ГЛАВА 1. АРХИТЕКТУРНЫЕ ПАМЯТНИКИ И СКУЛЬПТУРА МАЙЯ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 

По мнению большинства исследователей, культура майя яв-

ляется одним из величайших достижений человечества в древ-

ности. Эта цивилизация просуществовала почти тысячу лет.

Индейцы майя были первым развитым народом Америки, с ко-

торым столкнулись испанцы в ходе завоевания земель Запад-

ного полушария.

К моменту прихода европейцев майя занимали обширную

территорию. В ее пределах ученые обычно выделяют три куль-

турно-географические области. Так, например, северная охваты-

вала весь полуостров Юкатан, который представлял собой плос-

кую известняковую равнину с кустарниковой растительностью.

Местами она пересекалась цепями невысоких каменистых хол-

мов. Отсутствие рек, ручьев и озер, бедные почвы создавали

трудности для занятия земледелием. Не совсем благоприятной

для проживания была и южная область, которая включала в себя

горные районы и Тихоокеанское побережье Южной Мексики и

Гватемалы. Более выгодной по своим природным условиям явля-

лась центральная область, охватывавшая северную часть Гвате-

малы и прилегающие с запада территории, где располагаются

сейчас такие мексиканские штаты, как Чьяпас, Табаско и Кампече.

Центральная область — это холмистая известняковая низмен-

ность. Большая ее часть покрыта влажными тропическими леса-

ми, которые чередуются с травянистыми саваннами, болотисты-

ми низинами и озерами.

В таких трудных условиях и были построены индейцами майя

сначала скромные хижины из дерева и глины, а впоследствии

большие каменные города. Несмотря на то что орудия труда

были крайне примитивными и изготавливались только из дере-

ва, кости и камня, майя сумели достичь поразительного совер-

шенства в архитектуре, скульптуре, живописи, в производстве

керамики.

Развитие древнейшей цивилизации майя продолжалось почти

десять веков. В конце VIII века майя достигли высочайшей степе-

ни культурного развития. К этому времени индейцами были воз-

ведены изящные храмы, гигантские дороги-дамбы, многочислен-

ные пирамиды и дворцы. В течение столетий росли и расширялись

старые селения и города, возникали новые. Все это продолжалось

почти до конца I тысячелетия н. э. В IX веке на процветающих

землях и в белокаменных городах майя произошла какая-то ка-

тастрофа. В результате архитектурное строительство вгородах

полностью прекратилось. Искусные скульпторы не возводили

больше громадные каменные стелы с ликами правителей и бо-

гов, а умелые резчики по камню не украшали их вычурными

и изящными иероглифами.

Крупнейшие майяские центры стали приходить в запустение.

Жители покидали их. Всего за несколько десятилетий города

древних майя были надежно укрыты от людских глаз, попав

вцепкие объятия буйно разросшихся вечнозеленых джунглей.

Опустевшие площади и брошенные здания покрылись лесной

зеленью. Лианы и корни деревьев разрушали фундаменты и пе-

рекрытия массивных строений, а низкорастущий кустарник за-

полнил все свободные части пространства, где совсем недавно

пролегали улицы и дороги-дамбы. Именно в этом и заключается

одна из величайших загадок культуры-феномена, к которой при-

числяют древнейшую цивилизацию майя. Города классического

периода, возведенные в I тысячелетии н. э., еще в доколумбовый

период поглотили джунгли. И когда в конце XV века на земли

Америки ступили люди Колумба, а в начале XVI столетия сюда

прибыли первые экспедиции конкистадоров, о древней цивили-

зации майя забыли даже ближайшие потомки людей, некогда

живших там.

В истории майя действительно немало загадок. И самая первая

из них — это тайна происхождения этого народа. Из множества

гипотез наиболее существенной и обоснованной всовременной

науке по изучению древнейших цивилизаций считается доктрина

известнейшего мексиканского археолога, большого знатока в об-

ласти культуры майя Альберто Руса Луилье. Как и некоторые

другие исследователи, он считает, что в период между II тысяче-

летием до н. э. и IV веком н. э. и произошло формирование

майя как народности. Исследователь назвал этот период прото-

классическим и дал ему следующую характеристику: «Значитель-

ные успехи в земледелии обеспечили существование центров

спостоянным населением. Оседлая жизнь привела кизобрете-

нию и развитию керамики, а также к формированию искусства

скульптуры, поражающей, несмотря на простоту, своей удиви-

тельной мощью. Появились платформы и первые пирамиды, на

которых возвышались храмы из дерева с пальмовой крышей.

Религиозные верования ограничивались поклонением отдель-

ным богам, которые воплощали силы природы. В этот период

культура майя ощутимо отличалась от прочих, зарождавшихся

на Мексиканском нагорье („архаичная“ культура), на Атлантиче-

ском побережье (культура ольмеков) и на юге Мексики (сапоте-

ки и миштеки)... Отдельно следует отметить строительство плат-

форм и не столь многочисленных в те времена пирамид.

Подобные памятники обнаруживаются практически по всей тер-

ритории майя».

По мнению ученых, придерживающихся точки зрения А. Руса,

в конце II тысячелетия до н. э. майя из горных и предгорных

районов приступили к широкой колонизации слабо заселенных

лесных равнин Северной Гватемалы и Юкатана, которые отно-

сятся к северной и центральным областям региона. Обнаружен-

ные в этой местности глиняные статуэтки изображают людей,

имеющих характерные крючковидные носы и искусственно де-

формированную лобную часть черепа. Майя добивались прида-

ния подобной формы голове тем, что новорожденному младенцу

прикреплялись на лоб и на затылок плоские дощечки. Деформи-

рованный таким образом череп являлся главным отличительным

признаком людей, принадлежавших к племени. Данные черты

были ярко выражены во внешности майя вплоть до завоевания

их страны испанцами в XVI веке.

Неоспоримым свидетельством того, что горные майя несколь-

ко опережали в своем развитии собратьев из лесной равнинной

зоны, является тот факт, что обнаруженный археологами в горах

Сальвадора в начале 90-х годов XX столетия крупный центр

древних майя (его возведение относится к концу I тысячелетия

до н. э.) был предшественником будущих многолюдных горо-

дов, которые возникли на территории региона майя уже вI ты-

сячелетии н. э. Этот центр (Чальчуапу) имел ряд каменных хра-

мов, которые стояли на вершинах ступенчатых пирамид и были

окружены широкими мощеными площадями и множеством ка-

менных скульптур. В центральной части горной Гватемалы, на са-

мой окраине столицы этой латиноамериканской страны, и сегодня

можно видеть отдельные земляные холмы пирамидальной формы.

Это остатки некогда крупного поселения майя. Археологи назвали

его Каминальуйю («холм мертвых»). Возникновение поселения да-

тируют примерно II тысячелетием до н. э.

Культура, предшествовавшая классическому периоду цивилиза-

ции майя (специалисты именуют ее протоклассической), I тысяче-

летию н. э., по мнению большинства исследователей, конечно же,

намного скромнее и отличается множеством качественных показа-

телей. Однако преемственность между ними определяется доволь-

но четко. Это особенно заметно при сличении следующих харак-

терных признаков: монументальная каменная архитектура со

ступенчатым (ложным) сводом, обязательное наличие резных ка-

менных стел со скульптурными изображениями и надписями,

иероглифическая письменность, царские гробницы с заупокойными

храмами под ними, планировка основных архитектурных комплек-

сов вокруг прямоугольных дворов и площадей, которые сориенти-

рованы по сторонам света. Все эти черты, свойственные докласси-

ческим памятникам архитектуры, несомненно, послужили основой

для последующего развития и расцвета майяской культуры.

Первые сведения о цивилизации майя историки стали нахо-

дить в архивах и библиотеках среди немногих дошедших до нас

письменных свидетельств. Среди них и повествования самих ин-

дейцев, записанные на их родном языке, но

буквами латинского алфавита вскоре после

прихода на земли Западного полушария кон-

кистадоров. Таковыми, например, являются

эпос майя-киче «Пополь-Вух», книги юкатан-

ских индейцев «Чилам-Балам».

Фундаментальный труд, посвященный этно-

су индейцев, написал живший в XVI веке и не

раз бывавший вНовом Свете испанский епис-

коп Диего де Ланда. Подробный отчет о пре-

бывании вгороде Гватемале, адресованный

испанскому королю Филиппу II, оставил коро-

левский чиновник Диего Гарсиа де Паласио,

который по делам службы побывал здесь

в1576 году. Во время своего путешествия он обнаружил на бере-

гу реки Копан величественные руины какого-то древнего города.

В отчете де Паласио писал: «Я со всем тщанием пытался выяс-

нить у местных индейцев: нет ли в древних преданиях сведений

олюдях, живших когда-то в этом городе. Но у них не оказалось

книг с описанием их древней истории... Правда, они сообщили мне,

что вдревние времена сюда пришел с Юкатана великий правитель,

который построил все эти здания, но затем, бросив все, вернулся

вродные края».

Город Копан был возведен в классический период древней ци-

вилизации майя, примерно в середине VII века. По описаниям,

которые оставили в XVI веке Г. Паласио, а позднее, в середине

XIX столетия, Дж. Стефенсон, Копан был обнаружен на западе

Гондураса, неподалеку от гватемальской границы, департаментов

Стела из Киригуа

Сакапа и Чикимула. Так называемый

городской центр Копана занимает

площадь 30 га. Местная архитектура

отличалась тем, что в ней отсутство-

вали большие пирамиды и высоко

вознесенные храмы с огромными

«кровельными гребнями». Копан

производит впечатление огромного

акрополя, в состав которого входило

несколько пирамид, платформ, тер-

рас, храмов и дворов. Они распола-

гались на территории города группа-

ми. Одна из главных достопримечательностей — лестница,

ведущая в акрополь. Она состоит из 63 скульптурных ступеней

иимеет около 2500 иероглифов. Особенно выделяются храмы.

Возведение трех из них исследователи относят к 756–771 годам.

Один из храмов посвящался Венере.

Огромный интерес представляет центральная площадь. На ней

воздвигнуты девять монолитов, которые служат основанием для

алтарей, отличающихся изящной отделкой. По мнению ученых,

в Копане находилась одна из наиболее крупных астрономических

обсерваторий, которыми располагали древнейшие города майя.

Американский археолог С. Морли предполагал, что числен-

ность населения Копана в период его наивысшего расцвета до-

стигала 200 тысяч человек. Однако, по мнению других иссле-

дователей, ученый несколько завысил число жителей. Тем не

менее Копан считался вдревние времена наиболее выдающим-

ся центром цивилизации майя.

К северу от Копана, уже на гватемальской территории, находит-

ся город Киригуа. Он не столь впечатляющ по размерам, однако

представляет большой интерес как памятник древнейшей цивили-

зации. На его территории археологам удалось обнаружить изуми-

тельные стелы, покрытые рельефными изображениями. Одна из

них достигает десятиметровой высоты и по своим размерам пре-

восходит все остальные монолиты, обнаруженные на территории

Мезоамерики.

В конце XVIII века в глубине джунглей Чьяпаса (Мексика) был

найден еще один древний город майя — Паленке, покинутый

жителями в конце I тысячелетия н. э. (X век). Его причудливые

белокаменные руины, затерявшиеся в густой мексиканской сель-

ве (сельва — название влажных тропических лесов в странах

Южной и Центральной Америки), обнаружили индейцы и сооб-

щили об этом местному священнику. От него о находке узнали

чиновники испанской администрации. Примерно в это же время

(1773) Паленке посетил капитан ис-

панской армии Антонио дель Рио.

Он одним из первых достаточно

обстоятельно обследовал централь-

ную часть гигантского города и дал

описание его архитектурных памят-

ников. Спустя полстолетия (1822)

отчет испанского офицера был пе-

реведен на английский язык и из-

дан в Великобритании. Составлен-

ный ввесьма занимательной форме,

этот документ, однако, не вызвал

Лестница иероглифов в Копане

Стела из Копана

заметной реакции в научных кругах Европы. Лишь через 17 лет,

попавшись на глаза американскому исследователю Джону Ллой-

ду Стивенсу, повествование испанца вдохновило его на поиски

забытых городов майя.

В 1839 году Стивенс снарядил экспедицию и отправился

вглубь тропических лесов Гондураса. В составе экспедиции

находился близкий приятель исследователя, постоянный спут-

ник в его многочисленных странствиях, английский художник

Ф. Казэрвуд.

Преодолевая всевозможные трудности, Стивенс и участники

экспедиции побывали не только в Паленке, но и посетили руины

таких майяских городов, как Копан, Ушмаль, и целого ряда дру-

гих, обнаруженных испанскими конкистадорами, миссионерами,

королевскими чиновниками еще в середине XVI века.

Возвратившись из путешествия, Джон Стивенс вскоре издал

книгу, в которой в увлекательной и яркой форме изложил ре-

зультаты своих наблюдений. Документальную достоверность из-

данию придавали блистательно исполненные рисунки художника

Казэрвуда. Энергичного и талантливого исследователя Дж. Сти-

венса с полным основанием считают первооткрывателем древ-

ностей майя, человеком, который сумел пробить брешь в стене

забвения доколумбовой истории Мезоамерики. Его находки про-

извели огромный эффект на ученых Европы и США. Именно это

обстоятельство привело к тому, что в конце XIX века на терри-

тории майя начались первые археологические раскопки. В распо-

ряжение специалистов попал богатейший материал, который

бесстрастно и объективно отражал картину прошлого. В начале

XX столетия научные учреждения Мексики, США, а также от-

дельных стран Европы приступили к систематическому изуче-

нию наиболее важных памятников культуры майя.

Одним из самых блестящих городов древнейшей цивилизации

майя классического периода многие исследователи считают архи-

тектурный комплекс Паленке. Его история насчитывает почти

десять веков. Он существовал с конца I тысячелетия до н. э. до

конца I тысячелетия н. э. Название этого города, как и почти

всех других древних городов майя, носит условный характер.

Вих выборе современные исследователи чаще всего руководство-

вались чисто случайными признаками. Паленке в переводе с ис-

панского означает «изгородь», «ограда», «огороженное место».

В конце 40-х годов XX столетия мексиканский археолог Аль-

берто Рус Луилье возглавил крупную археологическую экспеди-

цию Национального института антропологии и истории Мекси-

ки, занимавшуюся раскопками Паленке. В самом начале раскопок

ученый обратил внимание на необычный пол одного из храмов

этого древнего города. Он был выложен крупными каменными

плитами. Когда в процессе раскопок одну из плит удалось при-

поднять, то был обнаружен тоннель и несколько ступеней камен-

ной лестницы, ведущей вниз, в глубину гигантской пирамиды.

Однако и тоннель, и все последующие ступени лестницы были

завалены огромными глыбами камня, забиты щебнем и землей.

Четыре года потребовалось участникам экспедиции для того, что-

бы преодолеть возникшую на

их пути преграду. Но вот на-

ступило 15 июня 1952 года.

Тоннель наконец-то был рас-

чищен и в самом конце упи-

рался в подобие какой-то ка-

меры, вход в которую засло-

нял огромный треугольный

камень. Его вес, как выясни-

лось позже, составил более

тонны. Перед этой своеобраз-

ной дверью лежали скелеты

пяти юношей и одной девуш-

ки. Входе последующих исследований удалось установить, что

их смерть имела насильственный характер. Альберто Рус пришел

квыводу, что тела погибших были принесены в жертву по како-

му-то особенно важному случаю. Когда рабочим удалось сдви-

нуть с места эту огромную треугольную дверь, догадка ученого

подтвердилась. Камень закрывал вход в гробницу. Она была

весьма значительных размеров — 9 м в длину и 4 м в ширину.

Посередине склепа стоял массивный каменный саркофаг. Сверху

он был накрыт огромной плитой срезными изображениями

ииероглифическими надписями. Внутри саркофага археологи об-

наружили скелет высокого мужчины средних лет. На лицевой

части черепа лежала прекрасно сохра-

нившаяся изящная мозаичная маска,

инкрустированная нефритом, обсиди-

аном и перламутром.

Уникальная для мезоамериканской

культуры пирамида выполняла функ-

ции мавзолея, в котором покоились,

как выяснили ученые, останки одного

из могущественных представителей древнего города. Сооружение,

где был обнаружен саркофаг, известно в археологии под названием

«храм Надписей».

Полагаясь на собственную интуицию, отменное знание ма-

териала, который был накоплен к этому времени в изучении

древнейшей цивилизации, Альберто Рус пришел к выводу, что

гениальные майяские архитекторы решили скрыть от лишних

глаз мавзолей, где покоился великий иерарх, погребенный

вместе со своей многочисленной свитой, и поместили сарко-

фаг в основании пирамиды.

Ученый-археолог оставил очень яркое повествование о том,

как совершалось это открытие, позволившее разгадать одну из

главных тайн тысячелетней давности. Исследователь писал:

 «В 1949 году под руинами одного из

зданий дворца Паленке мы обнаружили

великолепную каменную плиту, на ко-

торой просматривались 262 иероглифа

и изображение сцены подношений.

Персонажи и знаки выполнены очень

глубоким рельефом. Паленскому ис-

кусству присущи удивительное чувство

композиции, тонкость и строгость. На-

чальная дата предложена в фигурном

варианте, то есть ввиде фигур людей

иживотных, когда первые означают числа, а вторые — периоды.

Таким образом майя подчеркивали теснейшую связь между че-

ловеком и временем».

Проведенные исследования позволили

установить, что гигантский склеп, обнару-

женный внутри пирамиды и являющийся

основанием храма Надписей, — одно из

грандиозных достижений майя в области

архитектуры и скульптуры. Так, например,

размер покрывающей саркофаг плиты со-

ставляет 8 м2. Сам он представляет собой

монолитный блок, объем которого состав-

ляет 7 м3. Этот блок, в свою очередь, уста-

новлен на шести каменных подпорках. По единодушному мне-

нию коллег Руса, которые непосредственно принимали участие

вэтих раскопках, все детали саркофага, украшенные рельефными

изображениями, несут хронологическую информацию и опреде-

ленную символику и выполнены сбольшим мастерством.

В архитектурный комплекс Паленке, помимо этой главной на-

ходки, ставшей, по сути, сенсацией, входили еще три пирамиды

с храмами Солнца, Креста и Лиственного Креста.

Этот городской центр, его архитектура и скульптура отлича-

лись своеобразными чертами, которые были присущи майяско-

му классическому периоду.

Наиболее распространенным строительным материалом был

камень. Здания возводились в основном из известняка. Вырублен-

ную из скал породу пережигали, получая таким образом известь.

Майя смешивали ее с песком,

добавляли воду и приготов-

ляли из этих компонентов це-

ментирующий раствор.

В соединении с каменной

пылью он давал разновид-

ность еще одного великолеп-

ного строительного материала — штука (что-то вроде совре-

менной шпаклевки, приготовленной из смеси гипса и мела).

Штуком покрывали стены и потолки. Используя необыкновен-

ную пластичность этого материала, майя виртуозно изготавли-

вали лепные украшения, которые наносили на стены и колонны

зданий, их основания, фризы. Применяя острый резец, очевид-

но из обсидиана (стекла вулканического происхождения), на

плиты, покрытые штуком, наносились легко прочерченными

линиями контуры собразами божеств, иероглифические надпи-

си. Известковые камни применялись

также для изготовления различных

украшений, посуды. Из известняка

делали косяки, притолоки, стелы, ал-

тари, статуи.

Основными чертами городского

центра в Паленке являлось наличие

портика с тремя, а иногда пятью вхо-

дами. Они были образованы посред-

ством возведения широких колонн. Внутри центрального задне-

го помещения, которое представляло собой как бы отдельную

архитектурную единицу, находилось святилище. Оно выполняло

функцию по охране символа того культа, которому был посвя-

щен храм. Маленькие помещения, которые находились по бокам

от святилища, являлись кельями жрецов.

В Паленке, как и во всех других обнаруженных при раскопках

дворцах и храмах майя, по обе стороны от входов на стене или

колонне можно встретить подобия каменных колец. Это или ку-

сок камня, вставленный в небольшую выемку, или маленький

каменный же цилиндр, встроенный вертикально в пространство

между двумя камнями.

Подобные приспособления служили для крепления веревок, на

которые подвешивался занавес. Он выполнял функцию своеоб-

разной двери и укрывал помещение от дождей иветров, спасал

от холодов. Древние зодчие майя в конструкции зданий исполь-

зовали также выступающие навесы, на которых укрепляли спе-

циальные карнизы. Во время ливней вода стекала по ним, минуя

стены или колонны, украшенные рельефами из штука, предохра-

няя их тем самым от размывания и быстрого разрушения.

Большой интерес представляет эволюция, которую совершили

в градостроительстве индейцы майя. Их первые постройки, воз-

веденные с ритуальными целями или как жилища жрецов и вож-

дей, были не чем иным, как простыми хижинами, имевшими

разные размеры. Фундаментом для них в это время (IV–II века

до н. э.) служили платформы различной высоты, облицованные

камнем иштуком. В более поздний доклассический период (ближе

к I тысячелетию н. э.) основания для зданий стали превращаться

в ступенчатые пирамиды, которые создавались путем наложения

одной платформы на другую. Однако даже в этот период храм,

венчавший пирамиду, несмотря

на то что ее основание украша-

ли богатые алебастровые маски,

все же представлял собой обык-

новенную хижину с пальмовой

кровлей. Итолько в классиче-

ский период развития, начиная

спервых веков нашей эры, на

смену пальмовой крыше при-

шел каменный свод. Он полу-

чил название ложной арки или

майяского свода. Это архитек-

турное новшество не изобрете-

ние майя. Свои жилища и здания подобным образом накрывали

некоторые народы Старого Света, например микенцы, на не-

сколько тысячелетий раньше, чем возникли первые ростки куль-

туры древней индейской цивилизации.

Майяский свод имел особенность. Он возводился путем сбли-

жения стен, начиная с определенной высоты. Ряды камней при

этом накладывались один на другой так, чтобы каждый последу-

ющий выступал над предыдущим. Когда отверстие вверху стано-

вилось совсем небольшим, его закрывали плитой. Новый свод

был значительно прочнее. Ведь он строился из камня и не подда-

вался, в отличие от дерева, губительному и разрушительному воз-

действию влажного тропического климата. Этот тип перекрытий

обеспечивал острый угол свода, большую его высоту и огром-

ную массивность стен, на которые данный свод опирался. В то

же время внутренний, полезный объем зданий был очень мал по

сравнению свнешним. Из-за ложного

свода архитектурные сооружения имели

небольшую ширину помещений при до-

статочной длине.

У майяского свода был еще один су-

щественный недостаток. Он позволял пе-

рекрывать, всилу особенностей своей

конструкции, только узкие простран-

ства. Однако в отдельных случаях древ-

ние зодчие все же сумели возвести такие

перекрытия в могильном склепе храма Надписей в Паленке и

в поперечных коридорах, разделяющих центральное здание

Дворца губернатора и боковые пристройки вУшмале. Для увели-

чения внутренней площади майяские архитекторы перегородили

помещение посередине продольной стеной. Вцентре она имела

дверь. В подобной архитектурной постройке здание перекрыва-

лось уже двумя ложными сводами, опиравшимися одним кон-

цом на серединную, а другимна внешнюю стену.

В классический период майя

ввели новшество в строитель-

ство оснований (фундаментов)

своих храмов, ритуальных зда-

ний и дворцов. От использо-

вания простых платформ они

перешли к так называемым

пирамидам. Однако в отличие от древних египтян майя никогда

не стремились к достижению действительно пирамидального

геометрического объема. Накладывая платформы одна на дру-

гую, они получали в результате усеченную форму. На ее четы-

рехгранной вершине возводился небольшой, чаще всего двух-

или трехкомнатный храм. Число уступов, или членений, на кото-

рое делилось тело пирамиды, могло быть самым разнообразным.

От подножия пирамиды к двери святилища обычно вела длин-

ная, крутая и широкая лестница. Если пирамида была очень

больших размеров, то такие лестницы располагались по всем ее

четырем сторонам. Конфигурация подобных пирамид обычно

использовалась для возведения культовых построек на вершинах

больших холмов. У народности майя любая возвышенность

была обожествлением сил природы. По верованиям индейцев,

именно на холме обитали дожди, ветры, реки. Они считали, что

чем выше холм, тем ближе к небу. Поэтому храм должен был

устремляться к небесам, туда, где обитают боги.

Характерным архитектурным образцом майяского храма пери-

ода расцвета цивилизации (вторая половина VII века) археологи

и исследователи считают известный храм Солнца в Паленке. Он

воздвигнут на невысокой пирамиде, которая разделена на пять

этажей-ступеней. Сам храм расположен на усеченной верхушке

пирамиды. Это продолговатое, небольших размеров здание, ко-

торое имеет внутреннюю продольную стену. К правому и лево-

му торцам примыкают два узких отрезка фасадной стены, а меж-

ду ними поставлены еще два прямоугольных столба. Таким

образом, фасад представляет собой нечто вроде портика. Его

столбы украшены штуковыми рельефами. Фасадная стена проре-

зана тремя дверями, ведущими в помещение, где расположено

маленькое святилище. На задней его стене помещен барельеф,

изображающий маску бога солнца. Эта маска подвешена на двух

скрещенных копьях. Возле них в позе поклонения изображены

две человеческие фигуры. Именно эта скульптурная деталь свя-

тилища дала повод некоторым исследователям назвать это зда-

ние в Паленке храмом Солнца.

Плоскую крышу храма венчает кровельный гребень. Он, как

иво многих других культовых постройках майя, достигает зна-

чительной высоты. Гребень состоит из двух сходящихся в верх-

ней части под острым углом стен, которые имеют многочислен-

ные отверстия, напоминающие окна. Поверхность стен гребня

покрыта богатым геометрическим орнаментом, в центре которого

находится изображение мифического чудовища. По утверждению

специалистов, гребень не имел никакой конструктивной функции

и служил лишь для увеличения общей высоты здания. Храм

Солнца, с точки зрения архитекторов, отличает уравновешен-

ность всех его частей, благородство и простота очертаний. Это

один из наиболее выразительных и впечатляющих памятников

зодчества майя.

Основные черты майяской архитектуры, связанные с возведе-

нием культовых сооружений, можно проследить и на примере

других городских центров, существовавших в VII–IX веках, —

Тикаля, Пьедрас Неграс, Ушмаля, Йашчилана, Копана, Киригуа.

Различия можно обнаружить только в деталях. Так, например,

храмовые пирамиды Тикаля, крупнейшего города классического

периода, были очень высокими, но имели сравнительно неболь-

шое основание. По внешнему виду они напоминали башни. Са-

мая высокая из них — пирамида храма IV имеет высоту 45 м,

авместе с храмом и декоративным гребнем возносится более чем

на 70 м. (Для сравнения — это примерная высота современного

двадцатиэтажного здания.)

Майяские строители пре-

красно чувствовали окружаю-

щий ландшафт. Они умело

располагали здания на при-

родных террасах. Архитектур-

ные композиции непринуж-

денно и свободно вписывались в горный рельеф. Современных

архитекторов поражает планировка майяских поселений. Древ-

ние градостроители добивались удивительной уравновешенности

отдельных частей возведенных ансамблей, их гармоничного соче-

тания. Важную роль играл при этом цветовой контраст построек

и окружающей природы. Зодчие майя покрывали стены зданий

белым или алым штуком. На фоне голубого неба или яркой зе-

леной тропической растительности, окружавшей сооружения, это

производило особый эффект.

Вторым основным типом архитектурных сооружений майя

являлось узкое, вытянутое в длину здание. Внутри оно, как пра-

вило, делилось на несколько помещений. По предположению ис-

следователей, эти помещения (в археологической литературе они

условно называются дворца-

ми) служили жилищами для

наиболее знатных членов об-

щества и жрецов. Для их по-

стройки использовались из-

весть и камень. Дворцы в один

или несколько этажей почти всегда возво-

дились на террасе или платформе. Обыч-

но здания группировались около какого-

нибудь свободного пространства таким

образом, что внутри комплекса оказывал-

ся большой, замкнутый со всех сторон

двор (или площадь). Фундамент дворца

размещался на стилобате (искусственно

созданном возвышении), но высота его

была значительно ниже, чем у храмовых

сооружений. Ярчайший пример подобной

постройки — дворцовый комплекс в Па-

ленке. Он представляет собой целую груп-

пу зданий. Все они располагаются вокруг

двух больших и двух малых дворов. Комплекс размещен на гро-

мадной (104 х 60 м) платформе, поднимающейся от поверхности

земли примерно на 10 м. К подножию платформы ведет лестни-

ца, при помощи которой можно попасть на территорию боль-

ших дворов. Каждое здание имеет продолговатую форму. Сере-

дину его рассекает сплошная продольная стена, которая делит

помещение на две параллельно расположенные узкие комнаты,

перекрытые ложными сводами. В одном из малых дворов разме-

щена четырехэтажная, в форме квадрата башня. По мнению ис-

следователей, она, возможно, выполняла функцию обсерватории.

У древних майя существовал еще и третий тип сооружений.

Всовременной археологии их именуют стадионами или здания-

ми для игры в мяч. Подробное описание этой культовой игры

дает в своей книге «Искусство Древней Америки» известный рос-

сийский исследователь-майя-

нист Р. В. Кинжалов: «Куль-

товая игра в мяч имела ши-

рокое распространение среди

индейских народов Централь-

ной Америки. Сущность ее

состояла в том, что представители соперничавших команд

должны были прогнать массивный тяжелый мяч из сырого ка-

учука через большое каменное кольцо, укрепленное верти-

кально в одной из стен стадиона. Игра усложнялась тем, что

ладонями и ступнями ног к мячу прикасаться запрещалось —

мяч мог быть послан ударом локтя, колена или туловища».

Далее ученый дает характеристику сооружения: «Эти стадионы

представляли собой обычно две массивные, идущие парал-

лельно друг другу стены. Между ними и помещалась площад-

ка для игры. Зрители располагались на верхушках стен (их

ширина предусматривала такую возможность)... Подняться на

стадион позволяла лестница, располагавшаяся с внешней сто-

роны стен».

Временем наивысшего рас-

цвета классической цивилиза-

ции майя современные уче-

ные считают вторую половину

Iтысячелетия н. э., то есть VII–

VIII века. Кроме таких круп-

нейших центров, а очень часто

их называют в археологиче-

ской литературе мини-государ-

ствами, как Копан, Паленке,

мощное развитие получают го-

рода Киригуа, Тикаль, Бонам-

пак, Пьедрас Неграс имногие

другие.

В IX веке в расселении на-

родов Центральной Америки

произошел целый ряд значи-

тельных изменений. Коснулись они и племен майя. По причине

загадочной катастрофы, точного объяснения которой не суще-

ствует и по сей день, древние города, расположенные на террито-

рии Гватемалы и Британского Гондураса, — Паленке, Пьедерас

Неграс, Йашчилан, Копан, Киригуа, Тикаль — были оставлены

людьми, новым местом расселения майя становится в этот пери-

од времени (конец IX — начало Xвека) полуостров Юкатан.

Прибывшие на этот полуостров тольтеки встали во главе ряда

новых государственных объединений майя. Наиболее значитель-

ными из них были государства с центрами в Чичен-Ице, Ушма-

ле и Майяпане. Именно в искусстве этих центров, в особенности

на памятниках Чичен-Ицы, и сказалось тольтекское влияние.

Этот город был расположен на абсолютно ровной местности и

представлял собой почти правильный прямоугольник длиной

3 км и шириной 1 км. Сердцем Чичен-Ицы был священный сту-

пенчатый водоем (карстовый колодец — сенот). Именно он и дал

название городу. В переводе оно означает «устье колодца Ица».

Расцвет Чичен-Ицы связан

сприходом на Юкатан мекси-

кано-тольтекских переселен-

цев под предводительством их

вождя Кецалькоатля (Кукуль-

кана). По мнению А. Руса, вре-

мя господства тольтеков на Юкатане было эпохой всеобщего раб-

ства народа майя. Отличительной чертой архитектуры этого

периода узодчих майя является обширное применение колонн,

которые очень часто оформлялись в виде туловищ пернатых

змей. Это не было случайностью. Пернатая змея символизирова-

ла у тольтеков их верховного бога — Кецалькоатля. В пантеон

богов майя он вошел под именем Кукулькана. Именно ему был

посвящен главный храм Чичен-Ицы, известный под названием

Эль-Кастильо (в переводе с исп. — «кремль»).

Это архитектурное сооружение представляет собой массивную

высокую пирамиду, состоящую из девяти уступов. На каждой ее

стороне расположена широкая лестница, состоящая из 91 ступе-

ни и окаймленная балюстрадами. Вершину пирамиды венчает

храм. Он почти полностью повторяет планы древнейших майя-

ских храмов (например, уже описанного нами храма Солнца

вПаленке). Однако имеется и отличие. У пирамиды Кукулькана

в середине дверного проема самого храма находятся две массив-

ные колонны, изображающие туловища оперенных змей. За счет

введения этих архитектурных элементов, весьма характерных для

тольтеков, проем значительно расширяется и делится на три рав-

ные части. Внутри храма, в святилище Кастильо, находится еще

одна пара таких же колонн. Крыша храма не имеет кровельного

гребня. Храм-пирамида поражает зрителя

своим монументальным величием и просто-

той форм. Являясь центром архитектурного

ансамбля города, он виден отовсюду. Вка-

кой точке Чичен-Ицы ни находился бы пу-

тешественник, вполе его зрения неизменно

попадает эта грандиозная постройка.

Другое, не менее значительное строение

в Чичен-Ице — храм Воинов. Это назва-

ние он получил потому, что на наружных

рельефах и внутренних росписях имеются многочисленные изоб-

ражения воинов. Основанием для храма также служит пирамида,

однако она значительно ниже, чем у Эль-Кастильо, и здесь пост-

роена только одна лестница. Внутри храма имеется четыре ряда

колонн, поддерживающих своды. Помимо рельефов, снаружи

стены сооружения украшены геометрическим орнаментом и

горельефными масками Кукулькана. Отличительной особенно-

стью храма Воинов является обширная колоннада, располо-

женная уподножия пирамиды

со стороны лестницы. Четы-

рехгранные массивные стол-

бы, образующие колоннаду,

также покрыты рельефами.

Большой интерес представ-

ляет круглая башня Караколь

(от исп. carakol — «улитка»).

Свое название это строение получило из-за витой, подобно рако-

вине улитки, лестницы. Это архитектурное сооружение распола-

гается на двух находящихся одна над другой террасах. Его высо-

та достигает 13 м. Небольшие, прямоугольной формы окна,

прорезанные в толще стен, направлены на важные астрономи-

ческие пункты в соответствии со сторонами света и, очевидно,

помогали вести тщательное наблюдение за небом. По предполо-

жению исследователей, это здание выполняло функцию астроно-

мической обсерватории.

В другом городе Юкатана — Ушмале — майяские зодчие воз-

вели такие шедевры архитектурного искусства, как пирамида

Волшебника, или, как ее еще называют, пирамида Прорицателя,

Дворец правителя, женский «монастырь». Эти постройки богато

декорированы. В отличие от более

ранних сооружений декор, представлен-

ный главным образом геометрическим

орнаментом и заимствованными из

тольтекского искусства фигурами пер-

натых змей, заполняет всю поверхность

стены. Архитекторы и скульпторы

майя стали применять новую технику.

Очень часто фасадные стены они по-

крывали своеобразной каменной моза-

икой. Она представляла собой тщатель-

но обработанные каменные пластины, на которые была нанесена

тончайшая резьба. Археологи подсчитали, что на облицовку Двор-

ца правителя пошло более 20 тысяч каменных пластин, которые

были тщательно подогнаны друг к другу.

Археологам и исследователям удалось установить, что жилища

простых людей являлись резким контрастом по отношению

кпостройкам, которые возводились для знати (жрецов, правите-

лей городов, гражданских вождей), ритуальных и культовых це-

лей. Дома простых людей, как

указывал в своем описании, со-

ставленном еще в XVI веке, ис-

панский епископ Ланда, были

«деревянные, крытые травой».

Обычно такие дома распола-

гались в удалении от других

зданий. Они занимали небла-

гоприятные в топографическом

отношении места. Возводились

жилища прямо на уровне земли

или на платформе очень малой

высоты. Основанием для дома

служили каменная кладка или

же просто ряд грубых, необра-

ботанных булыжников. Пол в таком жилище делался из утрам-

бованной земли или покрывался известью. Дом, как правило,

имел прямоугольную форму, иногда его торцы закруглялись.

Земледельцы и рыбаки возводили стены из деревянных кольев,

плотно прижимая их друг к другу и связывая лианами. Каркас

кровли покоился на четырех глубоко врытых столбах. Горизон-

тально положенные балки и поперечины индейцы покрывали

листьями пальмы или сухой травой. Крыша была двух типов:

двускатная и четырехскатная.

И в том и в другом случае она

завершалась коньком. Вот как

описывает внутреннее распо-

ложение жилища простого че-

ловека епископ Ланда: «...дела-

ют стену посредине и вдоль,

которая разделяет весь дом,

ив этой стене оставляют не-

сколько дверей на ту полови-

ну, которую называют спиной

дома, где уних кровати, а дру-

гую часть белят очень искусно

известью... и эта половина —

приемная и место для гостей,

иунее нет двери, а вся она от-

крыта на длину дома...»

Археологи установили, что большая часть домов была ориен-

тирована фасадом на восток. Однако в ходе раскопок обнаруже-

но, что окна домов могли смотреть и на север, и на юг, в очень

редких случаях — на запад. В некоторых поселениях жилища

простых людей образовывали вместе с прилегающими землями

(возможно, огородами) подобие усадьбы. Она была окружена ог-

радой из грубых камней, уложенных без раствора. Между дома-

ми прокладывались мощеные улицы и неровные дорожки. По

обнаруженным в ходе раскопок предметам домашнего обихода

видно, что кухней простым людям служила небольшая деревянная

пристройка, примыкавшая непосредственно кдому или стоявшая

в нескольких метрах от основного жилья.

По свидетельствам, содержа-

щимся в самых ранних источ-

никах, народы майя хоронили

мертвых «внутри их домов

или за ними» и «обычно ос-

тавляли дом и забрасывали

его после похорон».

Архитектура — одно из са-

мых красноречивых свиде-

тельств зрелости любой куль-

туры, народа или племени.

Поэтому если говорить ожи-

телях Мезоамерики и, в частности, о древнейшей цивилизации

майя, то ее основные градостроительные принципы отличаются

строгим соблюдением пропорций. Монументальность своих по-

строек зодчие майя умели подчеркнуть обилием свободного про-

странства вокруг них, расположением подъездных дорог и пло-

щадей. В городах майя строили не

только пирамиды и дворцы, но и

астрономические обсерватории, пло-

щадки для ритуальной игры в мяч,

колоннады, монументальные лест-

ницы, грандиозные триумфальные

арки. Многообразие архитектурных

иградостроительных форм майяских

зодчих значительно превосходит по

своему уровню архитектуру других

народов доколумбовой Америки —

инков, ацтеков, тольтеков. Майя со-

здали архитектуру, равной которой не

было во всей индейской Америке.

По поводу характера майя-

ских городов велось немало

споров. Некоторые из амери-

канских археологов предпола-

гали, что майяские города

были лишь культовыми цент-

рами, а из этого следует, что

вних не могло проживать большое количество людей. Однако по-

следние находки опровергают эту точку зрения. Известный фран-

цузский ученый-майянист Поль Риве утверждает, что это были на-

стоящие города, вкоторых проживали большие группы людей.

Исследователь при этом делал оговорку: многочисленные «низшие»

люди обитали не в городском центре, а в предместьях. В самом го-

роде размещались дворцы, «монастыри», обсерватории, площадки

для игры в мяч, своего рода залы для ритуальных танцев, широкие

лестницы, великолепные дороги и, конечно же, храмы, возведенные

на высоких пирамидах. На окраине городов, по мнению ученого,

вмаленьких домах, а точнее, даже в лачугах, окруженных садами

или заборами, ютился простой люд. Число обитателей майяских

городов было необычайно высоким. По предположению археоло-

га Сильвануса Морли, майяские

города второй категории (аме-

риканские исследователи делят

майяские города по количеству

сохранившихся архитектурных

памятников на четыре катего-

рии) насчитывали примерно

по 50 тысяч жителей. Кта-

ким городам американисты

относят 19 майяских центров,

в том числе Вашактун, Кобу,

Калакмуль, Накум, Паленке,

Йашчилан, Эцну, Киригуа.

Население майяских горо-

дов первой категории — таких, как Копан, Тикаль, Ушмаль

иособенно крупного из них Чичен-Ицы, — по мнению совре-

менных ученых, равнялось примерно 200 тысячам человек.

Впервой половине минувшего тысячелетия города майя значи-

тельно превосходили по численности и плотности населения та-

кие крупнейшие европейские центры, как Париж, Венеция, Лис-

сабон, Прага.

Высокого уровня достигло

скульптурное искусство народ-

ности майя. Оно имело свои ха-

рактерные черты, и его легко

можно отличить от искусства

других народов Мезоамерики.

Однако в домайяскую эпоху ис-

следователи не исключают влия-

ния на искусство майя в области

ваяния других индейских куль-

тур Древней Мексики, в частности

прославленных создателей гигантских

голов — ольмеков.

Это племя проживало на восточ-

ном побережье Мексики. Обнару-

женные во время раскопок предметы

позволили ученым выдвинуть гипо-

тезу о том, что в древние времена,

возможно даже раньше, чем майя,

здесь существовала какая-то весьма

примечательная культура.

Скульптурные памятники ольмеков, найденные в середине

50-х годов XX столетия при раскопках в мексиканских городах

Трес-Сапотес, Ла-Вента, Серро-де-лас-Месас и Сан-Лоренсо (под-

линные ольмекские названия этих крупных центров бывшего

Ольмекона, к сожалению, не сохранились), представляют собой

гигантские головы. По мнению специалистов, они отличаются

реалистическими и в то же время индивидуальными чертами.

Величественность пропорций,

избранная мастером, лишь под-

тверждает высокий класс и уве-

ренную технику исполнения.

Ученых поразил тот факт, что

ни в одном из этих ольмекских

городов, аточнее, мест, где

проводились культовые ри-

туалы, не было своего кам-

ня. Поэтому остатков храмов

идворцов в них не обнаруже-

но. Большинство археологов

пришло к мнению, что оль-

меки доставляли базальт (твердая порода вулканического проис-

хождения) для изготовления гигантских голов, больших сарко-

фагов и алтарей, атакже каменных стел из чрезвычайно

отдаленных пунктов. Лишь спустя некоторое время исследова-

тели выяснили, что строительный материал вырубался ольме-

ками в виде плит весом от 20 до

60 т из массы застывшего вулкана,

который известен в наши дни под

названием Сан-Мартин-Пахапан.

Удаленность его от центров оль-

мекского культа, то есть от места

проведения ритуалов, где были об-

наружены предметы, составляет

125 км. Можно предположить, ка-

ких трудов стоило представителям

древней цивилизации доставить

эти блоки к местам поклонения

своим божествам. Ведь ни

одно из доколумбовых индей-

ских племен не имело ни ма-

лейшего представления опо-

возках и уж тем более не

знало тяглового скота. По

версии ученых, многотонные блоки переправлялись на плотах:

сначала по морю, а затем по реке Тонала. Большинство исследо-

вателей пришло к выводу отом, что эти изваяния имели культо-

вое назначение. Свидетельством являются небольшие чашеобраз-

ные углубления на головах статуй, которые, по всей видимости,

служили вместилищами для жертвенной крови.

Самая большая из скульптур обнаружена в городе Ла-Вента.

Она имеет высоту 2,5 м и весит более 30 т. Монумент изобража-

ет голову юноши с широким и как бы сплющенным посередине

носом, большими толстыми губами и миндалевидными глазами,

которые прикрыты тяжелыми веками. На голову юноши надет

плотно прилегающий шлем с наушниками. Его верхнюю часть

украшает рельефный узор. Археологи сразу отметили интересный

факт: вокруг этого изваяния и подобных ему не было обнаружено

при раскопках никаких других

скульптурных фрагментов тела.

По этому поводу существует

твердое убеждение исследовате-

лей в том, что ольмекские ваяте-

ли первоначально задумывали

создание скульптуры совершенно без

туловища. Установлено, что материа-

лом для памятника послужила огром-

ная базальтовая глыба. Из нее и был

изготовлен монумент.

К числу интересных памятников

ольмекской культуры относятся ал-

тари. Они представляют собой укра-

шенные рельефами монолиты, кото-

рые служили, очевидно, площадкой

для жертвоприношений. Особый ин-

терес вызывает у археологов мону-

ментальный алтарь, также обнару-

женный в Ла-Венте. Скульптура изготовлена из серо-зеленого

базальта. На передней стороне высечено горельефное изображе-

ние мужской фигуры (около 1 м в высоту), появляющейся из

глубокой ниши. При более детальном

изучении монумента можно обнару-

жить, что эта ниша не что иное, как

раскрытая пасть ягуара. Атрибутика эле-

ментов одежды, головной убор, украше-

ния позволяют сделать вывод о том, что

это или верховный жрец, или прави-

тель. На слегка вытянутых вперед ру-

ках персонажа покоится мертвое тело

ребенка. Исследователи и археологи

считают, что на этом алтаре запечатлена

какая-то торжественная религиозная цере-

мония. Вероятнее всего, она связана с куль-

том подземных богов. Служение этому

культу требовало, чтобы вжертву прино-

сились дети.

Еще один из замечательных образцов

ольмекской круглой скульптуры хранится

в настоящее время в одной из частных

коллекций памятников искусства в городе

Мехико. Это небольшая базальтовая ста-

туя изображает сидящего с поджатыми но-

гами и слегка наклоненным вперед туловищем человека. Вкругу

специалистов принято считать, что в скульптуре запечатлен иг-

рок в мяч. В этом произведении ольмекскому ваятелю удалось

правдиво и жизненно передать пропорции тела, его динамику,

сосредоточенность и внимание на лице. Исследователи по праву

относят этот памятник к одному из наивысших достижений всей

древнеамериканской скульптуры.

Ольмекские скульпторы известны также как оригинальные ма-

стера мелкой пластики. Во время раскопок было обнаружено

несколько небольших по размеру статуэток, изготовленных из

различных минеральных пород камня: нефрита, серпентина, жа-

деита. Характерной чертой этих изделий является непропорцио-

нальная крупная голова с большим ртом и толстыми нижней

иверхней губами, напоминающими пасть хищного зверя. По

мнению исследователей, это фигурки какого-то ольмекского бо-

жества, связанного с культом ягуара. Одна из таких статуэток,

изображающих ягуароподобное существо, хранится в Государ-

ственном Эрмитаже

Исследователи считают, что ягуар был основной темой оль-

мекских изваяний и, безусловно, являлся главным персонажем

весьма развитого культа. Вероятнее всего, представители этой

древнейшей цивилизации отождествляли себя с этим коварным

исильным зверем.

Описанные памятники ольмекской скульптуры дают представле-

ние о том, что в этом виде искусства предшественники майя были

более примитивны в трактовке тем. В целом же ольмекские мастера

ваяния не уступали по уровню майяским скульпторам, а в некото-

рых случаях (например, в изображениях лиц, исполненных с боль-

шой реалистичностью) даже превзошли их.

Своеобразие скульптуры майя в первую очередь заключалось

втом, что мастера владели множественностью стилей, каждый из

которых подчеркивал особенность того или иного района, где

жили представители этой древнеамериканской народности. Изу-

чение пластического искусства, которым владели народы майя, по-

зволяет лучше понять их жизнь.

В результате исследований древнейшей цивилизации ученые

установили, что майя знали и применяли очень многие скульп-

турные приемы. Обнаруженные в ходе раскопок памятники сви-

детельствуют о том, что майя были превосходными резчиками,

применяли барельеф и горельеф, великолепно справлялись с круг-

лыми и моделированными объемами.

В крупных скульптурах майя использовали в качестве основно-

го материала известняк, иногда дерево. До наших времен дошло

очень незначительное число образцов деревянной скульптуры.

Однако следы этого первоначального этапа четко прослеживают-

ся в отдельных памятниках каменной скульптуры даже в самый

зрелый период ее развития. При изготовлении мелких предметов

широко применялись природные минералы: глина, серпентин

(одна из разновидностей асбеста), обсидиан (стекло вулканическо-

го происхождения), кремень, различные виды полудрагоценных

камней — нефрит, горный хрусталь, аметист, опал, а также ма-

териалы органического происхождения — раковины, кости жи-

вотных и рыб.

Орудиями труда служили резцы, долота и сверла, изготовленные

из твердых пород камня. С их помощью древние индейцы резали,

ваяли и сверлили свои изделия. Начиная с X века майя стали при-

менять резцы из меди. Когда возникала необходимость в полиров-

ке изделий, то в ход шли каменная пыль, песок и вода. Очень часто

мастера раскрашивали свои поделки в различные цвета.

Скульптура применялась при украшении зданий. Рельефы,

барельефы и горельефы наносились на панели, плиты, прито-

локи, косяки, колонны и лестницы. Изготовленное мастером

изделие могло быть элементом, который функционально вхо-

дил в ту или иную постройку — алтарь, святилище, трон. Про-

изведения ваятелей служили украшениями и являлись неотъем-

лемой частью таких архитектурных комплексов, как площади,

платформы и храмы.

Представители древнейшей цивилизации еще в изначальном

своем обращении к искусству скульптуры твердо усвоили для

себя важнейший принцип — выполненное их руками произведе-

ние призвано способствовать упрочению существующего строя.

Они должны изображать жизнь божеств, сотворивших эту систе-

му и следивших за тем, чтобы все в мире происходило по их ве-

лению, атакже создавать подобия властителей, которые счита-

лись представителями этих божеств на земле.

Боги — абстрактные существа — изображались символически.

Они представали в скульптуре в виде человека, животного, рас-

тения. Пантеон богов майя имеет свою специфику. Он сложен

имногообразен. Поэтому без рассмотрения значений, которые

несли в себе майяские божества, трудно понять и почувствовать

своеобразие архитектурного, скульптурного и изобразительного

искусства этого народа.

Общеизвестен факт, что религия отражает не только явления

природы, но имеет еще и социальные корни. Ввиду того что вос-

нове цивилизации майя лежало классовое общество, и в религии

явно прослеживается социальная подоплека. Религия майя имеет

как бы две разновидности — одна для простого народа, дру-

гая— для правящего класса.

Крестьянин майя верил в многочисленных богов. Они олицет-

воряли основные моменты и события его земного существования.

Земля представлялась ему божеством с лицом, которое в первую

очередь ассоциировалось со смертью. Майяский простолюдин ве-

рил, что в земном лоне находится подземный мир, в котором

покоятся не только тела умерших, но также и светила — солнце

после заката, а луна и звезды после рассвета. Богом земли явля-

ется, вероятно, тот, кто изображен в виде маски в нижней части

стелы 40 из Пьедрас Неграс. Эта маска принимает зерна маиса,

которые бросает жрец. Она же служит пьедесталом для фигур из

штука в колоннах фасада храма Надписей, а также для кресто-

видного изображения на панелях храма Креста и храма Листвен-

ного Креста.

Символом солнца у майя служило изображение четырех-

лепесткового цветка, которое божество могло иметь на лбу. Бога

солнца изображали с лицом старца с большими овальными или

квадратными глазами. Зрачки глаз иногда размещены во внут-

ренних верхних или нижних углах глаз. Зубы представлены

только верхними резцами. Они выступают изо рта. Спираль на

носу и нечто похожее на крючок в уголке рта дополняют харак-

терные черты солнечного бога.

Важное место в пантеоне богов майя занимает Ишчель. Она

представляет луну. Известно о существовании святилища этой

богини на острове Косумель. Майя полагали, что это божество

взначительной степени влияет на рост растений и здоровье лю-

дей. Поэтому Ишчель считалась покровительницей медицины.

Идол, ее изображающий, помещался под циновку роженицы,

чтобы облегчить ее страдания при родах. Кроме того, Ишчель

покровительствовала еще и ткачеству.

У майя издавна обожествлялся маис (кукуруза). Это растение

составляло основу их питания. В кодексах ему соответствует изоб-

ражение красивого молодого человека, голова которого заканчива-

ется початком или окружена листьями маиса. Очень часто это

божество изображали в виде человеческой фигуры, завершаю-

щей какую-либо земледельческую работу.

Другим обожествляемым растением было какао. Известно,

что древние индейцы использовали его бобы в качестве монет.

Бог какао Эк Чуах изображался расписанным черной краской,

скрасным ртом и длинным носом, с поклажей на спине ипосо-

хом в руке, что символизировало его покровительство торговле.

Из дошедших до нас документов можно предположить, что

культ бога какао почитался, по всей видимости, лишь хозяевами

плантаций этого растения и богатыми торговцами.

В различных упоминаниях, содержащихся в колониальных ис-

точниках, подтверждается важность культа бога Ицамны. Про-

возглашая творцом мира бога Хунаб Ку, жрецы внушали, что

бог-зиждетель имел сына Ицамну. В жреческом понимании Ицам-

на, господин небес, являлся верховным богом майяского пантео-

на. Он олицетворял небеса в их безграничности и вечности, небо

дневное и ночное. Это божество распоряжалось сменой дня ино-

чи. От Ицамны зависело все, что было связано с небом: солнеч-

ный свет, лунные влияния, дождь и, как производное всех этих

природных сил, урожаи. Как небесный бог и творец он изобра-

жался беззубым старцем, а как божество, дарующее жизнь расти-

тельности, — с иероглифом в виде листьев, растущих из его лба.

ВДрезденском и Мадридском кодексах Ицамна изображен в виде

двуглавой змеи, так же как и на монументах Паленке (панель из

храма Креста, могильная плита в храме Надписей). На классиче-

ских монументах Копана, Йашчилана и Наранхо встречается гео-

метрическая стилизация этих же двуглавых змей, известная как

ритуальная полоса, по которой отличают важных персон. По ве-

рованиям, бытующим среди индейцев, Ицамна дал людям пись-

менность и книги.

Больше всего майяский крестьянин боялся засухи, которая

была гибельна для урожая, а ему самому предрекала смерть от

голода. Для земледельца дождь был жизненно важен, особенно

всеверных районах полуострова Юкатан, где сезон дождей не-

продолжителен и выпадает мало осадков. Именно поэтому изоб-

ражение бога Чаака наиболее ча-

сто встречается в кодексах и на

монументах этой части полуост-

рова. В своем изображении он

имел такие характерные черты,

как длинный висящий нос, глаз,

обведенный спиралью, зрачок в фор-

ме запятой и завиток под носом. Рот

божества был либо беззубым, либо

с одним верхним резцом, а очень

часто с одним крюком, выходящим

из видимого уголка рта вперед.

При этом лицо, как правило, изоб-

ражено в профиль. Ваятель запечатлевал бога Чаака стоящим

впотоках дождя или плавающим в небольшом челноке. Другой

вариант — божество держит сосуд с водой или каменный топор

и факел в руках. В зданиях на севере области майя имеется маска

бога Чаака с большим носом, похожим на знак вопроса (путеше-

ственники-европейцы в XIX столетии принимали его за хобот

слона), с угрожающими клыками, со зрачком, обрамленным

квадратным глазом, и с красивыми ушными подвесками.

В своих верованиях майя склонялись к тому, что бог дождя

Чаак существовал в четырех ипостасях. Каждый из Чааков владел

одной из четырех сторон света и собственным цветом небес. По-

этому по жизни крестьянина сопровождали Чаак Шиб Чаак (крас-

ный Чаак востока), Сак Шиб Чаак (белый Чаак севера), Эн Шиб

Чаак (черный Чаак запада) и Кан Шиб Чаак (желтый Чаак юга).

С богом дождя были связаны зооморфные существа — ля-

гушка и черепаха. Майя считали, что кваканье лягушки и слезы

на глазах черепахи предвещают дождь. Верили они и в то, что

дождь можно вызвать магическими средствами. При сжигании

сырого каучука или специального порошка валил густой чер-

ный дым, который напоминал темные дождевые тучи и тем са-

мым якобы способствовал выпадению осадков. В горных райо-

нах Чьяпаса и Гватемалы считали, что бог дождя и его слуги,

молния и гром, живут в горных пещерах.

Религиозный культ майя, по мнению исследователей-америка-

нистов, отличался невероятной разветвленностью, а майяские

ритуалы были необычайно пышными. Их исполнение поруча-

лось жрецам, которые в совершенстве владели сложными эле-

ментами культовых обрядов. Жрецы принадлежали к верхушке

майяского общества. Как считают многие ученые, отправлением

религиозных обрядов в каждом из городов-государств руководил

первосвященник. Немецкий майянист Диссельгоф называет его

князем змей. Последнему, помимо проведения ритуальных це-

ремоний, вменялось в обязанность наблюдение за воспитанием

детей высшей знати и «чтение лекций» подчиненным жрецам.

Кроме религиозных знаний, он преподавал жрецам основы иерог-

лифического письма, астрономию и астрологию.

На завершающем этапе развития майяской цивилизации основ-

ным обрядом религиозного культа, так же как и в Мексике, явля-

лись человеческие жертвоприношения. Поскольку исполнение

этого ритуала во многом аналогично ацтекскому, то во избежание

явного повтора рассказ о нем пойдет в следующей главе. Добавим

только, что о ритуале жертвоприношений многократно повеству-

ют первые хронисты, а реальными свидетельствами его выполне-

ния служат настенные росписи в зданиях и женские скелеты, най-

денные в сеноте (карстовом колодце) последнего оплота майяской

цивилизации города-государства Чичен-Ицы.

При создании скульптурных памятников, масок, архитектур-

ных элементов и деталей очень часто майя обращались к геомет-

рическим знакам, иероглифам. Иногда эти элементы причудливо

сочетались между собой. Одной из наиболее частых форм изоб-

ражения была маска, которая представляла своеобразный симби-

оз человека и животного. Изготавливались такие маски из камня

и штука и были необходимой атрибутикой в орнаментации хра-

мов. Как правило, маски размещались в тех местах, где были

наиболее заметны, — на гребнях, фризах, углах фасадов, на

фронтонах входных арок.

В случае если скульптор изображал на монументе один персо-

наж, то в произведении явно чувствовалась идеализация черт его

лица. Необходимым атрибутом подобной скульптуры была

пышная одежда, множество украшений. Если же в изображаемой

сцене присутствовало несколько лиц, то правитель всегда распо-

лагался выше других. С этой целью ваятель очень часто изобра-

жал господина восседавшим на ком-либо из подданных или

пленников.

Стилевое многообразие скульптурного

искусства майя объяснялось спецификой

географических, исторических и политиче-

ских факторов. Важную роль играло терри-

ториальное разделение на автономные го-

сударства. В этих стилях, в зависимости от

региональных традиций, преобладало ста-

тичное или динамичное, символическое

или реалистическое, божественное или че-

ловеческое начало.

На древнейших памятниках майя (стела

29 в Тикале, так называемая Лейденская

табличка и стела 9 в Вашактуне), датирую-

щихся концом III — первой половиной

IV века н. э., человеческая фигура изобра-

жается еще очень неумело. Части тела не-

пропорциональны, лишены какой-либо ди-

намики. Голова обычно повернута в про-

филь, точно так же как руки и ноги, а торс

изображен в фас. Подобное построение фи-

гур применялось при изготовлении скульп-

тур в Древнем Египте.

Около середины IV века в этих же горо-

дах (Тикале и Вашактуне) стали появляться

рельефы с фигурами, лица которых уже

были даны в фас. Более совершенными ста-

новятся пропорции изображаемых частей

тела, реалистичнее передается его динамика.

Следующий этап, который занимает бо-

лее столетия (620–730), для скульптуры майя

стал периодом дальнейшего развития. Зна-

чительно усложняется композиция изобра-

жения, намечается тяготение к круглой

скульптуре.

Третий период, хронологические рамки которого исследовате-

ли обозначают со второй половины VIII века по IX век, являет-

ся вершиной в развитии скульптуры майя. В это время окон-

чательно формируются различные художественные направления

вскульптуре городов Пьедрас Неграс, Йашчилана, Паленке, Ко-

пана и Киригуа. На стенах дворцов, стелах появляются многофи-

гурные композиции. Рельефы на них свободно комбинируются

сгорельефами. Особенно наглядно эти черты проявляются

втворчестве скульпторов Пьедрас Неграс и Паленке. Идеальным

образцом многофигурной композиции может служить стела

12из Пьедрас Неграс, воздвигнутая в795 году. В верхней части

ее изображен сидящий на троне правитель. Левая рука его поло-

жена на колено, в правой он держит копье. Вся фигура наклоне-

на вперед. Эта поза убедительно подтверждает, что правитель

внимательно рассматривает происходящее внизу действие.

Скульптор прекрасно передал движение тела, умело используя

для этого султан головного убора, который заполняет остающее-

ся за головой правителя пространство. Ниже, по краям стелы,

помещены фигуры двух представителей знати. Они показаны

впрофиль, лицами друг к другу. Между ними изображен третий

персонаж композиции, возможно писец. Его

лицо обращено вверх, а ноги поджаты. Он

внимательно слушает своего господина.

Всамом низу стелы помещены изображения

восьми скорченных пленников. Их руки за-

гнуты за спину и перевязаны веревками.

Другая толстая веревка опоясывает их туло-

вища. Головы пленников подняты. На их

лицах — выражение ужаса, который вызван

ожиданием решения своей участи. Археологи

предполагают, что эта стела была воздвигну-

та в честь победы горожан Пьедрас Неграс

над войсками другого города. Вся компози-

ция рельефа строго уравновешена игармо-

нична. С большим мастерством скульптор

сумел расположить на имевшемся в его рас-

поряжении пространстве все фигуры. Он

виртуозно решил задачу по изображению перспективы зала,

вкотором правитель принимает пленных. Мастер расчленил ре-

льеф на несколько фрагментов. Это дало возможность динамич-

но передать торжество победителя и состояние покорно ждущих

своей участи побежденных.

Одним из лучших памятников древнеамериканской скульпту-

ры, обнаруженных на стене одного из зданий современными ар-

хеологами в том же Пьедрас Неграс, считается так называемый

большой барельеф 3. Удалось установить, что он был выполнен

скульпторами города примерно в 761 году. Для этого памятника

характерно сочетание плоского рельефа с горельефом. Некото-

рые детали элементов барельефа сходны со скульптурой. Это на-

глядно подчеркивает используемый ваятелем прием, когда руки

и ноги персонажей полностью отделены от фона.

Композиция изображает сидящего на

троне правителя. Спинку трона, который

поражает роскошью и величественностью

форм, украшает маска божества. Поза пра-

вителя демонстрирует могущество данной

ему власти. Левой рукой он опирается на

край трона. В поднятой правой — церемо-

ниальный жезл. С правой и левой стороны

от трона помещены фигуры придворных.

Внизу, у подножия трона, изображены фи-

гуры семи сидящих на поджатых ногах лю-

дей. По всей видимости, это члены совета,

существовавшего при правителе. Судя по

направлению склоненной головы правите-

ля, он обращается к ним с речью. По мне-

нию ученых, скульптор, очевидно, старался

запечатлеть на барельефе рабочий момент

собрания, на которое властелин или вождь

пригласил избранных и самых именитых

сограждан для обсуждения насущных вопросов. Всю композицию,

которая помещена в нише стены, по краю обрамляет надпись, вы-

сеченная в виде прямоугольной рамки.

На примере рассмотренных выше произведений можно уста-

новить, что для скульптурной школы Пьедрас Неграс характерна

мягкость очертаний, умелое комбинирование низкого и высоко-

го рельефов. Они отличаются гармонией и уравновешенностью

композиций. В изображении движений людей мастера добива-

По мнению целого ряда авторитетных исследователей и спе-

циалистов в области ваяния и зодчества, традиции школы Пьед-

рас Неграс наиболее близки креалистическому искусству.

Весьма сходной по своей направленности была манера испол-

нения скульптурных произведений у мастеров из крупнейшего

городского центра древней цивилизации майя Паленке. Им так-

же была свойственна мягкость очертаний изображаемых на баре-

льефах фигур.

Художники Паленке обрабатывали известняк плоским неглу-

боким рельефом. Любимым материалом для скульпторов этого

города, обладавших утонченным вкусом, был штук. Они вирту-

озно использовали пластические возможности и добились, осо-

бенно в портрете, создания блестящих, отличающихся безупреч-

ностью пропорций и гармонией композиций. Однако стиль

паленкских ваятелей был очень своеобразным. Они полностью

отказались от сочетания низкого и высокого рельефа, совершен-

но не воспринимали круглый объем.

Скульптура Паленке всегда являлась неотъемлемой частью ар-

хитектурных сооружений. Каменные барельефы — это своеоб-

разные панели, полосы, плиты, которые непосредственно

вмонтированы вконструкции, главным образом во внутреннюю

часть. Украшая снаружи основания платформ, колонны, фризы,

гребни культовых храмов ирезиденций знати маленькими пли-

тами, ваятели очень тонко прочерчивали на них легкими линия-

ми образы божеств и надписи, состоящие из иероглифов. По

мнению исследователей, они наносились скорее всего острейши-

ми резцами, изготовленными из обсидиана или кремня, апозд-

нее, возможно, из меди. Большое внимание скульпторы уделяли

деталям одежды изображаемых персонажей. Тело вообще перво-

начально моделировалось обнаженным, и лишь затем, впроцес-

се работы над скульптурой, на него накладывались соответству-

ющее одеяние и всевозможные украшения. Они окрашивались

вразличные цвета. По частично сохранившимся краскам археоло-

гам удалось выяснить, что красным цветом покрывались тело

илицо, черным — волосы, а для украшений и атрибутики ис-

пользовалась голубая краска.

Изображенные на скульптурных барельефах правители, как

правило, были одеты в плащи из перьев или нефритовых плас-

тинок, а также в юбки с едва заметным ромбовидным узором.

Убранство персонажей рангом ниже — придворной знати, госу-

дарственных сановников, жрецов — обычно состояло из простой

набедренной повязки и элегантного головного убора в виде

пышного плюмажа (украшения из перьев) или короны из цветов

и украшений — ожерелий, ушных подвесков и браслетов.

Человеческое тело в паленской скульптуре изображалось в раз-

личных положениях. Персонаж мог быть запечатлен ваятелем

вполный рост, сидя, на коленях или на корточках. Профильное

изображение применялось только

втом случае, если лицо или тело пер-

сонажа нужно было показать цели-

ком. Это придавало наибольшую есте-

ственность персонажам, атакже сценам,

в которых они участвовали.

Исследователям удалось устано-

вить, что при изображении черт лица

скульпторы всегда стремились к пере-

даче портретного сходства. Однако

очень часто замечается и следование

определенным канонам, например на-

меренная деформация формы головы или превращение складки

от нахмуренных бровей в искусственную линию носовой дуги,

которая имеет продолжение на части лба. Тем не менее фигуры

людей у скульпторов Паленке всегда изящны, отличаются безуп-

речной пропорциональностью. А положение рук, ног, позы изоб-

ражаемых фигур, будь то наклон головы или жест, исполнены

необыкновенной легкости и создают тем самым ощущение есте-

ственности.

Композиционная тематика паленской скульптуры более склон-

на к групповым изображениям. Хотя оставленные на колоннах

лики отдельных персонажей, головы внутри медальонов свиде-

тельствуют о том, что и личностное начало не было чуждо скульп-

турному искусству этих представителей майяской культуры.

Многие сцены запечатлели моменты восхождения повелителей

на трон, ритуальные танцы, человеческие жертвоприношения,

культовые обряды. В других барелье-

фах передано чувство необычайного

благоговения перед мощью и влады-

чеством реального персонажа или ре-

лигиозного божества.

Немалая часть композиций посвя-

щена символическим представлениям,

касающимся смерти и возрождения.

Надписи иероглифического порядка

несут информацию календарного иис-

торического содержания.

Большинство современных ученых-

майянистов в результате кропотливой исследовательской и анали-

тической работы пришло к единому мнению о том, что скульп-

турные изображения отдельных голов из

штука, обнаруженные на гребнях храмов,

многочисленных фризах дворцов и куль-

товых зданий, с поразительным реализ-

мом передают черты тех людей, которые

господствовали в политической и религи-

озной жизни Паленке времен наивысшего

расцвета древней цивилизации майя.

Несомненно, что традиции школы Па-

ленке оказали большое влияние на скульп-

торов соседних городов. Однако многие из

них, обращаясь кискусству скульптуры,

привносили в нее свои черты. Так,

например, совершенно в другом на-

правлении развивалось искусство ва-

яния на юго-востоке мексиканского

побережья, в крупнейших городах

майя Копане и Киригуа. Обе творче-

ские школы ваяния стремились к со-

зданию объемной скульптуры. Осо-

бенно заметно это в памятниках

Копана. Для них характерны сравни-

тельно невысокие грузные стелы. На передней стороне, как пра-

вило, размещено горельефное изображение правителя. Торже-

ственности и значительности запечатляемого момента скульптор

достигает подчеркнутой статичностью и застылостью позы. Од-

нако при этом ваятель устремляет свое внимание на передачу

мимики лица и пышной одежды персонажа. Он не обращает

внимания на то, что изображаемая фигура слишком короткая

иэто значительно утяжеляет общую композицию. Однако, по

мнению специалистов, именно чрезмерное внимание к деталям,

излишняя насыщенность стел замысловатыми декоративными

элементами во многом затрудняют восприятие копанской

скульптуры.

Некоторые исследователи даже сравнивают лучшие скульп-

турные произведения копанских мастеров с работами скульпто-

ров Древнего Востока. Например, статуя молодого божества (по

всей видимости, бога кукурузы), обнаруженная при раскопках

храма 22, поражает простотой решения композиции и необы-

чайной эмоциональной силой воздействия.

Во многом противоположной паленкской была скульптурная

школа города Йашчилана, который располагался возле реки Усу-

мансинты. В скульптурах мастеров этого города можно обнару-

жить множество элементов батального характера. Исследователи

объясняют этот факт тем, что в силу своего географического по-

ложения Йашчилан значительно чаще подвергался нашествиям

чужеземцев. Изображенные на рельефах

сцены войны выполнены йашчиланскими

мастерами в реалистичной и динамичной

манере. Запечатленные на рельефах персо-

нажи оживленно разговаривают с равными

себе или отдают распоряжения подчинен-

ным. Судя по выражениям лиц, жестам

изображенных, можно определить, к ка-

кому рангу принадлежал тот или иной пер-

сонаж. Тематика скульптур не замыкалась на

одних только военных сценах. Часть барель-

ефов посвящена различным ритуальным

сценам, божествам, изображению всевозмож-

ных церемоний. Скульпторы Йашчилана

всовершенстве владели мастерством ри-

сунка. Они наносили его на поверхность

четкими, энергично прочерченными ли-

ниями, добивались естественности в пере-

даче пропорций тела. По многим из до-

шедших до нас памятников, обнаруженных

в Йашчилане, можно судить об умелом и

удачном решении композиции того или

иного скульптурного произведения.

Однако основные скульптурные мону-

менты, целиком относящиеся к позднему

классическому периоду, все же не нару-

шили основных характеристик сти-

ля, присущих майяской скульптуре

VI–VII веков в целом. Самое зна-

чительное изменение, по мнению

исследователей, заключается в пе-

реходе от барельефа к горельефу.

На стелах более позднего периода копанские персонажи выгля-

дят как бы прислоненными к каменному блоку. Поэтому зри-

тель имеет возможность наблюдать их как в профиль, так и анфас.

Весьма очевидны попытки скульпторов изобразить ноги внаклон-

ном положении. Главный персонаж, правитель, держит атрибут

своей власти в виде вертикальной ритуальной полосы, символи-

зирующей небо и завершающейся на обоих концах змеиной го-

ловой. Такое изображение характерно для раннего этапа. В более

поздний период атрибутика, изображенная в руках правителя,

приняла горизонтальное положение. Для этого времени харак-

терно создание многочисленных зоо-

морфных алтарей, то есть появление

на их поверхности изображений змей,

хищников семейства кошачьих, чере-

пах, голов мифических животных.

В Киригуа, городе, который, как

считают ученые, был весьма зависим

от Копана ввиду своего близкого рас-

положения к нему и являлся, судя по

всему, его городом-спутником,

развивался стиль, очень близкий

к копанскому. Это особенно за-

метно в тематическом и компо-

зиционном решении. Однако для

технического исполнения своих

стел киригуанцы избрали не-

сколько иной путь. В Киригуа не было попыток получить круг-

лый объем. (Исключение составляют, пожалуй, только алтари.)

Стелы, возведенные в этом городе, имеют совершенно иное соот-

ношение ширины и высоты. Они являются наиболее высокими

из всех стел, возведенных в период расцвета скульптурного ис-

кусства майя. Так, например, стела D, высеченная из одного мо-

нолитного куска базальта, весящего около 65 т, достигает почти

11-метровой высоты. Иной стала и ее форма. Если в Копане стела

почти приближалась по своему виду к круглому столбу, то в Ки-

ригуа она приобрела форму ярко выраженного четырехгранника.

Так же как и в копанской скульп-

туре, фигура правителя на стелах Ки-

ригуа неразличима из-за огромного

количества украшений. Однако каче-

ство исполнения резьбы во многом

уступает копанским стелам.

Ваятели Копана и Киригуа создава-

ли причудливые скульптуры, которые

они помещали на открытом воздухе

перед стелами. При раскопках в нескольких метрах от стел были

обнаружены фигуры, изображающие каких-то мифологических

чудовищ. Многие археологи считают, что они олицетворяли зем-

лю. Однако назначение этих памятников древней цивилизации до

сих пор еще полностью не выяснено. Существует гипотеза, что

они являлись какой-то особой разновидностью алтарей, которые

воздвигались в исключительных случаях или по особому поводу.

В литературе, посвященной исследованию древней цивилиза-

ции майя, довольно часто можно встретить словосочетание «стиль

Пуук» или «культура Пуук». Это не

случайно. Район, носящий это на-

звание, занимает западную полови-

ну штата Юкатан и северную полови-

ну штата Кампече. Он включает в себя

многочисленные городские центры.

Наибольший интерес для археологов,

историков, этнографов, других ученых

представляют такие города, как Эцна,

Ушмаль, Кабах, Сайиль, Лабна, Шлаб-

пак, Чичен-Ица.

Традиционным в скульптурном искусстве Пуука было созда-

ние стел. На этих памятниках, относящихся к позднему класси-

ческому периоду (середина VIII — конец IX века), изображались

знатные, богато одетые персонажи. К сожалению, многие из най-

денных предметов плохо сохранились, поэтому нельзя составить

полное представление о том, как они выглядели раньше.

Важно отметить, что для стиля Пуук наиболее характерна ар-

хитектурная скульптура. Ваятели, проживавшие в городах этого

района, покрывали резьбой колонны, опорные столбы, косяки

ипритолоки. В основном это были барельефы, тематику кото-

рых составляли композиции, прославлявшие правителей. Осо-

бенных успехов добились мастера

пуукской скульптуры в орнамента-

ции фризов фасадов дворцов, хра-

мов, ритуальных зданий. Под их ис-

кусными руками поверхность фриза

превращалась в богатейший камен-

ный орнамент, который представлял

собой удивительный контраст с гладки-

ми стенами. По мнению известного

мексиканского археолога-майяниста Аль-

берто Руса, такую работу можно было

выполнить только с помощью многочис-

ленных каменщиков. В своем фундамен-

тальном труде «Народ майя» ученый

писал: «Это была коллективная твор-

ческая работа, выполняемая для всей

общины... ее целью было не прославле-

ние отдельных лиц из правящего класса, а восславление бога

дождя Чаака, особенно почитаемого в этих безводных местах».

Подтверждение этому можно найти при рассмотрении фасада

одного из зданий города Кабаха. Изображение бога дождя в виде

маски, многократно повторенной с минимальными вариациями,

достигает здесь своего апогея. Стены фасада целиком покрыты

сотнями образов божества, на-

чиная от цоколя и кончая

карнизом. Орнаментацию эф-

фектно дополняют геометри-

ческие мотивы: решетка, про-

стой или ступенчатый меандр

(орнамент в виде ломаной или кривой линии с завитками), ба-

рабанчики, гладкие или с перевязями колонки, ломаные и зуб-

чатые полосы, образующие ромбы и змееобразные волнистые

линии. Все эти многочисленные элементы гармонично сочетают-

ся ислужат фоном, на котором эффектно выделяется изображе-

ние бога дождя.

Скульптурное искусство Пуука, являясь в первую очередь

составной частью архитектуры, имело абстрактное содержание

игеометрическую форму выражения. Оно, несомненно, несло на

себе черты религиозности, где человечес-

кая личность уступала место божеству.

Начиная примерно с 1200 года в куль-

туре майя наступает так называемый пе-

риод мексиканского влияния. В первую

очередь это было обусловлено тем, что

вконце XI — начале XII века на террито-

рию майя пришли иноземцы. Культура,

которую принесли завоеватели, принад-

лежала тольтекам. Ее слияние с майяской

культурой привело к созданию майя-

ско-тольтекского стиля. Он просуще-

ствовал вплоть до прихода на земли

майя в XVI веке испанцев. Наиболее

ярко этот стиль в постклассический

период (период мексиканского влияния) проявился в скульптуре

трех городских центров северной части Юкатана — Чичен-Ицы,

Майяпана и Тулума.

Исследовавшие этот период древнейшей цивилизации Аме-

риканского континента ученые далеки от мысли о том, что

вскульптурном искусстве все майяские черты были утрачены.

Процесс протекал значительно сложнее. В принципе происходи-

ло не замещение одних стилей и приемов другими, а их слияние.

Вполне естественно, что завоеватели проводили свою полити-

ку, насаждали близкие их духу и верованиям образы и мышле-

ние, которые носили в основном религиозный характер. Это не

могло не сказаться на тематике скульптурных произведений, ко-

торые появились в Чичен-Ице в этот период. Однако, несмотря

на это, более совершенная техни-

ка, утонченный вкус, которыми

обладали майяские ваятели, значи-

тельно превосходили достижения

скульпторов Толлана (Тулы), сто-

лицы тольтеков. Например, одно

и то же изображение (ягуар, орел

или воин) в скульптурах Чичен-

Ицы специалисты оценивают на

несколько порядков выше, чем

те же самые памятники, созданные мастерами Толлана. Особенно

это заметно в некоторых скульптурах воинов, изваянных в Чичен-

Ице на косяках храма Ягуаров в комплексе для игры в мяч.

Их лица высечены с таким мастерством, которое было явно не

по плечу скульпторам из тольтекской столицы. В период мекси-

канского влияния одной из характернейших черт майяско-

тольтекского стиля, отличавшего его от стилей центральной

зоны, было обращение к групповым композициям.

Сильное влияние оказала тольтекская культура на мотивы ор-

намента, другие элементы и детали, которые стали применять

при создании скульптурных произведений ваятели майя. В это

время на основаниях и платформах

зданий стали появляться изображения

пернатых змей. Колонны высекались

скульпторами в виде гремучей змеи,

голова которой находилась на земле.

Такая архитектурная деталь, как при-

толока, изображала вертикально под-

нятое тело змеи, а погремушка ее хво-

ста служила для поддержания всего

элемента. В архитектурные конструк-

ции стали вводиться фигуры «атлантов», ко-

торые поддерживали алтари, перекрытия

вхрамах и зданиях ритуального назначения.

Очень часто в скульптуре присутствует мо-

тив «человек — птица — змея».

По мнению исследователя Альберто Руса,

всвоей основе майяско-тольтекское искус-

ство Чичен-Ицы во многом обновилось. Скульптурные произ-

ведения обогатились мотивами, разнообразилось композици-

онное решение. Однако скульптура этого периода чрезмерно

перегружена религиозной тематикой и поэтому, как считает

ученый, «она отражала чуждое влияние, насильственно приви-

тое на ствол майяской культуры». «И тем не менее, — подчер-

кивает А. Рус, — это искусство несет на себе неизгладимый

след художественного гения майя».

Во второй половине постклассиче-

ского периода (XIII–XIV века) боль-

шое архитектурное строительство ве-

лось в Майяпане, городе, который

также находился на севере полуостро-

ва Юкатан. Окруженный стеной про-

тяженностью более 8 км Майяпан был

настоящим городом. Его архитектур-

ные конструкции почти полностью

копировали Чичен-Ицу.

По описанию испанского епископа Ланды, в го-

роде располагалось около 4000 построек. Из них по-

чти половину составляли хижины простых горожан,

аостальные строения являлись каменными домами

знати изданиями, предназначенными для культовых

иритуальных целей.

О явно подражательном стиле, который наблю-

дается в Майяпане, свидетельствует главный храм.

Ныне он имеет такое же название, как и его пред-

шественник в Чичен-Ице, — Кастильо. Пирамида

состоит из нескольких ярусов. С каждой стороны

кхраму ведут лестницы. Несмотря на то что храм

разрушен, его планировка все же четко просматри-

вается, и археологи считают, что она в точности совпадает с пла-

ном постройки храма Эль-Кастильо в Чичен-Ице.

В ходе внимательного изучения остатков древнего города

ученым удалось установить, что качество строительства было

очень низким. Это происходило в силу того, что применялись

плохие материалы, несовершенная техника обтесывания камня.

Скульптура Майяпана представлена

восновном архитектурной орнамента-

цией. Это также полная имитация стиля,

который процветал в городе Чичен-Ица.

Об этом свидетельствуют некоторые

из сохранившихся стел, колонны двор-

ца, высеченные в форме змеи. Среди

обнаруженных полуразрушенных

скульптур встречаются элементы,

выполненные встиле майя. Одна-

ко даже по ним удалось устано-

вить, что скульптурное искусство

Майяпана носило религиозно-сим-

волический характер. Подобно ар-

хитектуре, оно запечатлело следы эпохи упадка, то есть того перио-

да, когда мастера пытались копировать тольтекское искусство, в то

время как еще сохранялась майяская классическая основа.

Город Тулум, находящийся на восточном побережье полуост-

рова Юкатан, — современник Майяпана. Он также обнесен сте-

ной, но протяженность ее значительно меньше. Архитектурный

и скульптурный стили не избежали майяско-тольтекского влия-

ния. Так, например, обнаруженная при современных раскопках

стела 1 по своей композиции связана

склассической скульптурой майя. В этом

скульптурном произведении запечатлен

богато одетый персонаж. Его тело изобра-

жено фронтально, а лицо — в профиль.

Длинная юбка очень похожа на те, в кото-

рые рядили изображаемых жрецов вая-

тели Паленке, а ритуальная полоса из

гибкого материала, висящая на груди, —

точная копия этой детали, присутствую-

щей на самых древних стелах Копана.

Характерной чертой скульптурного искусства тулумских масте-

ров, по определению ученых, является то, что они широко ис-

пользовали штук и очень часто включали его в архитектурные

конструкции. Так же как в Майяпане, тулумская скульптура имела

достаточно ярко выраженный религиозно-символический харак-

тер. Работы тулумских мастеров не лишены своеобразия, изяще-

ства, однако техника выполнения скульптур у них значительно

ниже, чем у скульпторов майя классического периода.

В середине XX столетия в глуши юкатанских лесов были слу-

чайно обнаружены руины еще одного древнего города. Америка-

нисты дали ему название Цибильчальтун. Буквальный перевод

означает «там, где есть надписи на плоских камнях». Вновь от-

крытый город ошеломил исследователей. В первых сообщениях,

которые были опубликованы Географическим обществом США,

указывалось, что занимаемая им площадь превышала 30 км2,

апо возрасту он превосходил все известные к этому времени

майяские города. Ученые предпо-

ложили, что Цибильчальтун про-

существовал три с половиной

тысячи лет. Исходя из этого, они

сделали вывод, что возник он, ве-

роятно, еще в домайяские време-

на. Однако самое удивительное

заключалось в том, что жизнь в городе не прекращалась и после

испанского вторжения, о чем свидетельствовали обнаруженные на

месте раскопок развалины маленькой христианской церкви.

После того как археологические работы были завершены, уче-

ным удалось установить, что Цибильчальтун по своему внешне-

му облику почти ничем не отличался от остальных майяских го-

родов. Однако исследователей поразили масштабы обнаруженных

объектов. Через весь город протянулась дорога длиной 3 км, вы-

ложенная белым камнем. Один из археологов подсчитал, что на

ее строительство потребовалось 350 000 т камня. Дорога заканчи-

валась высокой пирамидой. Вдоль нее стояли храмы и дворцы,

ав центре — внушительных размеров здание. Предположительно

оно являлось резиденцией местного

халач-виника (правителя). Водном

из храмов удалось обнаружить семь

глиняных фигур. Они стояли в осо-

бом углублении, проделанном в по-

лу храма. Две статуэтки изображали

горбунов, атретья — карлика. У четырех

был изуродован живот. По мнению иссле-

дователей, эти фигуры должны были отго-

нять болезни и недуги. В храме имелись

настоящие окна с рамами из дерева сабин-

че. Для майяской культуры это весьма

редкое явление. Когда один из участников

экспедиции попытался вырезать для ис-

следования кусочек дерева, то ему при-

шлось прибегнуть к пилке для резания металла. Образец подверг-

ли проверке на содержание радиоактивного углерода С14. Первая

проба показала, что дерево «умерло» в 458 году. Согласно вто-

рой версии, почти на 60 лет позже. Этот анализ подтвердил древ-

ность города. По мнению ученых, он существовал на севере Юката-

на еще в то время, когда майя проживали далеко на юге.

ВЦибильчальтуне был обнаружен также сенот (карстовый коло-

дец), подобный тому, который нашли

ранее при раскопках в Чичен-Ице. Се-

нот был обследован водолазами. На

глубине 50 м они обнаружили кости

множества человеческих жертв, пере-

ломанные пополам флейты, на кото-

рых жертвы играли перед смертью.

Это было еще одним подтверждением

того, что город имеет несомненную

принадлежность к майяской культуре.

Высокой степени совершенства

достигли майя в мелкой пластике.

На раннем и среднем этапах доклас-

сического периода (1500–300 годы

до н. э.) они изготавливали фигур-

ки из глины. Манера исполнения

была весьма грубой и примитив-

ной. Предназначение этих изделий, очевидно, было связано

спервичной фазой развития религиозных верований. Объясне-

ние явлений природы в этот период времени носило у майя ма-

гический характер. Большинство фигурок изображали женщину,

так как майя, занимающиеся земледелием, связывали плодородие

земли непосредственно с плодовитостью женщины.

В дальнейшем в сознании майя происходит эволюция в связи

с процессом социальных изменений в жизни общества и форми-

рованием религиозных верований. Это нашло отражение и в со-

вершенно обычных на вид глиняных фигурках. При изображе-

нии сил природы их создатель уже стремится передать условный

образ божества, добавляет к нему какой-нибудь атрибут символи-

ки. Так, например, маска Тлалока как нагрудное украшение или

элемент орнаментации одеж-

ды имеет очевидную связь

сбогом дождя. Большие глаза

одних фигурок позволяют уз-

нать в них солнечного бога.

Другие, изображающие че-

реп, — бога смерти.

Многие статуэтки позднего

классического периода изоб-

ражают людей различных со-

циальных уровней. Физиче-

ские черты каждого персонажа

сугубо индивидуальны. Имен-

но это делает мелкую пластику майя правдивой и жизненной.

Изображенные мужчины — это обычно высокопоставленные

лица, запечатленные стоящими или восседающими на своих тро-

нах. Археологами обнаружено множество статуэток из террако-

ты, нефрита, других полудрагоценных камней. Эти фигурки изоб-

ражают жрецов, воинов, ряженых танцоров, игроков в мяч. Среди

них встречаются и женские персонажи — это и матроны-жрицы,

запечатленные в зрелом возрасте, и совсем юные девушки с глубо-

кими вырезами на одежде, ткачихи со своими станками.

Почти все произведения мелкой пластики были найдены ар-

хеологами в захоронениях. Самая большая коллекция обнару-

жена на острове Хайна. Не-

мало статуэток и фигурок

обнаружено при раскопках це-

ремониальных центров таких

городов, как Копан, Паленке,

Хонута, Каминальгую, Ла-Виктория.

Кроме фигурок и статуэток, найдено

множество украшений. Это диадемы из

дисков, маленькие трубочки для разде-

ления волос на локоны, ушные украше-

ния из нескольких элементов, украшения для носа, для губ. Майя-

ская знать была весьма неравнодушна к ожерельям, браслетам,

кольцам. Мотивировка при изготовлении таких предметов имела

множество вариаций. Они могли изображать геометрические

фигуры или цветы, животных: змею, ягуара, черепаху, птицу

идаже человеческую фигуру. На гравированных пластинах,

употреблявшихся как нагрудные украшения, воспроизводились

сцены с несколькими персонажами, которые были запечатлены

вмомент разговора или совершения жертвоприношения.

При раскопках древних городов

майя были обнаружены также ме-

таллические предметы. Они найде-

ны на Гватемальском нагорье (Таха-

мулько и Небах) и в долине реки

Мотагуа (около города Киригуа) вме-

сте с керамикой, называемой свинцо-

вой. Эти изделия характерны для

эпохи тольтекского вторжения вкон-

це X века.

Однако самое большое количе-

ство металлических предметов, най-

Пирамида Кастильо

в Чичен-Ице

Рынок

в Чичен-Ице

Скульптура бога Чаакмоля

Трон ягуара из храма Кастильо

денных на территории майя, было извлечено из священного ко-

лодца в Чичен-Ице. В их число входили гладкие или обработан-

ные золотые диски, свернутые пластинки, образующие трубки,

которые могли покрывать ручки вееров и скипетров, подвески,

кольца, кубки, маски, фигурки людей и животных. Ученые уста-

новили, что предметы, найденные в карстовом колодце, изготов-

лены методом литья и все они иноземного происхождения. То,

что они оказались в Чичен-Ице, объясняется развитием торгов-

ли. Однако чеканные золотые диски, на которых представлены

сцены сражений и человеческих жертвоприношений с участвую-

щими в них майя и тольтеками (последние всегда изображены

как победители или как приносящие жертву), были, по мнению

археологов, все же изготовлены в самой Чичен-Ице. Существует

даже версия, что эти предметы под руководством тольтеков изго-

товили ремесленники майя. Материалом служил металл из при-

возных вещей, которые рас-

плющили и отчеканили в Чи-

чен-Ице. Иероглифы, другие

элементы письменности, кото-

рыми майя обычно сопровож-

дали свои рисунки, на этих

пластинах отсутствуют.

Это еще раз подтверждает силу влияния тольтеков на культу-

ру майя, которая в конце X века уже многое утратила из своего

былого наследия. Золотые диски, по всей видимости, использо-

вались только как украшения.

Древнейшая цивилизация майя имела и прекрасных мастеров

настенной живописи. К великому сожалению, лишь немногие из

росписей устояли перед непогодой и неумолимым ходом време-

ни. Однако часть настенных росписей, об-

наруженных во время раскопок храмов, ри-

туальных зданий идворцов, все же удалось

восстановить.

Тематика росписей изобиловала истори-

ческими, религиозными и орнаментальны-

ми мотивами. До настоящего времени ис-

следователям не удалось точно определить,

какую из двух наиболее распространенных

техник применяли майя для настенной жи-

Фрагменты скульптур из Майяпана

Круглое здание сакральной

постройки из Майяпана

Глиняный сосуд, изображающий

бога дождя Чаака

вописи: роспись по слою еще влажной

штукатурки или рисунок темперой по

уже сухой поверхности. Тщательный

анализ позволил сделать предположе-

ние, что майяские мастера в самом нача-

ле работы какой-либо светлой краской

(в городе Бонампаке — красной) наме-

чали контуры фигур и основные внут-

ренние линии. Вслед за этим они накладывали различные цвета,

причем каждый на определенном участке. Покрытые краской

внутренние линии повторно прочерчивались разведенной чер-

ной краской. Скорее всего, это делалось для того, чтобы под-

черкнуть дополнительные детали. Майяский художник был далек

от получения трехмерного эффекта. Он не стремился к разли-

чиям втональности. Одни части тел закрашивались темнее,

другие — светлее. Отсутствует и перспектива. Это особенно

заметно в тех сценах, которые имели несколько планов. Весь

интерес художника был сосредоточен на линии, и в этом пла-

не рисунок действительно выявляет большое мастерство жи-

вописца.

Для создания росписей майяские

мастера использовали краски рас-

тительного и минерального проис-

хождения. Широкой гаммой пред-

ставлено колористическое решение

композиций. В настенных росписях присутствуют красный, ро-

зовый, оранжевый, желтый, зеленый, голубой, синий, фиолето-

вый, коричневый цвета. Белый и черный в росписях отсутству-

ют. Майя умело варьировали концентрацию при смешивании

цветов и достигали тем самым богатейшей палитры.

В одной из комнат, именуемой исследователями культуры майя

как постройка В-XIII, возведенной в ранний классический период,

вероятнее всего в V веке н. э., был открыт

участок стены с росписью. На ней пред-

ставлена церемония светского характера.

В действии участвуют разделенные на два

ряда важные лица. По убранству их одеж-

ды и расположению в общей комнате

можно судить о том, что одни из них име-

ют более высокий ранг, чем другие. Не-

Глиняный сосуд из штата Петен

Глиняный сосуд

с Гватемальского нагорья

Глиняные сосуды

c Гватемальского нагорья

Глиняный сосуд из штата Петен

смотря на то что помещение, где прохо-

дит церемония, показано очень схема-

тично, художнику присущи уверенность

рисунка, способность в динамике за-

печатлеть участников сцены, желание

подчеркнуть достоверность изображаемо-

го события. Сопровождающие роспись

иероглифы дополняют рисованный рас-

сказ. Эта картина из города Вашактуна

внастоящее время является одной из самых древних, обнаружен-

ных в области, где проживали майя.

Сенсацией стало обнаруженное в 1946 году в Бонампаке зда-

ние, на внутренних стенах которого (от уровня каменных скаме-

ек до вершины свода) целиком сохранилась роспись. Эта находка

в полной мере дает представление о том, каким было живописное

искусство майя в классическом периоде.

Ученые считают, что три помещения этого здания, вероятнее

всего, были расписаны вконце VIII века. Побывавшие на месте

раскопок художники-профессионалы призна-

ли состояние росписей удовлетворительным

и произвели их копирование.

Подробный анализ этой бесценной наход-

ки дал в своей книге «Народы майя» мекси-

канский археолог Альберто Рус. Он писал:

«Картины Бонампака, помимо их бесценного

художественного значения, очень важны с ис-

торической точки зрения, так как они

изображают какой-то момент, критический

для цивилизации майя». Исследователями,

продолжает далее Рус, было предложено не-

сколько интерпретаций содержания картин:

«1. Встреча между владетелями Бонампака

икакого-то соперничающего центра. 2. На-

бег, осуществленный людьми Бонампака на соседнее поселение для

захвата пленников и их ритуального принесения в жертву. 3. По-

давление крестьянского восстания».

Ученый — блестящий знаток исторических корней древней-

шей цивилизации — первые два варианта впоследствии отверг.

Он обосновал это следующими причинами. «Во-первых. Враги,

убитые, раненые или пленные не имеют оружия и богатых

одежд, то есть это не господа. Во-вторых. Пленников пытают пе-

ред тем, как умертвить, а это противоречит всему, что мы знаем

об уважительном отношении, оказывавшемся пленникам перед

принесением их в жертву. Кроме того, рейд с целью захвата лю-

дей, предназначенных для принесения в жерт-

ву, не должен был иметь особого значения

ивряд ли заслуживал того, чтобы его запечат-

лели для истории». А. Рус склоняется к третьей

гипотезе. Именно она представляется ему наи-

более вероятной, поскольку оправдана самим

содержанием росписей. «Враги властителей

Бонампака легко побеждаемы. Они простые

Глиняная ваза с Гватемальского нагорья

Глиняный кубок из северной части Гватемалы

Глиняная ваза из Гватемалы

Глиняная ваза из Гватемалы

люди, и, прежде чем их убить, их наказыва-

ют пытками, вырывая ногти, согласно

тому, что можно рассмотреть. По времени

росписи были сделаны в конце позднего

классического периода, то есть как раз не-

задолго до того, как неожиданно закатилась

цивилизация майя в центральной зоне, прекратилась культурная

деятельность и физически исчезло жречество».

В качестве своей аргументации Альберто Рус ссылается на аме-

риканского археолога Э. Томпсона и некоторых других исследо-

вателей, которые считали, что крестьянские мятежи действитель-

но положили конец этой цивилизации. Если исходить из такой

версии, то совершенно очевидно, что первые попытки освобож-

дения могли быть неудачны и правящий класс решил увекове-

чить расправу над восставшими низами для устрашения всех не-

довольных.

Вся роспись — свидетельство вы-

сочайшего уровня композиционного

решения картин. Мастеру удалось пе-

редать величавую торжественность

церемонии, изображенной на стенах

впервом помещении. Напряженно-

стью, динамикой отличаются фрески,

которыми расписаны стены централь-

ной комнаты. На стене, расположенной на-

против входа, изображена сама битва. По-

верхность другой стены этой комнаты ук-

рашает фреска, где запечатлен наиболее

важный момент в торжественном праздни-

ке, устроенном победителями, — принесе-

ние в жертву военнопленных. Вот краткое

описание этой сцены. На вершине ступен-

чатой пирамиды стоит победивший предводитель. Перед ним на

коленях — пленник. Судя по его позе, он униженно молит о по-

щаде, простирая к победителю руки. Драматизм ситуации усили-

вает фигура еще одного пленника, которые лежит у ног предво-

дителя. По всей видимости, он уже мертв, принесен в жертву.

Голова пленника запрокинута, левая рука безжизненно свисает

суступа. Слева от предводителя в торжественно застывших по-

зах — командиры отдельных отрядов и знатные воины. Справа —

члены его семьи и придворные сановники. На стенах третьего

Глиняный сосуд

с Гватемальского нагорья

Глиняный сосуд с изображением

сидящей человеческой фигуры

Кубок из пограничной области между

Гватемалой и Гондурасом

Нефритовые статуэтки божеств

из гробницы правителя майя в Копане

помещения запечатлен апофеоз — танец, которым, очевидно,

изакончилось это торжество. На ступеньках пирамиды в развева-

ющихся от быстрого движения одеждах и головных уборах из раз-

ноцветных перьев танцуют наиболее отличившиеся в бою воины.

На боковых стенах изображены музыканты и зрители.

Бонампакские фрески обращают на себя внимание тем, что

художник пользовался при их создании преимущественно чистым

цветом. Однако в отдельных моментах он позволял себе иигру

полутонов или постепенный тонкий переход одного тона в дру-

гой. Такая манера весьма характерна в общем для всей майяской

живописи. Но чистые цвета мастер всегда использовал всочета-

нии с подчеркнуто графической линией контура. По всей види-

мости, этим он стремился произвести впечатление определенной,

выражаясь современным языком искусства живописи, «плакат-

ности», доходчивости. Фигуры, изображенные на фресках, боль-

шого размера (они даны почти в натуральную величину). Такой

формат применялся не случайно. Художник учитывал при созда-

нии фресок тот фактор, что они будут находиться в полутемном

помещении. Бонампакский храм, как и большинство других хра-

мов майя, освещался только через дверной проем. Поэтому яр-

кий чистый цвет был единственно возможным средством для

достижения поставленной цели — произвести на пришедших

всвятилище людей максимум впечатления.

Условность изображения, которая была присуща произведениям

скульптуры, традиционно перешла и в искусство настенной живо-

писи. Для фресок города Бонампака, а также других центров древ-

ней цивилизации майя характерен один общий момент. Лица на

них всегда изображались в профиль. Однако так же, как и в боль-

шинстве скульптурных памятников, анатомические пропорции

тела, динамика движения переданы достаточно выразительно, отли-

чаются глубокой реалистичностью. Без особых изменений стилевые

черты, свойственные фресковой живописи, применялись мастерами

майя и в области росписей на сосудах и в рисунках, которыми снаб-

жены немногочисленные из дошедших до нас рукописей.

Бонампакские фрески, кроме необычайной художественной цен-

ности, представляют огромный интерес и как исторический до-

кумент. Неизвестный автор или группа авторов запечатлели на

них картину жизни древнейшего майяского общества. На роспи-

сях представлены властители, воины, простые люди, рабы-воен-

нопленные. Глядя на фрески, можно получить достаточно точное

представление об одежде, обуви, украше-

ниях, музыкальных инструментах, ору-

жии, религиозных обрядах. Все это вос-

производило характер и уровень майяской

культуры на исходе I тысячелетия н. э.

Настенные росписи были обнаруже-

ны и в главном культурном центре

тольтеков — Теотихуакане. Они весьма

разнообразны по сюжету: изображают

композиции мифологического или исторического содержания.

Вкачестве декора тольтеки использовали меандр (линии в виде

завитков), геометрический орнамент, извивающиеся тела змей,

столь свойственные тольтекскому стилю вархитектуре и скульп-

туре. Однако в отличие от росписей, принадлежащих мастерам

майя, работы тольтекских живописцев значительно ниже по

уровню исполнения. Персонажи изображены в неподвижных,

застывших позах. Перспектива дается элементарным располо-

жением одного плана над другим, что весьма напоминает

древнейшую египетскую живопись. Вкомпозиционном решении

тольтекские живописцы были далеки

от гармонии и уравновешенности

композиций, столь присущих произ-

ведениям художников майя. Весьма

ограничена и цветовая гамма тольте-

ков. Всвоей палитре они использо-

вали лишь светло-зеленые, желтоватые

и бледно-розовые краски.

В многочисленных работах и трудах,

посвященных исследованию древней-

шей цивилизации майя, четко прослежи-

вается следующая тенденция. К началу

Xвека закончилась всякая культурная де-

ятельность, то есть строительство цере-

мониальных центров и возведение пи-

рамид, храмов, дворцов, комплексов для игры в мяч и остальных

построек. В этот период прекратилось также установление стел

идругих монументов с календарными отметками, иероглифиче-

скими надписями и изображениями важных персонажей. Майя-

ские мастера в это время перестали изготавливать изделия из

орнаментированной керамики и предметы из нефрита. Одним

словом, архитектура, скульптура, мелкая пластика, которые раньше

восславляли правителя и отвечали потребностям правящего класса,

пришли в упадок. Причиной этого стал социальный конфликт,

врезультате которого произошло исчезновение правящей верхуш-

ки майя или же, как считают не-

которые ученые, власть захвати-

ли иноземные правители.

Последний период в истории

майя носит название позднего,

постклассического, и датируется

1250–1541 годами. Он характе-

ризуется процессом разложения

в экономической, политической и

культурной сферах. С XIII века со-

циально-экономическая структура майя дала глубокие трещины.

В отношениях между прежними государствами все чаще стали

возникать пограничные конфликты. Распад жизненного уклада

майя ускорили войны. Несомненно, что подобные обстоятельства

привели к упадку культуры. Особенно это коснулось архитектуры,

скульптуры, живописи. Завершился этот процесс крупным народ-

ным восстанием, которое произошло в 1441 году. Свидетельства

онем имеются в исторических источниках. В последующие деся-

тилетия экономический и культурный упадок усиливается. Допол-

нительными факторами для снижения уровня жизни послужили

также болезни, эпидемии, стихийные бедствия.

В первой половине XVI века, когда с Кубы к мексиканскому

побережью приплыли испанские галеоны под командованием

Эрнандеса де Кордобы, а затем Хуана де Грихальвы и Эрнана

Кортеса, цивилизация майя находи-

лась в агонии.

Более 20 лет (1527–1549) велось заво-

евание майя. Оно закончилось в районе

залива Дульсе. Однако отдельные пле-

мена майя продолжали сопротивление

еще полтора столетия, и лишь в конце

XVII века испанцы смогли взять индей-

скую столицу Тайясаль на берегах озера

Петен-Ица. Завоеватели стали свидетеля-

ми коллективного самоубийства. Пред-

почтя смерть рабству, оставшиеся в жи-

вых после осады города индейцы майя

бросились в воды озера.

Военные завоевания сопровождались

духовным порабощением народа майя. Епископ Юкатана фран-

цисканский монах Диего де Ланда, появившийся на полуострове

в 1549 году, основал первый майяский монастырь Сан-Антонио.

Спустя 10 лет Ланда стал духовным главой провинции. Защищая

юкатанских индейцев от чрезмерных жестокостей и произвола

испанских колонистов, де Ланда был ярым ненавистником ста-

рых верований индейцев и вел с ними непримиримую борьбу.

По приказу епископа были разрушены тысячи идолов, алтарей

истел, сожжено более 20 рукописных старинных кодексов, унич-

тожено множество других ценных предметов культуры майя.

Однако, как это ни парадоксально, именно Диего де Ланда оста-

вил сведения о майяской культуре, ее истории и письменности.

Спустя несколько лет после возвращения в Испанию епископ на-

писал свои знаменитые хроники под названием «Сообщения

оделах в Юкатане». Через два столетия (1864) этот труд был

опубликован. На одной из страниц испанский монах привел

вкачестве примера несколько майяских иероглифов, снабдив их

переводом. Уже в XX столетии эта информация Ланды во мно-

гом помогла российскому ученому-этнографу Ю. Кнорозову

при дешифровке майяской письменности. Ценность хроникального

повествования де Ланды заключается еще и в том, что он почти

дословно передает рассказы своих основных информаторов, а ими,

по всей видимости, были самые образованные представители наро-

да майя.

В условиях конкисты (завоевания), когда огнем и мечом на-

саждалась новая религия, племенам майя насильственно стреми-

лись навязать иное мышление и мировоззрение. Однако предста-

вители древнейшей цивилизации продолжали тайно почитать

своих богов и сохранили исконные верования и обычаи.

В последнее время немалый вклад в изучение исчезнувшей

уникальной цивилизации вносят историки, лингвисты, социоло-

ги, этнографы. Ученые приступили к тщательному изучению

и прочтению иероглифических надписей и текстов майя, выре-

занных на камне, кости, раковинах или нарисованных на керами-

ке и настенных росписях. В этой области огромная заслуга при-

надлежит российскому исследователю доктору исторических наук

Ю. В. Кнорозову. В середине 50-х годов XX столетия он одним из

первых предложил свой способ дешифровки майяской письменно-

сти. Это позволило ученому успешно прочитать все сохранивши-

еся рукописи майя, относящиеся к XII–XV векам.

В 1975 году российский ученый опубликовал фундаментальный

труд «Иероглифические рукописи майя». Юрий Кнорозов провел

гигантскую работу по изучению особенностей языка далекого

ималоизвестного нам индейского народа, дал правильную об-

щую оценку майяской письменности именно как иероглифиче-

ской, разработал новые и оригинальные приемы дешифровки

древних письмен. Монументальная работа российского ученого

позволила ввести в научный оборот совершенно новый, полно-

весный исторический источник. Труд Ю. Кнорозова открыл мно-

гообещающие перспективы для дальнейших исследований в об-

ласти майянистики. Прочтение иероглифических текстов на со-

оружениях ипредметах, находимых во время раскопок древних

майяских городов, дало ученым новые ценные сведения о древ-

ней цивилизации майя.

Ученые-этнографы обратились к изучению традиций древней

культуры, которых продолжает придерживаться современное ин-

дейское население. Часть его проживает в глухих и труднодоступ-

ных уголках Мексики и во многом сохраняет старый уклад жизни.

Эти индейцы и поныне говорят на родном языке, верят в язы-

ческих богов, пользуются древним земледельческим календарем.

Словом, стремятся идти проторенными путями своих далеких

предков. Подобные всесторонние исследования дают возможность

хотя бы частично пролить свет на многочисленные и, казалось бы,

неразрешимые загадки погибшей цивилизации майя.

В одной из своих последних книг — «Народ майя», увидевшей

свет в начале 1980-х годов, мексиканский ученый Альберто Рус пи-

сал, что современные майя ведут примерно одинаковый образ жиз-

ни. Род занятий, быт индейцев, проживающих на нагорьях Чьяпаса

и Гватемалы, мало чем отличается от образа жизни майя, местом

обитания которых являются штат Петен, бассейны рек Усумансин-

ты и Мотагуа, полуостров Юкатан. Это относительное сходство уче-

ный в первую очередь объяснял общностью исторического разви-

тия майяских групп. Вполне очевиден тот факт, что традиционные

нормы жизни лучше всего сохранились у тех племен, которые жи-

вут в отдаленных, труднодоступных районах.

Важным занятием современного населения, особенно в горных

районах Чьяпаса и Гватемалы, является гончарное производство.

Однако по качеству нынешняя керамика, изготовленная мастера-

ми майя, не идет ни в какое сравнение с изделиями классической

эпохи. Почти вся она используется в домашнем обиходе. Очень

редко можно встретить изделия, на которые нанесен какой-либо

рисунок или орнамент. В последние годы глиняная посуда вытес-

няется металлической и пластмассовой.

На Гватемальском нагорье население занято изготовлением че-

репицы для жилых зданий. В лесных районах майя занимаются

обработкой дерева. Делают мебель, сундуки для хранения одеж-

ды. В некоторых селениях есть умельцы по изготовлению гитар.

На полуострове Юкатан и в штате Кампече современные майя

славятся ремесленными поделками из панцирей морских черепах

и украшениями из золота.

Крестьянское население проживает в деревнях или на хуторах,

которые удалены от муниципальных центров на несколько де-

сятков километров. Сам муниципальный центр представляет со-

бой площадь, на которой построена городская управа. Обычно

рядом с этим зданием находится церковь, торговые лавки и жи-

лые дома, которые принадлежат ладино — торговым посредни-

кам, обслуживающим майя. Иногда в пределах городского цент-

ра можно увидеть дома зажиточных индейцев. Такое селение

получило название свободного. Большинство общинников не

живет здесь постоянно, а приезжает лишь на какие-либо торже-

ства, религиозные церемонии или ярмарки. Такие селения наи-

более характерны для нагорий, но изредка они встречаются ина

равнинной местности.

Наиболее современным считается один из районов полуостро-

ва Юкатан. Он расположен вокруг города Мериды и вдоль доро-

ги, соединяющей Мериду и Кампече. В этом районе расположены

небольшие поселки с прямыми кварталами и улицами. В самом

центре обычно находятся административные учреждения, церковь

и торговые лавки.

Тип жилища современных майя варьируется в зависимости от

географической среды, экономического и социального уровня.

Лучшими считаются дома с каменными стенами, черепичными

крышами. Они имеют несколько комнат, а самые богатые стро-

ятся в два этажа. Такие строения можно встретить в наиболее

заселенных районах Гватемальского нагорья.

Хижины индейцев майя мало чем отличаются от древних вре-

мен. Они сделаны из тонких стволов деревьев и переплетенных

веток. Крыша — из пальмовых листьев, которые спускаются по-

чти до земли. В некоторых районах стены делают из вертикаль-

но поставленных досок. Кровли все чаще изготовляют из оцин-

кованной жести.

Так же как и в древние времена, пол в хижине земляной, плот-

но утрамбованный. Иногда его покрывают слоем извести. План

жилища не изменился. Он прямоугольный или квадратный, за

исключением Юкатана, где преобладает овальная форма. У жи-

лища майя отсутствуют окна. Как и во времена древней цивили-

зации, жилище возводится на невысокой платформе. Оно состо-

ит из одного помещения, в котором живет вся семья (Юкатан),

или разделено на две части: одна служит кухней, а другая —

спальней. Иногда кухня пристроена к дому. Каждый жилой дом

имеет несколько хозяйственных пристроек, в которых индейцы

содержат домашнюю птицу, скот. В амбарах хранится собранный

урожай. Иногда рядом с домом находится паровая баня (темас-

каль). На полуострове Юкатан часто можно встретить пасеки.

Обычно при каждом жилище имеется огород.

Как и в доиспанские времена, в домах чрезвычайно мало мебе-

ли. В центре комнаты расположен очаг из трех камней, метате —

приспособление для помола кукурузного зерна, несколько не-

больших скамеек, столик и банкетка для приготовления лепешек.

В горных районах майя используют для сна кровать, которая из-

готовлена из досок. На нее кладут циновку, а укрываются одея-

лом-сарапе. В районах с жарким климатом кровать заменяет га-

мак, сделанный из хлопка или куска брезента.

В тех местах, которых коснулась цивилизация, над крышами

домов можно увидеть антенну радио или телевизора, а у сте-

ны— прислоненный к ней велосипед. Нередким предметом сре-

ди домашней утвари является и швейная машинка.

В своей знаменитой книге Альберто Рус пишет и о том, что

умайя до сих пор распространены древнеиндейские верования.

Самым популярным считается нагуализм. Суть его заключается

втом, что, по мнению индейцев, при рождении ребенка на свет

появляется какое-либо животное — кошка, собака, лиса, летучая

мышь, ястреб и т. д. Вот это животное и будет нагуалем ново-

рожденного, то есть его священным покровителем на протяже-

нии всей жизни. Причем нагуали различных людей как бы со-

перничают между собой. По мере того как человек поднимается

по социальной лестнице, набирает силу и мощь нагуаль. Индейцы

твердо верят в то, что все сведения о делах общины и их частной

жизни касик (вождь) получает от своего нагуаля. Священный

покровитель может, по мнению майя, на-

слать всевозможные беды на тех, кто от-

клоняется от общинных правил и совер-

шает такие преступления, как воровство,

убийство, насилие.

Нагуаль разоблачает также тех, кто име-

ет привычку злословить, клеветать на сво-

их соседей, родственников или рассказы-

вать о сугубо семейных делах. Если о нару-

шении этих правил становится известно

индейским вождям, то на провинившихся

людей нагуали касиков могут накликать

всяческие несчастья иболезни. Альберто

Рус был твердо убежден втом, что нагуа-

лизм усовременных майя действует как

фактор контроля за поддержанием обще-

ственного порядка иуважением традиционных норм жизни. Одна-

ко впоследнее время квалифицированная медицинская помощь,

которая дошла до самых дальних уголков и мест, где обитают майя,

значительно уменьшила веру индейцев в то, что болезни вызыва-

ются колдовством. Вместе с тем обычаи и церемонии, связанные

сосновными событиями человеческой жизни, имеют восновном

схожие черты во всех местах проживания майя.

Традиции, которые чтут майя, очень устойчивы на протяже-

нии многих веков, а это свидетельствует о том, что по своему

характеру индейское общество

глубоко консервативно.

Некоторые народы майя рас-

сматривают смерть не как есте-

ственное явление, а как кем-то

посланное зло. При этом страх

перед духом мертвых всеобщ.

Индейцы считают, что этот дух

особенно опасен в тот момент, когда

умирающий испускает последний

вздох. Серьезная опасность возника-

ет не только для людей, но и для ве-

щей. Поэтому предметы домашнего

обихода выносят из дома на несколь-

ко дней.

Майя полуострова Юкатан полага-

ют, что добрые души после смерти

идут в рай, а плохие — в ад, где подвергаются ужасным пыткам.

Однако вконце концов все возвращаются на землю и воплощают-

ся в новорожденных детей, в животных, а также в воздушные вих-

ри. Подобные верования говорят о том, что индейская система

представлений об окружающем мире не лишена и элементов хри-

стианства.

Подводя итог изложенного выше материала о культуре древ-

нейшей мировой цивилизации, нельзя вновь не сослаться на

уже неоднократно процитированную нами книгу ученого Аль-

берто Руса Луилье. Этот фундаментальный труд, появившийся

в печати под заглавием «На-

род майя» (в России переведен

в 1986 году), ксожалению, стал

последним в жизни автора. Он

умер в начале 1980-х годов.

Монография является сегодня

наиболее полной и всесторон-

ней работой по археологии, истории и этнографии индейцев

майя. Ученый, исследователь, человек, несомненно, большого

таланта, писал: «Майя — уникальный народ. Его история не име-

ет никаких параллелей, а его образ мыслей заметно отличается

от всех известных форм человеческого мышления». А. Рус оста-

вил богатое научное наследие, и оно продолжает служить людям,

помогает им глубже познавать культуру давно исчезнувшей ци-

вилизации, учит отличать ценности подлинные от ценностей

мнимых.