§286. Еврейские богословы и философы средних веков

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 

Филон Александрийский (ок. 13 г. до н.э.— 54 г. н.э.) предпринял попытку

примирить библейское откровение с греческой философией, но иудейские

мыслители его работу проигнорировали, а повлиял он лишь на отцов христи-

анской церкви. Только в IX и X вв. арабские переводы открыли для евреев

греческую мысль и одновременномусульманский метод оправдания веры

разумом (калам). Первым серьезным еврейским философом был гаон Саадия

бен Иосеф (882-942). Родившийся и получивший образование в Египте, он

обосновался в Багдаде, где руководил одним из известных талмудических

училищ Вавилона. Хотя Саадия не разработал систематического учения и не

основал своей школы, все же его имя ассоциируется с представлением о том,

каким должен быть еврейский философ12. В апологетической работе «Книга

верований и мнений», написанной по-арабски, он показал отношение богоот-

кровенной истины к разуму. И откровение, и разум даются Богом, но Тора

явилась особым даром еврейскому народу. Единство и целостность народа,

лишенного своего государства, поддерживаются лишь его следованием Зако-

ну13.

В начале XI в. центр еврейской культуры был вытеснен в мусульманскую

Испанию. Соломон ибн Габироль жил в Малаге между 1021 и 1058 гг. Он

прославился главным образом своими стихотворными произведениями, са-

мые известные из которых вошли в литургию Йом Киппур. В неоконченной

работе «Источник жизни» (Maqor Hayym) Ибн Габироль воспользовался

плотиновской космогонией эманации, но вместо мирового разума ввел поня-

тие божественной воли; получилось, что мир все равно создал Яхве. Ибн Га-

бироль считает материю одной из первых эманации; однако эта материя бы-

ла духовного порядка, а «телесность» составляла лишь одно из ее свойств'4.

Евреи не проявили интереса к «Maqor Hayym», но эту книгу, в переводе назы-

вавшуюся «Fons Vitae», высоко оценили христианские богословы15.

Мы почти ничего не знаем о Бахья ибн Пакуда, который жил, вероятно, в

средневековой Испании. В написанном по-арабски трактате о духовной мо-

рали «Обязанности сердец. Введение» Ибн Пакуда подчеркивает значение,

прежде всего, внутренней набожности. Это и его духовная автобиография. «С

первой страницы ученый иудей говори! о том, как он одинок и как страдает в

одиночестве. Он пишет книгу в пику своему окружению, чья жизнь, по его

мнению, слишком педантично-нормирована; он хочет показать, что, по край-

ней мере, один еврей боролся за то, чтобы жить, как того требует истинная

еврейская традиция, в согласии со своим сердцем, не только с плотью... Но-

чами Бахья чувствует, что его душа раскрывается. Именно в эти благопри-

ятные для любви часы, когда любовники заключают друг друга в объятия,

Бахья становится возлюбленным Бога: на коленях, простираясь ниц, он про-

водит целые часы в безмолвной молитве, достигая высот экстаза, к которым

ведут его аскетические дневные труды, смирение, вопрошание собственной

совести и безупречная набожность»16.

Подобно Ибн Габиролю, Иегуда Галеви (1080-1149)— тоже поэт и бого-

слов. Его «Книга в защиту униженной веры»*46 состоит из бесед между уче-

ным мусульманином, христианином, еврейским книжником и хазарским ца-

рем; к концу разговора хазарский царь обращается в иудаизм. Иегуда Галеви

следует примеру Газали и пользуется методами философии, чтобы оспорить

валидность самой философии. Твердость веры не обретается средствами ра-

зума, но дается библейским откровениемтак, как оно снизошло на еврей-

ский народ. Избранность Израиля подтверждается его пророческим духом:

ни один языческий философ не стал пророком. Профетизм обязан своим рас-

цветом послушанию заповедям закона и сакраментальной ценности Обето-

ванной Земли, истинного «сердца народов». Аскетизм не играет никакой ро-

ли в мистическом опыте Иегуды Галеви.