§284. СоставлениеМишны

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 

Рассказывая о первой войне евреев с римлянами (66-73 гг.), в ходе которой

Тит разрушил Храм, мы привели один эпизод, имевший значительные по-

следствия для иудаизма: как знаменитого рабби Иохана-на бен Заккая выне-

сли из осажденного Иерусалима в гробу и как чуть позже он испросил раз-

решение у Веспасиана основать школу в местечке Явна (в Иудее). Рабби Ио-

ханан был убежден, что, несмотря на поражение в войне, народ Израиля не

исчезнет до тех пор, пока не перестанет изучать Тору (ср. §224)'. И рабби Ио-

ханан учредил Синедрион, состоявший из семидесяти одного члена под ру-

ководством «патриарха» (Nasi). Синедрион был призван служить носителем

непререкаемого авторитета и одновременно исполнять функции религиозного

суда. В последующие три столетия должность «патриарха» всегда, за исклю-

чением одного-единственного раза, переходила от отца к сыну".

Но не прошло и 60 лет, как в 132 г. Бар Кохба развязал вторую войну с

римлянами, которая закончилась полным поражением в 135 г. и поставила

под угрозу не только религиозное самосознание, но и само существование

еврейского народа. Император Адриан упразднил Синедрион и запретил под

страхом смерти культовую практику и изучение Торы. Под пытками погибло

несколько еврейских законоучителей, среди нихзнаменитый рабби Акива.

Однако преемник Адриана, Антоний Пий, восстановил Синедрион и даже

содействовал укреплению его авторитета. С тех пор решения Синедриона

признавала вся диаспора. Именно в этот периодначатый работой учени-

ков рабби Иоханана бен Заккая и закончившийся к 200 г. — и были разра-

ботаны фундаментальные основы нормативного иудаизма. Главной иннова-

цией стала замена паломничества и жертвоприношений, совершавшихся в

Храме, изучением Закона, молитвой и благочестием, т.е. религиозными дей-

ствиями, которые могли отправляться в синагогах в любой точке мира. Связь

с прошлым держалась на изучении Библии и на соблюдении ритуальной чис-

тоты.

Для того, чтобы уточнить, истолковать и унифицировать бесчисленные

устные предания3, связанные с культовой практикой и с интерпретацией

Священного писания и юридических вопросов, рабби Иуда, «Князь» (Патри-

арх Синедриона примерно с 175 по 220 гг.) попытался систематизировать их

и собрать в единый корпус правовых норм. Хронология материалов этого ог-

ромного сборника, известного под названием «Мишна» («повторение»), ох-

ватывает период с I в. до н.э. по II в. н.э.4. В нем шесть разделов: земледелие,

праздники, семейная жизнь, гражданское право, жертвоприношения и пита-

ние, обрядовая чистота.

В Мишне можно уловить перекличку с мистикой Меркавы (ср. §288), но

при этом в ней нет даже отголосков мессианских чаяний или апокалиптики,

столь популярных в ту эпоху (что видно, например, по известным псевдоэпи-

графамВторой Книге Варуха и Четвертой Книге Ездры). Создается впе-

чатление, что Мишна не замечает современную ей историю или сознательно

отворачивается от нее (как, например, в вопросе о десятине урожая, которая

причиталась Иерусалиму, или о том, какие монеты можно разменивать, и т.п.)

. Мишна говорит как бы об идеальной безысторической ситуации, в которой

различные акты освящения жизни и человека совершаются по узаконенным

образцам. Земледелие освящено присутствием Господа и (ритуа-лизованным)

трудом человека. «Земля Израиля освящена своей связанностью с Богом.

Производимая по воле Господа пища освящена действиями послушного Богу

человека, дающего ей название и разделяющего жертвоприношения»6.

В разделе «Праздники» так же систематизированы, классифицированы,

поименованы тесно связанные со структурой священного пространства цик-

лы священного времени (ср.: Neusner^ p. 132 sq.).

В остальных разделах видна та же цельподробнейшим образом описать

не только ритуальные средства освящения космоса и социума, семейного и

личного, но и способы оберечься от нечистоты и обезвредить ее с помощью

особых очистительных действий.

Можно было бы поддаться искушению сблизить эту религиозную концеп-

цию с тем, что мы назвали «космическим христианством», т.е. с христиан-

скими верованиями и практикой сельских жителей (ср. §237). Однако здесь

есть различие, и состоит оно в том, что в Мишне санктификация осуществля-

ется исключительно по воле Божьей, которую исполняет человек. Сущест-

венно, тем не менее, что в Мишне (и, соответственно, в дополнениях и ком-

ментариях к ней, которых мы вскоре коснемся) Богдо того момента ис-

ключительно Бог историикажется равнодушным к реальной истории сво-

его народа: вместо мессианского спасения мы видим освящение жизни, регу-

лируемое Законом.

По существу, в Мишне находит продолжение и завершение свя-

щеннический кодекс, сформулированный в Книге Левит. Можно сказать, что

миряне живут на манер священников и левитов; они соблюдают предписа-

ния, охраняющие от нечистоты, и в своих домах питаются так, как священ-

ники в Храме. Такая ритуальная чистота, соблюдаемая вне стен Храма, отде-

ляет верных от остальных и делает из них праведников. Если еврейский на-

род хочет сохраниться, он должен жить, как святой народ, на святой земле и

подражая святости Господа7.

Мишна составлялась ради унификации и укрепления раввинисти-ческого

иудаизма. В конечном счете, ее целью было обеспечить сохранение иудаиз-

ма и, следовательно, единство евреев везде, где бы они ни находились в рас-

сеянии. Как говорит Якоб Нюзнер, на вопрос «Что может человекМишна

отвечает следующее: «Человек, как и Бог, приводит мир в действие. Для его

воли нет ничего невозможного... Мишна говорит о народе Израиля: побеж-

денный и без поддержки, но на своей земле; не имеющий власти, но свя-

щенный; без родины, но все же стоящий особняком от всех наций»8.