§281. Сухраварди и мистическое учение Света

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 

Шихаб ад-дин Яхья ас-Сухраварди родился в 549/1155 в Сухра-варде, го-

роде на северо-западе Ирана. Он учился в Азербайджане и Исфахане, провел

несколько лет в Анатолии, затем переехал в Сирию. Там законники возбуди-

ли против него судебное дело, он был осужден и казнен в 587/1191 г. в воз-

расте 36 лет. Ученики признали его шей-хом-шахидом, т.е. мучеником за ве-

ру, а историки дали ему прозвание «убиенного» (al-maqtul) шейха.

Название главного труда Сухраварди, «Восточная теософия» («Hik/nat al-

Ishrak»)? определяет его смелый замыселвозродить древнюю иранскую

мудрость и герметический гнозис. Авиценна тоже говорил о «мудрости» или

«восточной философии» (ср. §279). Сухраварди был знаком с идеями своего

знаменитого предшественника. Однако, по мнению Сухраварди, Авиценна не

мог рештизовать эту «восточную философию», так как не принимал во вни-

мание сам ее принцип, ее «восточный источник». «У древних персов,— пи-

шет Сухраварди, — была община людей, ведомых Господом и потому иду-

щих праведными путями, выдающихся мудрецов-теософов, никак не похо-

жих на магов (inajiis). В моей книге, названной «Восточная теософия», я вос-

кресил их бесценную теософию Света, ту, о которой свидетельствует мисти-

ческий опыт Платона и его предшественников, и не было ранее меня никого

на пути осуществления подобного за-мысла» .

На весьма обширный труд (49 глав) Сухраварди вдохновил личный опыт

— «обращение, которое он получил в юности». В экстатическом видении он

открыл множество «световых существ, коих созерцали еще Гермес и Пла-

тон, и те небесные свечения, источники Света Славы и Высшего Света (Ray

wa Khorreh), вестником которых был Заратустра и к которым духовное вос-

хищение вознесло царя-праведника, блаженного Кая Хосрова»83. Понятие Ishraq

(сияние восходящего солнца) отсылает: 1) к мудрости, теософии, источ-

ник которойСвет и, 2) соответственно, к доктрине о появлении доступного

пониманию Света; 3) а также к теософии «людей с Востока», т.е. мудрецов

Древней Персии. Это «сияние утренней зари» и есть «Свет Славы», хварэна

«Авесты» (по-персидски Khorrah; ср. фарсийскую форму Farr, Farrah). Сух-

раварди описывает его, как вечную иррадиацию Света Светов, от которой

происходит первый Архангел, названный зороастрийским именем Бахман

(Boxy Мана). Такая связь между Светом Светов и Первым Посланником

встречается на всех ступенях творения, благодаря чему все его категории

распределяются попарно. «Рождая друг друга из лучей и их отражений, ипо-

стаси Света множатся до бесконечности. За пределами неба с неподвижными

звездами (Fixes), которыми оперирует астрономия перипатетиков или Пто-

лемея, предугадываются не поддающиеся исчислению чудесные миры» (Corbin.

Histoire, p. 293).

Этот мир Светов слишком сложен, его не опишешь в двух словах84. На-

помним лишь, что все модальности духовного существования и все космиче-

ские реальности сотворены и управляемы различными чинами Архангелов,

посланников Света Светов. Космология Сухраварди сродни ангелологии.

Она напоминает одновременно маздеит-скую концепцию двух категорий ре-

альноститёпок (небесный, тонкий) и getik (земной, плотный)— и мани-

хейский дуализм (ср. §§215, 233-234). Из четырех универсумов космологии

Сухраварди отметим важное значение Malakut (мира небесных и человече-

ских душ) и тип-dits imaginalis, «мира, лежащего между умопостигаемым

миром существ из чистого света и чувственным миром; орган, непосредст-

венно воспринимающий его, — это активное Воображение»85. Как замечает

Анри Корбен, «судя по всему, Сухраварди первым обосновал онтологию это-

го промежуточного мира, и тема будет подхвачена и развита всеми гностика-

ми и мистиками ислама»36.

Опыты, о которых рассказывает Сухраварди, поддаются толкованию в

перспективе этого промежуточного мира. Речь идет о духовных событиях,

происходящих в Malakut, но раскрывающих глубокий смысл параллельных

эпизодов земной жизни. «Рассказ об изгнании на Запад»87 — это инициация,

препровождающая ученика на его собственный Восток; иначе говоря, этот

краткий и изобилующий загадками рассказ помогает «изгнаннику» вернуться

к самому себе. У Сухраварди и «восточных теософов» (hokama ishrdqiyun)

философская рефлексия неотделима от духовной самореализации; эти мыс-

лители соединяют ищущий чистого познания философский метод и метод су-

фиев, стремящихся к внутреннему очищению .

Итак, духовный опыт ученика в промежуточном мире представляет собой

ряд инициатических испытаний, порождаемых Творческим Воображением.

Несмотря на различие в культурном контексте, по функции таких инициати-

ческих рассказов можно провести аналогию между ними и романами о Граа-

ле (§270). Вспомним также магико-религиозную ценность всех рассказов

традиционного типа, т.е. «назидательных историй» (ср.: хасиды, §292). При-

совокупим к этому, что у румынских крестьян ритуальное (т.е. на ночь) рас-

сказывание сказок призвано защищать дом от дьявола и злых духов. И более

того, нарра-тив «приводит в дом» Бога89.

Эти несколько замечаний сравнительного характера позволяют нам луч-

ше понять, как совмещаются в учении Сухраварди оригинальность и продол-

жение древней традиции. Творческое воображение, с помощью которого от-

крывается промежуточный мир,— того же порядка, что экстатические виде-

ния шаманов и вдохновение поэтов древности. Известно, что в основе сюже-

та эпоса и некоторых типов волшебных сказок лежат путешествия и события

экстатического характера, совершающиеся на Небесах, а чащев Аду90. Все

это подводит нас к пониманию, с одной стороны, роли нарративной литера-

туры в «духовном воспитании», а с другойпоследствий для западного ми-

ра XX в. открытия бессознательного и диалектики воображения.

Для Сухраварди мудрец, превзошедший в равной степени философию и

науку мистического созерцания, является подлинным духовным лидером, по-

люсом (qutb), «без присутствия которого мир не мог бы продолжать своего

существования, он же должен пребывать в нем лишь incognito, никак не

познанный людьми» (Corbin. Histoire, pp. 300-301). Здесь, замечает Кор-

бен, прослеживается одна из главных тем шиизматема имама, «полюса

полюсов». Его существование incognito базируется на шиитских представле-

ниях о «сокрытии» имама (ghaybat) и о цикле валайят — «эзотерическом

пророчестве», наследующем «Печать пророков». Обнаруживается также со-

гласие в учениях восточных (ishrdqiyun) и шиитских теософов. «Законоучи-

тели Халеба,— пишет Корбен,— в этом оказались правы. На процессе про-

тив Сухраварди, повлекшем за собой смертный приговор, ему вменялась в

вину проповедь того, что Бог может в любое время и прямо сейчас создать

пророка. Но если даже речь шла не о пророке-законодателе, а об "эзотериче-

ском пророке", этот тезис, по меньшей мере, свидетельствовал о существо-

вании криптошиизма. Так своей жизнью и смертью мученика за пророче-

скую философию Сухраварди во всей полноте испытал трагедию "изгна-

ния на Запад" (Histoire, р. 301). Однако духовные потомки Сухраварди

ishrdqiyun — дожили, по крайней мере, в Иране, до наших дней91.