§279. Первые метафизики; Авиценна; философия в мусульманской

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 

Испании

Философское направление в исламе зародилось и упрочилось благодаря

переводам греческой философской и научной литературы. К середине III/IX

в.; наряду с богословскими диспутами, получают признание труды прямых

последователей Платона и Аристотеля (ставшие известными, впрочем, в не-

оплатонистическом толковании). Абу Юсуф аль-Кинди (185/796 — ок.

260/873)58 был первым философом, произведения которого хотя бы отчасти

дошли до нас. Он изучил не только греческую философию, но также и есте-

ственные науки, и математику. Аль-Кинди стремился доказать осуществи-

мость и достоверность чисто человеческого способа познания. Разумеется, он

принимал идею познания сверхприродного порядка, дарованного от Бога

пророкам; но по его мнению, человеческая мысль, по крайней мере, в прин-

ципе, способна дойти до истин откровения своими собственными средствами.

Размышления об этих двух способах познаниячеловеческом (особенно

том, который практиковался древними) и полученном в откровении (главным

образом, в Коране) — ставят перед аль-Кинди ряд проблем, которые войдут

неотъемлемой частью в мусульманскую философию. Назовем самые главные:

возможность метафизической (т.е. рациональной) экзегезы Корана и преда-

ния (хадисов); отождествление Бога с Бытием в себе и Первопричиной;

Творение, понимаемое как вид причинности, отличный от причинности ес-

тественной и от эманации неоплатоников; и, наконец, бессмертие индиви-

дуальной души. Некоторым из этих проблем предложил смелое решение

аль-Фараби, выдающийся философ с мистической «подкладкой» (250/872-

339/950). Он первым предпринял попытку сблизить философские умопо-

строения и ислам. Сам он также изучал естественные науки (в их аристо-

телевском представлении), логику и политическую теорию. Вдохновленный

Платоном, он разработал план «Идеального Города» и описал образцового

государя, сосредоточившего в себе все человеческие и философские добро-

детели, некоего «Платона, облаченного в плащ пророка Магомета»59, Можно

сказать, что своим политическим богословием аль-Фараби показал после-

дующим поколениям, как надлежит рассматривать взаимосвязь философии и

религии. Его метафизика основывается на различии между сущностью и су-

ществованием товарных вещей: сугцествование есть предикат, акциденция

сущности. Корбен вполне обоснованно замечает, что этот тезис представляет

собой определенную веху в истории метафизики. Столь же оригинальна его

теория Разума и «процессии Разумов». В то же время аль-Фараби самозаб-

венно занимается мистикой и в своих писаниях прибегает к суфийской тер-

минологии.

Молодой Авиценна, по его собственному признанию, только благодаря

труду аль-Фараби смог понять аристотелевскую «Метафизику». Родившийся

в 370/980 г. близ Бухары, Ибн Сина стал известен на Западе под именем Ави-

ценны в XII в., когда его труды начали переводиться на латынь. Едва ли най-

дется другой мыслитель, столь же рано созревший и столь же разносторон-

ний. Его великий «Канон врачебной науки» в течение многих веков был

главной книгой европейской медицины и до сих пор еще востребован на

Востоке. Неутомимый труженик (список его сочинений насчитывает 292 на-

звания), Ибы Сина написал, среди прочего, комментарий к трудам Аристо-

теля, «Книгу исцелений» — трактат по метафизике, логике и физике; две

книги, в которых он излагает свою философию60, не говоря уже об огромной

двадцатитомной энциклопедии, пропавшей, за исключением нескольких

фрагментов, когда Исфахан был захвачен Махмудом Газ-неви. Его отец и

брат были исмаидитами; сам же Ибн Сина, как считает Корбен (р. 239), ско-

рее всего, принадлежал к секте шиитов-дюжинников. Умер он в возрасте 57

лет (428/1037) под Хамаданом, куда сопровождал своего султана.

Авиценна принимает и развивает метафизическое учение аль-Фараби о

сущности. Существованиеследствие Творения, т.е. следствие божествен-

ной мысли, помышляющей самое себя, и это извечное Самопознание боже-

ственного Бытия есть не что иное, как Первая Эманация, первый nous, или

Первый Разум (Corbin, p. 240). Множественность сущего изливается рядом

последовательных эманации из этого Первого Разума**1. Из Второго Разума

происходит Душа, движущая первое Небо; из третьегоэфирное тело этого

Неба и так далее. В результате являются Десять «херувимских» Разумов (Angeli

in-tellectuales) и Небесные души (Angeli caelestes), «полностью лишен-

ные способности чувствовать, но обладающие Воображением в чистом виде»

(Corbin, p.240).

Десятый Разум, определенный как Разум действующий, или активный,

играет в космологии Авиценны огромную роль, так как от него происходит

земной мир:^ и множество человеческих душ63. Поскольку этот Разум пред-

ставляет собой некую неделимую, нематериальную и не подверженную

порче субстанцию, душа переживает смерть тела. Авиценна гордился тем,

что смог философски аргументировать бессмертие индивидуальной души,

несмотря на ее тварность. Для него главная роль религии состоит в том, что-

бы обеспечить счастье каждому человеческому существу. Но подлинный фи-

лософ также еще и мистик, он посвящает себя любви Божьей и ищет внут-

реннюю истину религии. Авиценна неоднократно ссылается на свой труд о

«восточной философию), от которого остались лишь краткие фрагменты, в

основном, относящиеся к жизни после смерти. Его визионерский опыт со-

ставляет содержание трех «Мистических рассказов»64, речь в них идет об

экстатическом путешествии на мистический Восток, совершенном под води-

тельством Ангела, дающего озарение; эта тема будет в дальнейшем подхва-

чена Сухраварди (§281).

План данного исследования не позволяет нам иначе как вкратце охарак-

теризовать первых андалузских мистиков и теософов. Назовем Ибн Массара

(269/883-319/931), который во время своих путешествий на Восток имел кон-

такты с эзотерическими кругами и впоследствии удалился с горсткой учени-

ков в обитель близ Кордовы. Именно он организовал в мусульманской Испа-

нии первое (и тайное) мистическое братство. Восстановить основные поло-

жения его учения стало возможно благодаря приведенным Ибн Араби боль-

шим фрагментам текста.

ИбнХазм (403/1013-454/1063), правовед, мыслитель, поэт и автор аналитиче-

ской истории религий и философских систем, родился также в Кордове. Его

знаменитый сборник поэм «Ожерелье Голубки» создан под влиянием пла-

тоновского «Пира». Заметно сходство его описывает различные типы скеп-

тиков и верующих, уделяя особое внимание народам, обладающим Книгой

откровения, и особенно тем, кто лучше сохранил концепцию единобожия

(tawhtd) и первоначальный текст откровения. Ибн Баджа (известный на схо-

ластической латыни как Авем-пас) — мыслитель, живший в V/XII в., зани-

мает важное место в истории мусульманства благодаря тому влиянию, кото-

рое он оказал на Аверроэса и Альберта Великого. Он создал комментарии на

многие трактаты Аристотеля, но его основные труды по метафизике остались

незавершенными. Отметим кстати, что «слова одинокий, посторонний,

пользовавшиеся у него особым предпочтением, представляют собой типич-

ные термины мистического исламского гнозиса»66. Ибн Ту-файль (V/X11 в.)

из Кордовы тоже обладал энциклопедической эрудицией, бывшей тогда

«стилем эпохи»; однако своей известностью он обязан «философскому ро-

ману» под названием «Хайй ибн Якзан», в XII в. переведенному на древне-

еврейский, но оставшемуся неизвестным латинской схоластике. Современник

Сухраварди (§281), Ибн Ту-файль обращается к «восточной философии» и к

инициатическим рассказам Авиценны. Действие его романа попеременно

происходит на двух островах. На первом живут люди, практикующие абсо-

лютно «внешнюю», обусловленную жестким Законом, религию. Созерцатель

по имени Абсал решает перебраться на соседний остров, где встречает един-

ственного его обитателя Хайя ибн Якзана. Этот философ в одиночку познал

все законы жизни и тайны духа. Желая сообщить людям божественную исти-

ну, Хайй и Абсал переправляются на первый остров, но вскоре понимают,

что человеческое общество неисправимо, и возвращаются в свое уединение.

 «Не означает ли их возвращение на свой остров, что в исламе конфликт меж-

ду философией и религией безнадежен и безысходен