ЗАКЛЮЧЕНИЕ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 

Н а военное дело, особенно древнее, влияло

множество факторов, и в первую очередь — природные условия, которые диктуют оптимальные сезоны для

ведения боевых действий, а в социальном плане влияют на устрой-

ство общества: на Чукотке можно быть либо кочевником-оле-

неводом, либо оседлым-зверобоем. От организации же социума

зависит система комплектования войска, в традиционном обще-

стве —обычно племенная, у оленных чукчей, вследствие рассе-

янности народа, —семейная, у приморских —родовая. Наличие

природных ресурсов и уровень развития техники обусловили уро-

вень производства вооружения, в данном случае —из органиче-

ских материалов, на уровне неолита. В военном деле влияние

соседей, особенно врагов, происходит быстро и глубоко, застав-

ляя приспосабливаться к методам ведения войны противником — с разными врагами и воюют по-разному. Чукчи не были исклю-

чением: они в области вооружения подвергались влиянию своих

врагов-коряков, в основном кочевых, встреча же с русскими так-

же оказала сильное влияние на тактику и стратегию чукчей и

способствовала появлению у них огнестрельного оружия. По-

добные влияния происходят как через торговые и иные мирные

контакты, так и через военные столкновения. Причем последние

являлись главными проводниками, ведь к способу ведения про-

тивником военных действий со временем приспосабливаются, а

в качестве добычи захватывают новые виды оружия, служащие

проводниками инноваций в вооружении. Так, в ходе активных

контактов с коряками и русскими в XVIII в. железное оружие у

чукчей постепенно вытесняет роговое и костяное, распростра-

няются предметы защитного вооружения из этого металла. На

материальную же культуру, главным образом оседлой части на-

селения, большое влияние оказывали эскимосы, охотники на

морского зверя, от них приморские чукчи заимствовали морское

дело и некоторые предметы вооружения.

Обычным состоянием для племенного мира была перма-

нентная война, и чукчи не составляли здесь исключение. Более

того, они были самым воинственным народом в регионе, в раз-

ное время воевавшим со всеми окружающими народами, такая

война всех против всех —характерная черта первобытного об-

щества. Причины войн с различными этносами были разными,

о чем мы можем судить начиная лишь с середины XVII в. и за-

канчивая 1840-ми гг., когда происходили последние набеги на

эскимосов островов и Аляски, позднее происходившие стычки

можно на сленге назвать криминальными разборками. С коче-

выми коряками большую часть XVIII в. шла перманентная вой-

на из-за оленьих стад, в которой наступающей стороной, как

правило, были чукчи. И. С. Вдовин (1965: 96) насчитал в доку-

ментах XVIII в. 4— случаев, когда коряки и юкагиры отважива-

лись идти походом на чукчей, да и то при поддержке анадырцев.

Это было основной осью конфликтов в регионе.

У первобытных этносов можно выделить два стереотипа

ведения войны: (1) против хорошо знакомых соседних народов и

(2) против постоянных врагов, к которым испытывали закосте-

нелую ненависть. С первой группой противников старались вое-

вать цивилизованными средствами: войну объявляли заранее,

давали время на подготовку к бою, иногда даже отпускали плен-

ных и т. д. Данный стереотип поведения был обставлен опреде-

ленными ритуалами, строго регулирующими поведение бойцов

на войне. Против второй группы врагов вели тотальную войну

на уничтожение: предпочитали нападать неожиданно, убивали

или замучивали пленных мужчин, а женщин и детей уводили в

рабство. Так, чукчи в течение трех четвертей XVIII в. вели войну

на уничтожение против русских, оленных коряков, юкагиров и

эскимосов островов Берингова пролива и Аляски. Однако даже

во время этих войн присутствовали и некоторые элементы ци-

вилизованной войны: угроза-предупреждение врагов о будущем

нападении, заключение перемирия и прочее. Таким образом, воз-

никал способ ведения боевых действий, в котором наряду с ос-

новным вторым типом присутствовали и элементы первого типа.

Видимо, этот комбинированный тип ведения боевых действий

был наиболее распространенным у чукчей, у которых господство-

вал героический этос. Поскольку не было четких граней между

этими двумя типами войны, то, учитывая фатальное отношение

населения к смерти и убийству, можно даже посчитать подобное

ведение боевых действий первым типом войны. Вообще же эти

стереотипы не были постоянными и могли со временем изменяться

по отношению к одному и тому же народу, чаще в сторону уже-

сточения в связи с накалом борьбы.

Особенности военного дела чукчей и азиатских эскимосов

проявляются в их сопоставлении с образом ведения войны на

Аляске, различия же между кочевыми чукчами и родственными

им оленными коряками трудноуловимы. Эскимосы Западной

Аляски сохранили древние традиции еще XIX в., так сказать, в

более чистом виде, нежели их азиатские сородичи. Можно ска-

зать, что война в Северо-Восточной Сибири была более гуман-

ной, нежели на Аляске: тут не было всеобщим правилом не-

ожиданное нападение ночью, судя по фольклору, хозяев часто

даже вызывали на бой; не было всеобщим правилом преследо-

вание разбитого врага; убивали не всех подряд, а обычно муж-

чин, тогда как детей и женщин брали в плен. Для чукчей, на-

сколько известно, не были характерны кровавые военные ритуа-

лы, своеобразная инициация воинов —пробование крови и сердца

первого убитого врага (Nelson 1899: 328; Malaurie 1974: 149; Burch

1998: 109), хотя, судя по преданиям, поедание сердца врага-богаты-

ря встречалось в Сибири у эвенов и эвенков (Василевич 1966: 300;

1972: 156; Новикова 1987: 87, 104, 106) и, может быть, этот спе-

цифический обычай раньше был более распространен в регионе1 .

Военные действия велись как на суше, так и на море: олен-

ные чукчи, составлявшие основную массу этноса, воевали на суше,

а оседлые —на море. В силу этнического родства, межродовых

связей и взаимного гостеприимства представители одной части

этноса привлекали воинов из другой части для ведения совмест-

ных боевых действий. Можно выделить и определенные сезоны

ведения боевых действий. Зимний период был военным сезоном

набегов для оленных чукчей, это обуславливалось тем, что имен-

но зимой они могли быстро передвигаться на своих нартах, ко-

торые летом для езды не использовались. Летом, когда лед, ско-

вывавший Берингов пролив, таял, приморские жители то торго-

вали, то воевали с эскимосами с островов и Аляски. Морские

операции, естественно, велись оседлыми чукчами, обладавшими

большими походными байдарами. Очевидно, в летнее время в

тундру в поисках добычи отправлялись в основном пешие партии

мужчин, происходящих из бедных стойбищ. Эти немногочис-

ленные отряды обычно состояли из нескольких или нескольких

десятков воинов, которые нападали на отдельно стоящие жили-

ща или на пастухов на пастбище. Причем такие нападения ве-

лись как на представителей других этносов, так и на своих более

зажиточных соплеменников с единственной целью —грабежа.

Вплоть до начала XX в. происходили столкновения и на-

беги как отдельных людей, так и семей, причиной их были

обычные бытовые обиды, кража оленей или кровная месть. Это

уже, собственно говоря, не война, а некий вид драки, часть та-

ких драк оканчивалась летальным исходом, однако даже в этих

столкновениях чукчи продолжали применять свои военные на-

выки, приобретенные в ходе многолетних тренировок и охоты. В

XX в. стычки чаше происходили у оседлых жителей, у которых

торговля была развита больше, тогда как оленные чукчи, сохра-

нив патриархальный быт в чистом виде, решали свои споры бо-

лее мирными путями. Споры внутри семейной общины обычно

улаживали мирным путем, чтобы не разрушать социальный ор-

ганизм, —кровная месть была направлена вовне, на представи-

телей других семей или иноплеменников. В качестве виры мог

быть выплачен и определенный выкуп различными товарами.

Обычно мстил ближайший родственник убитого, после чего

мщение с данной стороны прекращалось.

В целом можно сказать, что наиболее ранние войны ве-

лись чукчами, как и другими племенными этносами, по соци-

альным причинам: похищение женщин, бытовые споры, кров-

ная месть. Во второй половине XVII—первой четверти XVIII в.

чукчи вели оборонительно-наступательные войны против каза-

ков, упорно пытавшихся наложить на них ясак и призвать в под-

данство, т. е. война приобрела политический характер. С первой

четверти XVIII в. и до мира 1781 г. в связи с развитием крупно-

табунного оленеводства основной причиной войн чукчей с коря-

ками становится экономическая: они производят грабительские

набеги с целью отогнать стада оленей. Именно XVIII в. явился

пиком военной активности, когда выставлялись огромные по

восточносибирским меркам армии: до 3000 человек (1702), в то

время как общая численность населения Чукотки оценивалась в

10 000 человек (1756)! Обычно же боеспособные мужчины в пле-

менном обществе составляли 1/4-1/5 от всего населения. К на-

чалу XIX в. большие войны на территории самой Чукотки утих-

ли, но приморские жители продолжали производить морские

набеги на эскимосов островов Берингова пролива и Аляски. Еще

в начале XX в. происходили, хотя и редко, внутренние столкно-

вения между самими чукчами или между ними и иноплеменни-

ками (эскимосами, коряками). Это были межсемейные, межлич-

ностные и —реже —межродовые конфликты, в которых обычно

участвовали единицы или немногие десятки человек, в основном

родственников. Таким образом, причины войны на новом уров-

не опять, по существу, вернулись к своему первоначальному со-

стоянию.

В целом военное дело оленных чукчей —основной массы

этноса —представляет нам своеобразный способ ведения войны

кочевниками. Тут присутствуют все их основные элементы войны:

наступательная стратегия, подвижность на театре боевых дейст-

вий, которую не сковывают постоянные стационарные укрепле-

ния; неожиданные нападения с убийством мужчин и уводом в

плен женщин и детей; маневренная тактика, рассчитанная на

охват флангов и выход в тыл; постановка засад в удобных местах

и даже ложное бегство, рассчитанное на заманивание противни-

ка. Даже перестрелка в начале боя с возможным последующим

переходом в рукопашную схватку также относится к основным

элементам кочевого военного дела. С другой стороны, мы наблю-

даем и определенные отличия, вызванные особенностями коче-

вой жизни и специфическим этосом: в более характерной для

кочевников тотальной войне наблюдаются элементы цивили-

зованного типа; отсутствие верховой езды сдерживало роль ма-

невра на поле боя; чукчи не полагались на дальний бой, а быст-

ро переходили к рукопашной борьбе, что вообще не характерно

для номадов.

Декабрь 1998—март 2003 г.

Санкт-Петербург