§313. Традиционные представления: Космос, люди, боги

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 

Миф о перерезанном Дригумом вервии мупо сути, вариация сюжета о

разрыве людей с небесными божествами вследствие вторжения в мирозда-

ние зла. Однако он оказал значительно большее влияние на развитие тибет-

ской религиозной мысли. С одной стороны, вервие му выполняло космологи-

ческую функцию, соединяя небо с землей в качестве axis mundi; с другой,

оно являлось стержнем системы соответствий: Космосжилищечелове-

ческое тело. И наконец, с какого-то момента вервию му определяется место в

структуре человеческой души и, соответственно, в обряде, обеспечивающем

ее посмертное освобождение и восхождение на небо.

Разумеется, индийские корпи религии бон очевидны. Но также несомнен-

на оригинальность ее мифо-ритуального комплекса и символики. Гомология

«Космосжилишетело» весьма характерна для архаических азиатских

религий. Однако буддизм, признающий данную систему подобий, не связы-

вает ее с достижением посмертного блаженства (ср. §160).

Горы, с помощью которых первопредки спустились на землю, уподобля-

лись лестнице или вервию му. Царские гробницы именовались «горами»7.

Одновременно священные горысобственно, локальные божества или «хо-

зяева местностей» — почитались в качестве «Столпов Неба» или «Гвоздей

Земли». «Видимо, та же функция приписывалась колоннам, принадлежащим

к погребальным и храмовым архитектурным комплексам»8. Божество

хранитель жилищатакже именовалось «Столпом Неба» или «Гвоздем,

скрепляющим. Землю». Небеса, как и подземный мир, насчитывают не-

сколько уровней, путь к которым пролегает сквозь «Небесные врата» и

«Земные врата». В жилище этажи соединялись лестницей, вырубленной из

древесного ствола. «Небесные врата» символизировало отверстие в кровле,

сквозь которое поступал свет, также служившее дымоходом. «Земные вра-

та» символизировал очаг9.

Подобно священной горе — «хозяйке местности» — которая считалась

лестницей, связующей Небо и Землю, в человеческом теле также обитает

«хозяин местности», божество, угнездившееся в темени, откуда исходит

вервие му (на плечах помещались «бог-защитник» и «бог человека»). Лест-

ница му именуется также «лестницей ветров», а «конь ветров» воплощает

жизненную силу человека. Понятие «ветер» аналогично пране индийской

традиции. «Это одновременно и вдыхаемый воздух, и духовная энергия»10.

«Восхождение ввысь» совершается с помощью вервия му. Весьма вероятно,

что данное учение возникло под влиянием ламаизма. По крайней мере, ла-

маистская методика освобождения перекликается с мифом о растворении

первых царей в вервии лгу11: святой перед смертью способен мысленно пере-

жить то, что мифические цари осуществляли in concrete до несчастья, при-

ключившегося с Дригумом (сходный мотив присутствует в североазиатских

мифах, повествующих об «упадке» современного шаманизма: первые шама-

ны восходили на небеса во плоти; ср. §246).

Мы еще вернемся к роли Света в тибетской традиции. А пока лишь до-

бавим, что уже известная нам гомология «Космосжилищетело» в

традиционной религии предполагает также и некоторую симметрию между

людьми и богами. Иногда понятия «душа» (bid) и «бог» (lha) вообще не раз-

личаются; тибетцы в речи их нередко путают. «Одушевленными» могут

быть деревья, скалы, а равно и любые обиталища богов12. С другой стороны,

нам известно, что «хозяева местностей» и боги-защитники могут обитать как

в природной среде, так и в человеческом теле.

Иными словами, будучи духовным существом, человек причастен божест-

венной природе и, следовательно, разделяет с богами ответственность за

судьбу мироздания. Этим объяснялось обилие разнообразных ритуальных

состязаний, от конных ристалищ и различных атлетических соревнований до

«конкурсов красоты», состязаний в стрельбе из лука, доении коров, красно-

речии. Изобиловал соревнованиями новогодний мифо-ритуальный ком-

плекс. Главной его темой было сражение небесных богов с демонами; сим-

волом каждого из начал выступала гора. Как и в аналогичных ритуальных

сценариях, победа богов означала обновление жизни. «Боги присутствуют

на празднике и веселятся вместе с людьми. Разгадывание загадок, оглашение

мифов и эпических преданий благотворно влияет па будущий урожай и пло-

довитость скота. Совместное участие богов и людей в широких празднествах

служит залогом прочности общественной структуры и одновременно смягча-

ет социальные противоречия. Ак-туализовав связь со своим прошлым (про-

исхождение мира, предки) и местом своего обитания (первопредки-горы),

сообщество обретает новые силы»13.

Очевидное влияние иранской традиции на сценарий тибетского новогоднего

праздника отнюдь не исключает архаического происхождения последнего.

Аналоги ему обнаруживаются во многих традиционных религиях. Одним

словом, речь идет о широко распространенном по всему миру религиозном

учении14, согласно которому Космос и Бытие, как божественное, так и чело-

веческое, подчиняются единому циклическому ритму, который стимулиру-

ют два противоборствующие, но и взаимодополняющие космические нача-

ла, периодически приходящие в состояние согласия, образуя своего рода coincidentia

oppositorum. Подобным тибетским концепциям соответствуют на-

чала ян и инь, периодически сливающиеся в дао (ср. §132). В любом случае,

автохтонная религия, существование которой на Тибете обнару-жили пер-

вые буддийские миссионеры, оказалась отнюдь не «сумбуром магико-

религиозных представлений [...], но именно религией, ритуалы и институ-

ции которой образовывали структуру, основывавшуюся на теологии, реши-

тельно расходящейся с буддийской»15.