Заключение

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 

Наш опыт экспериментального исследования позволяет сделать неутешительные выводы. Мы вынуждены констатировать, что тестированная нами шкала лжи из опросника MMPI является недостаточно надежным и слабо валидным инструментом для диагностики неискренних ответов респондентов. Ни один из четырех проведенных нами тестов на надежность не дал положительных результатов, которые могли бы убедительно свидетельствовать о состоятельности L-шкалы. Все полученные в исследовании статистические показатели оказались ниже конвенционально приемлемых значений.

Использованные процедуры валидизации также не позволяют говорить о «чистоте» производимых измерений. Вопреки общепринятому мнению,

 

L-шкала представляет собой довольно слабый диагностический инструмент. Как свидетельствуют полученные нами данные, она не дифференцирует значимо искренних и неискренних респондентов, а потому не обладает свойством дискриминантной валидности. С одной стороны, шкала пропускает большое количество социально желательных ответов, квалифицируя их как вполне достоверные, а с другой, ошибочно идентифицирует многих искренних информантов как имеющих склонность к искажению результатов. Отсутствие достаточной конструктной и дискриминантной валидности делает L-шкалу несоответствующей ее изначальному предназначению. В результате общий уровень ее эффективности не превышает 19%. Все это свидетельствует о серьезных нарушениях в идентификационном механизме данной шкалы и не позволяет рекомендовать ее в качестве надежного инструмента для выявления неискренних ответов респондентов в социологических и психологических исследованиях.

Кроме того, у обсуждаемой проблемы есть еще один очень важный, хотя и менее очевидный аспект. Поскольку в MMPI «контрольные» шкалы, как отмечают специалисты, тесно коррелируют с «клиническими» [13, с. 8, 13-14; 17, 109], то любые неверные квалификации, сделанные на стадии фильтрации негодных анкет, неизбежно обернутся ошибками в общей и специальной диагностике личности испытуемых. Поэтому выводы о низкой надежности и валидности L-теста следует учитывать не только исследователям, стоящим перед выбором того или иного шкального метода с целью его использования для улучшения качества собираемых данных, но и специалистам, работающим с MMPI в клинико-диагностических и терапевтических целях.

Вместе с тем, сказанное нами относительно L-шкалы неправомерно механически экстраполировать на весь класс подобных методик. Шкалы лжи, созданные в рамках многочисленных личностных опросников, заметно различаются по своим свойствам и характеристикам, способам конструирования и процедурам валидизации, что не дает оснований для генерализации выводов. Учитывая общность исходных принципов их организации и функционирования, нельзя исключить, что изъяны, присущие  L-шкале, весьма характерны и для других аналогичных инструментов. Исследователям еще предстоит найти наиболее эффективный способ диагностики неискренних ответов респондентов в опросных исследованиях. Однако для этого необходима целая серия специальных испытаний.