§252. Roma non pereat...

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 

«Конец античности,— пишет Хью Тревор-Ропер, — окончательный упадок

великой средиземноморской цивилизации Греции и Рима- одна из ключе-

вых проблем европейской истории. О том, когда начался этот процесс и что

стало его причиной, идут нескончаемые споры. Его начало, вероятно, можно

отнести к III в., а продолжался он медленно, фатально и с виду необратимо до

V в., закончившись в Западной Европе»'

Среди причин падения Империи и краха античного мира называют и про-

должают называть христианство, точнее, его превращение в официальную

государственную религию. Не станем сейчас вдаваться в решение этого

сложного и деликатного вопроса. Отметим лишь, что если бы христианство

не поощряло военной доблести, то антиимперская полемика первых христи-

анских апологетов потеряла бы смысл после обращения Константина (ср.

§239). Более того, его решение принять христианство и построить новую

столицу на берегу Босфора способствовало консервации классической гре-

ко-латинской культу-

ры- пусть эти благоприятные последствия христианизации Империи и

были проигнорированы современниками. В августе 410г. Аларих, пред-

водитель готов (сам христианин, но последователь ереси Ария), захва-

тил и опустошил Рим, вырезав часть его жителей. С точки зрения вой-

ны и политики это событие не было катастрофой, так как столица нахо-

дилась в Милане. Но весть потрясла Империю от края до края. Как и сле-

довало предполагать, это беспрецедентное событие было истолковано в

религиозных, культурных и политических кругах римского язычества

как кара за отступление от традиционной религии и принятие христиан-

ства3.

В ответ на это истолкование Августин, епископ Гиппонский, пишет, меж-

ду 412 и 426 гг. свое самое значительное произведение — «De Civitate Dei

contra paganos» [«О Граде Божием против язычников»]. Речь идет, прежде

всего, о критике язычества (римской мифологии и религиозных установле-

ний), сопровождаемой теологией истории, которая наложила глубокий отпе-

чаток на богословскую мысль Запада. По понятиям того времени, Августин

занимался отнюдь не мировой историей. Из древних империй он упоминает

лишь об Ассирии и Риме (напр., XVIII, 27, 23). Несмотря на разнообразие

трактуемых им предметов и на огромную эрудицию, Августина по-

настоящему занимали лишь два события: для него, христианина, привели в

действие и определили историю Адамов грех и искупительная жертва Хри-

ста. Он отвергает теорию вечности мира и вечного возвращения, однако не

дает себе труда их опровергнуть. Мир сотворен Богом и прейдет, поскольку

время линейно и ограниченно. После первородного греха единственное зна-

чимое событиеэто Воскресение. Истина, одновременно историческая и

спасительная, возвещена в Библии, ибо судьба еврейского народа показывает,

что у Истории есть смысл и конечная цель: спасение человеков (IV, 3; V, 12,

18, 25; и т.д.). В целом, история состоит в борьбе между духовными потомка-

ми Авеля и Каина (XV, 1).Августин различает шесть эпох: 1) от Адама до по-

топа; 2) от Ноя до Авраама; 3) от Авраама до Давида; 4) от Давида до Вави-

лонского Пленения; 5) от Пленения до Иисуса. Шестая эпоха продлится до

второго пришествия Христа4. Все эти исторические периоды относятся к civitas

terrena [граду земному], начало которому положило злодеяние Каина, и

противоположность которого — Civitas Dei [Град Божий]. Град людей, пу-

теводимый vanitas [тщетой],— временный и смертный, и держится на есте-

ственном воспроизведении потомства. Град Божийвечный и бессмерт-

ный, освещаемый veritas [истиной], — место, где совершается духовное об-

новление. В историческом мире [saeculum] праведные, как Авель, — палом-

ники на пути к спасению. Миссия и оправдание Римской империи, в конеч-

ном счете,— поддерживать мир и правосудие, чтобы Евангелие могло быть

проповедано повсеместно5. Августин не разделяет мнения тех христианских

авторов, которые связывают процветание Империи с ростом церкви. Он не

устает повторять, что христианам следует ожидать окончательной победы

Града Божьего над цивилизацией людей. Триумф будет иметь место не в ис-

торическом времени, как считают хилиасты и милленаристы. Значит, даже

если бы весь мир принял христианство, Земля и история не преобразились

бы. Знаменательно, что последняя, XXII, книга «De Civitate Dei» посвящена

воскресению мертвых...

Говоря же о разорении города Аларихом, Августин напоминает, что и в

былые времена Рим терпел подобные бедствия; римляне,— подчеркивает он

также, — порабощали и эксплуатировали многие народы. И все же «Roma

поп pereat si Romani поп pereant!» [Рим не погибнет, пока живы римляне!]—

провозглашает Августин в знаменитой проповеди. Иными словами, постоян-

ство установления обусловлено качеством людей, а не наоборот.

В 425 г., когда Августин, за пять лет до своей смерти, завершал «Град

Божий», «святотатство» Алариха было забыто, но Западная Империя близи-

лась к закату. Труд блаженного Августина был полезен особенно для христи-

ан, которым на четыре последующих столетия пришлось стать очевидцами

распада Империи и «варваризации» Западной Европы. «Град Божий» под

корень подрезал историческую связь церкви и умирающей Римской импе-

рии. Поскольку истинная цель христианина есть спасение, а единственное

упованиеокончательный триумф Града Божьего, то все исторические ка-

тастрофы, в конечном счете, лишены духовного смысла.

Летом 429 г. и весной 430 г. вандалы, переправившись через Гибралтар,

опустошили Мавританию и Нумидию. Они еще были в Гип-поне 28 августа

430 г., в день смерти Августина. Год спустя город был покинут жителями и

частично сожжен. Римская Африка прекратила свое существование.