"ДДТ". Второй созыв

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 

Шел 1986 год. Возможно, затянувшийся было

период размышлений и сомнений завершился на

рок-фестивале на Невском.

Шевчук не пропускал ни одного выступления,

он советовался с Володей Кузнецовым, кого можно

было бы пригласить в свой коллектив.

После выступления "Аквариума" Шевчук

дождался Гребенщикова, чтобы поздравить с успехом.

Тот даже не взглянул, просто кивнул походя.

БГ торопился в компанию вице-консула Швеции...

- У Юры сразу как-то стих голос, - вспоминает

Кузнецов. - За долю секунды. Мы отошли...

Мне кажется, эта встреча Юрку просто завела, хоть

сам он никогда больше о ней не вспоминал.

Владимир Кузнецов оговорился, что это его

личные ощущения. Но именно с того момента

жизнь вокруг проекта "ДДТ" в Ленинграде вовсю

взбурлила. На фестивале Юра переговорил с Женей

Мочуловым, в результате в его распоряжении

появился не только весьма приличный комплект

аппаратуры, но и небольшой коллектив звукооператоров,

готовых помочь в шевчуковских начинаниях.

В институте, в котором работал тогда Евгений,

нашлось и репетиционное помещение.

Дело стало за музыкантами. Объявлять конкурс

в ансамбль "ДДТ" было бы уж совсем по-советски,

так рок-группы не создаются, так собираются

гастрольные шабашники. С иной стороны,

"ДДТ" уже не был такой уж незаметной группой -

в ее фонде существовала серия концептуальных

музыкальных альбомов музыки Шевчука. А на знакомый

огонек, известно, кто только не несся... Короче,

массовых прослушиваний не устраивали, не

тот случай. Просто знакомые приводили на репетицию

своих знакомых. Музыкантов, естественно.

Так создался ансамбль: Игорь Доценко, Вадим Ку-

рылев, Андрей Васильев, приехавший в Питер Владимир

Сигачев, Евгений Мочулов. Юрий Шевчук

сделал свой выбор на следующие десять и более лет.

Правда, Сигачева с ними скоро не станет. Говорят,

они с Юрой друзья, но... не сошлись характерами.

А может, истина жестче? Дело в том, что в новом

"ДДТ" не осталось никого из уфимского окружения.

Уфимская страница истории была закрыта.

Шевчук внимателен к людям из прошлого "ДДТ".

Он встречается с ними, приглашает на концерты...

Но однозначно бескомпромиссен по отношению ко

всему, что не способствует его творчеству.

Поэтому необходимо подробнее рассказать о

тех новых людях, что продолжали историю "ДДТ"

уже в Питере.

Игорь Доценко. С "ДДТ" познакомился во втором

классе в городе Калуге. Это не оговорка - просто

имеется в виду не группа, а химическое вещество.

До сих пор помнит его запах: завшивленность была

страшная, их стригли наголо, проводя санобработку.

С пятого класса Игорь стал полным разгильдяем

и жутким драчуном. Но на "огоньках" старшеклассников

ему позволялось перекрутить пленку и "оперировать

ручками" магнитофона. Родители тягу

сына к музыке оценили и заплатили за обучение в

соответствующей школе по классу баяна. Сын родительскую

заботу не оценил, дал на уроке сольфеджио

по лбу какому-то плаксе, а потом месяца три

катался вместо занятий на кольцевом маршруте автобуса,

а дома давил на кнопочки, извлекая на свет

божий звуки единственной выученной мелодии -

украинской "Сусидки", убеждая маму, что велено 90

дней... оттачивать мастерство! Но однажды на вечер

старшеклассников впервые пришел живой ансамбль.

. -Я просто припух. От барабанщика же совсем

ошалел. У меня началось не то чтоб помешательство:

просто ходил и все время шлепал по коленям

- ритм выбивал.

Не откладывая в долгий ящик, на Масленицу

Игорь пришел в Дом пионеров: где тут у вас

оркестр? Его отправили в духовой. Чтобы играть

в ансамбле, надо было дудеть в духовом. Кларнет

и саксофон поддались. Но первая любовь уже

не оставляла надежды другим претендентам - барабаны

не оставили ему выбора в этой жизни.

Для первой установки он "умыкнул" пионерский

барабан из пионерской комнаты. Для второй

занял у тети 200 рублей, спрятав в носок, довез

до столицы и... перезнакомился за одни сутки со

всей Москвой "кабацкой", но купил! И сам сел

играть в калужский кабак в... восьмом классе.

Ему было четырнадцать лет. В первый же вечер

его накачали водкой. Следующие десять лет он

ее в рот не брал.

У Доценко в ту пору, как он говорит, было

три жизни: музыкально-дворцовая, кабацкая и

уличная. Каждая из этих жизней существовала как

бы сама по себе и делала собственные повороты".

В день, когда комиссия по делам несовершеннолетних

в очередной раз влепила маме штраф 50

рублей за его уличные проделки, Игоря пригласили

работать... в филармонию!

Музыканты филармоний тех лет не просто гастролировали

- их мотало от края до края огромной

шестой части суши. Мотало и носило не только

по городам, городишкам, селам и деревенькам.

Они меняли ансамбли, филармонии, но никогда -

саму эту сумасшедшую гастрольную жизнь. Жизнь

была столь хороша, что ради нее можно было терпеть

любые лишения. Когда Игорь попал в Актю-

бинскую филармонию и по каким-то причинам

надолго задержали аванс, то, чтобы выжить, музыканты

ансамбля... нашли себе барышень. Барышни

таскали музыкантам какие-то съестные запасы

из дома, которые тут же складывались в общий

котел, и варился поздний ужин.

Чего только не увидел Игорь на просторах Советского

Союза, с кем только не играл. "Там, где

клен шумит" помните? В ансамбле "Синяя птица"

он тоже постучал на барабанах. С "Синей птицей"

появился на телеэкране, после чего отец перестал

называть его иронично "барабанными палочками"

и зауважал. Песни Антонова тоже помните? И у него

Игорь работал барабанщиком. Со всей этой вечно

юношеской веселой жизнью Игорь Доценко покончил,

когда достиг возраста Иисуса Христа. Осел на

берегах Невы, зажил семейной жизнью, устроился...

подпольным помощником официального фотографа.

Место денежное, течение дней размеренное. И

это после двадцати лет музыкального сумасшествия

во всех красках?! И хоть считал Игорь Доценко, что

музыкальная юность оставила его навсегда, да только

сам все ниточки с музыкальным миром не оборвал.

Точнее, прежние оборвал, а новые завел. О

приезде корифея из Уфы Игорю сообщил знакомый

ударник одной питерской группы. Он же дал Жене

Мочулову домашний телефон Доценко. Вот как все

это комментирует сам Игорь:

- Заходят в дверь двое. Один жутко высокий

(я подумал, что Шевчук), второй пониже: Сережа

Брок и Юра Шевчук. Принесли бобину с записью.

Было это в сентябре 1986 года. Мне филармония

обрыдла, гастроли обрыдли и эстрада

обрыдла. Самоделка так самоделка. Мне было по

фигу - где и с кем, лишь бы играть. Просто спросил

у Юрки:

- Создашь группу, собираешься в филармонию?

- Ни в коем случае!

Это меня вполне устраивало. Через два месяца

встретились на станции метро "Площадь Александра

Невского". Помню, долго ждали еще одного,

басиста...

Ждали они тогда Славу Задерия по кличке

Алиса. Он как раз только что ушел из некогда созданной

им "Алисы", не поделив что-то с пришедшим

в группу москвичом, ярким рок-н-ролльным

человеком Константином Панфиловым-Кинче-

вым. Из "Алисы" ушел, но и на встречу с лидером

"ДДТ" не пришел. Ушел вообще в историю питерской

рок-музыки... С басистом у группы вообще

долго была беда. Чего стоит только следующий

эпизод, поведанный Игорем Доценко:

- Репетировали вдвоем. Начали с композиции

"Церковь без крестов". Были хреновые барабаны

и гитара - самоделка синего цвета с фирменным

"фендеровским" датчиком. На ней играл Жора Ор-

дановский. Без басиста было плохо. Как-то появился

такой скромный, играл потихоньку: пу-пу, пупу...

Мы с Юрой: "Ты можешь струны щипать

сильнее?!" Попытались сыграть "Церковь", "Террориста",

"Хиппанов". Он бил да бил... Репетиция

кончилась. Юра, потирая руки:

- Завтра снова?

Басист собрал бас в чехол и показал руки -

все в крови!

- Извините, ребята, я такую музыку не люблю...

Басиста, того, настоящего, какой нужен был

Юре Шевчуку и всему новому "ДДТ", привел

Женя Мочулов. Правда, Вадик Курылев вовсе не

был "упертым" бас-фаном. Скорее уж гитаристом,

еще точнее - мультиинструменталистом, поскольку

в армии, еще в 1980 году записал два собственных

альбома. Удивительно скромный для рок-эпохи

человек в ту пору вовсе не обратил ничье внимание

на эту, сочинительскую, сторону своего

творчества и долгое, невозможно долгое время не

решался явить рок-н-ролльному миру собственные

проекты. Да, скорее, в том не было и особой надобности,

ибо "ДДТ" оказался его единственной

и самой верной музыкальной любовью. Знающие

люди поговаривают, что и бас-гитару Вадим взял

в руки скорее оттого, что группе позарез нужен был

именно бас-гитарист. Вадику же музыка "ДДТ" с

самого начала казалась серьезной, стоящей и настоящей.

Доценко и Курылев, ритм-секция группы, ее

музыкальная основа, оказались для Юрия Шевчука

не первым, но счастливым питерским подарком.

Не меньшим, чем сам он для Питера. Обновленный

"ДДТ" начал жить.

Но настоящий Петербург пришел в "ДДТ"

вместе с Андреем Васильевым. Ему слово:

- В корнях у меня много чего намешано, даже

Миклухо-Маклай есть. Я коренной ленинградец,

в котором поколении, не упомню. У нас все питерские

люди. На Васильевском, на улице Наличной,

где я родился, родилась и выросла моя мама. Здесь

с папой познакомилась. Здесь же они и блокаду

пережили.

В четыре года мама обнаружила у меня слух

и повела на скрипку. Папа рассердился:

- Вы что, из моего сына еврея хотите сделать?!

Расколошматил скрипку вдребезги, и до восьми

лет я ничем не занимался. В восемь лет меня

отдали в класс аккордеона. Естественно, сразу же

последовали дворовые разборки. Идешь по улице

с папочкой: на одной стороне портрет Петра Ильича

Чайковского, на другой Александра Сергеевича

Пушкина? За это надо отвечать... Наш район

вообще отличался криминальностью - за улицей

Наличной шла коса. Там жили бандюги и бомжи.

После шести вечера и близко никто не появлялся.

Тогда в Питере было два самых страшных места:

Лиговка и Гавань. Хулиганье отборнейшее. Встречался

ли я сам с этим? Встречался. С 17 лет таскали

в милицию. Не в заслугу же это себе ставить...

До восьмого класса я учился нормально. А

потом началось повальное увлечение гитарами. Из

окошек тогда звучало много английского, напечатанного

рижанами. Самый шик, особенно летом, у

кого громче динамик на окошке. Первые шлягеры

я с окошек и услышал.

В армии я учился играть и чуть-чуть не закончил

экстерном культпросветучилище, потому на

гражданку вернулся весь из себя "джаз-роковым".

Новая музыка "Машины времени", звучавшая на

концерте в 1980-м году, мною была воспринята как

просто падение идеалов. В музыке я вовсю был

псевдоэстетом. Терпеть не мог расстроенных гитар,

небрежности в аранжировках... И концертная

запись "Кино" была воспринята следующим образом:

батюшки, разве можно так вообще обращаться

с музыкальным материалом?!

Васильев весьма своеобразно попробовал сотрудничать

с многими группами - занимался аранжировками.

Родители не вынесли богемного существования

богемного сына, и произошел размен.

В результате Андрей оказался в отдельной комнате

коммуналки, где "с пагубными пристрастиями

тихо влачил свое существование", когда в 1986 году

ему позвонил Женя Мочулов:

- Хочешь поиграть "новую волну"?

Ну какая, к черту, "волна" в "ДДТ" с хрипящим

Юриным голосом! Как Васильев тогда остался

в группе, он и сам объяснить не может. Но первое

знакомство с людьми, с которыми уже больше

десяти лет живет одной творческой жизнью, было

весьма впечатляющим:

- Зашел я к ним, весь из себя такой тонкий, с

перекрашенными волосами, весь стимулированный

и с вопросом: "А знакомы ли вы с Кастанэ-

дой?" Естественно, от этих, с "хайерами", услышал

все достойные ответы и решил: "Дай-ка попробую

их сейчас "приколоть"". И наиграл такое... Шевчук,

услышав и увидев, был явно озадачен: кто это

и откуда такое выпало? И первые мои два года в

группе так и были "на уровне прикола".

Теперь их стало пятеро: Юра Шевчук, Женя

Мочулов, Игорь Доценко, Вадик Курылев, Андрей

Васильев. И Володя Сигачев, уже обосновавшийся к

тому времени в Москве. Первая программа питерского

"ДДТ" включала совершенно новые песни:

"Церковь без крестов", "Террорист", "Конвейер",

"Ленинград", "Слепой мальчик", "Революция". Из

уфимского наследия зазвучали "Хиппаны", "Дохлая

собака", "Ни шагу назад!".

Вскоре случился и первый концерт. Питерская

жизнь началась!

"Буревестник" и миротворец

Началась-то началась, да первый блин вышел

комом. Подвели распространители, оказались вовсе

не рок-людьми, решили подзаработать и загнули

непомерную цену билетов. В маленьком зале на

триста мест на верхнем этаже какого-то предприятия

собралось человек сто. В середине выступления

загорелась аппаратура. Сгорело все что можно, но...

звук от этого стал только лучше. Концерт был "вытянут"

голосом Шевчука.

Голос всегда выручал его в критических ситуациях.

Лишь однажды все вышло наоборот:

группа гастролировала в Японии, а Шевчук застрял

в Америке, не попав на нужный самолет. От-

мена концерта сулила серьезные финансовые санкции

и "ДДТ" вышел на сцену... без своего лидера.

За Шевчука пели все музыканты. Ничего, прошло.

Откуда было японцам знать, что главного человека,

чью музыку и голос они, собственно, и собрались

слушать, на сцене вовсе не было?

А пока Юра жил в дальнем питерском углу -

Веселом поселке, на улице Коллонтай, в квартире,

которую снимал Джимми. С этой квартиры судьба

их и разведет, да так, что бывшие приятели года

полтора не пожелают видеть друг друга. Юра переедет

к Володе и Люде Кузнецовым, будет еще

квартира в Певческом переулке, комната на улице

Скороходова и еще бог весть где. Это был период

сколь творчески насыщенный, столь бытово неустроенный.

Вскоре в комнату на Скороходова приехала

мама, Фания Акрамовна. Она уже однозначно решила

быть рядом с сыном в его питерской эпопее.

Однако уфимские корни обрубались решительно

и едва ли не последним оставалась... любовь.

Ее звали Эльмира. Юра и Эльмира сняли дворницкую

в доме на улице Марата. Они уже знали: в

положенный срок на свет появится плод этой любви.

Но пока еще о чувствах не время, потому как

сам наш герой больше в музыке и всем, что ее окружает,

нежели где-либо.

...Питерские рок-музыканты устроили в рок-

клубе концерт памяти Жоры Ордановского, легендарного

питерского рок-музыканта, лидера груп-

пы "Россияне". Человек пропал без вести. Что с

ним случилось - никто не знает до сих пор.

На мемориале Ордановского очень сильно заявила

о себе "Алиса", взбудораженная вливанием

"новой крови" - москвича Кинчева. "Алиса" вообще

в том сезоне стала некой красной тряпкой

для устоявшейся питерской рок-богемы - слишком

уж ошалевали на ее концертах зрители, слишком

уж она противоречила своей энергичной музыкой

питерским правилам умеренности. Плюс плакат-

но-эпатажный внешний вид, публицистичный

текст. А главное - просто стремительно росла армия

фанов "Алисы", буквально опустошая ряды

поклонников признанных питерских рок-мэтров.

Но что было еще страшнее для эстетствующего

невского рок-общества, "Алиса" невольно вербовала

в свои ряды полчища так называемых "гопников"

(в Москве этих ребят из рабочих семей

именовали "лохами"). "Мы вместе" скандировали

они вместе с "Алисой", и мир рок-неприкасаемых

рушился на глазах.

В питерском рок-мире назревал раскол, и со

дня на день могла бы развернуться настоящая война

фанов. Она бы непременно и случилась, уж слишком

разные социальные пласты пришли в движение.

Но - пронесло. Лицо питерского рока во многом

спасло, как кажется вашему покорному слуге,

появление "ДДТ", чьи музыка и тексты, ошеломив,

примирили непримиримых.

Шевчуку вообще как бы предначертана миссия

миролюбца. Когда он одним словом может

успокоить разбушевавшийся зал дворца спорта,

это понятно: все-таки зрители в какой-то степени

приверженцы магии его творчества. Но он, не задумываясь,

бросается мирить в спорах совсем иного

порядка: после октябрьских событий 1993 года

в Москве пишет песню "Правда на правду"; едет с

концертами к российским солдатам, воюющим в

Чечне, и к не остывшим от войны чеченам. Не всегда

все так уж успешно - оно и понятно: охраняющие

концерт милиционеры обязательно залепят

кому-нибудь из зрителей дубинкой, телевидение не

покажет "Верой на икону", чеченцы пальнут в машину

с концертной аппаратурой... И все равно

Шевчук - миротворец...

Благо, что "ДДТ" заявил о себе лишь годом

позже "Алисы". Одной войной, хотя бы рок-н-

ролльной, в России было меньше. Впервые "ДДТ"

и "Алиса" как раз и встретились на том самом концерте

памяти Ордановского в Рок-клубе. И фаны,

пришедшие покричать название любимой группы,

не удержались и после выступления группы Шевчука

скандировали: "ДДТ"! Правда, с появлением

Кинчева взвилось: "Алиса!"

Но прорыв состоялся, питерцы бросились искать

записи "ДДТ". Шевчук почувствовал это настолько,

что, по свидетельству Игоря Доценко, однажды

произнес:

-Джимми как-то сказал мне: "Ни хрена у тебя

не получится, не соберешь ты в Питере группу.

Никакого кайфа ты тут не словишь..." А получилось!

Уфимская страница была окончательно перевернута.

Юрий еще будет, и не раз, возвращаться

в Уфу, но уже не за музыкой. Отныне музыка

"ДДТ" творится в Ленинграде окончательно и бесповоротно.

Правда, то, что не понравилось уфимским

властям, было не по душе и питерским начальникам.

Под Новый год, когда пришло время поучаствовать

в концерте художественной самодеятельности

ДК "Буревестник", где группа репетировала,

"ДДТ" виртуозно исполнили "Свинью на радуге".

В небе радуга висела, а на ней свинья сидела

И осоловевшим оком свысока на всех глядела.

- Эй, свинья, ты как сумела высоко так залететь?

Как на этом видном месте умудрилась усидеть?

А свинья мне прохрипела: "Ну и глуп же ты, приятель.

Не умеешь, дурень, жить: щас без блату не прожить.

Это что, один кабан мне на солнце обещал

Место теплое. Вот где заживу я как во сне..."

Полный мудрых наставлений я пошел своей тропою.

А по радуге стекали разноцветные помои...

Мастерство было оценено. И высокохудоже-

ственность новогоднего сюрприза тоже. Наутро

пришел грустный Евгений Мочулов и сообщил:

- Да, ребята... Надо нам искать новую репетиционную

точку...

И новые властители юных питерских душ и

сердец перебрались в красный уголок троллейбусного

парка на улице Седого. Правда не надолго -

в "Буревестнике" сменилась власть, и уже здесь они

и готовились к пятому питерскому рок-фестивалю.

Пожалуй, это последний андеграундный эпизод,

на котором стоило бы остановиться еще и

потому, что с той поры как бы и закончилась эпоха

питерского андеграунда. И не только питерского.

Какое уж "подполье", когда рок вышел на

стадионы!А по столичному бомонду поползут

стойкие слухи: рок-провинция наступает...

Вот какой жирной точкой - и завершения и

отсчета разом - суждено было стать пятому ленинградскому

рок-фестивалю, после которого, кстати,

развалился и сам Рок-клуб. Образней других

тот фестиваль и собственные ощущения запомнил

Игорь Доценко:

- На репетициях, когда оттачивали программу

так, чтоб все просто отскакивало от зубов, решили

на выступления других групп ни в один из

четырех дней не ходить. Почему? Чтобы... не устать.

На фестивале случилось много анекдотичных

вещей, например, одна группа залила из огнетушителя

аппаратуру... На пятый день мы появились,

настроили звук. Из тех, кто работал перед нами,

запомнил только имя Саши Башлачева (рок-бард

из Череповца, покончивший жизнь самоубийством,

- прим. авт.). Слушать его тоже не пошел,

хоть Юра настоятельно советовал всем: "Идите,

ребята, идите. Это фантастика. Настоящий поэт!"

Но мне не хотелось. Уже была дрожь, как перед

дракой. Внутренний мандраж. Само выступление

не помню. Помню, как сел и встал, а что

между - нет. Зато помню, как было потом. Чтоб

добраться из туалета до гримерки, потребовалось

огромное количество времени, потому как меня

да и всех ребят буквально зацеловали, облизали.

Я понял, что мы убрали всех своим выступлением

и на этом фестивале нам нет равных.

Юра сказал:" Не надо спортом заниматься".

Да мы там и не устраивали забег наперегонки

с "Алисой" или "Аквариумом". После того как

"ДДТ" сыграл рок-н-ролл, больше тут рок-н-ролл

играть было некому. Нам сказали, что после нашего

выступления Гребенщиков переворошил всю

программу и сделал полуакустику. На нас смотрели,

будто мы свалились из какой-то другой солнечной

системы. Могу представить, что это было за

выступление в их глазах. Бой быков. Я для себя считал,

что пришел на войну, завоевывать Питер. Несмотря

на то, что "Алиса" мне понравилась с первого

выступления, надоело, что вокруг только и говорили:

"Алиса", "Алиса"! Я бился за место под

солнцем, понимаете? Первый раз. У меня никогда

не было такого, ни в "Синей птице", ни в массе других

команд, в которых переиграл. У меня даже осталось

маленькое подленькое подозрение, такая

мыслишка... На всех фестивалях Ленрок-клуба называли

победителя, а на том не назвали. Не сказали,

официально не объявили, что лучшая группа -

это "ДДТ". Все было сыграно ритмично, четко по

времени, чисто по звуку - очень профессионально,

но мы были инопланетяне. Не питерские ребятки.

Потому и не назвал питерский рок-клуб нас официально

лучшей группой пятого питерского фестиваля.

Такое вот ехидненькое подозреньице...

Последним в этом первом составе питерского

"ДДТ" стал Никита Зайцев. Это случилось уже

после концерта памяти Жоры Ордановского. Судя

по всему, у Владимира Сигачева были какие-то

претензии к тому, как образовывался новый ансамбль,

поскольку довольно часто ребята слышали

от него на репетициях: "Это не могу, то не

буду..." В конце концов это сильно разозлило

Шевчука: он, как говорят музыканты, "психанул",

и Сигачев с треском выехал из Петербурга! Группа

же собиралась в дальние гастроли - в город

Мегион Тюменской области. Посоветовавшись,

приняли самое что ни на есть "советское решение":

дать объявление в рок-клубе и расклеить в училище

Римского-Корсакова сообщение о том, что

"ДДТ" требуется гитарист. Так и сделали. Можно

представить, что бы творилось день и ночь, появись

такой листочек сегодня, а тогда, в 1986 году

не было ни одного стука в дверь, ни одного звонка!

То было время бума видеофильмов, вся "прогрессивная

молодежь" ночи напролет просиживала

за просмотром бесконечных потасовок с участием

Джеки Чана и Брюса Ли. Пристрастился к

этому занятию и Игорь Доценко. На этом поприще

судьба свела его с еще одним известным питерским

рок-музыкантом Геннадием Барихновским,

который и узнал о печали музыкантов "ДДТ".

- А возьмите-ка вы Никитка, - предложил Ба-

рихновский. - он как раз из тюрьмы вышел.

- Как из тюрьмы?!! - опешил Доценко.

- Да припаяли "наркоту". Статья "дважды

два - четыре", то есть 224. Он классный гитарист

и скрипач, играл в "Санкт - Петербурге" у Володи

Рекшана. А как делает ритм-энд-блюз, просто

фантастика!

Игорь рассказал о своих изысканиях Шевчуку

и получил задание "выйти на связь" с этим Зайцевым.

Встретились Доценко и Зайцев накануне

отъезда на гастроли. Разговор выглядел примерно

так:

- Поскольку ты согласен, то вот завтра вечером

и выезжаем в Москву, а оттуда в Тюмень.

—У меня сегодня куча дел, я очень занят...

Договорились встретиться завтра в семь вечера,

но Никита пришел в десять, за час до отъезда,

да еще и сообщил:

- Оставляю вам свою гитару, в Москву приеду

следом за вами, а там как-нибудь встретимся.

Он просто забыл скрипку и помчался за ней...

В Москве перепутали номер телефона и еще

долго перезванивались, прежде чем наконец-то

встретились. Репетировали ночь в гостях, три часа

в самолете. И отыграли с большим успехом. Кстати,

этот зимний концерт в Мегионе можно вполне

считать первым сольным гастрольным выступлением

"ДДТ". Часовая программа 1986 года...

Андеграунд закончился. Началось время...

пьянства.