§258. Почитание икон и иконоборчество

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 

Тяжелейший кризис, развязанный иконоборчеством (VIII-IX вв.), имел

много причин: политических, социальных и богословских. Соблюдая запо-

ведь Декалога, христиане первых двух веков не делали священных изобра-

жений. Однако в Восточной империи этот запрет был забыт уже в III в., ко-

гда религиозная иконография (персонажи или сцены из Священного Писа-

ния) появляется на кладбищах и в местах, где собирались верующие. По раз-

маху это нововведение вполне можно сравнить с культом мощей. В IV и V

вв. изображения множатся, а их почитание определяется со всей отчетливо-

стью. В эти же два столетия формируются аргументы за и против икон. Ико-

нофилы настаивали на педагогической функцииособенно для неграмот-

ныхи освящающем свойстве образов. К концу VI и на протяжении VII вв.

образа становятся объектом почитания и культа как в церквях, так и в до-

машнем обиходе38. Перед иконами молились, простирались ниц; их лобызали,

а во время процессий несли на руках. В этот период растет число чудотвор-

ных иконисточников сверхъестественной силы, — оберегающих города,

дворцы, войска39.

Как отмечает Эрнст Кицингер, вера в надприродную силу икон, подразу-

мевающая некую связь между образом и тем, кто на нем представлен, является

наиболее важной чертой почитания икон в VI-VII вв. Икона есть «вместили-

ще, орган самого Божества» .

Почитание икон было официально запрещено императором Львом III в

726 г. и предано анафеме в 754 г. на иконоборческом соборе в Константино-

поле. Главный богословский аргумент формулировался так: поклонение ико-

нам косвенно предполагает идолопоклонство. Второй иконоборческий собор

(815 г.) отверг почитание икон во имя Христово. Ибо невозможно, говорили

иконоборцы, изображать Христа, не подразумевая, что с тем вместе изобра-

жается и его Божественная природа (а это святотатство), либо, разделяя две

Его неделимые природы ради того, чтобы изобразить лишь человеческую (а

это ересь)41. Напротив, евхаристияистинный «образ» Христа, потому что

она исполнена Святым Духом и содержит в себе, в отличие от иконы, мате-

риальную и духовную стороны42.

Что касается иконофильского богословия защитников святых икон, то

наиболее систематично оно было разработано Иоанном Дамаскиным (675-

749) и Феодором Студитом (759-826). Опираясь на труды Псевдо-Дионисия,

оба автора подчеркивали тесную взаимосвязь духовного и материального.

«Как можете вы, будучи плотью, — пишет Иоанн Дамаскин, — поклоняться

вещам невидимымЧрезмерный «спиритуализм» иконоборцев ставит их в

один ряд с древними гностиками, утверждавшими, что тело Христа не физи-

ческое, а небесное43. Вследствие воплощения Бог стал видимым, упразднив,

таким образом, запрет Ветхого Завета изображать божественное. И тот, кто

отрицает, что Христос может быть изображен на иконе, отрицает тем самым

реальность воплощения. Тем не менее, и Иоанн, и Феодор уточняют, что об-

раз не равен первообразу по сущности. Образ есть сходство, которое, являясь

отражением первообраза, заключает в себе отличие от него. Следовательно,

иконоборцы были повинны в богохульстве, рассматривая евхаристию как

образ; ибо, будучи идентична Христу по сути, евхаристия и есть Христос, а

не Его образ44.

Об иконах святых Иоанн Дамаскин пишет: «Пока святые жили, они были

исполнены Духа Святого, и после смерти Благодать никогда не удаляется ни

от их душ, ни от могил, ни от священных их изображений»45. Безусловно,

иконам не следует поклоняться, как Богу. Но они принадлежат к разряду ве-

щей, освященных присутствием Христа, таких, как, например, Назарет, Гол-

гофа, древо Креста. Эти места и предметы стали вместилищами и сосудами

«божественной энергии», ибо посредством их Бог совершает спасение лю-

дей. В наше время иконы заняли место чудес и других деяний Христа, кото-

рые, по счастью, видели и которыми восхищались Его ученики46.

Подытожим. Как мощи способствовали сообщению между небом и зем-

лей, так и на иконах оживало то чудесное illud tempus, когда среди людей жи-

ли Христос, Пресвятая Дева и апостолы. Иконыесли и не обладают той

же силой, что и мощи, — доступнее для верующих: их можно найти и в са-

мых скромных храмах и часовнях, и в частных домах. Кроме того, их созер-

цание приобщало к целому миру символов. Иконы, таким образом, могли

дать углубленное религиозное образование тем, кто не знал грамоте (что они

фактически и делали для всех слоев сельского населения Восточной Евро-

пы)*27.

Иконоборчество стало следствием политических и социальных причин.

Другой подоплеки у него не было. Иконоборцы не знали или не хотели при-

знавать символическую функцию священных образов; многие защитники

икон, со своей стороны, использовали их культ либо для своей выгоды, либо

для возвышения престижа, укрепления власти и обогащения тех или иных

церковных институтов.