§302. Византия и Рим. Спор о fil/oque

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 

Уже в IV в. наметились разногласия между западной и восточной церквя-

ми (см. §251), которые в течение последующих веков постепенно углубля-

лись. Причины были самые разнообразные: культурные различия (с одной

стороныгреко-восточные культурные корни, с другойримско-

германские); различие языков и, соответственно, взаимная недоступность

богословской литературы; различия в бытовом и церковном обиходе (приня-

тый в западной церкви целибат; использование облаток на Западе и просфор

на Востоке; причащение мирян только хлебом на Западе и т.д.). Папа Нико-

лай протестовал против возведения на Патриарший престол недавнего миря-

нина Фо-тия, «позабыв» сходный прецедент с Амвросием Медиоланским 5 .

Некоторые действия Рима раздражали, в свою очередь, византийцев. Напри-

мер, провозглашенное в VI в. верховенство церкви над светской властью или

коронация в 800 г. Карла Великого в качестве римского императора, тогда

как титул императора исконно принадлежал правителю Византии.

Некоторые церковные установления и обряды были присуши только вос-

точному христианству. Мы уже видели, сколь остро в Византии стоял вопрос

о почитании икон (§258) и «космическом христианстве», распространенном в

сельских общинах Юго-Восточной Европы (см. §236). Вера в то, что мир ис-

куплен и освящен Распятием и Воскресением Христа, внушала восточным

христианам некоторый жизненный и религиозный оптимизм. Вспомним так-

же исключительную важность, которую придавала восточная церковь обряду

миропомазания. «Печать Святого Духа», наложенная сразу вслед за крещени-

ем, превращала мирянина (от слова «мир», «община») в Его носителя. Наиме-

нование «мирянин» подчеркивает одновременно и принадлежность верую-

щего к определенной религиозной общине, и независимость общин, возглав-

ляемых епископами и объединенных в митрополии. Добавим другую харак-

терную черту восточной церкви: веру в возможность прижизненного обоже-

ния правоверного христианина (theosis; см. §303).

Причиной разделения церквей послужила поправка к Никео-

Цареградскому Символу, гласящая, что «Святой Дух исходит от Отца и от

Сына». Впервые подобное воззрение, получившее название фи-лиокве, про-

звучало на II Толедском Соборе (589), созванном, чтобы утвердить переход

короля Рекаредо из арианства в католичество . Несогласие в вопросе об ис-

хождении Святого Духа,— т.е., исходит ли Дух от Отца и Сына или только

от Отца, — по сути, означало различное истолкование Святой Троицы. За-

падное христианство утверждает, что Святой Дух объединяет Отца с Сыном.

Восточная церковь, напротив, в Боге-Отце видит первопричину Троицы85.

Некоторые авторы полагают, что поправку к Символу инициировали вла-

стители Священной Римской империи. «Возникновение империи Каролингов

способствовало распространению на Западе учения филиокве и его утвержде-

нию в качестве единственно верного понятия об исхождении Святого Духа.

Истинной причиной послужила необходимость для нового государства со

вселенскими претензиями отстоять свою легитимность в споре с Византией,

дотоле единственной по определению христианской империей»86. Однако

лишь в 1014 г. Символ с поправкой о филиокве был оглашен в Риме87 по тре-

бованию императора Генриха II (эту дату и можно считать началом размеже-

вания церквей).

Тем не менее, окончательный разрыв между церквями произошел позже. В

1053 г. Папа Лев IX направляет в Константинополь своего верховного легата

кардинала Гумберта с предложениями возобновить церковные связи и за-

ключить союз против норманнов, незадолго до того завладевших югом Ита-

лии. Однако Патриарх Михаил Керуларий отнесся к ним сдержанно, отка-

завшись пойти на какие-либо уступки. 15 июля 1054 г. посланцы Папы в

храме Святой Софии публично отлучили Керулария от церкви, вменив ему в

вину десять ересей, включая отрицание фшиокве и целибата.

С тех пор озлобление католиков против византийцев постоянно возраста-

ло, разрешившись разгромом Константинополя в 1204 году армией кресто-

носцев, уничтожавших иконы и втаптывавших в грязь святые мощи. По сви-

детельству хрониста Никиты Хониата, проститутка распевала непристойные

песни на патриаршем престоле. Летописец напоминает, что мусульмане «не

насиловали наших женщин [...], не ввергали жителей в совершенную нище-

ту*, не раздевали донага, заставляя обнаженными ходить по улицам, не пре-

давали огню или голодной смерти [...] А ведь злодействовали подобным обра-

зом люди, именующие себя крестоносцами, и так же, как мы, верующие во

Христа»88. Уже говорилось (§268), что Бодуэи Фландрский объявил себя ла-

тинским императором Византии, а венецианец Томмазо Морози-ниКон-

стантинопольским патриархом.

Греки никогда не забывали этой трагедии. Однако, опасаясь турецкой уг-

розы, православная церковь, начиная с 1261 г., вступает в переговоры с Ри-

мом, настойчиво добиваясь созыва объединительного Собора, в целях разре-

шения спора о фшиокве, с последующим провозглашением унии. Со своей

стороны, и Византийские императоры стремились к союзу с Римом, рассчи-

тывая на военную помощь. Переговоры продолжались больше века и, нако-

нец, на Флорентийском Соборе (1438-1439) представители православной

церкви, под давлением императора, согласились пойти на уступки католи-

кам. Однако союз на подобных условиях был отвергнут и народом, и духо-

венством. Впрочем, спустя четырнадцать лет Константинополь был захвачен

турками, и Византия прекратила свое существование. Но византийские ду-

ховные институции пережили ее государственность. «Византия после Ви-

зантии», по определению румынского историка Н. Иор-ги89, существовала в

Западной Европе и России еще не менее трех столетий. Византийское насле-

дие служило источником «народного» христианства, которому не только

удалось выстоять среди постоянных гонений, но и породить цельное религи-

озно-художественное сознание, корни которого уходят в эпоху неолита (см.

§309).