацистских, составлял 5 тысяч экземпляров. Основная газета Жириновского «ЛДПР», как заявляется, выходит ныне в количестве 600 тысяч экземпляров. Это издание я не учитывал в своем подсчете, т.к. не отношу ЛДПР однозначно к числу правоэкстремистских. В то же время немало материалов в газетах этой партии носят в той или иной степени ультранационалистический, ксенофобский характер. Как и родственные им организации в ряде зарубежных стран, русские «ультрас» довольно широко используют для своей пропаганды и агитации Интернет [28].

Различны и мнения относительно электоральной поддержки фашистов. По мнению журналиста В.Дубнова, в 1995 г. они пользовались симпатиями 3-5% населения России [29]. Политолог В.Соловей, опираясь на данные социологических опросов, тогда же писал, что за нацистов готовы проголосовать 1,5-2% избирателей [30]. Поскольку в первом случае шла речь о населении в целом, а во втором – об избирателях, особых противоречий между этими цифрами, видимо, нет. На выборах в Госдуму в 1995 г. был избран лишь один откровенный ультранационалист – тогдашний лидер НРПР Н.Лысенко (список этой партии набрал всего 0,48%). По списку КПРФ прошел идеолог относительно умеренной национал-патриотической организации - Русское общенародное движение (РОД) Г.Костин, в мажоритарных округах были избраны лево- правый экстремист генерал А.Макашов и один из самых одиозных жириновцев Е.Логинов. Все остальные верховоды правоэкстремистских группировок, баллотировавшиеся как в одномандатных округах, так и внесенные в избирательные списки различных блоков, с треском провалились [31]. Самые высокие результаты были у И.Артемова (Русский общенациональный союз) – 12,11% и 5-е место в округе) и у вскоре политически обанкротившегося генерала А.Стерлигова (Союз патриотов/Союз русского народа) – 8,61, 5-е место).

 Определить, хотя бы приблизительно, сколько избирателей голосовали в 1995 г. за «крутых» национал-патриотов, не представляется возможным, так как многие избирательные блоки были составлены очень своеобразно, крайне эклектично. Среди отдавших свои голоса ЛДПР 11,18% избирателей экстремистских национал-патриотов, думается, было немного, ибо В.Жириновский давно уже раскрылся как сторонник президента и правительства. На парламентских выборах 1999 г. национал-экстремисты не получили ни одного мандата. Четырем националистическим объединениям, заверившим свои списки в ЦИКе, было по формальным основаниям отказано в регистрации. Фронт национального спасения (ФНС) представил значительное число фальсифицированных подписей, а блок «За Веру и Отечество» и «Российское патриотическое народное движение» бывшего баркашовца А.Федорова опоздали с оформлением своих финансовых счетов. Участвовавший в выборах блок крайне националистической ориентации – «Движение патриотических сил – Русское дело» собрал всего 0,17% голосов избирателей. В мажоритарном округе только И.Артемов получил высокий результат в одном из округов Владимирской области – 14,94%, 2-е место [32]. В апреле 2001 г. он сумел пройти в законодательный орган этой области.