Использование собак в военных целях

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 

Никаких специальных боевых собак чукчи и

азиатские эскимосы не разводили, для военных целей использо-

вали тех же обычных собак, сибирских лаек —животных с пуши-

стым хвостом, в основном серого окраса, а также белого, черного

и других цветов. Естественно, собак наиболее активно использо-

вали оседлые жители: их просто запрягали в нарты |8. Предназна-

ченных для езды кобелей кастрировали, и они служили до 12 лет,

но лучший возраст для запряжки —3— лет (Аргентов 1857: 97;

Гондатти 1897а: 157—59). Зачастую женщины кормили своей

грудью ценного щенка околевшей суки; его затем особо ценили

(Трифонов 1872: 165, примеч. 2; Дмитриев 1892. № 51: 8; Каве-

лин 1931: 96; ср.: Тан-Богораз 1979: 25 (оседлые коряки)). С дру-

гой стороны, щенка, родившегося слабым, убивали (Митчель 1859.

№ 87: 183; 1865: 326).

Собаки, предназначенные для военных целей, использова-

лись как для охраны жилища, так и непосредственно для боя.

Так, к полевому укреплению приморских коряков, состоявшему

из стены, сооруженной из ездовых санок, и рва в снегу, привя-

зывали снаружи наиболее чутких собак для обнаружения при-

ближения врага (Тан-Богораз 1979: 28). Естественно, животные

чуяли приближение людей к обычному жилищу (Архинчеев 1957:

45; ср.: Митчель 1859. № 87: 183; Богораз 1900. № 167: 415; Тан-

Богораз 1936: 244; Врангель 1948: 306; Бабошина 1958. № 60: 149;

Burch 1974: 8; Лебедев, Симченко 1983: 95; Санги 1985: 310). Хо-

тя стоит заметить, что эти собаки лаяли весьма редко, а обычно

выли. Как отмечал Н. Ф. Каллиников (1912: 76, 168), одна-две

собаки все время были привязаны около яранги оленных чукчей.

Кроме того, собак для охраны могли привязывать и во внешней

половине жилища, где оседлые жители держали их зимой (Акифьев

1904: 54; Bogoras 1910: 184; Толмачев 1912: 498; ср.: Обручев 1974:

113). Причем любимую собаку оседлые могли даже брать с собой

в полог (Акифьев 1904: 56). Для привязи использовали ремень, но,

поскольку собаки могли его перегрызть, в XIX в. стали использо-

вать для этого цепочку (Богораз 1899: 359, примеч. 4).

В целом чукотские собаки были достаточно дики и броса-

лись на домашних оленей, не отличая их от диких. Так, Г. Май-

дель (1894: 138) отмечает, что была наклонность собак считать

за свою неотъемлемую добычу каждого встреченного оленя (об

этом же см.: Лессепс 1801. Ч. II: 134; Каллиников 1912: 82). Он

же описывает случайное столкновение собачьей и оленьей нарт,

при этом 24 упряжные собаки тут же объели двух оленей (Май-

дель 1894: 139). Даже этот врожденный инстинкт собак прибреж-

ные жители использовали в борьбе с кочевниками, которые пе-

редвигались на оленьих упряжках. Так, в эскимосском героиче-

ском сказании Виютку-предводитель воины, разбившись по

парам, чтобы быть менее заметными, стояли в засаде и поджи-

дали караван врагов. Каждый удерживал двух собак. Последних

при приближении оленьих упряжек неожиданно выпустили. Со-

баки, бросившись на оленей, создали сумятицу и неразбериху

среди едущих воинов, на которых тут же напали эскимосы. А

поскольку копья —основное оружие ближнего боя кочевников — были прикреплены к нартам, то из-за внезапности нападения их

не успели отвязать. Враги были напуганы криком и неожидан-

ностью нападения (вспомним, что у страха глаза велики) и бы-

ли все перебиты (Меновщиков 1985. № 127: 308—09). Хотя в ска-

зании прямо не говорится, но из контекста следует, что это бы-

ли простые ездовые собаки (возможно, две передние, ведущие

нарту), которые понимали приказы ездока. Чукчи также могли

использовать ездовых собак, располагаясь в засадах в трех местах

по пути следования каравана коряков. Причем собак в данном слу-

чае натравливали на людей (Воскобойников, Меновщиков 1959: 437).

Одна чукотская сказка упоминает, что злые духи кэле бро-

дили небольшими группами, с громадными боевыми собаками,

набрасывающимися на людей и рвущими их (Богораз 1900. № 167:

415). Судя по контексту, тут имеются в виду эскимосы. Собак

могли использовать и для преследования убегающих врагов (Ба-

ранников 1974: 86 (коряки)).

Таким образом, специальных боевых собак эскимосы и

приморские чукчи не разводили, однако при необходимости для

военных нужд использовали тех же ездовых собак, которые мог-

ли выполнять несколько основных функций. Это, во-первых,

охрана жилища —самая обычная задача собаки. Во-вторых, борь-

ба с людьми при атаке или преследовании. И наконец, в-третьих,

собак, опираясь на их природный инстинкт хищника, натравли-

вали на оленей противника, тем самым лишая последнего обыч-

ного транспорта. Видимо, и оседлые коряки также использовали

своих собак в войнах с оленеводами, что говорит о типичности

данного явления (Тан-Богораз 1979: 25).