СВАДЕБНЫЕ ОБРЯДЫ И ОБЫЧАИ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 

Кажется, нет в мире ни одного более торжественного пир-

шества, которое можно сравнить со свадебным обрядом, нача-

лом и совершением брака, началом и венцом любви, о котором

молодые головы поэтизируют за несколько лет прежде, избирая

в своей фантазии подходящий идеал, пока не находят его.

Каждый народ имеет свои взгляды и обычаи на обряд бра-

ка. Но как молодые мужчины, так и женщины у нас на Руси

(из простонародья), несмотря на всю простоту их незатейливо-

го быта жизни, понимают, что значит вечная связь, даруемая

венцом: связь с лицом неузнанным, часто порочным, закон-

ченная венцомнеразрывно до конца жизни того или другого.

Все девушки это понимают ранее супружества, но рассчитыва-

ют на брак как на лотерею, как известно, не всегда надежную.

Девушки иногда прибегают к гаданиям весьма неблагора-

зумным; сироты в Радоницы ходят на могилки своих родителей

прощаться и просить себе благословения на судьбу свою. Покров

и Пятница Прасковея считаются покровительницами невест в

простом народе. Невесты, заботясь о своей будущности и об хо-

рошем житье-бытье (худого никто не желает), во время празд-

ника Покрова молятся: “Батюшка Покрово, мою голову покрой!”

В разных регионах северной Poccии свадебные обряды весь-

ма разнообразны и многочисленны до того, что представляют

вообще картины чрезвычайно живые вообще, и весьма раз-

нообразные по своей характерности. Здесь представляется са-

мая полная этнографическая картина с ее поверьями и обря-

дами, и что главное, здесь-то и отсвечивается символ и та

аллегория обрядов, которые уже потеряны в смысле народ-

ном и существуют только по исполнению, как обычай.

открытой двери и, обнажив определенную женскую часть тела

говорили под прикрытием сумрака ночи несвойственную для

девушек и тем более девственниц фразу, в которой они пред-

лагали домовому прикоснуться рукой к этой части тела. Если

девушка почувствовала руку мохнатую, то у нее будет богатый

жених, и она выйдет замуж в этом году. Если рука холодная и

голая, то жених будет бедным. Если рука домового шершавая,

то жених будет со скверным характером.

Гадание на петухе и курице. Связывают хвостами вместе

петуха и курицу. Их сажают под решето и наблюдают, которая

из птиц потянет за собой другую. Если потянет петух, то у

девушки будет такой муж, который будет верховодить во всем

и держать ее в ежовых рукавицах. Если курица потащит пету-

ха, то жена будет властвовать над мужем.

Мостик. От веника собирают прутики. Их кладут сложен-

ными в виде мостика под подушку. Это делает девушка. Ложась

спать, она приговаривает: “Кто мой суженый, кто мой ряже-

ный, тот переведет меня через мост”. Во сне должен явиться

суженый и перевести свою будущую жену через мост.

Пересол. Специально пересаливают пищу, которую едят

перед сном. Затем, ложась спать, приговаривают: “Кто мой

суженый, кто мой ряженый, тот пить мне подаст”. Во сне по-

явится суженый и напоит свою будущую жену.

Гребень. Кладут под голову гребень. При этом говорят: “Су-

женый, ряженый, причеши мне голову...” Явится во сне и

причешет.

Снег. Ложатся на снег навзничь. Остается фигура на снегу.

Поутру идут смотреть, как она изменилась. Если след остался

гладким, то будущий муж будет смирным и спокойным. Если

эта фигура окажется иссеченной, то с мужем не повезет, он

окажется драчливым и вздорным.

Карта. На ночь кладут бубнового или другого короля под

изголовье. Загадывают на суженого-ряженого или на то лицо,

которым девушка увлечена. Во сне все прояснится.

Снимание сапога. В русском коренном обычае водилось и

посейчас местами водится, что новобрачная должна разувать

своего супруга. Этот обычай в древности, вообще говоря, изоб-

ражал покорность, рабское отношение, даже унижение (кто

же снимает другому сапоги, если не человек вполне подчи-

нившийся). Из истории мы знаем, что этот обычай был даже

во времена Владимира и то, что дочь Полоцкаго князя не за-

хотела его разуть.

В Германии во времена Лютера был тот же обычай, чтобы

в первую ночь брака снимала молодая супруга сапог и клала

его на небо постели (в изголовье) как знак господства супру-

га над женою, мужчины над женщиной (порабощенной).

Омарий и Гербенштейн говорят о том, что в их пребыва-

ние в Москве даже на княжеских и боярских браках совер-

шался обычай разувания и троекратное ударение плеткою,

которую вместе с гостинцем клали в ларчик. Обряд этот про-

должался в Литве до Ягеллона и доныне сохраняется в кресть-

янском быту.

Куничное на свадьбе. В старых свадебных обычаях упомина-

ется должно быть тоже какое-нибудь языческое предание. Ку-

ница в свадебных обычаях есть памятник норманских народов.

Если сказать куна, кона (kona, kuno), что значитженщина,

это высказывается по истории, сбор новобрачных крестьян и

вообщепростолюдинов. Куница, как мы увидим, осталась

существенной единицей в наших простонародных песнях сва-

дебного характера. В южно-русских песнях невеста уподобля-

ется иногда черной кунице, а женихчерну соболю.

Мы должны припомнить из истории, что в России до вве-

дения монеты металлической предметом денег были преиму-

щественно меха; отсюда возникают слова: куна, пол-куны,

пол ушка (полушка, медная мелкая монета). Если впослед-

ствии явился металлический чекан, то, разумеется, была вос-

произведена и сравнительная оценка и, как должно думать,

нарицание счета удержалось то же, которое существовало при

кожаных деньгах.

Отсюда возникает сравнение молодых людей то с куни-

цей, то с соболем как оценка достоинств, и сейчас у нас

существует поговорка: “взглянет — pублем подарит”.

Эта народная пиеca, ежедневно повторяемая, вообще ин-

тересна, так как нигде она не характеризуется лучше всего,

как в свадьбах; здесь вы слышите и видите жизнь и веселье,

умилительные и трогающие душу черты из народного быта и

те религиозные обычаи, с которыми слиты все эти обряды.

Здесь сливается старое с новым, религиозное с народным, а

печальное с веселым.

Обычай похищать девиц. Этот обычай, по словам Нестора,

существовал у русских славян, так например: у радомичей,

вятичей, северян: были игры межи селы, то есть между полей,

а не между сел. Здесь во время игр, песен и плясок мужчины

выбирали себе невест и уводили к себе в дома.

В воспоминание этого дохристианского обычая древней

Руси у нас осталась древняя песня прососеяния, начинающа-

яся так: “А мы просо сеяли, сеяли”... Древляне

уводили к себе

девиц, как в древности римляне сабинянок. Самое выражение

играть свадьбунапоминает древние игры, чем начиналось

приобретение невест.

Преследование обычаев духовенством. Во время свадеб в

старину всегда присутствовали глумотворцы (шутники),

органники, гусельники (гусляры). Обычай этот существует и

поныне; не раз церковь восставала против таких порядков,

которые суть прямо следы язычества, и хотела отделить все

обычаи пред венчанием и по венчании, но этого было нельзя

искоренить, так как самый акт, основанный в своем буду-

щем на любви и согласии, на семейном счастьи вызывал

веселье.

Кроме языческой стихии, оставшейся в свадебных обря-

дах, сюда же вошли обычаи и от других народов во времена

позднейшие.

Покупка девиц. Геродот упоминает о древнем обычае ено-

тов, пришедших из Иллирии. Здесь, говорит этот историк, в

известное время девушки, достигшие совершеннолетия, схо-

дились, в сопровождении своих родителей, в одно место, туда

же стекались молодые люди и вообще мужчины и покупали

девиц. Не отсюда ли и мы заимствовали до сих пор существу-

ющий обряд покупать невест или выкупать, причем жених

дарит девушек?

Bcкрывание молодых. Со введением некоторых европейс-

ких обычаев Петром Первым многие старинные обычаи были

воспрещены и между прочим вскрывание молодых запрещено

указом. Петр Первый старинную свадьбу с ее причудами об-

ратил в шутку, что видно из свадьбы папы и шута Шанскаго.

Предосторожности и приметы свадебные. Свадьбы обык-

новенно чаще всего бывают или о святках или близ Семика.

Так, по крайней мере, объясняется Красная горка по весне и

рождественские праздники (купальские гадания). Нужно за-

метить, что все свадебные обряды сопровождались да и по-

сейчас сопровождаются различного рода предосторожностя-

ми от лихого глаза или от лихого человека. Мы найдем место

поговорить от этом впоследствии, а сейчас скажем, что опи-

сания могли быть и справедливыми при том складе дела и при

том воззрении на предмет, в каком он находится.

Свадебные песни в отношении их значения. Кто не знает,

кто не слыхал свадебных песен? Кто не понимает их значе-

ния? Все это очень просто до наивности. У римлян девицы

пели песни до полуночи у спальни новобрачных. А у русских

весь свадебный обряд сопровождается песнопением, как то

видно из величаний и песней во время сговора, девичника и т.

п.

В характере этих песен вообще высказывается приготов-

ление к обязанностям жены и хозяйки, изображение замуж-

ней жизни; иногда выражение тоски девичей при воспомина-

нии о том, как волей-неволей она должна оставить дом роди-

телей. Вообще так называемыесвадебные песнисодержат в

себе отметки старинных обычаев, а в некоторых припевах упо-

минаются Ладо, Тур и Леля как Славянские боги любви и

радостей. В них встречаются: синее море, горюч камень, тере-

ма и светлицы, скатерти браныя, караваи, перепечи, сахар-

ные явства, гривны и проч.— и тем указывают на свое ста-

ринное происхождение.

Суженый. Происхождение этого слова надобно произво-

дить отсудьбы”, которая посылает невесте жениха. Самое

словоневеста” (означает неизвестная, неведомая) указыва-

ет уже на тот русский обычай, когда девушку жених мог ви-

деть только после венца, в качестве новобрачной, точно так

Было известно не в одной Poccии, но во всей Европе,

девичье куничное, свадебная куницавыражение, согласовав-

шееся с значением окупа за невесту, выражение, равняюще-

еся смыслу кpепocтного права и порабощения женщины. Что

существует и по сейчас в некоторых губерниях Рoccии.

Свадебные птицы. Еще в язычестве у литовцев в первый

день бракосочетания муж раздирал принесенную ему на по-

стель жареную куропатку, часть которой давал есть своей суп-

руге. У немцев в средние века давали новобрачным жареную

курицу, которая называлась: брачною или любовною. Жаре-

ную курицу (куря вечерняя) в первый день подносили ново-

брачным и в России, как то видно из описания старинных

свадеб XV столетия. В Москве и по cиe время дарят молодых

парой живых гусей в ленточках, а даже иногда и лебедей, а в

старину на столах княжеских молодым подавали жареных ле-

бедей. Есть поверье в народе, что только и можно есть лебедей

новобрачным.

Головной убор новобрачной. Известно, что в Poccии ново-

брачной надевают на голову кокошник, кокуй или кику, рас-

плетают косу на двое, с известными при этом песнями. Обы-

чай этот, по видимому, перенят у татар, как думают Плено

Карпин и Вруина; но Грим говорит, что и у немцев было

обыкновение: у новобрачной не распускать волос, а связывать

их на голове и прикрывать чепцом. Тертулиан говорит, что у

язычников было обыкновение женщинам являться покрыты-

ми, у евреевтот же обычай, у русских фата изображает, и

до днесь, символ стыдливости и скромности. Поэтому можно

заключить, что все наши старинные обряды, отчасти исчез-

нувшие, отчасти существующие и поныне, не имеют полного

характера новости, или своеобразности, но скорее заимство-

вало путем влияния от других народов.

Баня, меха и солома брачной ночи. К числу народных обыча-

ев, существовавших даже в царских и боярских домах, принад-

лежали: мытье в бане накануне свадьбы и после ея, также по-

стилка ржаных снопов вместо постели и усаживание молодых на

меxa. Мытье в бане выражало чистоту брачнаго ложа и вообще

чистоплотность, спанье на снопахприбыток в доме, а на ме-

хах сидениебогатство. Таковые обычаи существуют и поныне.

Вот как описывают свадебный обряд, записанный в ceле

Бурщев на Волге в Нерехотском уезде Костромской губернии.

Когда все готово, дружко едет ко всем родным и знако-

мым с той и другой стороны бракосочетающихся и от имени

жениха и невесты зовет всех в гости, приветствуя при этом

обычным рифмованным наговором:

Бью челом бачко... (имя отчество).

Бью челом мачка... (имя отчество).

К новобрачному князю,

К молодой княгине,

Хлеба кушати.

Когда дружко объедет всех и приготовит весь поезд со

стороны жениха к невесте собранный, то первоначально об-

ращается к отцу и матери, говоря:

Еста! сватушка коренной и сваханька коренная,

Вы сродников созывали,

Харобрый поезд собирали,

Новобрачнаго князя снаряжали,

В цветно платье одевали,

За столы дубовые сажали:

За столами за дубовыми,

Сидят гости собранные,

Пьют, прохлаждаются,

Храбрым поступом похваляются:

У тебя де, сватушка, на дворах на широких

Стоят кони запряженные,

Во дороженьку припасенные,

Стоят кони поминаются,

С широка двора порываются,

Новобрачнаго князя дожидаются.

Новобрачный князь собирается,

Во цветно платье наряжается,

Стоит на резвых ногах,

Просит родительскаго благословения:

Благословите, сватушко, свое дитя,

Из места стать,

Святым помолиться!

Благословляйте!

Из за столов идти из за дубовых,

Из за скатертей из за браных,

Из за ествицев из за сахарных,

Из за питьецов из за медвяных,

Через порог переступить,

По мосту по колоновому,

же и невеста своего суженого, так как оба молодые сочета-

лись браком по воле не своей, а родительской. Отсюда понят-

но, что называя в старину венчаниеСудом Божиим”, видели

в этом обряде заведомо сочетание молодых людей на веки, до

могилы, возлагая свои надежды на Бога, который Сам в этом

случае присуждает им брачный венец.

Свадебное причитание, голосование. Есть cyeвеpиe, что будто

бы невесте необходимо в девичнике и перед свадьбой пла-

кать, основываясь на старинной поговорке: “Не плачешь за

столом, будешь плакать за столбом”.

В некоторых местностях и по cие время существуют при-

читания или голосования, так например, по словам профес-

сора Снегирева, в Верховолжском посаде. Сватаньем невеста,

накрытая фатою, среди подруг-девиц садится на возвышен-

ное место с искусною причитальщицей и начинает причитать,

то есть говорить наивным голосом приличное слово или при-

вет отцу и матери, братьям, сестрам и всем родственникам,

прощается со своим домом, и если ее выдают на чужбину, то

и с подругами.

Свадьба с трубами. На свадьбах русских царей и важных

бояр кроме песен играли в трубы зурны, как то известно из

описания свадеб в XVII веке. Подобные свадьбы так и называ-

лись свадьбы с трубами. Царь Алексей Михайлович, во время

бракосочетания своего с Натальей Кирилловною, велел вме-

сто труб и органов петь своим государевым певчим, дьякам,

всем станицам попеременно строчные и демественные боль-

шие стихи из праздников и триодей xopoшиe стихи со всяким

благочинием. Совершением церковного обряда окончились

песни и главные обряды свадьбы.

Деревенские обычаи. Из всех лиц, участвовавших в свадь-

бе, самым деятельным лицом по возложенной на него обя-

занности этодружко. Он распоряжается всем, что только

принадлежит свадьбе и свойственным свадьбе обычаям. Каж-

дая местность имеет свои особенности и оттенки и дружке

(шаферу) эти обычаи должны быть известны как свои пять

пальцев; он должен быть и знаток в обычаях, и песенник и

весельчак, и плясун, вообще ловок, смышлен, а также и не

дурен собою и в обращении.

После сего дружко, встав, приветствует девиц:

Красныя девицы!

Пирожныя мастерицы.

Чесаныя головы,

Обутыя голени

Криночныя блудницы

Сметанку снимали,

Кокурки месили

Под застрех хоронили.

Пастушков дарили.

Благословляйте!

Наконец дружко обращается к малым ребятам, говорит:

Еста! малые ребята

Свиные!..

Кривые желудки,

Жимолостныя ноги

Броховичныя рожи,

....

....

Благословляйте!

Потом дружко едет с женихом к невесте. Не доехав до

селения, в котором живет она, оставляет поезд в поле, а сам

с поддружием приезжает на двор к свату. Сват встречает их с

пивом в руках, дружко, приняв пиво, говорит такого рода

прибаутку:

Еста! сватушка коренной.

Я иду самтретий с ковшом.

Резвы ноги с подходом,

Белы руки с подносом,

Ковшик с питьем, Голова с челобитьем;

Ковшик тебе принять да пить,

После того здоровью быть

В ручки, в ножки,

В буйну голову,

В ретиво сердечко.

Ковшик прими и вкушай,

А меня там в горница

Выслушай!

Затем, входя в горницу, дружко говорит:

Еста! сватушка и свахонька коренные,

Нам сват и сваха приказали про вас распросить.

По лестнице по брусчатовой,

Широким двором идти,

Ко добру коню придти,

На добра коня садиться,

С широка двора съезжат,

Гладкой улицей проезжать,

В чисто поле выезжать;

По лугам ехать по зеленым.

По цветам по лазоревым

Цветки разцветали,

Поднебесный пташки распевали,

Новобрачнаго князя увеселяли;

Едет де наш новобрачный князь

По свою новобрачну княгиню,

Сужену взять, ряжену взять,

По Божьему велению

По царскому уложенью

По господскому приказанью

По мирскому приговору.

Благословляйте!

Дружко, покончив эту стихотворную речь, обращается к

гостям:

Еста добрые люди!

Гости полюбовные!

Званые и незваные!

Усатые и бородатые!

Холостые не женатые!

У воров приворотнички!

У дверей притворнички!

По полу ходючи,

По середъ стоючи,

Из кута по лавке,

По кривой, по скамейки!

Благословляйте!

Потом, увидя молодых женщин, говорит им:

Молоды молодки!

Хорошия походки,

Куньи шубы,

Соболиные пухи,

С поволоками глаза,

С помали голова.

Золоты кокошки,

Серебряны сережки,

Дочери отецки,

Жены молодецки!

Благословляйте!

Под чистыми звездами,

Под красным солнышком.

Под светлым месяцем,

Под лебединым крылышком,

Под полотняным шатерком.

Пьют, едят из чаши медвяной,

И хваля, про свата выспрашивают:

Если-ста дворы широкие?

На дворах столбы точеные?

Кольца золоченыя?

Ясли крашеные?

Ковры шелковые?

Ну, сватушка! у меня едет велик поезд.

Сто вершников

Пятьдесят толешников...

А рюмочку поднесешь, так и убавлю; а другую подне-

сешь, так и вполовину убавлю; а третью поднесешь, так и сам

по ceбе приеду.

Сват приветствует, говоря, что он всех рад принять. Пос-

ле сего, отправив дружка за женихом, привозит его к невесте.

Сват встречает, сажает за стол. После дружка вставши, гово-

рит тоже какой-нибудь соответствующий приговор, располо-

женный стихами, как например:

Еста, сватушка, коренной!

И сватушка коренная!

Благословляйте новобрачнова князя

С новобрачной княгиней.

Из места встать,

Богу помолиться,

Добрым людям поклониться,

У отца и матери благословиться,

Из-за столов идти из-за дубовых,

Из-за скатертей из-за браных,

Из-за ествецев медвяных.

По горенки итти по новой,

Чрез порог переступить,

По мосту по калиновому,

По лесенке по брусчатой,

Широким двором идти,

К добрым коням придти,

На добрых коней садиться,

С широка двора съезжать,

Гладкой улицей приезжать.

Ехать по чистым полям.

По зеленым по лугам,

По лазоревым цветам;

Про свое разсказать:

Наш сват и сваха добры и здоровы

По сяков день и по сяков час.

Как вас Бог несет?

Потом дружко присядет на несколько минут за стол. Встав-

ши, берет пиво и потчует свата, повторяя сказанный пред

сим приговор и прибавя к нему просьбу, чтобы поскорее со-

брать невесту. После сего, по соизволению отца, сажает неве-

сту за стол и, поднося свату пива, просит, чтобы он дал неве-

сте стража. Этот страж сидит близ невесты до самого приезда

жениха. Коль скоро такое распоряжение исполнилось, дружко

говорит:

Еста! сватушка, я дружка с поддружьем

Приехал к тебе на широкий двор,

Широки дворы осматривал,

Новы стойницы опрастывал,

Доброго коня в путь поворачивал,

За точеные столбы привязывал.

Ваша милость встречали,

В нову ropницy звали.

Я ходил в нову горницу,

Богу помолился, с вашей милостью поклонился,

Ваша милость встречали,

За дубовые столы сажали,

Посидел, погостил,

Что надо себе получил.

Новобрачну княгиню за стол посадил.

Не так просто уезжал,

А сторожа оставлял,

Богу помолился,

С вашей милостью простился,

Из новы горницы выходил.

На новой двор выступал,

К добру коню приходил,

На добра коня садился,

С широка двора съезжал,

Широкия улицы проезжал.

В чисто поле заезжал,

Храбрый поезд свой искал,

Мой храбрый поезд

Стоит в чистом поле за далече,

За темными лесами,

За зелеными лугами,

За черными грязями,

За быстрыми реками,

Под ходячими облаками.

испросить дозволения у своего начальства и у приходского

священника, когда отец приискивает своему сыну невесту.

Подобного рода свадьба всегда решается без участия жениха,

стало быть, по старинному обычаю, и ограничивается только

советом родственников и близких знакомых, с которыми и

совершается совет и судьба будущего благосостояния ближай-

шего их родственника.

Случается, что жених узнает свою суженую только на ру-

кобитье, а иногда и в день свадьбы; редко случается, чтобы

молодой пермяк сам подговаривал себе невесту. Отец жениха

сам подговаривает себе девушку с богатым приданым, при-

чем ищет характера и благонравия в подмеченной им девице.

После окончательного решения, какую девушку сватать,

начинается самое сватовство (корасем). Это дело всегда при-

надлежит старшему в семействе или, за неимением, крестно-

му отцу, а то и одному из старших родственников и вообще

человеку, опытному в подобных делах.

Принявший на себя обязанность свата наряжается в праз-

дничное платье и едет в дом невесты, летом верхом, а зимой

в санях, и непременно покрытых рогожей.

Сват, или по пермяцки сватовщик, при входе в дом отворя-

ет двери избы в три пpиемa. Сначала, отворив немного, снова

затворяет дверь наглухо, потом отворяет вторично и опять тот-

час затворяет, наконец, в третий раз уже отворяет дверь совсем.

Во время входа в избу, перенеся через порог правую ногу,

сват пристукивает о порог пятой и потом уже ступает на пол

комнаты. Это пристукивание, по суеверному понятию пермя-

ков, нужно для успеха дела. Выйдя из-под полатей, которые,

как обыкновенно, высятся близ входа, сват молится Богу,

став под матицу, молча кланяется хозяевам и садится на лав-

ку и до тех пор молчит, пока хозяин не спросит его о причине

прихода, и тут уже в ответ на вопрос его начинает по-русски

либо по-пермяцки говорить о деле, предлагает

жениха, кото-

рого, как и водится, расхваливает донельзя. Отец или мать на

эти слова отговариваются сколько могут тем, что и девка мо-

лода, и выдать рано, пусть поробит дома и пр.

Коли-нибудь отдавать жо; девка родиласьвек дер-

жать не будешь... Жених нашелся стоюший, лучше не найдет-

Цветки расцветали.

Поднебесныя пташки распевали.

Новобрачных увеселяли,

Едет новобрачный князь,

С новобрачной княгиней,

Ко венчанию:

Под венцом стоять,

Закон Божий принять,

Суженую взять,

Ряженую взять,

По Божью повелению.

По Царскому уложению,

По господскому приказанию,

По мирскому приговору

Благословляйте!

Те же наговоры или песни повторяет дружка пред каж-

дым лицом прежде, чем должно ехать к невесте. Когда же воз-

вратятся от венчанья в дом, посидев за столом и кончив его,

дружко встает и говорит:

Еста, сватушка коренной

И свахонька коренная!

Благословляйте своих детей

На подклеть идти,

Под шубой спать,

Под куньей спать,

Кунью шубу в ногах топтать

...

Здоровенько спать,

Веселенько встать.

Потом, приветствовав всех гостей и близких, дружко окан-

чивает всю церемонию свадебного обряда.

Пермские свадьбы. Пермяки женят сыновей очень рано.

Едва минет зонк, то есть когда парню будет восемнадцать

лет, то уже отец и мать помышляют о том, чтобы дать ему

помощницу. Поэтому редко пермяк достигает 25 лет в холос-

том состоянии и разве от того, что живет в крайней бедности,

в сиротстве, или уже слишком некрасив собою. Ранняя же-

нитьбанепременный произвол родителей и желание иметь

в доме работницу, а иногда удержать шалуна сына от проти-

возаконных шалостей.

Сватовство пермяков. Пермякам свадьба представляет

сложность в разного рода предварительных операциях; нужно

Тут сват ставит с вином посуду кроме одной, которую

оставляют на нужды невесты! Отец ея приказывает зажечь свечу

пред иконою и принести хлеб и соль на стол. Затем вcе в избе

молятся с минуту времени. Затем отец заходит за стол, к сто-

лу, подходит сватовщик и берутся правыми руками и прого-

ворив: “Господи Иисусе Христе Сыне Божий, помилуй нас

сватовщик говорит отцу:

Смотри сват, неймей другаго слова! попятишься

отдашь безчестие, я отступлюсья плачу”.

С одной стороны товарищ сватовщика, а с другоймать

невесты, разнимают руки; это служит как бы поручительством

в том, что между сватами дело начато и утверждено при сви-

детелях.

После того сват угощает всех присутствующих водкою; а

отец, выйдя из за стола, просит садиться. Потом появляется

нарядная невеста и обносит всех водкою, принесенною на нужды

сватом и дарит всех подарками: преимущественно своего руко-

делья, и не дорогими. А гости отдаривают за то деньгами. Если

тут присутствует жених, то он тоже получает подарок.

После даров сватовщика и сопровождающего (или сопро-

вождающую) его угощают нарочно приготовленным для них

праздничным обедом, состоящим преимущественно из рыб-

ного пирога, студени, щей, двух трех жарких, иногда меда. Во

время обеда угощают всех, безразлично званых и незваных,

пивом и вином, привезенным сватом, причем напитков не

жалеют, а богатый отец невесты иногда расходится до того,

что и своим вином угощает. Разъезжаются уже поздно ночью.

Когда на рукобитье бывает жених, то во время даров и

столоватя соблюдаются обрядности, поются песни, так же,

как и в день свадьбы.

Это рукобитье у пермяков заменяет просватанье. С начала

его, по день пирожнаго стола включительно, в домах жениха

и невесты никому не дают денег взаймы и даже вещей и пред-

метов, и невеста считается просватанною. Начиная с этого

дня в дом приглашается вытница (плакальщица, причиталь-

щица) и подруги.

Вытницалицо очень важное в свадебном деле. Обыкно-

венно в эту должность идут: или старые девушки или замуж-

ся; у него всякой скот, пакота (пашня) добра, хлеб из сусека

не выводитца.

Да она не приготовила ишшо ни подарков, ни лопоти

(верхней одежды), нет у нее ни каптана, ни сарапана.

Для че нам каптан, для че сарапан?.. Нам нужна коро-

ша работнича.

Как же, без каптана нельзя; год, другой понаровим,

все же зделам; сево годы (в этот год) нам не год отдавать.

Так начинается первое сватовство, почин делу. Но если

отец невесты окончательно почему-либо не захочет отдавать

невесты, то говорит свату: У меня нет невесты; исши ее в

другом доме, а ко мне с этим делом (сватаньем) не приходи.

А если хошь, прикоди за просто за бражкой.

Вообще отец невесты на первых порах бывает в ответах

уклончив, и свату нужно не один раз приехать, как говорит-

ся, с добрым словом, чтобы получить окончательное coглаcиe

и согласиться с отцом насчет рукобитья и сговора.

Если же невеста не желает выдти за предложенного же-

ниха, то отец отказывает во второй или третий раз.

Замечательно, что сватов не угощают у невесты, несмот-

ря на то, что сваты сидят там от 3 до 5 часов.

Пермячки редко сохраняют девство, но женихи на это не

обращают особенного внимания и не обегают, а напротив,

берут с охотою и даже беременных, рассчитывая, что мирен,

скоро работник будет. Рассказывают и такие вещи, что отцы

основали такое убеждение: в семье, считая дочерей своих не-

винными, оскорбляются сватовством, бранят и даже выгоня-

ют сватов, иногда даже колотят, говоря: “Что раз дичь моя

пенна?” то есть виновная (от слова пеня, вина).

В день, назначенный для рукобитья, сватовщик берет у

жениха вина, пива, рыбный пирог и с этими дарами является

в дом невесты, в сопровождении одного из родственников

или родственницы. Но сам жених редко бывает на рукобитье и

входит в дом только по желанию невесты.

И тут уже, после полного изъявления согласия, в день, на-

значенный для рукобитья, отец притворно отнекивается. И только

родственники невесты напоминают ему о данном слове, застав-

ляют тем как будто удержаться от отказа и дать coглаcиe.

390 Ю. В. МИЗУН, Ю.Г. МИЗУН ТА ЙН Ы ЯЗЫЧЕ СК О Й РУ СИ 391

Тетка между тем, постлавши в избе к порогу войлок, вы-

ходит в сени с туясом теплой браги для невесты и сопровож-

дающих ее подруг. Невеста при этом падает тетке в ноги, а

последний, хоть и не в первый раз к ней приходит. Мысль

песни понятнавыражает тоску о девической жизни.

Поднесенную брагу, разумеется, пьют все; войлок и по-

душку вносят в избу. Молятся, кланяются, с женским полом

целуются и садятся. Хозяйка с своей стороны дорогих гостей

угощает брагой, пивом, вином, пельменями и другими куша-

ньями. В холодное время, чтобы скорее разогреть невесту, под-

носят ей теплое пиво с перцем. Коль скоро девицы будут уго-

щены всем до сыта, то они поют песню, в которой от лица

невесты славят тетку, благодарят за угощение и выхваляют ея

кушанья до нельзя, и не только одной тетки, но каждому по-

рознь члену в доме. За это чествование каждый в доме дарит

невесту деньгами от 1 копейки даже до 20 копеек, кроме тет-

ки, которая дарит невесту шамшурою.

Затем поются песни разного рода, и тетка получает от не-

весты холст на рукава, тельник и два пояска, а хозяинпорты

или опояску с тельником и двумя поясками и другие предметы.

Все дело в том, что вся пиeca посещения тетки или даже других

родственников состояла в прославлении песнями.

В один из последних дней перед свадьбою отец жениха,

или за смертью отца старый и ближний его родственник

сватовщик приезжает в дом невесты условиться о дне свадь-

бы, что значит по-пермяцкидержать совет.

Он опять привозит с собою вина, пива, рыбный пирог и

челпан, завернутые в платок и обвитые тельником и двумя

поясками. Вино поступает к отцу, а пирог с платком, тельни-

ком и пояскамиматери невесты. За эти подарки мать посы-

лает такие же гостинцы от лица невесты к жениху. Heвестa

угощает дорогого гостя вином, которое получила при рукоби-

тье, а также пивом, брагой и обедом.

За день или за два до свадьбы отец жениха совещается с

семьей, кого поставить в поезжане и особливо в вежливцы.

Поезд составляется таким образом: крестный отец, стар-

ший брат или дядья женихатысяцкие или бояре. Крестная

ние женщины, хорошо знающие петь свадебные песни и ру-

ководить хором девушек, разумеется, она должна обладать при-

ятным голосом и манерою петь.

Вытницей она называется не потому, что сама плачет, а

потому, что во время ея пения невеставоет”, то есть плачет.

Хорошие вытницы очень редки, и потому у пермяков они

в большом уважении.

В течение времени, начиная с рукобитья до венца, как

вытница так и девушки, если не постоянно, то все таки и не

редко, посещают невесту и помогают ей приготовлять подар-

ки,— как невесте, так и самой родне жениха.

В первые дни после рукобитья все родственники, начиная

с сторонних и ближних, приглашают поочередно невесту с

вытницею и с подругами к себе в гости, для чего присылается

так называемыйзватый”. Невеста угощает этого зватого ви-

ном и дарит его тельником (крестом) и двумя поясками. Для

выхода в гости она одевается по-праздничному и вплетает в

косу разноцветные ленточки. Став среди избы с подругами и

запевалой (вытницей), они поют песню отцу, в которой ис-

прашивают его благословения в дорогу, куда они приглаша-

ются, причем невеста кланяется отцу в ноги. Отец дает благо-

словение и затем тожес приличными изменениями песня

обращается к матери и к другим старшим в доме.

Получив от всех благословение, невеста отправляется в

гости в сопровождении всех своих подруг, если близко

то пешком, а если далеко и зимоюв санях, а летом

верхом. При этом подруги берут с собой сиденье невесты

войлок и подушку и дорогой распевают разные проголос-

ные песни.

Если невеста едет к тетке, то подойдя к переднему крыль-

цу, девушки ее сопровождающие стелют войлок перед изб-

ныя двери и, ставши на него вместе с невестой, поют:

Не хотела ты, матушка,

На мосту меня заморозить.

Прищипало мои ноженьки резвыя

К мосту, да к калиновому;

Прищипало мои ручки белыя

Ко скобе да ко железною.

подарки. Когда же песня кончается, невеста кланяется в ноги

вытнице и дарит ее холстом или рукавами.

Вслед за этим девушки садят невесту на лавку и в после-

дний раз заплетают ей косу с ленточками, сопровождая это

припевами, сообразными времени.

Потом, с одной или с двумя подругами, невеста ложится

за стол на лавку, противоположную дверям, к которой на

этот раз приставляется скамейка; прочие девушки, если они

одной деревни с невестой, уходят домой,— если же дальние,

то ложатся на пол и на полати.

Между тем у жениха накануне свадьбы в избе моют пол и

застилают его соломой с тем понятием, чтобы молодой не

бедно жил с женой и неголо”, а богато, или, по народному

выражению, “толсто”. По вечеру жених ходит в баню, впро-

чем, без всяких обрядностей.

В день свадьбы, лишь только проснется невеста, как де-

вушки опять начинают от лица невесты петь песню, в кото-

рой говорится, что: “будто бы постель невесты уплыла по синю

морю, что она не могла ее поймать, а что поймал ее один

удалый добрый молодец и положил на свою кроватушку”. А

потом поют девицы, каждому из членов семейства невесты,

тоже от ее имени, где высказывается сожаление, что не она

им стлала постель в горе и кручинушке, и сомневаются, хоро-

шо ли спали-ночевали тот или другой член семейства. Затем

невеста встает и опять просит благословения умываться, сна-

ряжаться, под золотым венцом стояти, закон Божий прияти,

с чуже-чуженином, и опять падает в ноги отцу и матери, ко-

торые, по обыкновению, опять благословляют невесту слова-

ми: “Бог благословит!” После того невеста вместе с девушка-

ми спускается в подполицув голбецодеваться. Сначала

она умывается с мылом, потом она надевает чистую рубаш-

ку, новую и лучшую с белыми рукавами, китайник, на плечи

шаль или ситцевый платок, на головуленту и сверху фату,

на ноги чулки и коты. Но прежде всего этого, по народному

суеверью, опоясывается по голому телу лыком, под пазуху

правой руки кладет понемногу льна, шерсти, мыла и на грудь

три кренделя или три пряничка. По мнению пермяков, лыко

защита от колдунов и уроков припадков; лен, шерсть и мыло

мать, или старуха тетка, замужняя сестра всвахи. Младшиe

братья и знакомые женихав дружки и подружки; а какой-

нибудь колдун, знахарьв вежливцы. “Присутствие колдуна

или вежливца, по мнению пермяков, отвращает от поезда

великой злой умысел или злаго врагаи т. п.

В это время суеверные пермяки особенно опасаются, не

оборотил бы кто свадебжанв зверей или птиц. Поэтому веж-

ливец должен быть силен в колдовстве; оттого людей, годных

для этой должности, весьма мало, и вежливец становится

чрезвычайно важным лицом на свадьбеего почитают боль-

ше всех поезжан.

Избранные в поезд приглашаются накануне свадьбы в дом

жениха. Приглашение это делается со стороны отца, брата или

дяди жениха, получающих по этому случаю названиезва-

тых”.

Каждому приглашаемомузватыйпривозит в подарок

челпан хлеба и кусок говядины, но чаще сырую баранью ло-

патку. В то же время своего рода приготовления происходят в

доме невесты.

В последний день перед свадьбой (в девишник) невесте

расплетают косу и водят ее в нарочно истопленную баню, а

перед тем как ее вести, поют песни, испрашивая родительс-

кого благословения и тоже благословения братьев, сестер и

всех других членов семейства.

При всем этом невеста кланяется всем в ноги безразлич-

но, начиная со старших.

В баню отправляются с песнями, точно так же, как и

возвращаясь из бани. При встрече мать возвращающихся из

бани невесту и подруг потчует брагою и благословляет сло-

вом, а затем следует ужин, после которого девушки опять поют

благодарственную песню от имени невесты, и, выйдя из за

стола и став среди избы, все поют с невестою опять песню,

содержание которой заключает в себе просьбу к отцу о даро-

вании благословения на житье в дальней сторонушке. Отец

благословляет дочь; она при этом дарит ему что-нибудь из

белья с новым приговором, а затем всем родным в доме. Эту

песню повторяют матери, дядьям, теткам, братьям, сестрам

и другим взрослым домочадцам, а затем невеста делает всем

Во кути, за занавесой:

Обтынил ты меня, батюшка,

Кумушками да подружками:

Покрыл ты меня, батюшка,

Тоскою да кручинушкой;

Обсыпал ты меня, батюшка,

Слезами, да горючими.

В продолжение этой песни невеста плачет не шутя. По окон-

чании этой песни девушки расплетают невесте косу и вновь

поют песню, где говорится, между прочим, о том, что неве-

сту берет раздумье: “Кому оставить свою русу косу и девичью

красоту?”. Оставить ли родимому батюшке,— тот пропьет все

это во царевом кабаке за едину чарочку, оставить ли родимой

матушке,— та охоча ходити и гуляти; а потому обронит в чер-

ную грязь, и, наконец, решается оставить русу косу в церкви

Божией, за престолом Богородицы, где ей будетместо и

местичко, и житье и красованьицо”.

После такой песни начинается ожидание жениха с поез-

дом. Поезжане приезжают к жениху, смотря по времени года,

верхом, в санях или на телегах и всегда с большим звоном. К

приезду поезжан жених бывает уже одет. Белье его бывает бе-

лое, зипун черный и сапоги. В первый сапог жених кладет ко-

пейки три медных, и всегда полушками. Ко времени отпуска

жениха мать или старшая в доме родственница приносят на

стол, накрытый скатертью, челпан хлеба, назначенный для

благословения жениха, соль, пиво и брагу и зажигает пред

иконами свечи. Жених молится, кланяется отцу и матери в

ноги, испрашивая благословения, и, прочитав Иисусову мо-

литву, становится за стол, к которому с той же молитвой

подходят все поезжане и отдают, один за другим, жениху чрез

стол обеими руками принесенные подарки или гостинцы. Они

состоят из печеной лопатки или куска сырой свинины, и все-

гда на хлеб, причем, каждый говорит: “Прими-ко князь мо-

лодой, дорогие подарки”, и сопровождает, молитвой: “Гос-

поди Иисусе Христеи прочее. На это жених отвечает каждому:

аминьтвоей молитве”, затем принимает тоже обеими ру-

ками гостинцы, кладет их сначала на голову, потом на стол и

потчует каждого поезжанина пивом и брагой, редко вином,

творя Иисусову молитву и приговаривая: “Пей-ка на здоровье

выражают желание молодой носить всегда льняную и шерстя-

ную одежду и ходить чисто и богато; кренделямивыражает-

сята мысль, чтобы у мужа никогда не переводился хлеб и

сытая жизнь. Таким образом, одевши невесту, девушки вмес-

те с нею поют выходя из подполицы песню, где от лица неве-

сты выражают сребра и здоровья Царю и Царице и его малым

детушкам, а потом родимым отцу и матери, потом за себя

молодешеньку с желанием счастьица великого; при этом на

самом деле кладут по земному поклону пред образами.

Окончив это моление, девушки с невестою садятся на

лавки и поют:

Наглядись-ка родимый батюшка

На меня, на молодешеньку.

Хорошо ли я снарядилась

По Божьи в церковь ехати.

Под златой венец ставати,

Закон Божий приняти

Со чужим-то со чуженином?

Эту песню повторяют матери, родным братьям и сест-

рам, а также и присутствующим родственникам. Затем про-

должают:

Я тебе, батюшка,

Бью челом, низко кланяюсь.

Я была у тебя, батюшка,

Малым-то малешенька,

Возле лавочки ходила,

Со по стульчикам бегала,

Брал ты меня, батюшка,

На свои ручки белыя:

Поднимал ты меня, батюшка,

Выше буйной головушки;

Говорил ты мне, батюшка:

Не отдам я тебя, мила дочь,

Ни за князя, ни за боярина;

Посажу я тебя, мила дочь,

Во сады, во зеленые;

Обтыню я тебя, мила дочь,

Тынинами железными;

Покрою тебя, мила дочь,

Камкою трубчатою;

Осыплю тебя, мила дочь,

Мелким частым жемчугом”.

Вот сижу я у тебя, батюшка,

дет пред образами три поясных поклона, да два земных, по-

том падает в ноги отцу и матери. Родители благословляют же-

ниха-сына то образом, то хлебом попеременно, говоря: “Дай

Господи тебе княгиню-молодицу получитьзакон Божий при-

нять!”

Такой же обряд и тот же порядок исполняют над жени-

хом старшие в доме после отца с матерью, братья и сестры

жениха, иногда старшие в семействе и тысяцкий как почет-

ный член жениха и чаще всего родственник.

Но вот далее: Образ кладут за пазуху жениха, а челпан

берет дружко. Затем все поезжане и жених, в сопровождении

своих родителей, родственников и гостей выходят задним

крыльцом во двор, где опять с молитвой садятся, каждый на

свое место, кто

на чем приехал, кроме дружек, которые все-

гда бывают верхами. Колдун, или вежливец, между тем вор-

чит про себя заговор, обходит всех лошадей, передвигает эки-

пажи, потрясывает колокольцы и бубенчики (шаркунцы). Хоть

и глупо, с одной стороны, вверяться вежливцам, но, с дру-

гой стороны, нельзя и не приглашать простым людям таких

знатоков дела в предохранение могущего произойти несчас-

тия от простых причин.

Отец жениха угощает поезжан вином, в случае состоятель-

ности обходяподачейвсех три раза. Вслед за отцом мать и

брат жениха подносит пиво и брагу. Дружко творит молитву и

говорит: “Тысяцкий воевода! Приготовился ехать или не при-

готовился”. Тысяцкий отвечает: “да или нет”, в последнем,

случае значит, что он ждет подачи, которая и повторяется. В

продолжение этого дружки, обращаясь к жениху, поют песни,

вопрошая жениха: “Куда ты, молодец, снаряжаешься со пол-

ком, со поездоми пр. По окончании песни дружко опять спра-

шивает тысяцкого: “приготовился или не приготовился?” ты-

сяцкий отвечает на этоприготовился. Тогда дружко, как и

прежде, сотворив молитву: “Господи Иисусе”, говорит: “отец

родимый, милые братья, милые сестры, гости званые и незва-

ные! благословите нашего князя молодого, ясна сокола, со всем

полком, с поездом и пр. к княгине-молодицы ехати и пр.”. При-

глашаемые все отвечают: “Бог благословит!” После благосло-

вения дружки поют: “Соколы вы, соколы, соколы перелетные!

(такой-то). На это, конечно, отзывается каждый поезжанин,

к которому обращается жених, словом: “Аминьтвоей мо-

литвеи, приняв стакан, кланяется жениху, приговаривая:

Дай тебе, Господи, долги века, счастье великое, жить да быть,

да счастья нажить, скота, живота, хлеба-соли, княгиню-мо-

лодицу получити, с княгиней в церковь ехати, под златыми

венцами стояти, закон Божий приняти!”, и затем каждый уго-

щаемый пьет. Мать или старшая родственница жениха уносит

со стола гостинцы в куть.

По приглашению хозяина все поезжане, долженствую-

щие его сопровождать, садятся за стол и по oбе стороны же-

ниха. Тысяцкий справа, а слева сваха, впрочем, это зависит

от расположения избы, но вообще свахам дают одно из мест с

краю стола, поближе к кути. Жених во все время сидит или на

войлоке, или на подушке. Прежде чем отправить жениха с

поезжанами к невесте, поезжан угощают рыбным пирогом,

затем ухою, в скоромные днибараньей лопаткою, а после

всего, как знак окончания закускиприносят каравай. Что

касается до жениха, то он по обычаю в это время ничего не

ест, хотя поезжане услаждают во время закуски то пивом, то

брагой. После закуски поезжане приготовляются к невесте,

причем дружко, опять-таки благословясь, говорит: “Садитесь

отец на отцово, мать на материно”. По его предложению ро-

дители жениха заходят за стол тоже с молитвой, и дружко

начинает, благословясь, говорить:

Отец родимый! мать родимая! у вас в дому, во светлой

светлице, во новой горнице, за новым столом, за скатертью

шитой-браною, князь молодой сидел с полком- с пoездом, с

тысяцким, с боярами, с дружкой и с подружкою; не просит у

вас князь молодой ни злата ни серебра, а просит вашего бла-

гословенияк княгине-молодице ехати, княгиню-молодицу

получити, с княгиней-молодицей до Божьей церкви доехати,

под златым венцом стояти, закон Божий приняти. Чем его

благословите? ласковым словом, или низким поклоном, или

Божьим образом, или хлебом с солью?”

Отец и мать в это время выходят из-за стола; отец берет

икону из переднего угла, а матьчелпан хлеба со стола, и

становятся пред столом спинами к переднему углу; жених кла-

под окном, под небесным облаком,— дозволили нам, друж-

кам, спроситься: вовремя ли или не вовремя мы пpиеxaли?

Вовремя,— отвечает хозяин.

Будет ли приказано намк золотому вашему столбу,

к серебряному кольцуконей привязать, али во двор зае-

хать?

Во двор заезжать.

Будет ли довольно у ворот воротников, у дверей при-

дверников?

Будет.

Будет ли коням сна до ушей, овса до копыт?

Будет.

Нет ли на дворе свиньи горласты, собаки кусасты? гуся

зубаста? Свиней во хлев загоните, собак на цепь привяжите,

гусей в стало заприте. Нам прикажите али сами исполните?

Сами.

Нет ли в доме курицы летучей? заприте в шесток, что-

бы она по избе не летала, сажи не спускала, цветно платье не

марала.

Нет.

Кто будет ворота отворять? отец или мать, братья али

сестры, али гости званые, али не званые, али люди прихо-

жие, али нам, дружкам, прикажете?

Брат отворит, — отвечает хозяин.

Это поручение падает на дядю или на других мужчин

родственников.

Когда посланный отправится отворять ворота, то в избе,

пред образами зажигают одну или две свечи, и девицы в это

время поют небольшой куплет, выражающий упрек отцу за

то, что он, не послушавшись ее, молодой девушки, отворил

ворота и впустил ее разлучников и супостатчиков.

Некоторые из веселых и богатых отцов нарочно в начале

или в конце разговора с дружкой стреляют по поезду холос-

тым зарядом, причем иногда лошади пугаются и сбрасывают

седоков, к общему удовольствию и смеху.

Потом поезд заезжает во двор, к заднему крыльцу. Отпи-

равшему ворота дружка дает в особой посуде вино с косушку

и с Иисусовой молитвой кладет нагайкой крест на воротах и

и пр.” А потом: “Бояре, вы бояре, бояре приезжие и пр.”, и

поезд отправляется к невесте, причем дружко везет к невесте

подарки. Некоторые подарки весьма оригинальны по назначе-

ниювино для отпирателя ворот у невесты, и для угощения

отца и прочих. Пивов лагуне, рыбный пирог, обвязанный

поясками, для матери невесты и для сестер; ячные пироги или

тоже рыбныедля вытницы с девушками, и наконец челпан

хлеба, свой или чужой, китайник, фаты, коты, чулки и мыло

со вдавленною в него монетою для невесты.

Свадебный поезд обыкновенно составляется из нечетного

числа поезжан большею частью из 7 или 9 человек: жениха,

тысяцкого, двух, трех бояр, одного или двух дружек, поддру-

жья, свахи и вежливца. Тронувшись с места, поют: “Как по

морю, морю синему, по синему, по хвалынскому, плыл селе-

зень и пр.”. Подъезжая к дому невесты, поют: “У нашего добра

молодца, черны кудри увиваются, увиваются, завиваются на

три сторонушки и пр.”. В доме же невесты в это время поют:

Погляжу я молодешенька, вдаль да во чистое поле и пр.”.

В этой песне высказывается и похвала поезжан в отноше-

нии их богатства, и в то же времяблизкая тоска о разлуке с

родным домом, о жизни с чуже-чуженином и просьба невес-

ты охранить дом от нашествия супостатовразлучников.

В это время обыкновенно поезд уже у ворот дома. Девуш-

ки прячутся в кути. Невеста садится против печи на лачку,

покрытую войлоком или подушкой. Это служит приметой или

желанием жить не бедно.

Дружки жениха, подойдя к окну, читают три разаГос-

поди Иисyce”. Невеста отвечает: “Аминь”.

Отец родимый! мать родимая! звали ли гостей? ждали

ли гостей? — спрашивает дружко.

Звали, звали! — отвечает хозяин.

Бьем челом, — снова говорит дружко.

Было ли сватовство? было ли любовство? было ли об-

ручете?

Было, — отвечает хозяин.

Отец родимый! мать родимая! у нас князь молодой,

ясный сокол со всем полком, со всем поездом, тысяцкий с

боярами, дружко с поддружьем, сваха с проводничком стоят

Дружка опять творит молитву и просит отца благословить

невесту на принятие даров от жениха. Отец из-за стола дает

благословение. Затем точно так же песня повторяется матери

невесты и прочим ее родственникам, каждому особенно и по

старшинству. Bсе родственники благословляют невесту на при-

нятие подарков, и тогда уже невеста принимает подарок ей

следуемыйчелпан. Она поднимает челпан на голову, по-

том, отломив от него кусочек, дает матери, а затем помещает

в близ стоящую коробку; на блюдо дружке для передачи кла-

дет свой челпан для жениха.

Загасив свечу и положив ее на грядку с отдарками невес-

ты, дружка возвращается во двор. Невестин челпан бывает

черствый и мягкий. От черстваго жених также отламывает не-

большой кусок и съедает его. Взаимное отдаривание челпана-

ми имеет свой тайный смысл. Жених дает понять невесте, что

у него будет достаточно хлеба для прокормления жены и се-

мейства. А невеста своим подарком показывает, целомудрен-

на ли она? Целомудренная посылает жениху самый черствый

хлеб, а нарушившая девствомягкий. С какою целью обна-

руживается такой порядокобъяснить можно только тем раз-

ве, что у пермяков нарушенное девство не означает особен-

ного проступка или падения чести девушки, как и у японцев.

Отдав жениху невестин челпан, дружко кладет на блюдо

другие подарки невесте: китайник, фату, коты, чулки, мыло

и вместе с женихом и другими поезжанами входит в сени,

отворяет двери в три пpиемa и, прочитав молитву, говорит

через порог невестиной свахе: “Свашенька, ты матушка! при-

ступись поближе, поклонись пониже, не будь ты драчлива, не

будь ломлива, будь жалостлива, будь приступлива!” Невести-

на сваха тихонько подходит к дверям со стаканом вина или

пива; из сеней низко кланяется ей женихова сваха, тоже со

стаканом пива. Когда невестина сваха подойдет к порогу и

перенесет через него одну ногу, дружки выводят ее в сени и

запирают двери. Здесь свахи меняются стаканами и, поцело-

вавшись, выпивают пиво. Тогда жених с поездом входят в избу.

Дружко, прочитав обычную молитву, говорит: “У нас князь

молодой, ясный сокол, стоит среди пола, среди дубоваго,

просит места. Благословите-ка отец и мать ему место!” “Вот

на ближнем к нему углу дома. Поезжане и жених выходят из

повозок или спешиваются, снимают верхнюю одежду и скла-

дывают ее в повозки или на седла.

Дружка кладет за пазуху восковую свечку, а на особое

блюдо для отца невесты ставит вино. Для матери кладет пирог

с рыбой, для невестычелпан, и один, а иногда вместе с

поддружием, идет в избу. Здесь он молится Богу, произносит

Иисусову молитву и говорит: “Становитесьотец на отцово

место, мать на материно”— и, когда отец и мать станут рядом

за стол, продолжает: “Руки с подносом, ноги с подходом,

головы с поклоном, язык с приговором. Идут от нашего кня-

зя молодаго, яснаго сокола, дорогие гостиночки, честны

не малы примете, аль не примете?”

Примем,— отвечают отец и мать.

Дружка снимает с блюда следующий им подарок, кладет

его на стол, потом продолжает: “Идут к княгине-молодице от

нашего князя молодаго, яснаго сокола, дорогие гостиночки,

честныне малы: как прикажетена стол положить, али

нам поднести?”

Ты, дружка, сам поднеси, — говорит отец.

Со светом или без свету?

Со светом, обыкновенно, — отвечает отец.

— “Свечи воску яраго от нас, а свет летучи от отца и

материной душе”,— говорит дружка и вынимает из за пазухи

свечку, зажигает ее от свечей пред иконами и идет в куть к

невесте, говоря: “Девицыпевицы, пирожныя мастерицы,

старыя старушки, молодыя молодки! подвиньтесь, отсторо-

нитесь от княгини-молодицы, чтобы мне на праву ножку не

наступить, чулок не замарать, башмак не разорвать, в белу

грудь не толкнуть, безчестия не хватить”.

Heвеcтa с девушками встает на ноги; дружка, сотворив

Иисусову молитву, продолжает: “Княгиня-молодица! стано-

вись-ко ты на резвы ножки, на куньи лапки; прими-ка ты от

нашего князя молодаго, яснаго сокола, дорогие подарочки,

добрые гостиночки”.

В ответ на это девушки поют от лица невесты: “Не приму

я без роднаго батюшки от чуже-чуженина дорогие подарочки,

которые разлучат меня из дома родительскаго”.

двух платьев в день свадьбы надето две фаты, две рубашки и

двое чулков, а башмаки всегда подарок жениха. Теперь двой-

ное одевание выводится.

Если жених издалека, то невеста венчается в своем платье.

После одевания мать невесты дает невесте подаренный ей

пирог с рыбой и невеста кладет его за пазуху.

Лишь оденется невеста, как дружка, после обычной мо-

литвы, спрашивает отца:

Будет ли поезд стоять или за стол сядет?

За стол сядет, — говорит отец.

Есть ли у вас столы дубовы, столешники кедровы, ска-

тертишитыбраны?

Есть.

Есть ли нашему князю молодому, ясному соколу, с

полком, с поездом, тысяцкому с боярами, cвaxе с провод-

ничком, чего-нибудь закусить?

Будет.

Есть ли у вас на дубовых лавках войлоки валены, по-

душки пуховы, на столе пироги рыбны?

Есть.

Где обручаться: в кути за занавеской али за столом?

За столом.

Сколько денег за обрученье?

Сколько положите.

При этом тысяцкий кладет, смотря по состоянию жени-

хаот двадцати копеек до рубля. Эти деньги поступают в

пользу невесты. Где сидеть жениху и невесте, на то место кла-

дут войлок и на него подушку. Исключая дружек, поезжане

заходят за стол, но не садятся; садится только вежливец в углу

стола и молчит.

Дружка продолжает спрашивать:

Наш князь молодой, ясный сокол стоит за столом на

резвых ножках, на куньих лапках, бьет челом, низко кланяет-

ся; ему ни пьется, ни есться, он тоскует, горюет о своей кня-

гине-молодице. Батюшка родимый! из кути из-за занавесы вы-

вести княгиню-молодицу время или не время?

Время, — отвечает отец.

Кому прикажете?

место здесь”, — говорит отец, указывая на лавку в переднем

углу, а сам выходит из-за стола.

Тысяцкий окупает место, оплачивая его деньгами от 3 до

20 копеек серебром. Жених садится. Дружка берет с грядок свою

свечку, зажигает ее и, прочитав молитву, говорит: “Идет от

нашего князя молодаго, яснаго сокола к княгине молодице,

бело мыло, злато серебро, цветно платье, сини чулочки, крас-

ные башмачки. Бело мылона умыванье, злато сереброна

уживанье, цветно платьена одеванье, сини чулочки, крас-

ные башмачкина обуванье, кому прикажете поднести?”

Невесте поднесите,— отвечает отец.

Дружка читает молитву, входит в куть вместе с вежлив-

цем и обращается с такими словами к невесте: “Княгиня ты,

молодица! ты прими от нашего князя молодаго, яснаго соко-

ла, бело мыло, злато серебро, цветно платье, сини чулочки,

красные башмачки”.

Во время этих слов вежливец или знахарь берет с полу

солому и подкидывает ее под ноги невесте с ограждением от

уроков и призоров.

Невеста принимает дары, так же как прежде, испраши-

вая благословения всех домашних, как выше было сказано.

После поднесения даров дружка говорит: “У меня от свеч-

ки руки горят”; на это ему отвечают подарком от невесты, то

есть ширинкой, платком или поясками, с которыми он выхо-

дит от невесты и присоединяется к поезду. Невеста, как и преж-

де, садится в кути против печи на лавку. Вежливец, почерп-

нув ковшом воды из кадки, дает ей умыться в устранение

уроков и призоров, а иногда даже и сам ее умывает. Женихова

сваха покупает невесту у девушек за гривенник, потом одева-

ет ее в платье и обувь, привезенные от жениха, и, сотворив

молитву, берет обеими руками фату, обносит ее по солнцу

вокруг головы, относит на сторону и встряхивает; повторяет

это три раза и наконец поднимает фату на голову. Это делает-

ся для защищения головы от всего худого, напущенного. Нужно

заметить, что невеста с утра в платье, но было в обязанности

ее надеть подарок жениха сверх своего собственного, даже если

женихово будет короче, кроме платья необходимо надеть все

подарки жениха. При таком обыкновении на невесте кроме

404 Ю. В. МИЗУН, Ю.Г. МИЗУН ТА ЙН Ы ЯЗЫЧЕ СК О Й РУ СИ 405

том подносит по рюмке отцу и матери и затем всем осталь-

ным, конечно, взрослым членам семейства и родственни-

кам невесты, причем дружка называет по имени и отчеству

каждого, кому подносится вино, и говорит молитвуГоспо-

ди Иисусе”.

ется закуска, состоящая из трех блюд: рыбнаго пирога, ка-

кой-нибудь похлебки, в скоромные днищей, и в пост-

ныеухи, и из челпана; иногда жеу зажиточныхв

скоромные дни подают: пироги, студень, щи, три жарких и

в заключение челпан. Всякое кушанье подают под прикрыти-

ем деревянным блюдом, по требованию дружки, который

при этом подсказывает разные прибаутки. Снимает покрыш-

ку с каждого блюда тысяцкий, а потом хозяйка уже без тре-

бования дружки приносит челпан в знак того, что пора окон-

чить закуску. При этом едят только поезжане, но прежде ели

и жених с невестой.

Пока продолжается закуска, дружки угощают всех род-

ных невесты, девушек и вытницу пивом, которое они привез-

ли с собою от жениха.

Пред окончанием закуски девушки поют песню для же-

ниха, бояр, свахи и для каждого поезжанина особенно, кро-

ме тысяцкого, конечно, с переменою в словах. Эта песня со-

держит так называемое величание, где выхваляют гостей. Ты-

сяцкому же особенно, как воеводе, причем говорят, чтоныне

он воюет с головою со невестиною, со буйною”. Когда окон-

чится закуска, девушки целуют поезжан; за песни и поцелуи

поезжане дарят девушек от гроша до 3 копеек. Конечно, тот

поезжанин, который поцелует девушек и не подарит, как и

везде, вознаграждается насмешкою.

Пермячки в этом случае поют:

Создай тебе Господи

Дочерей, сорок-вещиц,

Сыновей, черных воронов!

Поезжане, покончив закуску, выходят из-за стола и ста-

новятся среди избы; а вместо жениха и невесты на те же места

садятся отец и мать невесты. Посидев немного, они выходят

Порученье выводить невесту возлагается на брата, если у

ней есть, а нет, то на дядю, отец сообразно с тем и отвечает

дружке.

Выводящий невесту, помолясь Богу и вслух прочитав мо-

литву, просит благословения выводить невесту у каждого из

родственников невесты, начиная по старшинству. Получив

благословение, берет от икон свечку и идет в куть, где девуш-

ки от лица невесты поют каждому члену семейства песню, где

та отказывается выйти без родимого батюшки или матушки

без родительского благословения и тот, кто был назван в пес-

не, обязан подходить к невесте, принять земной поклон от

невесты и дать благословение. Тогда только избранный выво-

дит невесту за конец платка, называемоговыкупом”, кото-

рый держит невеста в руках; подводит ее к столу, вместе с

ней молится Богу, обводит вокруг стола, нарочно отодвину-

того от лавок, ставит возле жениха со стороны кути и, пере-

давая ему конец платка, говорит: “У меня невеста была по-

слушна и почетна, держи ее так, чтобы она и тебя слушала и

у тебя была честна”.

В это время женихова сваха иногда заходит в куть и, уда-

рив поднятыми вверх руками, говорит три раза: “обманули

провели!”

Девушки просят у дружки рыбный пирог, называемые

(юркучик

), который он и отдает с головы, ставши на стул

так, что девушки принуждены бывали подпрыгивать; затем

поют песню:

Ох, ты утка, ты уточка,

Сера мала перепелица!

Ты зачем рано выходила

Из тепла гнезда утичья,

На луга на зеленые и проч. и затем:

Ох, ты девка, ты девица,

Ты к чему рано во замуж пошла?

И затем в этой песнe излагается весь вышеописанный

обряд и что отдал ее братец маленький, на веки на долгие, на

годы несчетные.

Когда жених получит невесту, тысяцкий угощает всех

вином и первую рюмку подносит выводящему невесту, по-

душку. Если летом, то привязывают войлоки и подушки к сед-

лам, для чего эти вещи укладывают в мешки и привязывают к

седлам в торока.

Но не сейчас еще трогается поезд в дорогу. Поезжане вы-

ходят на двор и усаживаются, как-то было, и на двор жениха.

Их нужно угостить; в это время девушки поют трогательные

песни, окружив жениха и невесту,

Между тем вежливец обходит кругом все сани, телеги,

верховых лошадей, экипажи, и все до мелочей отчетливо в

том предположении, нет ли где колдовства, и в то же время

нашептывает тот или другой заговор. Наконец, брат

или дядя

невесты отворяет ворота и поезд отправляется в церковь в том

же порядке, как от жениха. При выезде из двора дружки кре-

стообразно хлещут нагайкой ворота невесты и ближайший угол

дома; хозяин в след поезду иногда стреляет.

После того девушки в сопровождении вытницы возвра-

щаются в опустелую избу невесты и, усевшись на то место,

где только что сидела невеста, закусывают пирогом, получен-

ным от дружек, и расходятся по домам, если церковь далеко,

а если близко, то бегают смотреть на венчанье.

Но вот уж и поезд тронулся; однако не проходит трех

минут, как дружки возвращаются к дому и под окном отца

невесты спрашивают:

Нет ли у вас от нас обиды, все ли чашки-ложки целы?

Обиды нет, все цело, — отвечает отец.

Тогда один из дружек, сотворив молитву, говорит: “Нас

желаешь или не желаешь?” Если отец на этот вопрос отве-

тить — “не желаю”, то дружки возвращаются к поезду; а если

скажет — “желаю”, то входят в дом, где их угощают пивом

или брагой. После двух, трех стаканов дружки уезжают, сказав

на прощанье: “спасибо! прощай!”

Если дом жениха далеко, то отец с матерью отправляют с

братом или дядей ее вещи для подарков новой родне в боль-

шой стол.

Пермяки очень суеверны, и потому в обычае осталось во

время свадебного поезда каждому встречному кланяться всем

поездом, разумеется, с тою мыслью, чтобы того не оскор-

бить, а умилостивить и расположить в свою пользу.

из-за стола. Дружка читает Иисусову молитву, потом говорит:

Отец родимый! Мать родимая! Приступите, благословите

своих чадво Божью церковь ехати, закон Божий приняти,

под златыми венцами стояти, чуден крест целовати”.

После этого предложения немедленно начинается благо-

словение иконой, которую отец снимает с божницы, ихле-

бом, который мать берет со стола. Икона и хлеб передаются

невестиной свахе. Дружки берут из переднего угла войлок или

подушку, на которой жених с невестой сидели за столом. К

этому времени женихово пиво обыкновенно выпивается. Ро-

дители невесты в пустую посуду наливают свое пиво, чтобы

им угостить поезжан после венца у церкви.

Здесь, как в прочих губерниях Pocсии, делают подруги

так: садятся, которая из них успеет, на подушку или войлок и

не трогаются с места, требуя выкупа.

От имени жениха тысяцкий выкупает захваченную вещь,

для чего обладательнице ее дают один или два медных гривен-

ника. Затем жених, невеста и поезжане выходят из избы на

двор в сопровождении родителей, гостей и девушек, после-

дние поют:

Жарко камню в горе лежучи,

Тошно сердцу батюшкину:

Милу дочь со двора повели.

За ней коробья понесли;

Конь говорит: не свезу,

Земля говорит: не здыну (не подниму).

Вода говорит: утоплю.

А выйдя на двор:

Кругом, кругом солнышко обошло,

Рядом, рядом бояре ахали,

Со березы вершины вершиночку сломили;

Стой-ко, стой, береза без вершины,

Живи, живи, батюшка, без дочери.

Ту же песню поют матери, сестрам, братьям и другим

родственникам.

На дворе жених берет в охапку невесту и сам усаживает ее

в сани вместе со свахой, вдвоем, а сам верхом едет вместе с

невестой, или вместе с тысяцким в санях, тут под жениха

укладывают войлок и перину для сидения, а под невесту по-

408 Ю. В. МИЗУН, Ю.Г. МИЗУН ТА ЙН Ы ЯЗЫЧЕ СК О Й РУ СИ 409

Все заходят в избу. Отец с матерью остановятся близ стола

не доходя до отца с матерью двух шагов, молятся на образ,

который держит отец, и после трех земных поклонов подхо-

дят

под благословение отца и матери с образом и хлебом. Отец

ставит образ в божницу, а мать хлеб на покрытый скатертью

стол. Образа, которые были и с молодыми, тоже уставляются

в божницу, а челпаны ставят на стол. Вскоре затем свахи уво-

дят молодых (зимою на печь, летом в куть), где и окручивают

молодых, то есть расплетают ей косу на две и надевают на

голову шамшуру, повязывая ее, как должно, платком. Потом

уже вводят молодых в избу и ставят перед столом. Потом отец

распоряжается всем, начиная с молодых, последнего гостя

садит за стол, и молодые садятся так, чтобы были лицом к

дверям, на войлок и подушку. Подле жениха сажают тысяцко-

го, рядом с невестой ее сваха. Дружко произносит обычную

молитву и требует подачи кушаньев, и начинается ужин. Мо-

лодые в знак единодушия едят одной вилкой и одной ложкой

попеременно, пьют вино и брагу из одного стакана, вино из

одной рюмки пополам. У богатых за каждым кушаньем бывает

круговая подача вина всем застольникам, у людей среднего

состояниячерез кушанье, а у бедных только три раза: в

начале, в средине и в конце стола. Но пиво и брага непремен-

но подаются дружками всем за каждым кушаньем. Вином все-

гда угощают сами молодые; для этого они за каждой круговой

встают на ноги: молодой наливает рюмку вина из штофа, а

молодая подносит ее на тарелке. За каждой новой круговой

гости не пьют до тех пор, пока молодые не изопьют сами вина.

При каждой подаче гости поздравляют с законным браком,

желая счастливой согласной жизни, целуя и даря их деньгами

каждый раз от 3 до 20 коп. сер. каждый. Ужин состоит в ско-

ромные дни из рыбного пирога, студени, щей, трех жарких

(бараньей лопатки, утки и индейки) и челпана. В постные дни

из пирога, судачины с уксусом, ухи из свежей рыбы, сигов,

киселя, меду и челпана.

Замечательно требование дружки следующего кушанья по

окончании прежде поданного: “Отец родимый! Мать роди-

мая! У нас князь молодой, сокол ясный, с княгиней-молоди-

Когда поезд приближается к церкви, свахи ставят жениха

и невесту рядом и дают им держаться руками за концы ши-

ринки и в этом положении ведут их в церковь.

Тысяцкий на данные женихом деньги покупает, как для

бракосочетающихся, так и для поезжан, свечи, кроме веж-

ливца, который стоит у дверей без свечи.

Когда надлежит священнику подвести бракосочетающих-

ся к аналою, невестина сваха кладет ей под ноги пару пояс-

ков, а поезжане окружают молодых, причем каждый держит

свечку, обернувши нижний конец ея кто в кусок холстины,

кто в платок, чтобы не капать на пол воска.

По окончании венчанья свахи покрывают голову моло-

дой или молодушки фатами, поэтому она, как нужно пола-

гать, венчается без фаты, и уводят ее с женихом в сторону

или в угол церкви, где надевают на нее шемшуру (женский

головной убор), не заплетая кос, а молодая, вынув из-за па-

зухи спрятанный рыбный пирог, ест его с мужем, если толь-

ко не помешает им священник с крестом для сопровождения

их из церкви. В последнем случае молодые едят пирог за огра-

дой, где тоже распивают пиво и поезжане.

После свадьбы поезд отправляется в дом жениха; вежли-

вец точно так же следит за порядком и спокойствием, стара-

ясь исследовать, нет ли где препятствия для вверенного его

попечению поезда. Но если по дороге встретится кабак, то

поезд непременно остановится и тысяцкий, купив водки, уго-

щает всех поезжан, не исключая молодых.

Поезд, въехав во двор жениха, принимается родителями

и родственниками жениха; последний встречает молодых с

образом, матьс хлебом-солью, братья и сестрыс пивом

и брагою, причем родню молодого встречают на заднем крыль-

це очень много посторонних лиц. Все чинно и хорошо, только

является при этом иногда один выходящий из ряда обычай:

мать жениха часто встречает молодых в вывороченной мехом

наизнанку шубе, повязав голову грязными тряпицами и лох-

мотьями с единственною целью показаться молодухе страш-

ною и тем внушить к себе боязнь, возбудить послушание или

же беспрекословное рабство. По приказанию отца молодым и

поезжанам подают по стакану пива и браги, а иногда вина.

ся, даже сам важный вежливец предается общему веселью.

Потом ближние отъезжают, а дальние остаются у жениха но-

чевать.

Утром к молодым отправляется вежливец будить их; а

потом свахи, чтобы удостовериться, справедливо ли то в дей-

ствительности, если молодой получил черствый хлеб от неве-

сты; но когда невеста накануне дарила мягким хлебом, то свахи

не ходят. Молодая одевается и одевает молодого в чистое бе-

лье, привезенное ею в подарок молодому; затем умываются.

В этот день бывает большой стол. Часов в девять, время

крестьянского обеда, молодые, все семьяне, поезжане здесь

оставшиеся и дружки обедают запросто и без вина. Кушаньев

немного, вина нет; здесь опять молодые едят одною ложкою,

вилкою, и кушанья по-прежнему подают закрытыми. Этим

кончается малый стол; в это время дружко, приняв приданое

невесты, если его не принимал накануне, берет кстати по-

дарки от родителей жениха на подарки в большой стол и за-

тем едет приглашать всех ближних накануне бывших поезжан.

Тестя и тещу весьма редко приглашают; к столованью бывает

человек до тридцати, так как тут приглашаются и не бывшие

на свадьбе гости, но это у богатых.

Коль скоро соберутся к большому столу, молодая ставит

среди комнаты лохань или другую нечистую посуду, берет в

ковш воды, полотенце и мыло и приглашает чрез дружка всех

умыть руки, начиная со свекра и свекрови и кончая после-

дним гостем. В этом простом обряде таится тот смысл: ново-

брачная выражает готовность на покорность, услуги и смире-

ние не только перед мужем, но и пред всеми его родственни-

ками. После того как все после умывания рук стоят, молодая,

прибрав ковш, ведро, полотенце и мыло, становится рядом с

молодым, среди избы и дарит свекра, свекровь и всех присут-

ствующих. В то время когда молодая изъявляет намерение по-

дарить тестя, дружка от ее имени говорит после обычной мо-

литвы: “Отец родимый! Мать родимая! Приступись поближе,

поклонись пониже! Будь ты не криклив, будь ты не ломлив, а

будь жалостлив, будь милостив, будь приступчив. Прими-ко

от нашего князя молодаго, новобрачнаго яснаго сокола и кня-

гини-молодицы дорогие подарки. Княгиня-молодица по чис-

цей, сидят за столом дубовым и скатертью шитойбраною и

тысяцкий воеводапросят перемену. Поднашивай! Нет пере-

менычелпан на стол, поклон воздай! Мы от хлеба-соли

сыты, от пива и браги пьяны и веселы. Что в руках вожено, во

двор пущено, во хлев рощено, что есть в печи, все носи на

плече. Вы не сможете, мы дружки подскочим и поможем”.

К концу ужина все поезжане напиваются и наедаются до

последней крайности. Молодые пьют и едят весьма умеренно,

сохраняют непоколебимое спокойствие, молчат, скромнича-

ют, сидят степенно и важно. По окончании ужина гости пля-

шут и поют.

Спустя какой-нибудь час молодых ведут спать в подклеть

в сопровождении отца, матери, свахи и всех поезжан, вклю-

чительно с вежливцем и дружек; последние приносят в под-

клеть рыбный пирог, пиво, брагу, иногда вино. Отец и мать

называют молодуюхозяйкою”, предоставляя ей право уго-

щать всех свадебжан питьем и пирогами, а вежливец подает

свой собственный пирог с рыбой, который они едят вместе,

в знак того, что они муж и жена с этого времени, есть общий

хлеб и жить в единодушии. Поезжане пьют и закусывают от

дружек и целуют молодых по три раза, даря каждый раз мед-

ным пятаком или гривенником. Молодая по просьбе поезжан,

произнеся Иисусову молитву, разувает мужа, сначала с пра-

вой ноги, и вынутый из сапога пятак или другую какую моне-

ту берет ceбе. Этим выражается начало повиновения и покор-

ности мужу, а со стороны мужа будущее расположение к под-

руге жизни, которую он надеется не оставить безбедною и

содержать достаточно. Верхнее платье молодой снимает сам.

Затем гости из подклета уходят. Остаются только вежливец и

свахи. Раздетую до рубашки невесту сваха и вежливец просят

обнять и поцеловать мужа и уложить его в постелю, потом по

их же предложению молодая ложится рядом. Когда это испол-

нится, свахи от радости пляшут. Вежливец поправляет и укла-

дывает молодых в постель, обходит вокруг постели с нашеп-

тыванием. И в заключение говорит молодым: “Слово мое креп-

ко! Дай Бог совет и любовь, да великаго счастья!” Затем все

молодых оставляют до утра. Между тем пирование гостей идет

далеко за полночь. Здесь все пляшут, поют, кричат, целуют-

лодые поклонясь трижды в пояс, трижды в землю, и потом

опять трижды в пояс, падают отцу и матери в ноги и просят

благословения. Вежливец ведет молодых спать в подклеть, куда

вносит рюмку вина или стакан пива и, нашептав в напиток и

отплюнув в сторону, дает им пить; потом, как и вчера, уложив

молодых спать, уходит. Гости между тем продолжают по-пре-

жнему пирушку и разъезжаются по своим домам, кроме веж-

ливца и дружки, которые остаются. Чрез полчаса или чрез час

дружко, по поручению отца и матери, отправляется в подклеть

и зовет молодую в избу, где по приказанию свекрови заводит

хлеб или брагу к завтрашнему дню и опять отправляется спать.

На третий день свадьбы бывает пирожный стол, где моло-

дые потчуют гостей пирогами своего изделия в знак того, что

она желает с новой родней водить хлеб-соль и в то же время

свое искусство. Но пироги толькослава, на самом же деле

она участвует также в приготовлении прочих блюд. Для этой

цели молодые встают рано, оба ходят за водою, за дровами, и

если время зимою, то молодой прорубает новую прорубь на

реке. Молодая кладет дрова в печь, затапливает и затем зани-

мается важным блюдом обедаприготовлением пирога или

хлеба на ячных сочнях и метет избу, выбрасывая из избы со-

лому, а прочие домашние опять забрасывают избу соломою,

с целью испытать терпение молодой.

Утром, в 9 часов, домашние обедают запросто, а чрез не-

сколько времени в доме молодого собираются родные, знако-

мые и соседи. Всех приглашают за стол, в это время молодые

не садятся, так как обязаны подавать гостям кушанья, а мо-

лодойугощать разного рода напитками. Блюд приготовля-

ется почти столько же, что и накануне: студень, щи, одно

или два жарких, сыр с караваем и пироги. Питья: брага, пиво,

иногда вино. При первой чарке вина гости поздравляют моло-

дого с молодой доброй хозяйкой, пирожной мастерицей, а отца

и мать с невесткойс верной заменой. Пьют много и все

бывают очень веселы.

В продолжение обеда прибывают и новые гости. Отпот-

чивав первых, молодые собирают стол для вновь прибыв-

ших, потом третьих и так далее и нередко продолжают обед

до вечера.

тому полю бы гуляла, куниц бы имала, лисиц бы ловила,

тебя бы шелком подарила. Она по чистому полю не гуляла,

куниц не имала, лисиц не ловила,— что напряла, что вытка-

ла, тем тебя и дарит. Не осуди за малые подарочки!”

Молодые подходят к отцу и матери и кланяются по чере-

ду в ноги. В это время сваха подает молодой, а дружкамоло-

дому на блюдах, перваядары, последний вино в рюмки,

пиво и брагу в стаканах домашнего дела (приготовления), сыр

в кусочках, каравай (привезенные вместе с приданым) и мед-

ную монету. Дружка при этом говорит: “Князь молодой ново-

брачный, ясный сокол, и княгиня-молодица просят тебя сыр

крояный покушать, стакан пива, стакан браги, рюмку пива

испить, усы утереть златом-серебром, да рубль платить”. Отец

принимает дары, пьет вино, пиво, брагу, закусывает сыром и

караваем, трет усы и бороду медною монетою и, поцеловав

молодых, отдаривает деньгами, которые кладет на блюдо. За-

тем получает дары мать, а потом и домочадцы, родственни-

цы, поезжане и все званые гости. Отдарочные деньги молодая

берет себе. Окончив раздачу подарков, молодые отправляются

в куть. Награды эти раздаются более или менее ценные, но

ограничиваются рубашками, штанами, платками, опояска-

ми, холстом на рукава, тельниками, полотенцами, не более,

даже у богатых невест, притом награды эти соответствуют важ-

ности значения родства награждаемого лица.

Затем накрывают обеденный стол, который по продол-

жительности обряда раздачи подарков начинается около трех

часов. Часу в четвертом отец молодого приглашает молодых и

гостей садиться за стол.

Большой стол бывает такой же, как и накануне, и вся

обрядность та же, с тою только разницей, что гости не целу-

ют и не дарят молодых. Столование продолжается от 4 до 6 ча-

сов. Этот обед зависит от частого повторения подачи пива,

вина и браги и также от многих перемен кушаньев разного

рода, но в заключение всего, как и наканунечелпан

.

В конце обеда дружка замечает отцу и матери молодого:

Не пора ли молодых спать уложить?” Отец говорит: “Не пора”.

Только после третьего вопроса дружки в этом же роде отец

изъявляет свое согласие, и тогда столованье оканчивается. Мо-

между золовок, преследование мачехи, а частоприкрыть

беременность. Впрочембывает и так, что часто родители

сами потворствуют белым свадьбам во избежание расходов.

Во всяком случае девушка сама принимает участие в по-

беге и даже, если может, то даже предварительно препрово-

дит чрез верного человека к жениху свое приданое, а потом

уже сама убежит. В доме жениха свадьба эта считается фор-

мальною.

После такого венчания молодые отправляются к родите-

лям невесты, кланяются в ноги и просят прощения. В некото-

рых приволжских губерниях отец ударяет молодых по спине

плетью и приказывает встать, затем прощает и благословляет

образом и хлебом-солью. Даже если молодая беглянка не взя-

ла ничего из своего приданого, то родители невесты отдают

при этом все. Впрочем, есть и характерные отцы, но и те со

временем отдают назначенную долю дочери, венчавшейся са-

мокруткой.

Свадьба великорусская. Старинные свадьбы в коренной Руси

совершались при следующих условиях: перед поездом в цер-

ковь жениха и невесту сажали рядом на соболий или вообще

на мех какой-либо, и затем свахи чесали им обоим волосы,

обмакивая гребень в вине или в меду (крепком для питья),

для чего то или другое питье держал в ковше нарочный. По-

том их осыпали хмелем или зернистым хлебом вместе с день-

гами, затем зажигали брачные свечи, которые бывали слиш-

ком по пуду у богатых и полегче у менее зажиточных. Свечи

эти зажигали богоявленскою свечею. В церкви, во время вен-

чанья, жениху и невесте стелили под ноги камку или другую

материю, или другую мягкую рухлядь. В церковь возили с со-

бою посудину с хлебным вином, из которой священник да-

вал пить жениху и невесте три раза. При третьем разе жених

бросал склянку с вином на пол и топтал ее ногами. Затем,

слепивши обе брачные свечи, ставили в кадку со пшеницей в

сеник, в головах постели новобрачных, на целый год.

Сенник, где молодые спали, убирался таким образом: по

всем четырем стенам этого помещения ставили иконы, во всех

четырех углах втыкали по стреле, а на каждой из них по собо-

лю, или по кунице с калачем. На лавках по углам ставили по

С окончанием пирожного жизнь молодых вступает в свои

права обыденной жизни до так называемых хлебин. Так назы-

ваемые хлебины бывают в разные сроки, но преимуществен-

но исполняют в день масленицы или Рождества. До этого вре-

мени зять не бывает у тестя. Хлебины справляют в обоих по-

роднившихся домах. Прежде они исполняются у родителей

невесты, которые зовут к себе молодых, а потом отправляют-

ся к ним и сами. Как и в день свадьбы, тесть и теща встречают

на дворе молодых с хлебом-солью, пивом и брагой.

В обоих домах угощаются обедом или ужином по празд-

ничномус пивом, брагой и вином. Но у тещи существует

еще обычай угощать зятя блинами, блины для зятя, от чего у

нас до сих пор осталась шуточная песня: “Теща для зятя блины

пекла и пр.”. Дело происходит так: теща подает на стол бли-

ны, покрытые блюдом и платком. Молодой снимает платок и

берет себе, а вместо него кладет деньги, копеек 30, потом

снимает и блюдо. Поцеловав тестя и тещу, молодые едят бли-

ны. В доказательство любви к теще, по ее просьбе, после пер-

вых двух блинов молодой должен съесть нижний блин, не тро-

гая верхних и не пролив масла, для этого молодой накрывает

блины блюдом и быстро повертывает к верху нижнее блюдо. В

этом искусстве теща усматривает степень ловкости молодого.

Что касается до значения угощения блинами, то пермяки

объясняют так: платокее девство, блиныдочь. Взятие

платка и раскрытие блиновудостоверено в сохранении дев-

ства до замужества. Деньгиокуп за девство, целование

благодарность за соблюдение дочери. Если молодой недоволен

своей женой, то он не снимает платка и блюда, не ест блинов

и не целует родителей жены. Но это у пермяков бывает, как

говорят, редко.

Белые свадьбы. Тайные свадьбы. Самокрутка. Подобные

свадьбы вообще совершаются без согласия родителей, так

сказать по тайной любви и соглашению молодых людей, ког-

да на это нет, и даже не ожидают, родительского благослове-

ния. Есть несколько предлогов к такому венчанью: любовь

между неравными по состоянию или богатству; хитрость же-

ниха, задумавшего воспользоваться приданым невесты, а ча-

сто и ея капиталом, долгое безбрачие девушки, скучная жизнь

вую обувь и продает ее косу за гривну, за полтину или за

рубль, словом торгуется, сколько может выторговать и по-

больше дать цены.

Новобрачных укладывают спать в пустой хоромине, при-

том в удаленной и в нетопленной, несмотря на холод. Говорят

даже, что для новобрачных строили такие покои, на потолки

которых и земли не клали.

Под постелю клали ржаные снопы или солому, примета

или обычай, сказанный нами выше. Молодая должна разувать

молодого в первую ночь свадьбы и у него под пятой правой

ноги всегда бывало несколько медных денег, а в левом сапоге

плетка. От молодой зависело взяться за правую или за левую

ногу, так как мужа необходимо требовалось разувать. И вот,

ежели она по своей оплошности, застенчивости или робости

хваталась за левую ногу, то молодой, вынув из-за сапога плет-

ку, хлестал ее. Но если она бралась за правую ногу, то деньги,

которые были в сапоге, она брала себе.

На другой день бракосочетания, ежели молодая не была

целомудренна, то дружка, взяв стакан с дырою на дне, зажи-

мал его пальцем, и, налив его каким-либо напитком подно-

сил ее матери; коль скоро мать брала стакан, он отнимал па-

лец, и напиток вытекал.

Такая укоризна матерям и сейчас идет к лицу. Старина наша

была не глупа. Если женихи брезгуют недостойными девушка-

ми, а особенно если по неосторожности один такой вступил с

упадшей девушкой в брак, то конечно вся вина падает на мать,

и стакан с дыройукоризна слабым родителям. Из этого мож-

но заключить хоть немного, но верно то, что для воспитания

дочерипрежде всего внушение веры и что нет лучшего каче-

ства в замужестве, как ее непорочность, которой не брезгуют

ни князья, ни бояре, ни ученые люди. Отсутствие девства для

жениха внушает на всю жизнь ревность, и это рождает много

неприятностей в жизни, которая тянется до пятидесятых го-

дов, то есть до времени привычки, когда угасает любовь; но

согласие супружеское необходимо для поддержания семейных

выгод, интересов и для воспитания детей. Вот тут и нужна шко-

ла жизни, но мудрая. Воспитывать детейдело важное. Нужно

их воспитать, нужно их учить. Воспитатьнаправить, учить

сосуду (оловянному) с медом. Самый брачный одр (постелю)

делали на двадцать одном снопе. (Как

и у пермяков, нечет

уважался.)

Как только подадут на стол последнее кушанье, то есть

жаркое, то дружка, обернув блюдо с жарким, а также калач и

солонку скатертью, относил в сенник к постели, куда вслед

за ними отводили и молодых. В дверях сенника посаженный

отец, сдав с рук на руки новобрачную мужу ее, делал ей при-

стойное нравоучение и давал советы, как жить в супружестве.

По прибыли молодых к постели жена тысяцкого, одетая в то

время в две шубы, одна как следует, другая навыворот, осы-

пала их осыпалом (зерном, деньгами и хмелем), кормила мо-

лодых на постели.

На другой день поутру члены свадьбы являлись в cенник,

стрелою поднимали одеяло новобрачных и осматривали по

известным признакам непорочность новобрачной.

Совершив глупое наблюдение, разумеется, из простого лю-

бопытства и ради сплетней, которые есть всегда в народной

среде, скоро они угасают, хотя живо возгораются, предмет

которых никого притом не интересует, кроме новобрачного;

свахи водили молодых в баню, куда теща зятю присылала пла-

тье, нужное для того, чтобы достигнуть до покоев, а потом

кормила их кашею. Со стороны молодой следовало всех собрав-

шихся гостей кормить овощами и разными предметами. В по-

рядке церемоний брачного торжества было, чтобы жених дер-

жал за руку невесту, где бы только ни приходилось ему пред-

ставляться вместе с нею во время брачного торжества, иначе

все предрекали неприятный брак и несогласие в супружестве.

Старые обряды, как и ранее видели, существуют, но уже

изменены во многом. Накануне дня брака призывают в дом

жениха шести или семи лет мальчика, который укладывает в

ларчик, для подарка невесты, все галантерейные предметы,

как то: румяна, белила, духи, опахало, перчатки и проч. Этот

ларчик, заперев, отвозит в тот же вечер жених вместе с клю-

чом к невесте, и оба они сидят потом в шубахв знак благо-

получия.

Но вот наступает другой день, день поезда в церковь; из-

бранный со стороны невесты мальчик обувает невесту в но-

плечи и, оставив хозяину в залог своего посольства хлеб и

получив взамен его другой, отправляются в дом жениха с ра-

достною вестью.

Жених, видя своих возвращающихся посланников, со

знаком согласия через плечо, встречает их у ворот и вводит к

отцу, где, по общему с невестиными родителями согласию,

назначается день бракосочетания. С этого дня жених ежеднев-

но посещает невесту, к которой во все эти дни ходят ея под-

руги; но во все время до свадьбы песен не поют, да и даров до

этого времени жених невесте не возит. Жених имеет позволе-

ние, если желает с невестой быть на едино и даже ночевать,

причем строго воспрещено предпринимать что-либо против-

ное целомудрию невесты.

В Малороссии также существует прекрасный обычай не

домогать приданого. Жених в этом случае предоставляет все

это на волю будущего тестя.

Бракосочетание у них бывает обыкновенно в воскресениe,

по сему накануне, в субботу, бывает у невесты девишник,

приглашаются подруги или дружки, из которых одна называ-

ется на всю свадьбу светилкою. Ее обязанность во время стола

сидеть в большом углу и держать на сабле, увитой калинными

ветвями с ягодами, восковую свечу тройчатку.

Вечером, к ужину, приезжает жених с боярами (молоды-

ми товарищами) к невесте, где против их сажают за стол подруг

невесты. В это время жених раздает дары родителям и сродни-

кам невесты, а дружки поют свадебные песни. После ужина

начинается пляска под скрипку и пляшут до полуночи.

Бояре и подружки отправляются в воскресенье с жени-

хом и невестою к утрени, а после обедни венчаются. После

венца жених с боярами и с поезжанами (с беседою) едет к

себе в дом, тогда как молодая с своими подругами отправля-

ется к своему отцу в дом.

У жениха обедают все бояре с светилкою, свахою, старо-

стами и маршалками, причем сваха и светилка, в знак осо-

бенного почета, пришивают боярам, старостам и скрипачу к

шапкам из красных лент кветки (цветки), за что получают от

них по копейке или по две. После обеда родители жениха са-

дятся на шубу, кверху шерстью, и держат в руках каравай

науке, развить разум, дать светское понятие или цель в жизни.

Про мальчика говорить нечего.

Вот цель родителей, и преимущественно матери, так как

муж чаще занят пропитанием, а не воспитанием семьи.

В наше время, если дали девушкам свободу, позволили

им являться в свет, романсами великих поэтов внушили им

великое значение любви, нам нечего удивляться, что они,

читая какого-нибудь заграничного нового философа, начина-

ющего страдать ипохондрией, сумасшествием

или какою-ни-

будь овладевающею его идеею, врет с три короба и смущает

прочих, а девушки читают и на ус мотают, а из этого извле-

кают свои теории и путают все системы.

Свадьбы в Maлopoccиu. У малороссов свадьбы происходят

так: сын, пришедший в возраст, объявляет своему отцу под

веселую руку, что такая-то девушка недурна, ему нравится и

охотно бы женился, если она пойдет за него.

Тогда отец приглашает двоих своих родственников уже

пожилых, а иногда соседей, и предлагает им намерение сына.

Сын им низко кланяется и вместе с отцом просит их, чтобы

они приняли на себя труд сходить к отцу избранной девушки,

посватать дочь за него. А получив от них coглacиe, вручает

каждому из них по посоху в знак полномочия их и посоль-

ства, и нарочно приготовленный хлеб, и провожает их за во-

рота. Такие сваты называются старостами.

Старосты, явясь в дом невесты, кладут этот хлеб на стол

и потом приветствуют хозяина. Хозяин приглашает их сесть,

заводит о чем-либо разговор; они, отвечая на все, крепко

постукивают посохами, напоминая тем как бы нетерпеливое

желание спрашивать о причине их прихода, причем старают-

ся объясниться с ним кратко и прямо, если хозяин нарочно

медлит с таким вопросом. Хозяин, выслушав предложение,

если оно ему нравится, отправляется в хижку (клеть) к жене

своей, объясняется с ней об этом предмете, и, призвав дочь

свою, родители спрашивают ее, нравится ли ей жених?

Узнав от дочери, что жених нравится, вводят ее к сватам;

тут она каждому из сватов подносит по рушнику или полотен-

цу на деревянной тарелке в знак того, что она принимает их

предложение. Старосты, приняв дары, перевязывают их через

Она не твоя, а наша, — говорит дружко.

А если она ваша, — говорит брат, — то заплати за нее

то, что я на нее употребил.

А что ты на нее употребил?

Весьма много, отвечает брат, а именно: в пятнадцать

лет пребывания ее в нашем доме она съела и выпила: пять бо-

чек бураков (свеклы), три бочки капусты, четыре вола (быка),

шесть кабанов (откормленных баранов), десять овец, сто гу-

сей, двести кур, семьдесят пять уток, двадцать кулей хлеба,

пять бочек пива, две бочки меду, пять бочек горилки и пр.

Дружко, выслушав все это, вынимает из кармана две или

три копейки и, положив их на деревянную тарелку, на кото-

рой уже стоит налитая чарка вина, подносит ее продавцу, а

этот видя мало денег не уступает и продолжает торговаться до

пяти, а иногда до десяти копеек. Получив то, чего желал, вы-

ходит из-за стола, за который на его место садится жених, до

того времени безмолвно стоявший посреди комнаты и смот-

ревший на сцену торговли.

Невеста бывает в это время одета в шитую узорами белую

холстинную сорочку, поверх которой пестрая шерстяная плахта

(юбка), красная запаска (передник, фартук), сверх всего су-

конный, смурый или белый кафтан. Козловые, красные с

железными подковками или высокими ободками сапоги, под-

битые гвоздями. На голове две завитыя из природных волос

косы, около которой повязаны шелковый разных цветов лен-

ты с висящими по спине длинными концами. На шею обык-

новенно надевают красную монисту (несколько коралловых

ниток) и медный или серебряный крест; на руках кольца. Ко-

стюм женихасуконный, смурый кафтан, того же цвета

шаровары, шерстяной пестрый пояс, суконная с околышком

черной овчины шапка, и на ногах сапоги, сильно смазанные

смальцом (салом) или дегтем. В одном сапоге лежит медная

или серебряная монета, на руке перстень или кольцо. По каф-

тану красный кушак, за которым заткнут красивый шитый

платок.

После описанной купли невесты как новобрачные, так и

его поезжане сидят за столом. Вскоре отец и мать невесты,

также и родственники невесты, войдя к ним с налитыми ви-

хлеба; сын кланяется в ноги сперва отцу, а потом матери и

просит позволения ехать к невесте; благословив хлебом и со-

лью, родители его отпускают, и молодой со всеми своими

гостями отправляется к невесте.

По приближении к дому дружка и поддружий, дав знать о

сем отцу и матери невесты, кладут на стол хлеб и склянку

водки. Мать, подарив им по ручнику, велит въезжать во двор,

среди которого всегда ставится стол, накрытый скатертью, а

на нем квашню, хлеб и посуду с водкой. Выходит теща встре-

чать жениха в вывороченной шубе, сидя на вилах или кочерге

и держа в руках горшок с водою и овсом, который после обык-

новенных приветствий подает она зятю, а сей, не сходя с

лошади, выливает все на гриву лошади и потом отдает пустой

горшок старшему боярину, который по принятии бросает его

в сторону, причем ежели горшок разобьется, то родится сын,

а если уцелеетто дочь.

Как только жених сойдет с лошади, то брат невесты или

какой-либо близкий и молодой родственник, сев на лошадь

жениха, рыщет по улице во всю конскую прыть; за ним го-

нятся на лошадях бояре, а настигши, ведут лошадь на тот

двор, где потчуют его на коне вином, причем подносивший

говорит ему: прошу выкушать! а тот, не принимая чарки с

вином, только кланяется. Дружко выпивает эту чарку сам, и

налив другую, снова подносит; но он опять не берет; дружко

потом спрашивает: что ему надобно? “Денег” — ответствует

он, тогда дружко подает ему на тарелке несколько копеек;

невестин брат, приняв деньги, выпивает вино и сходит с ло-

шади. Тут его слегка стегают прутиком, но брат невесты успе-

вает убежать к сенным дверям и, взяв обнаженную саблю или

палку, садится рядом с невестою.

Между тем жених со свахою и светилкою стоят в сенях за

порогом. Невестина мать, выйдя с зажженною восковою све-

чею, зажигает ею свечу в руках у светилки, потом целуются

через порог с нею. Тогда дружко, с позволения старосты, вво-

дит жениха в избу, где сидит со своими подругами невеста и

ее брат с обнаженной саблей.

Ты зачем здесь? — Дружко спрашивает брата жениха.

Сестру берегу, — отвечает тот.

мелкую монету на разживу новобрачной. После обеда начина-

ется пляска и продолжается до вечера.

В сумерки входят в избу и начинают ужинать, который

идет тем же порядком, как и обед. После ужина подруги неве-

сты, простясь с нею и откланявшись всей веселой беседе, рас-

ходятся по своим домам, получив притом в подарок по горсти

орехов и несколько бубликов каждая. Старшую же подругу

провожают молодые люди (бояре) при пении, пляске и му-

зыки, до самого двора. Когда подруги удалятся, собирают ужин

для молодых в особенном уединенном месте, иногда и в чула-

не. В это время дружки и свахи собирают невестино приданое

и укладывают, смотря по времени года, в телегу или сани, и

посадя потом туда невесту с светилкою и свахою, везут в дом

жениха; сам жених едет по правую сторону верхом, сопро-

вождаемый боярами. Жених, вскоре по отъезде из дома тестя,

ударяет новобрачную несколько раз плетью по спине, говоря:

Покидай нравы отца и матери, а привыкай к моим”.

При самом отъезде в дом жениха среди ворот зажигается

куль соломы, чрез огонь которого провозят повозку невесты и

все следующие верхами за нею. Потом новобрачные входят в

избу, кланяются отцу и матери и опять садятся за ужинный

стол, со всеми гостями и тем же порядком, как в доме невес-

ты. После ужина дружко со свахой и родственниками ведет их

в подклеть, где оставляют их одних. Здесь невеста разувает

жениха и берет деньги из сапога себе, а муж в это время бьет

ее голенищем по спине. Потом ложатся они на постланной на

полу соломе, покрытой килимом или войлоком, который слу-

жит им вместо одеяла. После некоторого времени молодой при-

зывает дружку и объявляет ему, что жена его сохранила дев-

ство до сегодня, а этот последний объявляет это всей беседе с

вещественными доказательствами. Затем ей тотчас подают дру-

гую сорочку. Тут происходят новое веселье, пляска и пение;

потом гости жениха отправляются в дом родителей невесты

бьют посуду, окна, ломают столы, лавки, причем родители

жениха вместо того, чтобы обижаться, награждают полотен-

цами и платками гостей за радостную весть о благополучии

дочери. Получивши дары, гости отправляются опять в дом

жениха и там шумно проводят день до рассвета.

ном стаканами, потчуют их и всю беседу. Потом дружко ис-

прашивает позволения у старосты на раздачу подарков отцу,

матери и всем родственникам невесты. И таким образом отцу

дается хлеб, матери сапоги, родственникам хлебы и платки, а

дружкам (подругам) по горсти орехов и по два бублика (крен-

деля).

Равным образом жених и невеста дарят всех родственни-

ков хлебами и платками, а бояркаждого по шитому или

тканому бумагою платку. Потом дружко просит позволения у

старосты или посаженого отца на то, чтобы поплясать ново-

брачным и прочим на дворе, и получив разрешение после

троекратной просьбы, пляшут под звуки скрипки до времени

обеда, к которому также являются с позволения старосты или

посаженого отца.

Стол покрывается сверх кылима (ковра) скатертью. На нем

ставятся деревянные белые или красные тарелки и ложки с

несколькими ножами, но без вилок. Перед женихом и невес-

тою ставится одна тарелка, положены крестообразно две ложки

и целый ржаной осыпанный солью хлеб. Посреди стола лежит

кулич — (каравай), который накрыт крестообразно же двумя

утиральниками с вышитыми по концам красною бумагою и

который осеняется еловою веткою, в него воткнутою. Позади

новобрачных, в углу, где иконы, стоит сабля с зажженными

восковыми свечамипринадлежность светелки.

Как только принесут первое кушанье, состоящее из лап-

ши со свининой и курицей, отец и мать невесты потчуют го-

стей и сами пьют за здоровье молодых, которые во весь обед

не пьют и не едят. Таким же образом при борще, жарком и

при других кушаньях повторяют пить. В продолжение обеда

невестина сестра или родственница, сняв с жениха шапку,

пришивает к ней сделанный из розовой ленты цветок, а меж-

ду тем поет приличную по сему предмету песню, за что полу-

чает в награду несколько копеек. Пред концом обеда дружко

по благословенно старосты, прочитавОтче наши сняв с

кулича ручники, берет один ceбе, а другой отдает поддружему.

Потом, перевязавшись своим через плечо, разрезает кулич по

частям и рассылает куски всем присутствующим за столом.

Каждый, получив кусок, должен за него дать какую-нибудь

молодых хозяйством, дарят их разного рода скотом, птицей

и

другими предметами домашнего хозяйства.

По окончании этого угощения дружко, взяв стульни (пи-

роги без начинки, лепешки), также вареную, а иногда и не

вареную курицу, и обложив ее ветвистою калиною и красны-

ми бумажными нитями, идет с молодым и со всею свадебною

беседою с пением и музыкой к тестю; а по прибытии туда

ставит курицу и пироги на стол.

Тесть и теща угощают зятя и всех его сопровождавших

чем Бог послал. В это время дружко, разрезав курицу, подает:

тестю пару пирогов и куриную головку, теще столько же пи-

рогов и гузку, то есть заднюю часть, а прочим гостям по лом-

тю пирога и по куску курицы. После сего теща отправляется

со всеми гостями к отцу ее зятя, и там все, поужинав, весе-

лятся всю ночь.

Во вторник собираются вcе гости, исключая бояр (быв-

ших товарищей молодого) и подруг невесты, к обоим сватам;

и ходя компаниями из дому в дом, потчуют друг друга куша-

ньями и вообще шумно веселятся.

Такое свадебное пирование продолжается целую неделю.

Несмотря, по-видимому, на большие расходы, вся свадебная

пирушка в течение недели в старину обходилась с обеих сто-

рон в 34 рубля 20 коп. ассигнациями.

Свадьбы

на Урале. У уральских казаков в обыкновении у

сговоренной невесты, с начала сговора до самой свадьбы,

гостить всем ее подругам, где сходятся молодые люди, поют и

пляшут с девушками. В девичник жених приносит своей неве-

сте в подарок платье и весь женский убор, а невеста отдарива-

ет эти подарки шапкою, сапогами, рубашкою и шароварами.

После венчания невесту везут в телеге, сзади ее сидит мать

и сваха, пальцы которой унизаны бывают кольцами. Обе они

прикрывают невесту полотенцем, чтобы никто не видал ее. Пред

телегою идет жених с отцом и дружкою, а позади ее едут вер-

хом на лошадях приятели и родные жениха. Один из них на

шесте, подобно знамени, несет полосатую плахту (юбку).

Свадьба у донских казаков. У донских казаков за невестою

не бывает никакого приданого, напротив жених обязан одеть

невесту с головы до ног.

На другой день снова собираются к жениху гости. Поутру

рано приходит старший боярин к новобрачной и, взяв у нея

красную запаску, то есть передник, выставляет его высоко на

шесте, как флаг, над домом молодого, в знак целомудрия

новобрачной.

Потом дружки, свахи, бояре, родственники, соседи и

проч., под предводительством одного дружки, отправляются

в дом старшей подруги новобрачной и ставят на стол хлеб и

посуду с водкой, та со своей стороны ставит на стол кушанье

и потчует посетителей им и водкою; поивши и выпив, гости

выходят на двор, пляшут и поют, и так повторяется тоже у

всех подруг невесты. Отпраздновав у всех по порядку, гости

возвращаются в дом жениха и просят у отца позволения вести

молодых в церковь. Отец надевает на молодую кибалку (на-

метка). Коль скоро достигнут они церкви, то дружко, поддру-

жий и другие, оставя их на цвенmapь (монастыре), все без ис-

ключения поют песни и идут в дом священника, где поставя

на стол хлеб и водку просят его, чтобы он ввел молодых в

церковь. Священник, получа надлежащую за то плату, скло-

няется на их просьбу, вводит с молитвою в церковь, читает

молитву, благословляет молодых и надевает после того на го-

лову молодой серпанку (фату), потом, окропя того и другого

св. водою, отпускает с миром.

Гости возвращаются в дом отца жениха. Там сажают мо-

лодых за стол, туда является и свекор и, тыча палкою в глаза,

спрашивает: “не слепа ли она”, но потом, сняв с нее серпа-

нок, потчует ее вином. Затем дружко угощает молодых хле-

бом, намазанным сотовым медом, а потом всех гостей.

После обеда с позволения старосты выходят вcе на двор,

для пения и пляски, которую начинает дружко. Потом стар-

ший боярин, положа на тарелку несколько денег и поставя

чарку вина, подносит молодой, которая, приняв деньги и

выпив вино, начинает с ним плясать; таким образом она пе-

репляшет со всеми. Потом гости, войдя в избу, садятся за

стол, где отец и мать их потчуют; потом дружко, испрося бла-

гословение у старосты и прочитавОтче наш”, разрезывает

кулич и подносит куски отцу и матери, родственникам и во-

обще всем гостям, которые с своей стороны, для обзаведения

делает при этом никакого сопротивления. Если жених, пре-

одолев все препятствия, успел коснуться рукою до голого тела,

с него этого довольно, он победитель и сам отходит от нее, а

затем все бабы и девушки разбегаются, между тем невеста

умильным голосом говорит своему женихуни, ни!”, чем и

заключается весь брак у камчадал.

Редко случается, чтобы камчадал сразу достиг своей цели.

Бывали случаи, что ему приходилось пробовать свою ловкость

несколько раз, и каждый раз получать ушибы и царапины,

для излечения которых требовалось время. Бывали случаи, что

бедняк семь лет добивался своей невесты и во все это время

служил безвозмездно, а бывали такие примеры, что после

неудачных попыток бедный жених был поруган своей невес-

той и бабы, овладев им, сбрасывали с балаганов.

Кто схватит свою невесту, тот получает все права мужа и

на другой или на третий день увозит ее в свое селение. Для

празднования же брака он возвращается, спустя несколько

времени, к родным жены.

Что касается до женитьбы на вдовах, то здесь не встреча-

ется никаких препятствий, кроме одного согласия с той или

другой стороны.

Мордовские и чувашские языческие свадьбы. Когда отец хо-

чет женить своего сына, то посылает к отцу невесты посто-

ронних людей, чтобы спросить: желает ли он выдать дочь свою

за такою-то? И если последует благоприятный ответ, то ро-

дители жениха и невесты договаривались о калыме (выкупе),

такжекому держать первую попойку и сколько чего употре-

бить при ней. Калым полагался смотря по cocтоянию 8, 9 или

10 рублей ассигнациями. Потом отец и мать жениха просят

невестину родню в гости в дом ее; а из своей родни никого не

принимают.

В назначенный для того день званые гости собираются,

причем их угощают.

Только в самый день бракосочетания объявляют жениху и

невесте о том.

Родители жениха приезжают в дом невесты, которая в

то время уже совсем одета по-праздничному и приготовле-

на к браку. Вся церемония и важность ее заключается един-

Свадьбы у камчадалов. Камчадалыдревние обитатели об-

ширного полуострова Камчатки. Образ женитьбы у камчада-

лов слишком странен и дик. Когда камчадал захочет женить-

ся, то ищет себе невесты в чужом острожке и, высмотрев по

своему характеру девушку, приходит к ее родителям, изъяс-

няется пред ними в своем сердечном расположении к их доче-

ри и просит их пожить у них несколько времени, на что те

легко соглашаются. Иногда даже не объясняется с родителя-

ми, а просто так поступает, и прослужив несколько времени,

просит за услугудочь.

Во время службы, чтобы понравиться родителям девуш-

ки, он показывает необыкновенное усердие, ловкость и про-

ворство, даже удальство. По истечении условленного срока

молодой камчадал добивается позволения хватать невесту.

Если поведение его будет хорошо и он понравится родите-

лям, сродникам и невесте, то ему позволяется хватать, если

же нет, то труды его вознаграждаются какою-либо вещью и

он должен оставить их острожек (селение). Случается, что он

остается и без всякого вознаграждения.

Камчадал, получивший позволение хватать невесту, все-

ми силами старается улучить время, подстеречь невесту одну

или с немногими женщинами; между тем как со стороны

женщин и девушек селения принимаются все меры к тому,

чтобы сохранить невесту от нападения, так что редко ее ос-

тавляют.

К тому же ее в это время одевают в две, три хоньбы (одежда

из собачьей шкуры), потом опутывают от колен до мышек

рыболовными сетями, по которой увивают ремнями так креп-

ко, что она решительно лишена всякого свободного движе-

ния. Опутывание и укручивание невесты служит к тому, что-

бы защитить девушку от молодого человека, которому необ-

ходимо для получения ее в жены прикоснуться к голому ее

телу, а для того разрушить своею ловкостью все преграды к

тому. Если только представится к тому возможность, он стре-

мительно кидается к девушке, старается разорвать ремни и

сетку, но тут невеста и девки поднимают крик, визг, схваты-

вают его за волосы, царапают его лицо, бьют и всеми силами

стараются отбить невесту, хотя сама невеста окончательно не

ет на гудке; а прочие, по своему обыкновению приплясывая,

поют: вой! вой! При этом потчуют пивом или медом всех без

изъятия предстоящих, и всяк в честь себе вменяет быть при

этом пьяным. Со стороны здесь не бывает гостей, кроме отца

и брата, свахи и двух дружек. Должность свахи и одного друж-

ки состоит в том, чтобы подносить напитки.

Другой дружка, стоя пред невестою в безмолвии, держит

в правой руке обнаженную саблю, которою время от времени

махая, ударяет в потолок или матицу.

Между тем у печки на стол кладут постелю и все прочее

приданое, на котором садится невестина сестра или иная ее

подруга, у которой дружка должен выкупать приданое.

Коль скоро невеста оплачет всех своих сродников, то не-

медленно начинается церемониальное шествие к венцу. Во

первых идет дружка с саблею, потом невестина мать или ба-

бушка со свечею, а за нею отец или ближайший сродник с

иконою.

Тут берут невесту кто за пояс, кто за ноги и выносят из

избы на двор. Между тем она, как бы неохотно оставляя дом

своих родителей, старается всеми силами противиться этому

выходу из дома. То схватится за матицу, то за косяк дверей,

то за скобу, и с такою силою, что окружающие ее должны

бывают употребить все силы для того, чтобы раздвинуть руки.

Коль скоро вынесут ее во двор, то дружка, вооруженный

саблею, кричит, чтобы все зрители стояли рядом и чтобы

никто не выходил ей навстречу, что принимается за дурной

знак.

Между тем у избы запирают двери и никого оттуда не

выпускают, пока не посадят невесту в сани или в повозку и

покрывают белою скатертью с бахромою. Поезд следует так:

сперва отец или брат женихов, потом невеста со свахою и

дружкой, в одной повозке, затем подруги ее и вся свита едет

только до половины дороги; а отсюда сопровождает ее поезд

жениха до самой церкви, где дожидается жених.

Когда окончится венчание, впереди всех едет жених, а за

ним невеста, после того и весь поезд. По прибытии домой

жених тотчас, приняв невесту, ведет в избу; но

прежде, неже-

ли входят в нее, становятся оба одною ногою на порог избы,

ственно в том, что отец, взяв за руку дочь свою, а матьв

руки хлеб и соль, вручают дочь свою с хлебом-солью свек-

ру и свекрови.

Невеста, поблагодарив родителей своих за понесенные ими

труды и хлопоты о воспитании ее и притом заплакав о роди-

тельском доме и родственниках, покрывается белым холстом

до пояса и в этом виде выводится своим братом из отеческого

дома до саней или телеги. Прочая родня ее, проводив ее до

половины дороги и встретив родню женихову, возвращается,

так как на брачном пиру с невестиной стороны родни не бы-

вает.

Как только приедут в дом жениха, то его брат или бли-

жайший сродник, взяв невесту за руку, вводит в избу и сажа-

ет за стол. Потом зовут жениха, который, нахлобучив шапку,

садится подле нее. Отец его, при собрании всех сродников и

других гостей, взяв поставленный на стол пирог аршина в

полтора, поднимает его и концом его поднимает покрывало у

невесты, говоря между тем: “Вот тебе свет! Будь счастлива к

хлебу, животу и размножению семьи”. Потом переменяет он

ей имя: Мезява, большая, Сернява, средняя, Вежава, мень

-

шая, и так далее по старшинству сочетающихся сыновей сво-

их. Тогда жених и сродники увидят невесту, так как и она их

всех. После сего начинается пирушка, которая продолжается,

смотря по средствам. В этом состоит весь обряд их таинства

брака.

Ныне их браки, как христианские, сопровождаются но-

выми обычаями, близкими к нашим. Обыкновенно в день

свадьбы надевают на невесту красное платье или кумашник,

красную рубашку и красные сапоги. На все пальцы обеих рук

надевают разноцветные перстни с привешенными к ним не-

большими цепочками, к которым привешены серебряные или

медные копейки. Голову ее прикрывают красною фатою так,

чтобы видеть лица ее нельзя было. Пред нею ставят скамейку,

на которую ставят хлеб, соль и ведро пива; подле ее садится

пожилой мужчина с иконою, пред которою мальчик держит

свечу. Между тем все сродники ее, подходя к ней один по

одному, подклоняют головы свои под фату ее, которых она

порознь оплакивает. В продолжение сей церемонии один игра-

В этот день невеста сидит в гостеприимной избе за отго-

родкою с закрытым лицом. Но в известное время выходит от-

туда и ходит вокруг избы с печальным выражением лица,

между тем как ея подруги носят пред нею пиво, хлеб и мед-

сырец. Когда таким образом она обойдет три раза вокруг избы,

то жених, сорвав с нея покрывало, целует ее и меняется с

нею перстнями. И с того времени она называется обрученною.

После того невеста, угостивши гостей хлебом, пивом и ме-

дом, уходит опять за перегородку, где женщины, сняв с нее

худую девичью шапку, надевают бабью, поновее, называе-

мую xyщиy.

При раздевании, как и у других русских племен, невеста

должна разувать жениха. На следующий день происходит доз-

нание, сохранила ли молодая свое девство, если не сохрани-

ла, то стыдят молодую стаканом с продырявленным дном,

как уже ранее было описано, и все кончается смехом, без

неприятных для молодой последствий.

В этот день молодая принимает гостей как хозяйка, и день

проводится в песнях и плясках под музыку, веселее первого.

Свадьбу играют по большей части у жениховых родителей.

Гости, со своей стороны, никогда не ходят без съестного и

напитков, а кроме того кладут на поставленный на столе хлеб

с воткнутой в него стрелою кто что может из денег, на разза-

вод молодых.

В прежнее время чувашихристиане венчались спустя

долгое время после этих обрядов.

Черемисская языческая свадьба. Когда черемисы были

идолопоклонники, то в той избе, где предположено было

свадебное торжество, на столе домашнего своего идола,

Карт совершал моление. Потом делали обед, а за оконча-

нием его предавались веселью, состоящему в пляске, пес-

нях и музыке на гуслях, или на волынке. В то время как

Карт читал свою молитву, в другой избе невесту наряжали

в замужнее женское одеяние, сняв покрывало, надевали

на нее нарядную женскую шапку или повязку. Затем же-

них, взяв ее за руку, отводил ее в гостеприимную избу,

где она во все время моления Карта стояла на коленях, а

затем, вставши, раздавала дары и подносила всем гостям

где ставят горячую с хмелем сковороду на ногу сперва жени-

ху, а потом невесте. Жених сбрасывает ее ногой, потом то же

делает и невеста. За отбрасыванием ногою сковороды с хме-

лем тщательно наблюдают все домашние и выводят свои зак-

лючения о будущем новобрачных. Чем далее отлетит сковоро-

да от ноги невесты, тем она будет сердитее и сварливее; а чем

ближе, тем смирнее и добрее. Если сковорода упадет вверх

дном, то думают, что новобрачные будут несчастливы, а на-

оборотдном к низуполное благополучие.

Затем жених, невеста и все гости входят в избу; садятся за

стол и пируют; но при этом пиршестве никого из родни ново-

брачной не бывает. Сама же невеста тотчас убирает голову по-

девичьи, как до сего ходила, и потом ходит так до того време-

ни, пока не увидится с отцом или матерью, или вообще с

тем, кто ее выдавал замуж, а затем уж лишается всех девичь-

их украшений.

У некоторых мордовцев есть обычай раздавать крутую кашу

всем сбежавшимся с деревни смотреть молодых, по чумичке

на человека, кому в шапку, кому в полу, а иному и за пазуху.

У чуваш, живущих по Волге, если кто вздумает женить-

ся, должен послать свата в дом невесты и торговаться с отцом

на счет выкупа. Не знаем как теперь, но лет 90 тому назад

цена тамошним невестам простиралась от двадцати до пяти-

десяти рублей ассигнациями. Бедняки покупали в то время

жен, платя десять, пять рублей, а богатые платили до семиде-

сяти рублей на ассигнации. Приданое невесты обыкновенно

состоит из разного скота, домашней утвари и одежды, сораз-

мерно или почти соразмерно с выкупом. Впрочем, это в дру-

гих местах называется калымом (выкупом, а у чуваш называ-

ется Хота, сватовство).

По заключении торга бывает поезд с дарами. Жених, при-

езжая с родителями к невесте, представляет договорную сум-

му денег, причем дарит новых родственников рубахами, плат-

ками или холстом; а для благополучия в сочетании, хозяе-

вампшеничный хлеб и небольшое количество меду-сырца,

которое, поднося, держит против солнца и творит молитву. В

этот же день после веселой пирушки условятся на счет дня

брака.

По уплате полного калыма невестин отец приглашает го-

стей на пир, и погуляв до пьяна, они разъезжаются по домам;

а жених с невестою и другими сродниками, взяв все приданое

невесты, уезжает в свой дом. Потом призывается мулла, и

начинается брак. Брак их очень краток и прост. Молодые сидят

или в другой избе, или тут же за занавесом. А мулла, не видя

новобрачных, спрашивает трижды у присутствующих: “же-

нился ли такой-то?” Ему отвечает дружка: “женился!” — тоже

троекратно называя по имени жениха.

Потом мулла спрашивает о невесте троекратно: “вышла

ли такая-то замуж за такого-то?” Дружка тоже на каждый его

вопросчто вышла такая-то? Наконец, мулла читает молит-

ву, и тем кончается процесс брака.

По прошествии двух или трех дней зять приглашает к себе

в дом тестя и всю родню молодой жены для пирования; гости

собираются, и каждый из них приносит что-либо в подарок

новобрачным.

Свадьбы у казанских и кренбургских татар совершаются

так же почти, как выше сказано. Так же поступает и мулла

при совершении брака. Замечательно то, что у них существу-

ет девичник, куда собираются подруги и родные, поют пес-

ни и оплакивают перемену состояния невесты, которая в это

время сидит с закрытым лицом. Между тем двое мужчин от

лица невесты поют песню, содержанием которой то, чтоона

перемены этой желает”. Накануне брачного дня к вечеру,

посадя невесту на ковер, относят невесту в тот дом, где дол-

жна быть свадьба, и тут она видится с новыми своими род-

ственниками.

У этих татар потеря девства до замужества считается ве-

личайшим бесчестием. Гневного характера жених имеет право

во время самой свадьбы сорвать с своего тестя и тещи свои

подарки.

Свадьба cuбupcкux (чулымских) татар. Эти татары также

посылают свата. Сват, отправляясь по делу сватовства, берет с

собою новую трубку (китайскую), набивает ее китайским та-

баком, а придя туда, объявляет причину прихода и тотчас

оставляет там свою трубку и табак, сам удаляется куда-то на

короткое время. По возвращении, если он заметит, что трубка

пиво или мед. По окончании всего этого она отправлялась

опять в ту избу, где была.

Ввечеру невеста раздевалась сама, но ложилась как-то не

добровольно и по принуждению. Уложив молодых, бабы за-

пирали подклеть.

На другой день, поутру, в сопровождении женщин вхо-

дил в подклеть один из пожилых мужчин, избранный вместо

отца молодой, держа в руке предобрую плеть. И если он ус-

матривал в молодой что-либо противное доброй чести до ее

замужества, то поднимал плеть и обещал ею вознаградить на

другой день, и конечно, это наказание исполнялось. Так же

поступали и молодые, только позднее, по окончании всех сва-

дебных обрядностей.

Третий день препровождали они также в пирушках и

веселье. Пред удалением всех каждый, выпив стакан пива

или водки, бросал в него какую-либо монету, в подарок

молодым.

Мало бывает и ныне между черемисами браков, где бы не

примешивались эти языческие обряды.

Татарская свадьба. У татар русских существует в ocнове

одно и то же, согласно религии, но встречаются некоторые

различия в частности их обрядности. У татар по pеке Черем-

хану, которая впадает в Волгу при Сингелееве, существует

такой обычай при свадьбах: когда жених или его родители

выберут невесту, то сватают ее тоже, как и пpoчие, чрез по-

сторонних лиц и после согласия с той и другой стороны на-

чинают толковать о калыме. У них даже бедняки должны пла-

тить довольно тяжелый калым. И женскому полу нет при-

нуждения выходить замуж, а потому невестин отец при на-

чале сватовства спрашивает дочь, охотно ли она идет, нра-

вится ли ей жених? Только ее coгласие решает дело. Затем

приглашают муллу, который, прочитав молитву, разрешает

ей сидеть с женихом за занавесой, потом гости пьют и весе-

лятся. Но только тогда жених волен взять свою невесту, когда

заплатит ее отцу калым сполна. Между тем жених волен тай-

но, время от времени, посещать невесту, повольничать

не-

много, но в права мужа вступать ни под каким предлогом не

допускается.

Родственники обеих сторон, взявшись за сырую овчину с

двух сторон, начинают что есть силы тянуться между собою,

и чья сторона перетянет, значит, та должна угощаться на счет

противоположной побежденной стороны. Обыкновенно с од-

ной стороны тянутся одни жениховы родственники, а с дру-

гойневестины.

При начале пирушки вводят невесту в ее кибитку, где она

с прочими женщинами и девушками при игре на чебыдзе,

волынке и гудках веселится. В это время воспрещается видеть-

ся со свекором и старшею жениховой родней, а отца своего

не прежде посетить, как по прошествии года, и тогда уже

получает она от него надлежащий свой пай (удел или учас-

ток) в верблюдах, разном скоте и прочем.

У калмыков уральских часто сговаривают детей не только

младенцами, но даже тогда, когда жены их беременны, если

только родятся у одного сын, а у другогодочь.

Сочетаются браком еще по четырнадцатому году. За два

года до свадьбы позволяется жениху ходить играть с невестою.

Но ежели она до свадьбы забеременеет, то жених или его отец

должен удабривать родителей невесты подарками, несмотря

даже что последовало обручение.

Договоры с невестиным отцом и матерью насчет выкупа

за нее производятся до свадьбы. Со своей стороны ее родители

приготовляют в приданое платье, разные домашние вещи,

постелю, войлоки, одеяла и кибитку из белого войлока.

Пред браком справляются у гелюна насчет благополучно-

го для брака дня, когда и совершают потом брак. Пред нача-

лом брака, когда невеста в сопровождении родителей и род-

ственников приезжает к жениху и ставит новую кибитку, то

прибывший в дом гелюнъ, при всем поезде, читает некото-

рые молитвы; невесте, по его приказанию, расплетают косы,

а волосы заплетают только на две. Затем гелюнъ берет шапки у

жениха и у невесты, отходит в поле и окуривает их ладаном,

при чтении ему известных молитв, возвратясь, отдает дружке

женихову, а свахуневестину шапку и приказывает надеть

молодым.

После этого брака начинается пирушка, на которую мясо

для пира жертвует отец невесты. Затем невесту оставляют в

не была в употреблении, то считает это за отказ, а если ус-

мотрено, что курено, то принимается торговать невесту на

платье, мягкую рухлядь, скот и на проч.

Свадьба совершается в новой юрте, брачное ложе моло-

дыхвойлок. Если новобрачная виновата пред своим мужем,

то она никакой обиды от мужа не терпит, но молодой украд-

кой уходит и не ранее возвращается, как разделавшись доб-

рым порядком с похитителем ее чести. Потом все предается

забвению.

В день свадьбы у них тоже происходят пирушки и веселье

с песнями, пляскою и музыкой. Kpоме того, жених занимает-

ся борьбою с родственниками невесты и если успеет всех их

побороть без посторонней помощи, то заслуживает огромное

общее одобрение.

Калмыцкая свадьба. У этого народа, исповедующего ламай-

скую веру, женитьба детей совершается по воли родителей. Но

прежде, чем принимаются за сватовство, обращаются к Гелюну

(своему жрецу), объявляют ему имена жениха и невесты, год,

месяц и число рождения каждого из них, и гелюнъ справляется

в книге судеб (сударъ), а потом им объявляет соизволение Бур-

ханов, их богов, успех или не успех брака. В последнем случае

брак никогда не состоится. Разве только задарят гелюна, тогда

он постарается умилостивить своих богов.

Таким образом, получив соизволение своего жреца, до-

говариваются при свидетелях обеих сторон о колыме, кото-

рый состоит из выкупа со стороны невесты. Она должна при-

весть за собою: новую кибитку, по несколько всякого скота и

ясыръ (прислугу).

Брак гелюнъ совершает во время нового месяца с обык-

новенными своими обрядами: сперва приводит жениха и не-

весту к бурханской присяге во взаимной верности; потом,

выведя их из кибитки, приказывает им глядеть на солнце, а

сам читает молитву; причем жених и невеста кладут земные

поклоны.

Наконецгелюнъ, по совершении надлежащих молитв,

возлагает на жениха и невесту руки, тем и кончается вся це-

ремония. Потом сажают невесту в кибитку за занавес; а жених

садится впереди.