§262. «Эмиграция» в Медину

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 

Положение Магомета и его приверженцев постоянно ухудшается. Власти

Мекки решают лишить их прав, которые они имели как члены своих племен.

А ведь принадлежность к определенному племени была для араба единст-

венной защитой. Магомета взял под защиту его дядя Абу Талиб, хотя он ни-

когда не принимал ислам. Но после смерти Абу Талиба его брат, Абу Лахаб,

сумел поразить Магомета в правах. Проблема, возникшая в результате все

более жестокого противостояния ему курейшитов, разрешилась в богослов-

ском аспекте: то была воля Аллаха. Слепая приверженность многобожию

была изначально предрешена Аллахом (ср. 16:39; 10:75; 6:39). Таким обра-

зом, разрыв с неверными был неизбежен:

«2(2). Я не стану поклоняться тому, чему вы будете поклоняться, 3(3). И

вы не поклоняйтесь тому, чему я буду поклоняться» (109:1-2).

Ок. 615 г., желая укрыть своих приверженцев от преследований, но и

боясь раскола21, Магомет содействовал переезду группы из 70-80 мусульман

в христианскую страну, Абиссинию. Пророк, который вначале считал, что

он был послан лишь для обращения курейшитов идет теперь к кочевникам и

жителям городов-оазисов, Таифа и Ясри-ба. У кочевников и бедуинов Таифа

он успеха не имел, но контакты с Ясрибом (будущей Мединой) были обна-

деживающими. Магомет выбирает местом добровольного изгнания Ясриб,

где традиционная религия не принижалась экономическими и политически-

ми интересами и где проживало много иудеев, а стало быть, монотеистов.

Кроме того, этот город-оазис был истощен длительной междоусобной вой-

ной. Некоторые племена посчитали, что пророк, чей авторитет основывался

не на голосе крови, а на вере, сможет абстрагироваться от племенных связей

и взять на себя роль третейского судьи. К тому же одно из двух главных пле-

мен в большинстве своем уже было убеждено, что Бог направил Магомета с

посланием ко всем арабам, и обратилось в ислам.

В 622 г., по случаю паломничества в Мекку, делегация из Ясри-ба

семьдесят пять мужчин и две женщинытайно встречается с пророком и

торжественно клянется сражаться за него. Правоверные начинают покидать

Мекку и небольшими группами направляться в Ясриб. Переход через пусты-

ню (более 300 км) длится девять дней. Магомет в сопровождении своего тестя

Абу Бакра уходит одним из последних. 24 сентября они прибывают в Кубу,

деревушку в окрестностях Медины. «Эмиграция», хиджра, завершилась ус-

пешно. Вскоре пророк вошел в Медину и предоставил своей верблюдице вы-

брать место для будущего жилья. Дом, служивший правоверным также и ме-

стом собраний для совместных молитв, был построен лишь через год, так как

сначала надлежало построить жилье для жен пророка.

Религиозная и политическая деятельность Магомета в Медине значительно

отличается от той, что была в Мекке. Это проявляется в сурах, «продиктован-

ных» после хиджры: они в основном относятся к организации общины право-

верных, уммы22, и ее социальным и религиозным институциям. Богословская

структура ислама была уже выстроена ко времени отъезда пророка из Мекки,

но именно в Медине он уточнил правила культовой практики (молитвы, по-

сты, подаяние, паломничество). С самого начала Магомет проявил выдающий-

ся политический ум. Он осуществил объединение прибывших из Мекки му-

сульманэмигрантов» с новообращенными из Медины, «помощниками» - ,

провозгласив себя самого их единственным главой. Таким образом, было уп-

разднено племенное «верноподданство». Теперь существовала лишь одна му-

сульманская община, организованная по теократическому принципу. В «Кон-

ституции Медины», очевидно, составленной в 623 г., Магомет заявляет, что

«эмшранты» и «помощники» (т.е. вся умма) образуют единый народ, отлич-

ный от всех остальных; кроме того, он определяет права и обязанности для

других кланов и для трех иудейских племен. Не все жители Медины, естест-

венно, были довольны начинаниями Магомета; но по мере возрастания его

военных успехов возрастал и его политический престиж. Однако успех его

решений обеспечивали, главным образом, новые откровения, сообщенные

ему ангелом23.

В Медине Магомета более всего разочаровала реакция трех иудейских

племен. Накануне эмиграции пророк в соответствии с иудейской практикой

избрал Иерусалим как сторону для направления молитв, quiblah; обосновав-

шись в Медине, он заимствовал и другие иудейские ритуалы. Суры, «продик-

тованные» в первые годы хиджры, свидетельствуют о его усилиях по обра-

щению иудеев. «22(19). О, обладатели писания! Пришел к вам Наш послан-

ник, разъясняя вам, во время перерыва между посланниками, чтобы вы не

сказали: "Не приходил к нам ни благовеститель, ни увещатель"» (5:19). Ма-

гомет позволил бы иудеям сохранить их традиционные ритуалы, если бы они

признали его пророком24. Но иудеи настроены все более враждебно. Они об-

наруживают в Коране ошибки, доказывающие, что Магомет не знает Ветхого

Завета.

Разрыв произошел 11 февраля 624 г., когда пророк получил новое откро-

вение, предписывающее мусульманам обращаться во время молитвы теперь

не в сторону Иерусалима, а к Мекке (2:136). Положившись на свою

гениальную интуицию, Магомет провозгласил, что Кааба была сооружена

Авраамом [Ибрахимом] и сыном его Исмаилом (2:127). Но из-за грехов

праотцев это святилище теперь находится в руках идолопоклонников.

Отныне «арабский мир обладает своим Храмом, куда более древним, чем

Иерусалимский Храм, у этого мира свое единобожиеханифизм... При

помощи такой уловки ислам, в какой-то момент отпавший от своих корней,

вновь возвращается к ним навсегда»25. Это решение имело серьезные

религиозные и политические последствия: с одной стороны, было обеспечено

будущее арабскому единству; с другойновые соображения по поводу Каа-

бы26 завершатся богословием Храма под знаком самого древнего, т.е.

«подлинною), монотеизма. Пока же Магомет отходит и от иудаизма, и от хри-

стианства: обе эти «религии Книги» не сумели сохранить первозданную чисто-

ту. Вот почему Бог отправил к людям своего последнего вестника, а исламу

предназначено наследовать христианству, как оно наследсшло иудаизму.