Праздник Купалы

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 

Это один из самых торжественных праздников у славян.

Он известен во всей Европе. Его празднуют в день летнего

солнцестояния. Как мы уже говорили, отцы церкви присоеди-

нили к Купале Иоанна Крестителя, поэтому получился праз-

дник Ивана Купалы. Но сам праздник остался в своей основе

народным (языческим).

Купалобог плодов земных. Ему приносили жертву купа-

ньем. В этот день обливали друг друга водою. Накануне праздно-

вали Ивановскую ночь. Зажигали огни и плясали вокруг них.

Пели и воздавали поклонение богам. Историки описывают, как

красочно праздновали Иванову ночь на древней родине всех

славянКарпатах. На пространстве в сотни верст пылали ко-

стры. Праздник еще назывался суботка. В XVII в. он описывался

так: “Когда солнце согревает рака, а соловей более не поет,

суботка, как было встарь, запалена в черном лесе. Так нам пе-

редавали матери, сами также заняв от других, чтобы на день

дучей болезни и черной немочи, исцеляемой корнем сего ра-

стения”. В начале XVIII века в рукописном травнике упомина-

ется о какой-то траве архилине, про которую сказано: кто ее

рвет на Купала сквозь золотую или серебряную монету и кто

ее носит на себе, тот не боится никакого зла. Сказано, что

растет она при большой реке”.

На Купалу собирают и другие лекарственные травы и ко-

ренья, которые к этому времени созревают. Историк пишет:

В некоторых местах Новгородской губернии, около старой и

новой Ладоги и Тихвине, на Купало топят бани и, воткнув в

веники собранную ими траву Иван-да-Марья, парятся на этот

праздник с целью получить здоровье”.

О купании на Купало историк пишет так: “В Антониево-

Дымском монастыре исстари и поныне простой народ соби-

рается купаться в тамошнем озере и с тою же целью купает

больных лошадей. В Переславле-Залесском прежде стоял исту-

кан Купало, почему даже сама ярмарка называется Купаль-

ницей. В это время купаются на озере Клещине и водят по

берегам круги с песнями, которые сочинены исключительно

на это время”.

Исторические источники сообщают, что в Нерехте и в ее

окрестностях был такой обычай. Накануне Купала, вечером

девушки, собравшись у одной из своих подруг, толкли в ступе

ячмень. При этом они пели песни. А на другой день поутру из

этого ячменя (из ячменной муки) варили кашу, называемую

кутьею. Вечером того же дня кашу заправляли маслом и сооб-

ща съедали. Это было только начало. Далее они брали от телеги

передние колеса и возили на оси некоторых из подруг по се-

лению, а также по полям с песнями. Это продолжалось до

утренней росы.

Поутру девушки умывались утренней росою, чтобы быть

здоровее и красивее.

В Москве гуляния на Купалу проходили на трех горах. Сюда

еще не так давно съезжались многие татарские семейства и,

расположившись по берегам гагаринских прудов, разводили огни

и пировали. Немецкая слобода в Москве раньше называлось

Кокуевой слободой. Из Красного пруда вытекал ручей Кокуй,

который протекал через Немецкую слободу и впадал в Яузу.

Сочетание огня и воды так выражено в песне, которую

поют девушки в хороводе вокруг вербы-Купало:

У пана Ивана посередь двора

Стояла верба,

На вербе горели свечи,

С той вербы капля упала,

Озеро стало;

В озере сам бог купался

С детками, судетками.

Девушки в хороводе пели и такие песни:

О Малоничка, Петривачка:

Не выспалась наша девочка!

Не выспалась, не наигралась

И с казаченьком не настоялась.

К череде (стаду) шла, задремала,

На пеньки ноги посбивала,

На шпичьки очи повыймала!

А уже коровы в диброви (лесу),

А уже телята пасуть хлопьята (ребята)

А уже овцы на крутые горцы.

Так пели на Украине.

В момент кульминации в природе все было особенным.

По-иному росли и цвели травы и цветы. Накануне Купалы в

ночь цветет папоротник. В эту ночь он сияет огненным пламе-

нем и освещает местность. Если кто сумеет его сорвать и убе-

жать домой, не оглядываясь, этот цветок откроет клады и

поможет его обладателю получить богатство.

На Купалу отыскивают и собирают лечебные травы. В ча-

стности, ищутразрыв-траву”. Против этой травыне устоит

ни один замок”. Накануне Купалы (в ночь) собирают на му-

равьиных кучах масло в сосуд, которое признается целитель-

ным средством против разных недугов. Из цветов в это время

собираютКупаленку” (trollium europaeus), медвежье ушко

(verbascum), богатенку (erigeron acre). Последнюю траву (бога-

тенку) в Новгородской губернии селяне помещают в стену на

каждого члена семьи отдельно. Наблюдают за каждым цвет-

ком: чей цветок быстрее завянет, тому и умереть в этот год

или захворать. Тогда же под корнем чернобыльникаоткрыва-

ют земляной уголь”, который употребляют для леченияпа-

Где Марья купалась

Трава расстилалась.

Специалисты считают, что здесь однозначно речь идет о

купании Перуна и Лады в дождевых потоках на небесной горе.

Перун потрясал землю громовыми раскатами, а Лада растила

на полях травы. Такое толкование подтверждается другой ку-

пальной песней, в которой говорится, какв озере сам Бог

купался с дитятками-судитками”. День Купальщицы (христи-

анский аналогАграфена) посвящается собиранию лекар-

ственных трав. Особым уважением пользовалась купаленка или

купальница (желтого цвета), а также цветок Иван-да-Марья.

На этих цветах селяне парились в банях, чтобы смыть с себя

худобу и болезни.

С именами Ивана и Марьи (Купала и Купальщицы) свя-

зывали и уборку хлеба. Это видно из купальской песни:

Ой! Чье то жито под горою стояло?

Иванкове жито под горою стояло,

Под гору зелененок, по месяцу видненько.

Молодая Маричка ходит жито жати:

Молодой Иванко! Не умею я жати”. —

Когда я тебя возьму, жито жати научу!”

Когда лето шло на убыль, праздновали похороны Кост-

ромы, Лады и Ярилы. В старину эти праздники принадлежали

к купальским игрищам. Но христианство их сдвинуло на более

поздний срок (чтобы праздники на совпадали с христианс-

ким постом). Так, в некоторых местах накануне 29 июня селя-

не зажигали костры, а наутро следующего дня наблюдали игру

восходящего солнца. Что касается похорон Костромы, то в

Пензенской и Симбирской губерниях они совершались следу-

ющим образом. Вначале девицы избирали ту, которая должна

была представлять собой Кострому. К ней подходили с покло-

нами, клали на доски и с песнями несли к реке. Там ее (Кос-

трому) начинали купать. Старшая из девушек из лубка делала

лукошко и била в него, как в барабан. После этого возвраща-

лись в деревню и заканчивали день в хороводах и играх.

В Муромском уезде все проходило по-иному. Кострому

представляла кукла, сделанная из соломы. Ее наряжали в жен-

В Харьковской губернии вечером накануне Купалы в ка-

ком-нибудь месте ставили крапивный куст. До этого зажигали

солому. Все собравшиеся перепрыгивали через крапивный куст

туда-сюда. Во время прыжков пели:

Сегодня Купала, а завтра Ивана,

Чем мне, моя мати, торговати?

Сегодня Купала, а завтра Ивана,

Чем мне, моя мати, торговати?

Позову я свекровка продавати

Родного батинка куповати.

Задешевила свекорка, задешевила

Родного батнаку не купила.

Сегодня Купала, а завтра Ивана;

Чем мне, мати, торговати?

Поеду я свекруху продавати,

Родную мати куповати.

Задешевила свекруха,задешевила,

Родной матинки не купила.

Сегодня Купала, а завтра Ивана;

Чем мне, моя мати, торговати?

Повезу и деверька продавати,

Родного братика купувати;

Задешевела деверька,задешевела,

Родного братика не купила. —

Сегодня Купала, а завтра Ивана;

Чем мне, моя мати, торговати?

Повезу я золовку продавати

Родную сестрицу купувати.

Задешевела золовка,задешевела,

Родной сестры не купила.

Мы уже говорили, что был не только Купала, но и Ку-

пальщица (отцы церкви ее заменили святой Аграфеной). Па-

мять Купальщицы праздновалась на 23 июня. Кстати, Ладу

заменили Пречистой Девою Мариею. Но в народе даже храм

Пресвятой Богородицы называли Купальницею. Народные

причитания и колядки о ниспослании дождя и возделывании

пашни селяне распевали 24 июня при восходе солнца. Белору-

сы в это время собираются у пылающих костров и смоляных

бочек и поют следующую песню:

Иван да Марья

На горе купались;

Где Иван купался,

Берег колыхался,