§309. Цвингли, Кальвин, католическая реформа]

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 

1 октября 1531 г. швейцарский реформаторУльрих Цвингли66, вместе

со многими своими соратниками, пал в битве при Каппеле. В течение

нескольких лет он насаждал идеи Реформации в Цюрихе и других горо-

дах. Благодаря Цвипгли, Цюрих стяжал ту же славу, что и Виттенберг.

Под угрозой оказаться во враждебном окружения, католические канто-

ны открыли военные действия против Цюриха. Численное и военное

превосходство противника предопределило его по-беду. Гибель Цвинг-

ли приостановила распространение Реформации вШвейцарии и прочер-

тила внутри страны конфессиональные границы, остававшиеся незыб-

лемыми вплоть до XIX в. Но творения Цвингли не пропали. Их собрал

воедино и сберег его последователь Генрих Буллингер.

Цвингли оставил несколько сочинений, трактующих, в частности, темы

провидения, крещения и причастия. Учение Цвингли о причастии, наиболее

новаторское с точки зрения богословия, воспрепятствовало его союзу с Люте-

ром67. Цвингли утверждал, что во время причастия Христос духовно присут-

ствует в сердце верующего. Без веры обряд бесполезен. Стих: «Сие есть

плоть моя...»,— следует понимать символически, как напоминание о жертве

Христа, которая укрепляет веру в спасение.

Лютер имел все основания завидовать политическим свободам Швейца-

рии. Но и швейцарским религиозным реформаторам приходилось считаться с

местными властями. Цвингли справедливо считался более радикальным ре-

форматором, чем Лютер, однако утвердившаяся как в Цюрихе, так и в Вит-

тенберге свобода совести поощряла экстремистские религиозные течения.

Наиболее жестким и драматичным идейным противостоянием стала для

Цвингли его полемика с Конрадом Гребелем, основоположником учения, по-

лучившего (от его противников) наименование «анабаптизм». Гребель отри-

цал спасительную силу крещения во младенчестве68. Согласно его учению, к

таинству должны допускаться только взрослые, сознательно избравшие путь

подражания Христу. Следовательно, того, кто был окрещен в детстве, следу-

ет пере-креститъ69. Критика, которой подверг Цвингли учение Гребеля в че-

тырех трактатах, не убедила анабаптистов. Первое «перекрещение» состоя-

лось 21 января 1528 года. Однако уже в марте анабаптистская ересь была за-

прещена светскими властями, а четверо ее адептов казнены. Взятый под

стражу в 1526 г., Гребель в следующем году скончался.

Вопреки гонениям70, анабаптизм, начиная с 1530 г., получил широкое рас-

пространение в Швейцарии и южной Германии. Впоследствии это радикаль-

ное реформистское движение разделилось на несколько течений, включая

«спиритуалистов», к которым относились Парацельс, Себастьян Франк и Ва-

лентин Вайгель.

Подобно Лютеру и Цвингли, Жану Кальвину также пришлось отстаивать свое

учение в полемике с анабаптистами71. Кальвин родился в 1523 г. в Нуайопе,

учился в парижском Коллеже Монтегю (1523-1528). Первое сочинение

Кальвина, комментарий на «De dementis» Сенеки, было опубликовано в 1532

г. Знакомство с трудами Лютера подвигло Кальвина, прежде увлеченного гу-

манизмом, заняться богословием. Примкнув к реформатам, вероятно, в 1533

г., он был вынужден в 1536 г. бежать в Женеву, где активно проповедовал

идеи Реформации. Изгнанный через два года из Женевы городским советом,

Кальвин, по приглашению великого гуманиста и теолога Мартина Бу-цера

 (1491-1551), перебрался в Страсбург, где прошли лучшие годы его жизни.

Пополнив свое образование благодаря дружескому общению с Буцером, он

публикует в 1539 г. исправленное издание «Наставления в христианской ве-

ре»72, а в 1540 г.— комментарий на «Послание Римлянам». В том же 1540 г.

Кальвин женится на Иделетт де Бюр, вдове обращенного в реформатство

анабаптиста. Тем временем, в связи с обострением общественной ситуации в

Женеве, кантональный совет обращается к Кальвину с просьбой возвратить-

ся в город. После десятимесячного раздумья, в сентябре 1541г. Кальвин вер-

нулся в Женеву и прожил там до самой смерти. Он скончался в мае 1564 г.

Несмотря на возражения немногочисленных оппонентов, Кальвин утвер-

дил в Женеве собственное понимание церковной реформы, согласно которо-

му, как в догматических, так и в екклезиологических вопросах следует руко-

водствоваться исключительно Библией. Несмотря на постоянное участие в

политических, богословских и церковных распрях, он активно занимается ли-

тературной деятельностью. Кроме множества писем, перу Кальвина принад-

лежат толкования Ветхого и Нового Завета; значительное число крупных и

мелких работ, трактующих различные аспекты Реформации; проповеди на

Послания Апостола Павла и т.д. Однако шедевром Кальвина так и осталось

«Наставление в христианской вере», отмеченное к тому же и стилистическим

блеском. Его последнее издание на латыни вышло в 1559 г.73

Теология Кальвина не представляет из себя оформленной богословской

системы. Это скорее совокупность комментариев к Библии.

Кальвин изучает и толкует Священное Писание, руководствуясь учением

св. Августина. Чувствуется также влияние идей Лютера, на которого он,

впрочем, ни разу не сослался впрямую. Кальвин достаточно оригинально

трактует основополагающие для его теологии темы: познание Бога в каче-

стве Творца и Господа; Десять Заповедей и Вера (согласно учению Апосто-

лов); оправдание верой и делами; Божественное предопределение и прови-

дение; два истинных таинства (крещение и причастие); молитва, экклезиа-

стика, проблема светской власти. Согласно воззрениям Кальвина, человек

рожден грешником, а «добрые дела» совершает исключительно по благода-

ти. Откровение, запечатленное в Священном Писании, упраздняет раз-

рыв между трансцендентным Богом и человеком. Между тем, человек не-

способен познать Бога непосредственно, а лишь в той мере, в какой Он от-

крывается человеку. Верующий приобщается Христу через два святых та-

инства.

Следует все же признать, что Кальвиннаименее самостоятельный

богослов из всех великих реформаторов церкви. После жесткого догматиз-

ма последних сочинений Лютера религиозное творчество перестает быть

для протестантизма приоритетным. Отныне приоритет отдается борьбе за

гражданские свободы и реорганизацию общественных институций, в пер-

вую очередь, системы народного просвещения. Лютер доказали под-

твердил примером собственной деятельности, — сколь велики возможно-

сти творческой личности. Право индивидуума отвергнуть все авторитеты,

кроме Бога, — еще более, чем отстаиваемое гуманистами «человеческое

достоинство», — в результате длительного процесса десакрализации по-

служило переходу от средневековья к «новому времени», окрепшему в эпо-

ху Просвещения и ставшему необратимым вследствие Французской рево-

люции, а также бурного научно-технического прогресса.

Что же касается Кальвина, то он не только в еще большей мере, чем

Лютер, содействовал социально-политическому прогрессу своей церкви, но

и показал, опять-таки на своем примере, функцию и богословское значение

общественной активности, став провозвестником политических теологии,

мода на которые сменяла одна другую во второй половине XX в.: теологии

труда, теологии свободы, теологии антиколониализма и др. В данной пер-

спективе религиозная история Западной Европы после XVI в. позволяет ин-

тегрировать себя в политическую, социальную и экономическую историю.

Последнюю серьезную, но и достаточно непоследовательную церков-

ную реформу провел Тридентский Собор (1545-1563)74. Начатое с большим

опозданием и лишь в ответ на экспансию протестап-тизма, реформирова-

ние католической церкви, уступая исторической необходимости, в первую

очередь преследовало все же цель укрепления власти Римского Престола

тогда как многие богословы и верховные иерархи, давно настаивавшие на

необходимости глубоких церковных реформ, полагали, что они в первую

очередь должны быть направлены на восстановление авторитета епископов

за счет ограничения папской власти. За несколько лет до открытия Собора

(апрель 1541 г.), по настоянию императора Карла V, в Регенсбурге состоял-

ся диспут между протестантскими (Буцер, Меланхтон и др.) и католиче-

скими (Джон Экк, Иоган Гропер и др.) богословами. В ходе дискуссии,

продолжавшейся несколько недель, партии пришли к согласию в некоторых

краеугольных теологических вопросах (например, об унаследованном гре-

хе).

К несчастью, Собор прервал тенденцию к сближению позиций между

протестантизмом и католичеством. Папа, вдохновляемый иезуитами, стре-

мился реформировать церковь таким образом, чтобы не допустить появления

в католических странах новых лютеров, цвингли и кальвинов. Поскольку,

согласно установленным правилам, суждение Папы было решающим, побе-

дила, как и следовало ожидать, консервативная тенденция. И тем не менее,

Собор восстановил властные полномочия епископов (при условии их пре-

бывания в своих епархиях), сурово осудил распутство и конкубинат свя-

щенников, принял необходимые решения относительно богословского обра-

зования духовенства и т.д. Кроме того, Собор, стараясь удовлетворить

стремление верующих к более искренней религиозной жизни, способствовал

уже назревшей реформе богослужебной обрядности.

Так называемый поеттридентский католицизм явился результатом как

разумных решений Собора, так и деятельности нескольких великих мистиков

и проповедников. Св. Тереза Иисусова (1515-1582) и св. Хуан де ла Крус

(1542-1591) возродили традицию средневекового созерцания и devotio moderna.

Символика брачного союза человеческой души с Иисусом, используе-

мая св. Терезой для описания собственного опыта unio mystica, приобрела

исключительную популярность75, несмотря на ее неприятие инквизицией.

Однако более других способствовал моральной, религиозной и политической

победе контрреформации основатель «Общества Иисуса»*65 Игнатий Лойола

(1491-1556")76. Несмотря на личный мистический опыт, о котором он впо-

следствии поведал, Лойола предпочитал, по его собственному знаменитому

определению, «деятельное созерцание», чему свидетельствооснованные

им сиротские дома, приюты для бывших проституток, школы и коллежи, а

также христианские миссии на трех континентах и т.д. Этим он и снискал

уважение современников.

Можно выделить следующие основополагающие для Лойолы принципы:

слепое повиновение Господу в лице Его наместника на земле Римского па-

пы, а также генералу Ордена; вера в то, что молитва, медитация и порождае-

мая ими способность к размышлению и рассуждению призваны изменить

человеческую жизнь; уверенность в том, что Бог всемерно поощряет любое

усилие, направленное на духовное усовершенствование человека, включая

самосовершенствование; убежденность в том, что добрые делаив первую

очередь, помощь страждущимугодны Богу.

В сравнении с учениями Лютера и Кальвина, религиозные воззрения Иг-

натия Лойолы скорее оптимистичны, что можно объяснить личным мистиче-

ским опытом, позволившим ему разработать собственную методику созерца-

ния, а также осознать необходимость и религиозную ценность мирской дея-

тельности. Принцип слепого повиновения наместнику Бога на земле также

обнаруживает спою мистическую подоплеку, подобно поклонению имаму

(§273) или духовным наставникам в индуизме.

Религиозный гений Игнатия Лойолы наиболее полно проявился в его «Ду-

ховных упражнениях» — небольшом трактате, вдохновленном мистическим

видением, посетившим его в Манресе, близ Монсеррата. Это практическое

руководство по аскетике, предназначенное для тех (не обязательно иезуи-

тов);, кто решился предпринять четырехнедельное затворничество. В своем

сочинении Лойола расписывает по дням необходимые молитвы и медитации.

Трактат продолжает и развивает древнюю традицию христианского созерца-

ния. В частности, знаменитое упражнение, которое затворник обязан освоить

в первую неделю, имеющее целью усилием воображения воссоздать опреде-

ленный пейзаж или историческое событие, восходит к XII в. Однако Игна-

тий требует строжайшей аскезы, свойственной некоторым индийским ме-

дитативным техникам. Аскет должен научиться «сакрализовать» про-

странство, в котором он пребывает, силой воображения проецируя его в то,

где разворачиваются (у него на глазах) события священной истории. Он обя-

зан увидеть древний Иерусалим времен Иисуса, «проводить взглядом» Ма-

рию с Иосифом, направляющихся в Вифлеем и т.д. Даже принимая пищу,

ему следует представить, что он разделяет трапезу с Апостолами.

Следует отметить подробность и четкость изложенных в «Духовных уп-

ражнениях» предписаний, призванных дотошно контролировать порыв чело-

века к Ьогу. Постепенное очищение души затворника вовсе не предполагало

своей конечной целью unio mystica. Его целью было развить в аскете духов-

ную силу, чтобы затем привнести ее в мир.