§267. Усвоение и переосмысление дохристианских традиций: святость

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 

королевской власти, рыцарство

Для большей части германских племен королевская власть имела свя-

щенный характер и божественное происхождение: основатели правящих

династий возводили свой род к богам, и чаще всего к Вотану16. «Удача»

правителя служила доказательством его божественной природы. Он сам

совершал жертвоприношения, которые должны были обеспечить богатый

урожай и благоприятный исход войны; он считался также харизматическим

посредником между народом и божеством. Покинутый «удачей», а, стало

быть, богами, король мог быть низложен или даже убит, как случилось,

например, в Швеции с До-мальди, когда подряд случилось несколько

неурожайных годов17. Даже после обращения в христианство генеалогия

правителей (т.е. их принадлежность к потомкам Вотана) сохранила

рниееш18а *ю35.щ ее знача-

Как и повсюду, церковные власти приложили усилия для того, чтобы

связать эти верования со Священной Историей. Таким образом, в некоторых

королевских генеалогиях Вотан провозглашался сыном Ноя, рожденным во

время плавания в ковчеге, или же потомком одной из кузин Девы Марии19.

Правителей, павших на поле битвы, даже язычников, уподобляли святым му-

ченикам. Христианские монархи пользовались, по крайней мере, отчасти,

магико-религиозным престижем предков: своим прикосновением они благо-

словляли семена будущего урожая, а также детей и больных20. Для того, что-

бы отучить

народ поклоняться царским курганам, королей решили хоронить в храмах.

Однако самым впечатляющим явлением в этой переоценке языческого

наследия было возвышение короля до статуса Помазанника Божьего (Christus

Domini). Отныне король становится особой неприкосновенной; любой за-

говор против него рассматривается как святотатство. Теперь священный ха-

рактер королевской власти придает не божественное происхождение, а обряд

помазания на царство, после которого правитель становится Помазанником

Божьим . «Христианский корольэто посланник Христа в своем народе,—

утверждает один из авторов XI в. — Мудрость правителя ведет народ к сча-

стью (gesaelig), богатству и победам»22; в этом почитании Помазанника

Божьего можно узнать старые языческие верования. Тем не менее, король те-

перьлишь священный защитник своего народа и церкви; а его функцию

посредника между людьми и Богом отныне исполняет церковная иерархия.

Подобное же влияние языческих представлений и их симбиоза с христи-

анством можно заметить и в институте рыцарства. Тацит приводит краткое

описание обряда посвящения в воины у древних германцев: посреди собра-

ния вооруженных воинов один из предводителей или отец вручает юноше

щит и копье. Еще с отрочества посвящаемый упражнялся в воинском искус-

стве с соратниками (comites) предводителя (princeps), но лишь после этой це-

ремонии его признают воином и членом племени. Как добавляет Тацит, для

вождя позорбыть превзойденным в храбрости на поле битвы, а для воинов

оказаться менее отважными, чем вождь. Тот, кто, оставляя вождя на по-

гибель, покидает поле боя и тем спасает собственную жизнь, покрывает себя

бесчестьем до конца своих дней. Священный долг каждого ВОИназащи-

щать своего предводителя. «Вожди сражаются за победу; воиныза вождя».

Вождь, в свою очередь, обеспечивает воина пищей, оружием и делится с ним

военными трофеями .

Этот порядок вещей сохранился и после обращения германских племен в

христианство; именно он лежит в основании феодального строя24 и рыцарст-

ва. В 791 г. старший сын Карла Великого Людовик, хотя ему было всего 13

лет, получил от своего отца меч воина. Сорок семь лет спустя сам Людовик

вручает пятнадцатилетнему сыну «меч, оружие мужчины». Именно отсюда

ведет происхождение торжественный ритуал посвящения в рыцари, харак-

терный для средневековья.

Трудно определить точную дату возникновения института рыцарства,

сыгравшего важную роль в военной, социальной, религиозной и культурной

жизни Запада. В любом случае, рыцарство не могло обрести своей классиче-

ской формы ранее IX в., когда во Францию были завезены крупные, силь-

ные лошади, способные нести на себе всадника в доспехах (cathafracti)*36.

Хотя главной рыцарской доблестью изначально была непоколебимая вер-

ность своему сеньору25, считалось, что каждый рыцарь должен оказывать

покровительство бедным и, конечно же, защищать церковь. В церемонию по-

священия входило благословение оружия),что возлагали на алтарь и т.д.).

Однако, как мы увидим вскоре, определяющим влияние церкви стало с нача-

ла XII в.

Торжественная церемония посвящения в рыцари совершалась после более

или менее долгого периода обучения и различных испытаний. По традиции,

сеньор вручал молодому дворянину оружие: меч, копье, шпоры, кольчугу и

щит. Юноша почтительно предстоял своему поручителю, сложив ладони,

иногдапреклонив колени и опустив голову. В заключение сеньор награж-

дал его сильным ударом взашей. Происхождение и смысл этого обряда

(colee) остаются под вопросом.

Наиболее совершенного выражения рыцарство достигает в XI — перв.

пол. XII вв. Спад начинается уже с XIII в., а после XV в. звание рыцаря

всего лишь благородный титул и красивый церемониал. Как ни парадок-

сально, но именно на закате своего существования институт рыцарства стал

источником многочисленных творческих разработок, в основе которых не-

трудно обнаружить религиозную подоплеку (§270).

Церемония, кратко описанная Тацитом, несомненно, имела свой религи-

озный аспект: обрядом посвящения юношу вводили в статус воина, а его

безоглядная преданность сеньору отдавала религиозным благоговением.

Христианство попыталось перетолковать и подвергнуть переоценке древние

традиции; однако новой религии так и не удалось до конца уничтожить

языческое наследие. На протяжении трех веков церковь удовлетворялась

весьма скромной ролью в обряде посвящения в рыцари. Только с XII в. це-

ремония совершается, хотя бы внешне, под церковным контролем. После

исповеди посвящаемый проводит ночь в храме, творя молитвы, чтобы наутро

причаститься Святым Тайнам; во время вручения оружия молодой воин про-

износит не только клятву о соблюдении рыцарского кодекса чести26, но и

молитву.

После Первого Крестового похода на Святой Земле образовалось два во-

енных ордена для защиты паломников и ухода за больными: тамплиеры и

госпитальеры. Отныне некоторые монахи прибавляли к своему религиозно-

му образованию обучение рыцарскому искусству. Прообразы таким военно-

религиозным орденам можно найти в «священной войне» {джихад) му-

сульман (§265), в таинствах Митры (§217) а также в метафорическом языке

христианских аскетов, называвших себя ратниками «священного воинства»

{militia sacra). Необходимо также принимать во внимание религиозную зна-

чимость войны у древних германцев (§ 175)27.