ОСТУДНЫЕ, ПРОТИВУЛЮБОВНЫЕ ЗАГОВОРЫ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 

1. На остуду между молодцом и девицей. Как мать быстра

река Волга течет, как пески со песками споласкиваются, как

кусты со кустами свиваются, так бы раб (такой-то) не водил-

ся с рабой (такой-то) ни в плоть, ни в любовь, ни в юность,

ни ярость; как в темной темнице и в клевнице, есть нежить

простоволоса, и долговолоса, и глаза выпучивши; так бы раба

(такая-то) казалась ему (такому-то) простоволосой и долго-

волосой и глаза выпучивши; как у кошки с собакой, у собаки

с россомахой, так бы и у раба (такого-то) с рабой (такой-то)

не было согласия ни днем, ни ночью, ни утром, ни в пол-

день, ни в набедок. Слово мое крепко.

2. Остудныя слова. Эти слова употребляются для того, что-

бы сделать немилым кого-либо или разлучить с другим. Обык-

новенно (в Мезени) они наговариваются на землю, взятую

между двух гор, или на воду взятую, тогда оба берега счита-

ются горами. Эту землю дают в каком-либо кушанье. Для боль-

шей действенности прибавляют в нее мелко изрубленные мед-

вежьи когти. Вот на этот случай заговор:

Стану не благословясь, выйду не перекрестясь, из избы

не дверьми, из двора не воротами,— мышьей норой, собачь-

ей тропой, окладным бревном; выйду на широку улицу, спу-

щусь под круту гору, возьму от двух гор земельки; как гора с

горой не сходится, гора с горой не сдвигается, так же бы раб

Божий (имя рек) с р. Б. (имя рек) не сходился, не сдвигался.

Гора на гору глядит, ничего не говорит, так же бы р. Б. (имя

рек) с р. Б. (имя рек) ничего бы не говорил. Чур от девки, от

простоволоски, от жонки, от белоголовки, чур от стараго ста-

искала дева; не богатырь могучъ из Ноугорода подлетал; подле-

тал огненный змий лиф, лиф, зауцапа калапуда. А броня не

медяна, но злата; а ширинки на нем не жемчужены; а шлем на

нем не из краснаго уклада; а калена стрела не из дедовскаго

ларца. Пицапо фукадалимо коройталима канафо. Полкан, Пол-

кан! разбей ты огненнаго змея; ты соблюди девичыо красу Сол-

нцевой девы. Вихадимо гилло могал-дираф. Из-за Хвалынскаго

моря летел огненный змей по синему небу во дальнюю дере-

вушку, во тереме к деве: Могучъ богатырь Шнялда-Шибулла

качилла баран-чихо дойцофо караиха дина. Во малиновом саду

камка волжская, а на камке дева мертвая, со живою водою, со

лютою свекровью, со злым свекром. Убить огненный змий,

разсыпаны перья по Хвалынскому морю, по сырому бору му-

ромскому, по медвяной poсе, по утренней заре. Яниха-шойдега

бираха вилдо. А наехал злой татарин и узял во полон Солнцеву

деву, во золотую орду, ко лютому Мамаю, ко нехристу басур-

манскому, ко проклятому барходею. Уахама широфо.

3. Заговор от бесов. Плакун! плакун! плакал ты долго и

много, а выплакал мало. Не катись твои слезы по чистому

полю, не разносись твой вой по синему морю, будь ты стра-

шен бесам и полубесам, старым ведьмам Киевским; а не да-

дут тебе покорища, утопи их в слезах, да убегут от твоего

позорища; замкни в ямы преисподния. Будь мое слово при

тебе крепко и твердо век веком, аминь.

4. Против черта (О Святках). В Святки отправляются на

розстань, очертываются три раза, приговаривая за каждым

разом: “За три черты, черт, не ходи!” — потом слушают, что

чудится.

5. Призывание домового на новоселье. При переходе на жи-

тье в нововыстроенный дом семейные хозяева приходят в ста-

рый дом и, раскланиваясь во все четыре угла избы, говорят:

Хозяйнушка господин! пойдем в новый дом на богатый двор,

на житье, на бытье, на богачество”.

6. К домовому. При переходе в новый дом или на новую

квартиру прежде всего вносят образ, квашню с растворен-

ным тестом, а потом кошку, собственно для домоваго, при-

говаривая: “Вот Teбе, хозяин, мохнатый зверь на богатый

двор”.

казалась, как люта медведица. И в каком бы она ни была пла-

тье, хоть в цветном, хоть в держимом (будничном, рабочем),

все бы он не мог ее терпеть и кажиный бы раз не сносил бы с

ея зубов своих кулаков. Хоть бы ладно она делала, а ему все бы

казалось не ладно, и хошь бы по уму делала, а ему бы казалось

не по мыслям. Пошел бы он по улице, разогнал бы грусть

тоску кручину с чужими людьми, и пошел бы он домой и

повалился бы на место (на постель) и есть у него подружка,

ночная подушка и разогнал бы он с ней грусть, тоску.