§310. Гуманизм, неоплатонизм и герметика эпохи Возрожде-

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 

ния

Козимо Медичи поручил великому флорентийскому гуманисту Марсилио

Фичино (1433-1499) перевод списков сочинений Платона и Плотина, которые

собирал долгие годы. Однако около 1460 г. герцог приобрел манускрипт

«Corpus hermeticum» и счел его перевод на латынь более насущным. Фичи-

но> отложив «Диалоги» на будущее, спешно занялся переводом герметиче-

ских трактатов. В 1463 г., незадолго до смерти Медичи, работа была завер-

шена. Таким образом, «Corpus hermeticum» стал первым греческим текстом,

переведенным Марсилио Фичино77. Этот факт свидетельствует о популярно-

сти Гермеса Трисмегиста, предполагаемого автора герметических сочинений

(см. §209).

Переводы на латынь, осуществленные Марсилио Фичино, наиболее зна-

чительные из которых, «Corpus hermeticum», а также сочинения Платона и

Плотина, сыграли большую роль в развитии религиозной мысли эпохи Воз-

рождения, предопределив победу неоплатонизма во Флоренции и породив ув-

лечение герметикой почти по всей Европе. Уже первые итальянские гумани-

сты, Петрарка (1303-1374) и Лоренцо Валла (1405-1457), положили начало

новым религиозным воззрениям, отрицая схоластику и возвратившись к уче-

нию Отцов Церкви. Гуманисты полагали, что, будучи одновременно верую-

щими христианами и знатоками античного наследия, они способны успеш-

нее, чем духовенство, познать и доказать сходное понимание божественной и

человеческой природы в христианстве и дохристианских верованиях. Од-

нако, по утверждению Чарльза Тринкоса, возрожденный идеал homo

triwnphans не обязательно восходит к язычеству, а скорее следует традиции

Отцов Церкви .

Философия неоплатонизма, получившая распространение усилиями Фи-

чино, Пико делла Мирандола (1463-1494) и Эджидио да Ви-тербо (1469-

1532), действительно способствовала возрождению тенденции к возвеличи-

ванию человеческой природы, что было допустимо и в христианском контек-

сте. Сотворив мир, Бог отдал Землю во власть человеку, предоставив ему

«впредь самостоятельно, как богу на Земле, творить историю и цивилиза-

цию»79. Однако в дальнейшем всевозрастающее возвеличивание гуманистами

человеческой личности уже стимулируется герметикой и неоплатонизмом,

расходящимся с католической ортодоксией.

Очевидно, что у Фичино и Пико делла Мирандола не было причин усом-

ниться в ортодоксальности собственной веры. Еще во II в. апологет Лактан-

ций восхвалял Гермеса Трисмегиста как боговдохно-веннога мудреца, а не-

которые пророчества герметиков относил к Рождеству Христову. Марсилио

Фичино также не считал герметику и герметическую магию80 несовместимы-

ми с христианством. Пико полагал, что магия и каббала подтверждают боже-

ственность Христа81. Исключительную популярность приобрели представле-

ния о существовании некоей универсальной prisca theologia [старинной тео-

логии]82, а также учения прославленных «древних богословов» — Зара-

тустры, Моисея, Гермеса Трисмегиста, Давида, Пифагора, Платона.

Подобную тенденцию можно приписать глубокой неудовлетворенности

гуманистов схоластикой и средневековыми учениями о человеке и вселенной,

а также «провинциальным», т.е. целиком западным, христианством. Она по-

родила и стремление приобщиться к универсальной, «изначальной» религии

предполагаемому истоку исторических религий. Пико выучил древнеев-

рейский язык, чтобы познать каббалуоткровение, которое он считал более

древним, чем Ветхий Завет, и необходимым для его истолкования. Папа Алек-

сандр VI заказал для Ватикана фреску, изобилующую герметическими, т.е.

«египетскими», изображениями и символами. Древний Египет, мифичеекая

Персия эпохи Заратустры, «тайное учение» орфиков обнаружили, что «мисти-

ческое знание»— принадлежность не только лишь иудео-христианства и ан-

тичного мира, совсем недавно «открытого» гуманистами. По сути, гуманисты

вдохновлялись верой в возможность приобщиться к «изначальным» открове-

ниям Египта и Азии, продемонстрировав их общие основы и единый источ-

ник (подобный энтузиазм и сходную надежду, хотя и более умеренные, по-

родило «открытие» в XIX в. санскрита, а также признание «изначальности»

Вед и упани-шад).

Увлечение герметикой многих теологов и философов, как верующих хри-

стиан, так и атеистов, продолжалось почти два столетия. Энтузиазм, с кото-

рым Джордано Бруно (1548-1600) приветствовал открытия Коперника, объяс-

нялся его уверенностью в том, что гелиоцентрическая теория таит в себе глу-

бокий религиозный и магический смысл. Во время своего пребывания в Анг-

лии Бруно проповедовал необходимость возврата к магической религии

Египта в том виде, как она изложена в трактате «Asclepius». Джордано Бру-

но чувствовал свое превосходство над Коперником, полагая, что последний,

будучи математиком, не понимает своей собственной теории, тогда как он

сам способен расшифровать схему Коперника в качестве иероглифа божест-

венных тайн83.

Однако Джордано Бруно преследовал иную цель: отождествляя герметику

с египетской религией;, считавшейся древнейшей из всех, он исповедовал

религиозной универсализм, основывающийся на египетской магии. В отли-

чие от него, многие авторы XVI в. отвергали герметическую магию, к тому

времени уже объявленную ересью. К примеру, Лефевр д'Этапль (1460-

1537), распространивший герметическое учение во Франции, не признавал

Гермеса автором трактата «Asclepius», а неоплатоник Симфориан Шампьер

(1472-1539) пытался доказать, что тема магии привнесена в него вставками

из Апулея84. В XVI в. во Франции, как, впрочем, и в других европейских

странах, исключительный авторитет герметического учения основывался, в

первую очередь, на его религиозном универсализме, способном сгладить про-

тиворечия между конфессиями. Протестантский автор Филипп де Морней

уповал на герметику как на средство избежать ужасов религиозных войн. В

своем трактате «Об истиной христианской вере» (1581) Морней напоминает,

что, согласно Гермесу, «Бог единственный [...], кому принадлежит имя Отца

и Всеблагого [...] Единственный и сам по себе Всеединство; без имени и

лучший, чем любое имя»85.

По утверждению Ж. Дагана, «герметическое учение оказало влияние и

на протестантов, и на католиков, стимулировав как в протестантской, так и в

католической среде миротворческие тенденции»86. На основе учения Герме-

са, столь авторитетного в эпоху становления гуманизма, возможно и в наши

дни примирить конфессии. Суть герметической религии — «обожествление»

человека, микрокосма, в качестве синтеза мироздания. «Микрокосмко-

нечная цель макрокосма, тогда как макрокосмвместилище микрокосма

[...] Макрокосм и микрокосм столь нераздельны, что один всегда представлен

в другом»87.

Учение о соответствии макрокосма и микрокосма, возникшее еще; в древ-

них Китае, Индии, Греции, было подробно разработано в сочинениях Пара-

цельса и его последователей88. Предполагалось, что через человека сообщают-

ся два доменанебесный и земной. В XVI в. возродилось увлечение magia

naturalis, как результат сближения естественных наук и религии. Изучение

природы стало, по сути, средством богопознания. Мы увидим, сколь глобаль-

ные последствия повлекло за собой развитие данной тенденции.