§268. Крестовые походы: эсхатология и политика

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 

Философы и историки Просвещения, от Гиббона и Уильяма Ро-бертса до

Юма и Вольтера, характеризовали Крестовые походы как болезненный

всплеск ярости и религиозного фанатизма. Это же мнение, пусть и смягчен-

ное оговорками, разделяют многие современные историки. И все же Кресто-

вые походы занимают ключевое место в истории средних веков. «До первых

Крестовых походов центр нашей цивилизации находился в Византии и

странах арабского халифата. В канун их окончания культурная гегемония

переместилась в Западную Европу. Сама Новая история родилась вследствие

этого перемещения»28. Однако расплачиваться за эту гегемонию Запада, и

расплачиваться дорогой ценой, пришлось Византии и народам Восточной

Европы.

Остановимся на религиозном аспекте Крестовых походов. То, что их про-

исхождение и сам характер определили эсхатологические настроения, было

подчеркнуто в свое время Полем Альфандери и Альфонсом Дюпроном.

«Идейное ядро Крестовых походов, как для духовенства, так и для мирян, со-

ставляло понятие о долге освободить Иерусалим... В Крестовом походе на-

шло мощное выражение единство двух понятий: исполнение времен и ис-

полнение рода человеческого. В пространственном смысле исполнение вре-

мен выливается в сплочение народов вокруг святого града Иерусалима, мате-

ри мира» .

Эсхатологический настрой усиливается по мере того, как терпят пораже-

ние или полупоражение Крестовые походы баронов и императоров. Первый,

наиболее впечатляющий Крестовый поход, объявленный византийским им-

ператором Алексеем и папой Урбаном II, был проповедан Петром Пустынни-

ком в 1095 г.*37. Три франкских армии встречаются в Константинополе (по

пути устраивая избиение евреев в прирейнских и придунайских городках),

крестоносцы пересекают Малую Азию и, несмотря на интриги и соперниче-

ство вождей, завоевывают Антиохию, Триполи, Эдессу и, наконец, Иеруса-

лим. Однако поколение спустя все эти земли будут потеряны, и в 1145 г., в

Везеле, св. Бернард в своих проповедях призовет ко Второму Крестовому по-

ходу. Большая армия под предводительством королей Франции и Германии

нагрянет в Константинополь; но вскоре все это воинство будет рассеяно и

уничтожено в Иконии и Дамаске.

Третий Крестовый поход, объявленный императором Фридрихом Барба-

россой в Майнце в 1188, по замыслу был имперским и мессианским. Фран-

цузский король Филипп Август и английскийРичард Львиное Сердце

откликнулись на призыв, хотя и без «восторженности и рвения Барбарос-

сы»30. Крестоносцы взяли Акку и подступили к Иерусалиму, защищенному

войсками Паладина, легендарного султана Египта и Сирии. Однако и на сей

раз Крестовый поход закончился провалом. Император утонул в одной из рек

Армении, Филипп Август вернулся во Францию с намерением ослабить сво-

его союзника, английского короля. Оставшись один перед стенами Иерусали-

ма, Ричард Львиное Сердце испросил у Саладина позволения поклониться

со своим войском Святому Гробу.

Некоторые современники объясняли неудачные попытки коронованных

особ освободить Иерусалим безнравственностью богатых и власть имущих.

Неспособным на истинное покаяние правителям и вельможам не стяжать

Царство Небесное и, значит, не освободить Святую Землю. «Провал всех им-

перских попыток, казалось бы, опирающихся на мессианские легенды, свиде-

тельствовал о том, что дело освобождения не может принадлежать сильным

мира сего»31. Провозглашая Четвертый Крестовый поход (1202-1204), Инно-

кентий III писал лично Фульку из Нёйи, апостолу бедных, которого Поль

Альфан-дери называет «одной из самых примечательных фигур в истории

Крестовых походов». Фульк в своих проповедях бичевал богачей и вельмож,

призывая к покаянию и моральному обновлению, без которых нельзя вести

Крестовые походы. Однако он умер в 1202 г., когда крестоносцы уже ввяза-

лись в авантюру, превратившую Четвертый Крестовый поход в один из пе-

чальнейших эпизодов европейской истории. Побуждаемые алчностью и за-

путавшиеся в интригах кресто-

носцы, вместо того, чтобы направиться к Святой Земле, захватывают Кон-

стантинополь, убивая мирных жителей и расхищая сокровища города. Ко-

роль Бодуэн Фландрский провозглашается латинским императором Визан-

тии, а Томмазо Морозинипатриархом константинопольским.

Нет нужды подробно останавливаться на полупобедах и многочисленных

поражениях последних походов. Достаточно напомнить, что внук Барбарос-

сы Фридрих II, невзирая на отлучение папой от церкви, в 1225 г. прибыл на

Святую Землю и добился от султана права владения Иерусалимом. Там он

был коронован и прожил еще пятнадцать лет. Но в 1244 г. Иерусалим оказал-

ся во власти мамелюков*38, и больше его никогда не отвоевывали. Единичные

попытки освобождения не раз предпринимались до конца века, но оказались

безрезультатными.

Крестовые походы, несомненно, повернули Западную Европу лицом к

Востоку и открыли путь для контактов с исламом. Но, конечно, культурный

обмен мог бы происходить и без этих кровавых экспедиций. Крестовые по-

ходы повысили престиж папской власти и способствовали развитию монар-

хий Западной Европы. Однако они ослабили Византию, позволив туркам

проникнуть в глубь Балканского полуострова, и осложнили отношения с вос-

точной церковью. К тому же разнузданность крестоносцев настроила му-

сульман против всех христиан, и многие храмы, продержавшиеся на протя-

жении шести веков владычества ислама, теперь были разрушены.

Однако, несмотря на политизацию, Крестовые походы всегда сохраняли эсха-

тологический характер. Доказательством тому служат, среди прочего, Кре-

стовые походы детей, внезапно начавшиеся в 1212 г. в Северной Франции и

Германии. Их спонтанность не вызывает сомнений, ибо, как замечает совре-

менник, «никто не побуждал их, ни отсюда, ни из-за границы»32. Дети, «что

особенно необычнонежного возраста и из бедных семей, — пастушки,

главным образом»33, отправляются в путь, к ним примыкают нищие. Процес-

сию составляют 30 000 человек, они идут и поют. На вопрос, куда они на-

правляются, дети отвечают: "К Богу". По словам одного современного хрони-

ста, «в их намерения входило пересечь море и совершить то, чего не удалось

королям и вельможамотвоевать Гроб Господень»34. Церковные власти про-

тивились этому предприятию. Французский поход закончился трагедией: по

прибытии в Марсель, дети отправились в море на семи больших кораблях, но

два из них потерпели крушение у берегов Сардинии. Вероломные хозяева ос-

тальных судов привели их в Александрию, где продали детей в рабство сара-

цинам.

«Германский» поход окончился столь же плачевно. Хроника того времени

повествует, что в 1212 г. «появился отрок по имени Никлас, который собрал

вокруг себя многих детей и женщин. Он утверждал, что, го приказу ангела,

должен отправиться с ними в Иерусалим и освобождать Крест Господень; мо-

ре же расступится пред ними, как прежде перед израильским народом»35- При

этом у них не было никакого оружия. Выйдя из-под Кёльна, они спустились

вниз по Рейну, переправились через Альпы и достигли Северной Италии.

Некоторые дошли до Генуи и Пизы, однако их там не приняли. Добравшиеся

до Рима вынуждены были признать, что никакая официальная власть их не

поддерживает. Папа не одобрил их намерений, и новым крестоносцам остава-

лось лишь повернуть обратно. Как сообщает хронист в «Annales Carbacenses»,

«они возвращались поодиночке, в молчании, босые и изголодавшиеся». Никто

не хотел им помочь. Другой свидетель пишет- «Многие из них умирали от го-

лода в деревнях, прямо на улицах, и никто их не хоронив» •

П. Альфандери и А. Дюпон правы, утверждая, что в основе таких явлений,

как детские Крестовые походы, лежат представления об избранности ребенка,

характерные для народной набожности. Здесь и миф о Вифлеемских младен-

цах, и благословение Иисусом детей, и неприятие народом баронски* Кресто-

вых походов, то же неприятие, что проглядывает в легенда?: о «тафюрах»37.

«Освободить Святую Землю может теперь лишь чудо, а чудо свершится лишь

ради самых чистыхдетей и бедняков»3*-

Неудача Крестовых походов не угасила эсхатологических чаяний. В своем

труде «De Monarchia Hispanica» (1600) Томмазо Кампанелла уговаривает ко-

роля Испании дать денег на новый Крестовый поход против империи турков и

после победы основать Всемирную Монархию. Тридцать восемь лет спустя, в

«Эклоге», посвященной рождению у Людовика XIII и Анны Австрийской бу-

дущего короля Людовика XIV, Кампанелла предсказывает одновременно recuperatio

Terrae Sanctae [освобождение Святой Земли] и renovatio saeculi [обнов-

ление века]. Молодой король завоюй всю землю за 1000 дней, победив чу-

довищ, г.е. покорив царства нечестивых и освободив Грецию. Вера Магомета

будет изгнана из Европы; Египет и Эфиопия вновь станут христианскими, тата-

ры, персы, китайцы и весь Восток обратятся в истинную веру. Все народы бу-

дут составлять единый христианский мир, и центром этой возрожденной

вселенной станет Иерусалим. «Церковь, — пишет Кампанелла, — родилась

в Иерусалиме, и обратно в Иерусалим возвратится, обогнув весь мир»39. В

трактате «La prima e la seconda resurrezione» [Первое и второе воскресение]

Томмазо Кампанелла, в отличие от святого Бернарда, более не рассматривает

завоевание Иерусалима как один из этапов восхождения к Иерусалиму Гор-

нему, но как установление мессианского царства на земле40.